Опера «милосердие тита»: содержание, видео, интересные факты, история

Опера Моцарта «Милосердие Тита» (La clemenza di Tito)

Опера-сериа в двух действиях; итальянское либретто К. Мадзола по тексту П. Метастазио.
Первая постановка: Прага, 6 сентября 1791 года.

Действующие лица:

  • Тит Веспасиан, римский император (тенор)
  • Вителлия, дочь свергнутого императора Виттелия (сопрано)
  • Секст, друг Тита (кастрат-сопрано)
  • Сервилия, его сестра (сопрано)
  • Анний, его друг, возлюбленный Сервилии (сопрано)
  • Публий, начальник императорских телохранителей (бас)
  • Народ, сенаторы, стража

Действие происходит в Риме во время правления императора Тита (79—81 годы).

История создания

Когда в середине августа 1790 года Моцарт получил заказ на сочинение «Милосердия Тита», он находился в расцвете творческих сил. Уже написаны «Свадьба Фигаро» и «Дон Жуан», три последние симфонии, в разгаре работа над «Волшебной флейтой» и в самом начале — над Реквиемом.

Впереди оставалось менее полутора лет жизни… Заказ пришел из Праги, где особенно ценили Моцарта с тех пор, как здесь в 1787 году состоялась премьера «Дон Жуана».

Теперь представители чешских сословий решили отметить постановкой оперы Моцарта важное государственное событие — коронацию чешской короной недавно взошедшего на престол австрийского императора Леопольда II.

Обратите внимание

В качестве либретто был предложен неоднократно использованный для подобного рода торжеств, прославляющих государя, текст Пьетро Метастазио (1698—1782). Один из самых знаменитых итальянских либреттистов, он с 1729 года был придворным поэтом в Вене и создал около 60 либретто, считавшихся образцовыми.

Многие из них использовались разными композиторами до 50 раз, а «Милосердие Тита» (1734) вдохновило не менее десятка композиторов, в том числе Глюка. В начале правления Леопольда старый жанр итальянской оперы-seria вновь вошел в моду, ибо отвечал консервативным вкусам нового австрийского императора.

  • Моцарт — лучшее в интернет-магазине OZON.ru

Для Моцарта либретто Метастазио обработал венецианец Катерино Мадзола (1745—1806), автор около 30 либретто, преимущественно опер-буффа. Некоторые из них использовались не раз, а одно дошло до XIX века и легло в основу оперы Россини «Турок в Италии».

Первое либретто Мадзола написал в 1780 году, тогда же стал придворным поэтом саксонского курфюрста в Дрездене и занимал эту должность 16 лет. В те же годы, благодаря рекомендации лучшего либреттиста Моцарта Лоренцо да Понте, Мадзола работал в Вене, где сотрудничал, в частности, с Сальери, а в 1790-е годы, когда да Понте впал в немилость, популярность Мадзола особенно возросла.

В мае — июле 1791 года он обсуждал с Моцартом сочинявшуюся композитором «Волшебную флейту» и тогда же получил приглашение работать над «Милосердием Тита». Он сократил три традиционных акта либретто Метастазио до двух, убрав почти весь II акт, и написал половину из 26 номеров (все ансамбли и 4 арии II акта), причем использовал не только мотивы, но и целые строки Метастазио.

Как обычно в опере-seria, исторические события, связанные с именами прославленных героев, не имеют значения для развития драмы. Тит Флавий Веспасиан (41—81), римский император в 79—81 годах, известный своими воинскими подвигами, разгромом Иудейского восстания и разрушением Иерусалима, предстает чувствительным любовником. По словам друга Гёте руководителя Берлинской певческой академии К. Ф.

Цельтера, этот Тит «был влюблен во всех без исключения девушек, которые все как одна хотели его убить». Историческая Вителлия не могла претендовать на трон, поскольку ее отец, император Вителлий, правил всего несколько месяцев 69 года, и после него на протяжении 10 лет трон занимал отец Тита.Получив либретто, Моцарт из Вены поспешил в Прагу — до коронации оставалось менее 20 дней.

Работа над оперой началась в дороге: днем в карете Моцарт делал наброски, которые заканчивал вечером в гостинице. В Праге он остановился, по всей вероятности, на загородной вилле «Бертрамка» у своих друзей Душеков, композитора и певицы, у которых жил и в прошлый приезд, когда ставил «Дон Жуана».

Однако на этот раз встреча была невеселой: Моцарт чувствовал себя больным и постоянно принимал лекарства, хотя бодрился и шутил. Музыка «Милосердия Тита», по утверждению жены композитора Констанцы, сопровождавшей его в поездке, была написана за 18 дней. Речитативы secco, отсутствующие в авторской партитуре, принадлежат, вероятно, ученику Моцарта Францу Зюсмайру.

Важно

Одна из главных мужских ролей — роль Секста первоначально предназначалась для тенора, однако на премьере, судя по приведенному списку исполнителей, в ней выступила певица, тогда как друга Секста Анния пел кастрат. Современные исследователи доказывают, что Секста исполнял кастрат, а Анния — сопрано.

За четыре дня до коронации по повелению императора Леопольда был показан «Дон Жуан», которым, предположительно, дирижировал сам Моцарт. А в день коронации, 6 сентября 1791 года, состоялась премьера «Милосердия Тита».

Успех был средним, пражане отнеслись к опере без энтузиазма, а императрица (испанская принцесса) обозвала по-итальянски моцартовскую музыку «немецким свинством». Правда, авторский гонорар составил значительную сумму в 200 дукатов. Вслед за премьерой прошло еще несколько спектаклей: по одним сообщениям, с нарастающим успехом, по другим — при полупустом зале.

Последний из них состоялся уже после отъезда Моцарта из Праги, 30 сентября — в тот самый день, когда он в Вене дирижировал премьерой «Волшебной флейты».

Сюжет

Покои Вителлии. Она убеждает Секста убить Тита, чтобы корона перешла к ней, истинной наследнице императорской власти. Секст, ослепленный любовью, готов принять участие в заговоре против друга, ведь наградой ему будет рука Виталии.

Анний сообщает, что Тит расстался со своей любовницей, иудейской царевной Береникой, и отослал ее из Рима. Анний признается Сексту, что любит его сестру Сервилию и просит похлопотать перед императором, чтобы тот дал согласие на их брак.

Форум перед Капитолием, украшенный победными арками и трофеями. Под звуки марша появляется приветствуемый народом Тит. Император жаждет не славы и власти, а любви. Он просит у Секста руки его сестры Сервилии. Тот растерян.

Анний, скрывая свои чувства, поддерживает императора, но Сервилия объявляет императору, что сердце ее отдано другому. Тит мечтает, чтобы рядом с каждым властителем было такое же верное сердце, и он мог бы услышать голос правды.

Вителлия, не подозревая, что Тит отказался от своего намерения, хочет помешать сопернице занять трон и торопит Секста с осуществлением заговора. Секст спешит исполнить все ее желания: он отомстит за обиды Вителлии и вернется победителем.

Появляется Публий, начальник императорских телохранителей, с известием о том, что Тит желает видеть Вителлию своей супругой. Она бросается за Секстом, но поздно. Публий и Анний приветствуют будущую императрицу, не замечая ее ужаса.

Секст в одиночестве терзается отчаянием: предатель и злодей, он станет палачом самого справедливого и милосердного императора. Увидев вооруженную толпу и подожженный Капитолий, Секст убегает, надеясь успеть остановить заговорщиков. Собираются охваченные ужасом Анний, Сервилия, Публий и Вителлия. Вернувшийся Секст бессвязно обвиняет себя в убийстве Тита.

Роскошный дворцовый сад. Секст, мучимый раскаянием, признается Аннию в преступлении. Поддавшись уговорам Анния и Вителлии, он готов бежать, но Публий берет его под стражу.

Тронный зал в сенате. Тит, спасшийся от заговорщиков, встречен ликующим народом. Анний надеется на помилование друга, если Тит последует голосу своего сердца. Секста приводят на суд, он ужасается суровому виду императора, а тот страдает, видя, как муки изменили друга. Тит готов его простить, если Секст признается во всем, но Секст молчит, боясь погубить Вителлию.

Тогда император утверждает смертный приговор сената. Оставшись один, в ожидании смерти Секст вспоминает о своей первой любви. Тит размышляет о долге властителя быть милосердным. Любящая Сервилия понимает, что ее слезы не спасут осужденного брата, и умоляет Вителлию просить императора о помиловании.

Совет

Вителлия в смятении: из-за нее гибнет тот, кто любит ее больше жизни и кого любовь сделала предателем; Гименей не увенчает ее цветами, образ погубленного Секста будет преследовать ее повсюду. Вителлия кается перед Титом и отказывается от всех честолюбивых притязаний.

Тот рвет приговор и прислушиваясь к благословениям народа предается раздумьям о подлости изменников и о милосердии, которое должно одержать над ними победу. Все славят доброту и величие императора.

Музыка

В своей последней опере-seria Моцарт следует давно сложившимся традициям, почти не обогащая их. Господствуют высокие голоса и виртуозные арии, рисующие типизированные обобщенные чувства. Три дуэта и три терцета напоминают разложенные на голоса арии, и даже два финала — секстеты с хором — гораздо менее разнообразны, чем в созданном за 10 лет до того «Идоменее».

Образец блестящей традиционной арии — ария Секста «Тотчас, тотчас спешу идти я» из 2-й картины I акта. Она расцвечена виртуозными пассажами концертирующего кларнета, с которым во второй, быстрой части соревнуется голос.

Во 2-й картине оригинален предваряющий финал речитатив Секста «О боги! что за смятенье в моем сердце царит!». Выделенный Моцартом в развернутый самостоятельный номер, он рисует лихорадочное самобичевание героя.

Разнообразными переживаниями насыщена одна из наиболее интересных сцен оперы — речитатив и ария Вителлии с солирующим бассет-горном из 2-й картины II акта.

Отчаянные возгласы уступают место идиллической мечтательной мелодии «Цветов не жду я от Гименея», которая вновь сменяется контрастной — страстной и пылкой темой в быстром движении, с глубокими низкими нотами.

А. Кенигсберг

Одно из последних сочинений композитора, написано им за 18 дней. Автором речетативов был ученик Моцарта Ф. Зюсмайер. Премьера оперы прошла неудачно. В дальнейшем она заняла достойное место в репертуаре музыкальных театров.

В России впервые исполнена в 1817 году (Петербург, солисты Сандунова, Самойлов). Среди постановок последних лет отметим спектакль 1992 года на Зальцбургском фестивале (режиссер К. Э. Херманн).

Дискография: CD — Decca. Дир. Кертеш, Тит (Кренн), Вителлия (Казула), Секст (Берганса), Анний (Фассбёндер), Сервилия (Попп).

Е. Цодоков

Публикации

Главы из книг

Моцарт. Опера «Милосердие Тита» (classic-music.ru)

Источник: https://www.belcanto.ru/tit.html

«Милосердие Тита» в Опере Гарнье

Николя Жоэль, занявший директорское кресло в 2009 году, не посчитал возможным сохранять «репертуар Мортье» и замещает его из сезона в сезон возобновлениями старых спектаклей Оперы и переносом продукций других европейских площадок. Впрочем, официальной версией выхода из репертуара спектакля Херманов является подписанный договор о его переносе в мадридский Театр Реал, где нынче директорствует Жерар Мортье.

По иронии судьбы одной из разменных карт в игре авторитетов и самолюбий стала опера, написанная Моцартом в 1791 году и представленная в Праге по случаю коронации Леопольда II, – опера, которую считают одой нравственности, смирению, всепрощению и памятником Идеальному Властителю.

Эпоха просвещенных монархов – о, как она далека! Да и существовали ли они когда-нибудь за пределами оперных и трагических сцен? Современному человеку сложно поверить в искреннюю добродетель правителя, поэтому в последние десятилетия режиссеры, каждый по-своему, пытаются объяснить поступки Тита Милосердного. Мы видели и Тита коварного, и Тита тщеславного, и Тита слабохарактерного…

Обратите внимание

Деккер предлагает нам образ Тита — старшего брата. Психологический портрет довольно внятен: этот, в сущности, большой ребёнок оказался у власти прежде, чем его царственный панцирь закостенел и прирос к телу.

Мантия с чужого плеча и корона не по размеру, всякий раз старательно надеваемые на него Публием, постоянно соскальзывают, и он, явно надеясь на избавление, примеряет их поочередно на каждого из своих близких друзей. Секст, Анний и Сервилия тоже, как дети, воспринимают эту игру, они и к Титу относятся по-прежнему, как к старшему приятелю по играм.

Увы, одному из друзей, имени которого нам уже не суждено узнать, повезло менее остальных, – он пробежал в чужой мантии не в тот момент и не в том месте, просто напоровшись на кинжал испуганного Секста. А ведь случись подобное столкновение чуть раньше, на месте погибшего мог оказаться и лучший друг Секста Анний, и любимая сестра Сервилия…

Страшно подумать, мы могли бы лишиться одной из жемчужин на императорской мантии этого «Тита» (о втором его украшении мы скажем позже) – речитатива и дуэта Ah, perdona al primo affetto.

Сцена, часто исполняемая как безнадежное расставание влюбленных, здесь – приободрение несчастного юноши невестой, уверенной, что их безмятежной любви и впредь ничто не сможет помешать.

Она со смехом выслушивает нелепую новость о решении Тита взять её в жёны, ни на мгновение не сомневаясь, что Тит, зная об их с Аннием взаимности, просто пошутил.

Читайте также:  Имре кальман: биография, видео, интересные факты, творчество

Сервилия в исполнении Амель Браим-Джелюль темпераментна и игрива, полуребёнок, полуженщина (заметим, что этим летом в Экс-ан-Провансе в спектакле Дэвида Мак-Викара певица создала совершенно противоположный образ Сервилии).

Важно

Обладательница сочного подвижного голоса, она умело маскирует чрезмерное вибрато в верхнем регистре, подменяя длинные ноты безупречным стаккато. Дуэт, написанный в темпе andante, исполняется почти moderato, оркестр здесь звучит прозрачно и озорно (подобный темп нам приходилось слышать только у Джона Элиота Гардинера).

В лице Адама Фишера Парижская опера приобрела исключительного театрального дирижёра, восполняющего порой недостающее режиссуре моцартианство, очень мобильного и артистичного. Дирижируя без партитуры, он мгновенно реагирует на изменение ситуации на сцене и успевает, к тому же, поддержать одобрительным кивком воодушевление зрительного зала. В пандан к дуэту солнечных влюбленных ария Тита Ah, se fosse intorno al trono звучит как стремительный вздох облегчения в ответ на объяснения Сервилии…

Клаус Флориан Фогт интерпретирует партию Тита как барочную. Если в первом действии, несмотря на некоторую осторожность в фиоритурах, мы готовы следовать за ним безоговорочно, во втором, к сожалению, осторожность превращается в неповоротливость голоса.

Добавим трудности на серединных нотах на piano и носовой звук на forte, и здесь уже не до смакования каждой ноты, приходится опасаться за исполнителя. Вторые акты часто становятся вокальной ловушкой для легких теноров: распевшемуся в первом акте и охлажденному ожиданием аппарату сложно даются элегические арии во втором.

Фогт в последние годы очень востребован в вагнеровском репертуаре, что, очевидно, придало усталости его Титу.

Моцарт, как известно, гордился тем, что им с либреттистом Катерино Маццолой удалось «из opera seria сделать vera opera», – сократить трехактный оригинал Метастазио до двух актов, деструктурировать строгую каноническую форму, введя в либретто дуэты, трио и ансамбли.

Деккер, наоборот, seriaлизует постановку, словно быстрой линией отчёркивает эпизоды, почти после каждого ансамбля опуская занавес и выводя действие на авансцену. Делает он это из чисто технических соображений, за занавесом в это время происходят перестановки декораций.

Сценография Джона Макфарлана предельно прямолинейна, как мораль басни.

Мраморный куб занимает всю сцену при открытии занавеса: на нем в начале Публий процарапает имя Тита; постепенно, с каждой следующей сценой, от этой глыбы будет откалываться всё лишнее, мраморные осколки заполнят накренившуюся арену, чтобы в финале мы увидели уже готовый бюст Императора с высеченным и позолоченным именем Тита. Эффект неожиданности срабатывает только дважды: когда при поднятии занавеса после дуэта Секста и Анния Deh, prendi un dolce amplesso на заготовке обнаруживаются первые сколы, во второй раз – в финале, когда после квинтета героев в светлых костюмах на фоне светлого суперзанавеса Тит, «все знающий, прощающий и забывающий предательство», на мгновение оказывается, вместе с друзьями, перед толпой римских ликторов с белёно-розовыми лицами и в черно-черных одеждах, напоминающих причудливых феллиниевских венецианцев, жаждущих крови очередного врага. Занавес снова падает, и Тит, уже в полном одиночестве, обрушивается на землю под тяжестью императорской власти.

К сожалению, Вилли Деккер не смог или не захотел участвовать в восстановительных репетициях (режиссеры-ассистенты Изабелль Кардэн и Жан-Луи Кабан). Возможно, в этом причина отсутствия в новом спектакле четкого режиссерского жеста, он подменён элементарной разводкой исполнителей в декорациях.

Совет

Вместо внутреннего наполнения певцы заняты однообразными уходами-возвращениями, оправдывающими длинные арии da capo, и бесконечным жонглированием тремя предметами реквизита: белым плащом – императорской мантией, красными розами – букетом потенциальной невесты Августейшего, и большой картонной короной, которая (почти) всем велика.

Потрепавшийся букет роз, буквально навязываемый каждой из избранниц Тита, словно призван напоминать им о том, что они лишь заместят на троне страстную чужеземку в ярком, в цвет букета, платье.

Но сам Тит весьма скоро забывает свою Беренику, так же скоро ее забудут и зрители (тем более, что в программке о ней нет ни слова) – ее красное платье и смуглая кожа почти сразу вытесняются из нашей памяти темно-вишневым страстно-женским одеянием Вителлии и ее темпераментом.

Режиссуру Деккера можно назвать монотонной, а можно – лаконичной. Так или иначе, исполнители входят в спектакль со своим собственным багажом. А так как режиссерский сервис здесь ненавязчив, каждый вынужден пользоваться тем, что у него есть. В этом спектакле героям не позволено иметь ни глубоких характеров, ни противоречивых чувств.

В лучших традициях барочной оперы здесь наравне с героями могли бы выступить их добродетели и пороки. Тит и его Милосердие, Вителлия и её Одержимость, Верность Анния, Искренность Сервилии, Максимализм Секста, Лояльность Публия…

Даже в момент сложного морального выбора, который приходится сделать каждому из персонажей, в них не происходит внутренней борьбы чувств, они проживаются исполнителями «в порядке поступления».

В результате партии Секста и Анния являют собой образец аккуратного школьного исполнения музыки со словами – с обыгрыванием каждой фразы по отдельности. Характеры лишены объёма и перспективы. В данном случае мы отдаем предпочтение Аннию Эллисон Мак-Харди, чьё густое меццо-сопрано, красоту нюансировки и фразировки можно считать заявкой на партию Секста.

Особый разговор об исполнительнице партии Секста Стефани д'Устрак. Каким-то необъяснимым чудом она признана всей слушающей Францией «глубоким меццо». На наш взгляд это – сопрано, с плоским тембром, не всегда точным интонированием, весьма сомнительными тусклыми низами, пережатым гудящим звуком в середине, неуверенными верхами и прочая, и прочая…

(Об этом свидетельствуют и те записи исполнительницы, которыми изобилует интернет). Вместе с тем, д'Устрак нельзя отказать в органичности и актерском мастерстве, хотя, пока ей не достает харизматичности предшественниц. Её Секст – совсем подросток, влюбленный в зрелую женщину, бывшую возлюбленную старшего друга.

Скорее, безусый Керубино, чем взрослеющий под грузом морального выбора Секст.

Режиссер не оставляет нам никаких сомнений – Секст самолично закалывает несчастливца прямо у нас на глазах. Пожар, напротив, весьма неочевидная вещь. Кровавое зарево, угрожающе осветившее горизонт уже во второй сцене, – это, скорее, пламя смятения в душе каждого из героев.

Единственной, кто позволяет вырваться этому пламени наружу, становится Хибла Герзмава. Отбросив кокетливое жеманство двух первых сцен и разорвав режиссерские оковы, её Вителлия в терцете Vengo… aspettate… Sesto! намекает на ту веристскую драму, которую она приготовила для нас во втором действии.

От этого многократного «io gelo, oh Dio! d'orror» – «Боже! леденею от ужаса» пробегает озноб. Это – уже предчувствие крушения, раскаяния, почти сумасшествие. Повторяющиеся три ноты, как пульсирующая в висках кровь, как перехваченное дыхание, – Герзмава рисует их сфумато, легкими прикосновениями звука.

Незабываемый момент!

Обратите внимание

Во втором действии Моцарт дарит Вителлии десятиминутный моноспектакль. Вот она, вторая жемчужина спектакля… Речитатив с аккомпанементом Ecco il punto, o Vitellia и рондо Non piu di fiori – монолог, в котором Вителлия, оставшись, наконец, одна, рассказывает нам обо всём, что происходит в ее душе с начала истории.

Герзмава демонстрирует весь диапазон подвластных ей вокальных и драматических средств. Голос ни на минуту не теряет теплоты, насыщенности и выразительности. Она появляется в белом подвенечном платье, долго кружит вокруг трона, от которого ее отделяет всего несколько шагов, несколько мгновений, – час свадьбы уже назначен.

Берет с трона оставленный заботливым женихом пресловутый букет роз… Постепенно цветы вытекают у нее из рук, останется – укором – лишь одна красная роза… Она наденет мантию и корону, и окажется, что она – единственная, кому они впору! Затем она отшвырнет корону, снимет мантию и, сделав свой выбор, отправится на собственную казнь.

Отказываясь от мечты о власти, решаясь на признание, Вителлия доказывает свою моральную готовность взойти на престол. И, похоже, Тит это тоже понимает, явив к женщине, задумавшей убийство, милосердие еще большее, чем к младшему другу, совершившему его «в состоянии аффекта».

Этот Тит, вопреки исторической правде, даст Риму императрицу, которая своей стойкостью не уступает мраморному изваянию Тита Милосердного.

Источник: https://www.operanews.ru/11100203.html

«Милосердие Тита»: уберите отсюда Вителлию

цветом выделены прямые цитаты из либретто.

Сцена 1. СЕКСТ и ВИТЕЛЛИЯ выясняют отношения.

ВИТЕЛЛИЯ: Тит, этот негодяй, мерзавец, коварный изменщик, обещал жениться на мне и сделать меня императрицей, а сам выбрал какую-то Беренику, которая и на сцене-то ни разу не появляется! (капризно) Секст,

СЕКСТ (про себя): Вот это запросы… (вслух) Вителлия, успокойся, послушай меня. Да он же мухи не обидит! Наверняка это какое-то недоразумение. Нельзя же так сразу лишать человека жизни… (про себя) О боги, ну зачем я с ней связался!ВИТЕЛЛИЯ: Молчи, несчастный! Ты что, забыл наш договор?!Входит АННИЙ.

ВИТЕЛЛИЯ (злобно): Что, стучаться уже не принято?

АННИЙ (просияв улыбкой): О, привет, Вителлия. Секст, дружище! Мы с Сервилией тут посоветовались и, это… Решили, в общем, пожениться. Ты, как её брат, одобряешь?
СЕКСТ: Конечно, о чём речь, я даже шафером буду. Только давайте вы поженитесь прямо сегодня, а то мало ли что может случиться… (косится на Вителлию)АННИЙ: Секст, нельзя же быть таким пессимистом. Что там может случиться! Забей.

Сцена 2. Главная площадь. Балкон. На балконе офицеры охраны с Непреклонными Выражениями Лиц, на площади энтузиастическая МАССОВКА, ждущая выступления Вождя и Учителя. Выходит император ТИТ во френче и галифе, со скучающим выражением лица.

ТИТ: Друзья мои! Как я рад видеть вас всех здесь сегодня. Если вы по поводу извержения Везувия, то я уже вынес ему постановление прекратить извергаться и выделил пострадавшим областям гуманитарную помощь в размере…

(смотрит в бумажку) 50% от стоимости моего третьего личного самолёта. Всё будет хорошо. А теперь идите, идите, я хочу поговорить с Секстом наедине. (замечает стоящего неподалёку АННИЯ) Ну, и с Аннием тоже.

Под суровыми взглядами охраны МАССОВКА исчезает в мгновение ока.

ТИТ (спустившись с балкона и подходя к СЕКСТУ): Ах, Секст, дорогой, тебе первому расскажу. Помнишь моё сватовство к Беренике, да? Такая досада, такая досада вышла. Граждане против того, чтобы я женился на иностранке — говорят, это будет непатриотично. Кстати, у тебя, кажется, сестра есть? А она на тебя похожа?

СЕКСТ (обалдев): Сервилия? Ну, э-э, говорят, что да…
ТИТ: Решено, СЕКСТ в ахуе. АННИЙ в ужасе. Напряжённое молчание.

ТИТ (Сексту): Ну?

АННИЙ (про себя): Секст, зараза, накаркал… Чтоб она провалилась, эта проклятая авторитарная система! (мучительно откашлявшись и изобразив подобие улыбки) Дуче, вы не пожалеете. Она — идеал! (с надеждой) Только готовить не уме…
ТИТ (перебивая): Иди, друг мой, я в тебя верю.
АННИЙ (про себя, обречённо): @ля…
ТИТ: …Из-за кулис, не выдержав, высовывается ФАНТОМ ЗДРАВОГО СМЫСЛА.ФАНТОМ ЗДРАВОГО СМЫСЛА: Слушай, не страдай ты ерундой и женись сразу на нём, всем будет легче, чесслово. Кроме Публия, но его можно не считать…

ТИТ (оглянувшись на ФАНТОМ, с тоской): Ах, я был бы счастлив, но увы, у нас не Голландия. А если я попробую ввести тут однополые браки, боюсь, народ не оценит… Так на чём там я остановился? Ах, да, милый Секст, в общем, мы фактически вместе будем править Римом. Ты рад?

СЕКСТ (кокетливо улыбаясь): Вашество, вы слишком добры, я недостоин такой щедрости…
ТИТ: Иначе я бы давно свихнулся тут от этих министров, армии, партии… Тьфу, даже думать не хочу. Секст, радость моя, пойдём.СЕКСТ с виноватым выражением лица удаляется вслед за ТИТОМ. АННИЙ Драматически Страдает в одиночестве.

Читайте также:  Спортивные бальные танцы для детей: ответы на популярные вопросы родителей

Видеоиллюстрация к Сцене 2: http://www.youtube.com/watch?v=G32buVYqTe8

Действие второе. Сцена вторая.

(За время, прошедшее между действиями, Тит передумал жениться на сестре Секста, а Секст успел по наущению Вителлии слегка предать императора, немножко поджечь Капитолий бутафорской свечкой и не до смерти пырнуть кого-то ножом, после чего был схвачен и быстренько доставлен в качестве обвиняемого на закрытое судебное заседание.)ТИТ нервно меряет шагами сцену. ПУБЛИЙ невозмутимо стоит неподалёку, держа в руках папку с документами.

ТИТ: Публий, ради всего святого, сходи узнай, как там Секст. Вот увидишь, они уже выяснили, что Секст невиновен.

ПУБЛИЙ (с равнодушным видом глядя в потолок): Как пожелаете, Вашество, но что-то мне подсказывает, что навряд ли…

ТИТ: Секст — предатель? Быть этого не может! Бред какой-то!

Тут вбегает АННИЙ, весь в расстроенных чувствах.АННИЙ: Ваше величество!ТИТ: Анний! Не томи, скажи мне, что Секста оправдали, что это всё просто страшный сон!

АННИЙ: Простите, Вашество…

ТИТ обессиленно опускается в кресло.

ПУБЛИЙ (помахивая зажатой в руке папкой): Я как раз собирался вам сказать, Вашество, что вот тут у меня содержится собственноручно подписанное признание Секста, сделанное им в присутствии всего Сената.

(притворно-сочувственно улыбаясь) Весьма сожалею, сир. Всей душой разделяя ваше горе, я не стал беспокоить вас и сам составил приказ о казни. Не хватает только вашей подписи. Я вам его на стол кладу, хорошо?

ТИТ (вяло помахивая рукой): Оставьте меня оба. В смысле, пошли вон.

АННИЙ пять минут порывается воззвать к милосердию, пока, наконец, ПУБЛИЙ не утаскивает его из императорского кабинета за шиворот, оставив на столе кипу документов.Сцена 3.ТИТ, придавленный ужасным известием, всё же извлекает себя из кресла, подходит к столу и внимательно читает оставленные ПУБЛИЕМ документы.

Важно

По мере прочтения лицо его покрывается смертельной бледностью, а руки начинают дрожать, особенно когда в них остаётся последний листок — тот самый неподписанный приказ о казни.

ТИТ (нервно меряя шагами сцену): Как он мог так притворяться?! А сам за моей спиной… (внезапно останавливается) Но…

, не взглянув на него? Вдруг он откроет мне что-то такое, чего не смог рассказать Сенату? (решительно)

В ожидании СЕКСТА ТИТ нервно прохаживается взад и вперёд, теребя в руках листок с приказом. Потом, спохватившись, убирает приказ во внутренний карман пиджака.

ТИТ (поглядывая на часы): Боги, да где он? Они его что, в противоположном конце города держат?

Сцена 4.ПУБЛИЙ и двое охранников приводят СЕКСТА, по-прежнему безупречно одетого и причёсанного, разве что в кармане пиджака нет аккуратно сложенного белого платочка.

ТИТ бросает на СЕКСТА быстрый взгляд, нервно сглатывает и пытается принять вид непреклонного инквизитора. СЕКСТ бросает на ТИТА быстрый взгляд, ценит прилагаемые ради него усилия и принимает вид Жанны Д'Арк на допросе.

ПУБЛИЙ стоит в сторонке, мысленно характеризует ситуацию и гораздо успешнее, чем ТИТ, изображает инквизитора.

ТИТ (к Сексту):

СЕКСТ хранит молчание и вид Жанны Д'Арк на допросе.

ТИТ:

СЕКСТ не реагирует.

ПУБЛИЙ (в сторону): Я что, жилетка для излияний, что уже второй раз должен превращать Многозначительный Мелодраматический Дуэт в терцет?

ТИТ: Ладно, я понял.

ПУБЛИЙ и охранники выходят. ТИТ подходит к СЕКСТУ, всё ещё стоящему с видом не то Жанны, не то партизана на допросе, и осторожно кладёт ему руку на плечо.

ТИТ: Без моего разрешения сюда никто не войдёт…

СЕКСТ косится на ТИТА.

ТИТ: Нет, что ты, я не то имел в виду! Просто… если… в общем, если ты хочешь мне что-нибудь рассказать, чего не мог сказать Сенату, говори, и я обещаю, что это останется между нами. Прошу тебя, скажи, что случилось, почему ты так поступил? , обещаю. Ну?!

СЕКСТ (с отсутствующим видом глядя в потолок):

ТИТ (взволнованно): Подобным недоверием ты оскорбляешь наши чувства!

СЕКСТ: (про себя) Нет, лучше пусть он сам всё выяснит. Что бы такое сказать, чтобы ничего не говорить…

ТИТ (почти теряя контроль над собой): , ради Бога! (подходит к Сексту вплотную и с волнением заглядывает ему в глаза)

Совет

СЕКСТ (задушевно посмотрев на Тита и быстро отведя взгляд, с пафосом): (про себя) Боже, что я несу… (вслух, с надрывом)

ТИТ (отходя от него, с дрожью в голосе): Охрана, уведите его с глаз моих.

Вынимает из кармана приказ о казни и ручку «Паркер».

СЕКСТ (заламывая руки): Подари мне последний поцелуй — …

ТИТ изумлённо оборачивается. Охрана, уже было подошедшая, благоразумно решает задержаться пока за сценой.

СЕКСТ: Умоляю, .

(про себя, с иронией) А когда вспомнишь, подумай хорошенько, сможешь ли ты без меня жить, ага.

(вслух) От твоей суровости у меня разрывается сердце! Прошу тебя, скажи, что ты меня любишь, иначе я умру от горя ещё до казни! (про себя) Так, главное — не переборщить…

ТИТ кусает губы и теребит в руках листок с приказом, превращая его в нечто неузнаваемое.

СЕКСТ (искоса наблюдая за произведённым эффектом и продолжая заламывать руки): Я ухожу на смерть, но что мне смерть! Мне в сто раз мучительнее мысль, что я, несчастный, мог предать тебя! Ах, я так мучаюсь, что это не передать словами!

СЕКСТ безуспешно ищет в кармане платочек, ТИТ протягивает ему свой. СЕКСТ, схватив ТИТА за руку и глядя ему в лицо блестящими от слёз красиво подведёнными глазами, проникновенно заканчивает свою речь.

СЕКСТ: Ах, Тит, знай, я люблю тебя больше жизни и унесу эту любовь с собой в могилу. А теперь — прощай! Я ухожу на казнь!

СЕКСТ стремительно удаляется со сцены в направлении стоящих в отдалении охранников. ТИТ порывается броситься ему вслед, но спохватывается и остаётся на месте.Спойлер: кончилось всё хорошо, не волнуйтесь. 😉 Вот такая вот история…

В другой постановке я от всего этого ломала пальцы, грызла ногти и едва не рыдала. Тут — та же певица, та же ария. Но здесь нам показывают не душераздирающую бездну раскаяния, а настоящий эмоциональный шантаж.

Секст проехался Титу по всем болевым точкам, морально растоптал его, расплющил и наглядно показал, кто в этой паре главный, и за кем всегда останется последнее слово.

😉 Мягкосердечный и добрый император только нервно теребил в руках бумажку с приговором, кусал губы, хватался за сердце и всячески колбасился. К концу арии я уже думала, что он сейчас упадёт перед Секстом на колени и возрыдает, сам моля его о прощении. Бедный. Для сравнения:

раз

и

два

Первый клип — ария Секста «Deh, per questo instante solo» («Ах, хотя бы на этот миг») из постановки Арнонкура, Зальцбургский фестиваль, 2003 год. Второе видео — та же ария из обсуждаемой постановки.Тит здесь мне понравился больше, чем в Зальцбурге.

Обратите внимание

Что неудивительно, если вспомнить того психопата с физиономией маньяка-убийцы, который был Титом у Арнонкура. Но мне и голос Йонаса Кауфманна, исполнителя роли Тита в данной постановке, нравится больше.

У него не лирисческий, а спинто тенор, тёмного, почти баритонального тембра, хотя из-за этого ему приходится трудновато на безумных колоратурах арии «Se all'impero».А вот Эва Мэй в роли Вителлии мне не понравилась совершенно. Как я и думала, она и в подмётки не годится страстной, огненной роковой женщине в исполнении Доротеи Рёшманн.

В ту Вителлию верилось, было понятно, как Секст мог влюбиться в неё без памяти. А в эту… Двуручный дисбилив. Сильно сомневаюсь, что такая замороженная сельдь может вызвать хотя бы каплю страсти у какого угодно мужчины. Так что остаётся загадкой, почему же Секст ей подчинился и пытался убить Тита. Что не из-за безумной любви — понятно.

Но почему тогда? Может, шантаж? 🙂 А что, как версия годится. То-то у Секста выражение лица «Боги, как она меня достала» всегда, когда она не видит. :-)Анний в исполнении Лилианы Никитяну очень хорош с вокальной точки зрения, но вот играет она несколько странно для епиццкой трагедии, которая здесь вроде как должна быть.

Парень, ты не раздолбай-Орест из водевиля «Прекрасная Елена», ты, как бы, персонаж оперы-сериа…Очень милая Сервилия в исполнении шведской сопрано Малин Хартелиус. Просто прелесть, хотя ей отведено совсем немного времени.

Речитативо секко здесь проговариваются, а не поются, что, по-моему, звучит нормально — с т з.

неиталоговорящей персоны, по крайней мере. Правда, кое у кого из певцов при таком подходе сильно страдают интонации в плане убедительности. Не знаю, почему, но над речами Тита зал иногда начинал хихикать, хотя ничего смешного император вроде бы не говорил.

Источник: https://arashi-opera.livejournal.com/446840.html

Милосердие Тита LIVE (2012) — Всё о фильме, отзывы, рецензии — смотреть видео онлайн на Film.ru

опера
итальянский язык, русские субтитры

Дирижёр: Гарри Бикет
Режиссёр-постановщик: Жан-Пьер Поннель
Художник-постановщик и художник по костюмам: Жан-Пьер Поннель
Художник по свету: Джил Векслер
Состав: Сервилия – Люси Кроу, Вителлия – Барбара Фриттоли, Секст – Элина Гаранча, Анний – Кейт Линдси, Тит – Джузеппе Фильяноти

«Милосердие Тита» – предпоследняя опера Моцарта, написанная в чрезвычайно короткий срок по случаю восхождения императора Леопольда II на чешский трон.

Хотя либретто Пьетро Метастазио принадлежало к числу самых популярных в Европе (на этот текст было сочинено более 40 опер!), а Катерино Маццола сделал для Моцарта удачную обработку, сократив три акта до двух, пражская премьера «Милосердия» в 1791 году не стала столь же успешной, сколь прежние постановки моцартовских творений. Сыгранную «к дате» оперу отложили на долгие годы, и заслуженную репутацию ей принес уже ХХ век.

Одним из тех, кому «Милосердие Тита» обязано нынешней известностью, можно смело назвать режиссера Жана-Пьера Поннеля: его спектакль в Кельне в 1969 привлек всеобщее внимание и интерес к почти забытому шедевру.

В 1976 Поннель снова поставил «Милосердие Тита», на этот раз в Зальцбурге, в соавторстве с Джеймсом Ливайном, а с 1984 их совместная работа появилась на афише Метрополитен, откуда не сходит все эти долгие годы.

Важно

Жан-Пьер Поннель начинал свою театральную карьеру в первую очередь как художник. Именно потому его спектакли всегда беспроигрышно красивы и гармоничны.

В своих моцартовских работах (и «Милосердие Тита» не исключение) он соединяет исторический антураж с костюмами эпохи Просвещения, выстраивая сюжет из римской жизни так, как он мог бы привидеться самому Моцарту и его современникам.

Рецензенты американской премьеры тридцать лет назад упрекали Поннеля в том, что сцена Мет оказалась велика для камерных мизансцен «Милосердия». Однако трансляция на киноэкраны, ориентированная на крупные планы, с легкостью нивелирует этот недостаток постановки, а ее классический дух, проверенный временем, донесёт в полной мере.

В нынешнем сезоне роль милосердного императора Тита исполнит Джузеппе Фильяноти, раздираемого страстями Секста – Элина Гаранча, Барбара Фриттоли споёт мстительную Вителлию, Кейт Линдси и Люси Кроу сыграют молодую влюблённую пару, Анния и Сервилию. За дирижерским пультом – специалист по музыке барокко Гарри Бикет.

Источник: https://www.film.ru/movies/miloserdie-tita-live

Блоги / Ольга Кленовская : 21.11.12 Моцарт. Милосердие Тита / La clemenza di Tito. Геликон Опера в ММДМ

Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru

Будучи страстной поклонницей Моцарта, билет на сегодняшнюю оперу купила полгода назад. И напрасно — в Светлановском зале Московского международного дома музыки была занята только треть мест.

Театр Геликон опера представлял концертную версию «Милосердия Тита». Это значит, что на сцене находились оркестр, дирижер, хор и солисты — музыка, не разбавленная театром, и даже не приправленная субтитрами.

К сожалению, не прочитала заранее либретто, а краткое содержание невозможно было сопоставить с пением, ведь подсказок в виде костюмов и актерской игры не было, солисты просто стояли и пели по-итальянски.

Опера была написана во времена (1791), когда пригласить в труппу кастрата было не сложнее чем сегодня — сопрано. Поэтому 6 главных ролей распределены необычным для современного оперного театра образом: двух женщин поют сопрано, двух мужчин — баритон и бас, и еще двух мужчин — меццо сопрано (во времена Моцарта — кастрат) и сопрано.

Читайте также:  Карл мария фон вебер: биография, интересные факты, творчество

Таким образом, когда опера идет в театральной постановке, на сцене оказываются две пары девушка — девушка, обнимаются, целуются, как полагается влюбленным.

Неужели именно по этой причине, желая избежать обвинений в пропаганде однополой любви, Геликон отказался поставить «Милосердие Тита» на своей сцене? «Достойный» результат законодательной деятельности наших озабоченных депутатов, запрещающих гомосексуализм вместо того, чтобы запрещать воровство.

К сожалению, не владею профессиональной музыкальной лексикой, чтобы выразить, какие великолепные голоса собрал сегодня Дмитрий Бертман, художественный руководитель Геликона.

Совет

По-моему, не слышала ни одного из солистов в штатных спектаклях театра, а жаль. Особенно потрясли глубокое меццо сопрано Лариса Костюк (Секстус) и страстный тенор Василий Ефимов (Титус).

Очень хороши были также два сопрано, одна из которых играла даму (Вителлия – Елена Михайленко), а другая – кавалера (Анниус – Мария Масхулия)

Не пытаясь искать смысл в словах — все равно никакого действия не происходило — сконцентрировалась на музыке и получила огромное удовольствие.

Обычно начинаю воспринимать новые оперы после второго или третьего прослушивания, но «Милосердие» понравилось с первого взгляда.

Моцарт похож сам на себя, поэтому после Don Giovanni, Le nozze di Figaro и Cosi fan tutte казалось, что когда-то, давным-давно, я слушала и La clemenza di Tito, детали забылись, но общее впечатление осталось в памяти.

1 декабря в рамках проекта Мет опера (прямые трансляции на экранах кинотеатров) Милосердие Тита будут транслировать из Metropolitan. Интересно, в кинозале тоже соберется меньше сотни знатоков Моцарта? А в самом Нью-Йорке?

21.11.12 Моцарт. Милосердие Тита/ La Clemenza di Tito. Концертная постановка Геликон опера в Светлановском зале Московского международного дома музыки.

Титус – Василий Ефимов, тенор / Секстус – Лариса Костюк, меццо-сопрано / Вителлия – Елена Михайленко, сопрано / Анниус – Мария Масхулия, сопрано / Публиус – Михаил Гужов, бас / Сервилия – Марина Андреева, сопрано / Дирижер – Владимир Понькин

фото автора

Источник: https://echo.msk.ru/blog/okmmmko/955356-echo/

Призыв к «эре милосердия» прозвучал на Зальцбургском фестивале

04.08.2017 00:01:00

Российский оркестр впервые принимает участие в оперной программе форума с моцартовским шедевром

Этнический момент сознательно был учтен в кастинге; сюжет оперы идеально ложится на историю террористических актов в Европе. Фото с сайта www.salzburgerfestspiele.at

В этом году оперную программу престижного Зальцбургского фестиваля открыла опера Моцарта «Милосердие Тита».

Обратите внимание

Название это для фестиваля не ново: последнюю оперу Моцарта, написанную им в 1791 году к коронации императора Леопольда II в Праге, в Зальцбурге уже ставили много раз.

Необычен был выбор постановочной бригады: дирижер Теодор Курентзис, его оркестр и хор musicAeterna из Перми (зальцбургским меломанам предстоит теперь выучить название этого отстоящего на 1100 км от Москвы города), режиссер Питер Селларс, художник – Георгий Цыпин.

Дело в том, что старейший и крупнейший музыкальный форум Европы живет в состоянии постоянной угрозы оперного инцеста: здесь уже все видели и все знают, особенно о Моцарте.

Для фестиваля нужна новая кровь и новые идеи, которые как раз и может предложить Курентзис, в этом сомнений у нынешнего интенданта фестиваля Маркуса Хинтерхойзера не было.

Поэтому в этом году помимо «Тита» Курентзис и musicAeterna являются фактически резидентами Зальцбургского фестиваля, на котором дебютируют (!) – факт невероятный.

Курентзис уже исполнил Реквием Моцарта, Концерт для хора Шнитке, предстоит концерт с Первой симфонией Малера и Скрипичным концертом Альбана Берга. При этом, конечно, дебют дебютом, но Курентзиса в Австрии уже знают, и у него сложился здесь свой постоянно пополняющийся круг последователей.

«Милосердие Тита» – это крепкий орешек для постановщиков, впрочем, как и для самого Моцарта, ведь заказ на верноподданичеcкую оперу, прославляющую «немецкого Тита» Леопольда II, Моцарт получил в последний год своей жизни, когда ему катастрофически не хватало времени, а сказать надо было еще так много. В двери уже стучала Великая французская революция, а надо было писать на старое либретто Метастазио (1734 года!).

Поэтому Селларс и Курентзис оттолкнулись от идеи, что Моцарт, стоя на пороге вечности, во-первых, «зашифровал» свое масонское послание в духе идей Просвещения в традиционной opera seria, а во-вторых, недосказал то, что хотел.

Поэтому партитура была дополнена фрагментами других произведений композитора: Большой мессы с-moll, оркестровыми Адажио и Фугой, а в финале – Масонской траурной музыкой, и это придало спектаклю масштабное ораториальное звучание в духе настоящего философского вневременного месседжа.

Впрочем, обжигающее современное наполнение тоже присутствует.

Важно

Опера идет в современных костюмах (их создатель – Робби Дуйвеманн), так как ее сюжет идеально ложится на историю о современных террористических атаках в Европе, будь то Брюссель, Париж или Санкт-Петербург.

И акт финального утопического милосердия направлен на тех, кого современное общество безоговорочно осуждает – террористов, делающих заложниками своих идей невинных. 

В противовес сложившейся на фестивале традиции опера была поставлена не в Доме Моцарта, а в огромном зале Фельзенрайтшуле, с его вытянутой сценой и впечатляющими рядами каменных аркад.

На фоне их суровой историчности хрупкие конструкции небоскребов (художник Григорий Цыпин), небольших здесь (в человеческий рост), сначала подсвеченные неоновыми огнями, потом варварски разрушенные взрывами, выглядели особенно уязвимыми.

А светящийся островок свечей и цветов у портретов погибших во время террористической атаки – второй акт начинался минутой молчания – выглядит картинкой из новостной хроники.

Во время увертюры мы видим посещение Титом и его окружением лагеря беженцев: хор буквально дважды пробегает сначала в один конец длинной сцены Фельзенрайтшуле, потом в другой, чтобы в конце оказаться буквально запертым и оттесненным автоматчиками за ограждение.

Интересен этнический момент, по всей видимости, сознательно учтенный в кастинге: Тит, внешне похожий на Нельсона Манделу (афроамериканский тенор Рассел Томас), и его окружение представлено темнокожими певцами, Секст в превосходном исполнении восходящей звезды мировой оперы Марианны Кребасса и Сервилия (австрийская сопрано Кристина Ганш) – европейцы.

Юный Секст видит путь достижения справедливости лишь через жестокость и насилие, к этому же его склоняет и Вителлия (южноафриканская сопрано Гольда Шульц) – приближенная к Титу аристократка, уязвленная и оскорбленная им.

Совет

Секст, готовясь к террористической атаке, поет огромную проникновенную арию, длящуюся 12 минут в сопровождении кларнета (Флориан Шуеле), который, присутствуя на сцене, разделяет душевное излияние героя.

И ария становится вокально-инструментальным дуэтом, что соответствует общей музыкальной концепции: оркестр и в яме играет стоя, что создает уникальный акустический эффект, а голоса трактуются инструментально – это создает идеальное соединение импульса дирижера с происходящим на сцене. При этой дистиллированности звучания несколько теряется индивидуальность каждого солиста, что не действует в отношении Кребасса, которая срывает оглушительную и единственную овацию во время спектакля после своей арии. 

На финальные поклоны все солисты выходят вместе, ансамблем, но самая большая стоячая овация (с одиночными криками «бу») ожидает Теодора Курентзиса. И утопический призыв к началу «эры милосердия» воспринимается необычайно актуально.<\p>

Зальцбург

Источник: http://www.ng.ru/culture/2017-08-04/7_7044_zalcburg.html

Милосердие и не только..

Поздравления в честь Международных праздников в  разнообразных сферах общественной жизни происходят по-разному. В Московском государственном академическом Камерном музыкальном театре имени Б.А.

Покровского 8 марта – Международный Женский день совпал с премьерой оперы Иоганна Хризостома Вольфганга Теофила Моцарта «Милосердие Тита».

По случайному стечению обстоятельств премьера на сцене театра произошла спустя 200 лет с премьеры этого произведения в России и стала поднятием из глубины забвения оперы, исполнявшейся многие года лишь в концертном исполнении.

Этот факт удивителен, ведь в Венской опере и в Метрополитен-опера «Милосердие» уже много лет занимает одно из основных мест в репертуаре. Раннее мы уже писали о первой «взрослой» опере композитора, познакомиться с которой возможно также на сцене Камерного театра, теперь описываем и оцениваем последнюю оперу В.А. Моцарта, написанную им за пару месяцев до смерти в рекордно короткие сроки – 18 дней.

Сюжет оперы основывается на исторических событиях, происходивших в начале правления римского императора Тита. Тит Флавий Веспасиан Младший правил в Риме с 79 по 81 гг.

и запомнился в памяти потомков как «милосердный император», что связано со спокойным правлением, отсутствием войн и политических конфликтов.

Образ императора был заимствован Пьетро Метастазио для написания популярной пьесы, которая с определенными сокращениями и изменениями легла в основу либретто оперы Моцарта.

«Благодаря сокращениям фабула развивалась быстрее, и композитор смог сосредоточить усилия на двух любовных линиях, а также ввести в оперу большее количество ансамблевых и хоровых моментов».

Последняя опера Моцарта начинается с увертюры, по музыке и строению очень похожая на «Идоменея», однако лучше обработанная и отличается более блестящим и современным героизмом.

Обратите внимание

Сходство опер наблюдается также в применении итальянской манеры построения арий, хотя и различных по своему внутреннему содержанию.

В первой больше драматической выразительности, зато в «Милосердии» каждый номер стремится к идеальности характера, передаваемый грациозно и мягко труппой театра им. Б. Покровского.

«Создается впечатление, что с первых нот композитор пытался передать Триумф Рима, его величественность и непостижимую красоту»

Помимо вечных тем: любви, дружбы, преданности, мести и ненависти, в венце своего оперного творчества композитор поднял проблему «идеального правителя», который может преступить законы и нравы общества ради дружбы и возможности оставить лучшие воспоминания у последующих поколений.

В последнем видит актуальность произведения для нашей страны режиссёр-постановщик оперы Игорь Ушаков.

Для того, чтобы зритель смог сконцентрироваться на музыкальной ткани оперы и прочувствовать как неповторимые гармонические обороты, так и скрытый за прямыми словесными формулировками смысл, за основу оформления был взят идеально белый цвет.

Символ чистоты и невинности души также передается в костюмах Теодора Тэжика, гармонично смотревшихся в белоснежных декорациях. Цветовая гамма на сцене изменялась лишь в конце первого действия, когда с помощью красной подсветки передавался пылающий Колизей, ставший безжалостной целью заговорщиков.

Вителлия — Татьяна Федотова

Вынесенный в заглавие герой оперы – император Тит, исполненный Сергеем Годиным в лучших традициях барочных опер Генделя, во время обоих действий отодвинут на второй план и играет скорее фоновую роль, определяющую время событий и причины поступков иных героев.

Исключением является три арии Тита, в которых раскрываются внутренние переживания императора, его размышления о римском народе и будущем государства.

Основными персонажами являются ближайший друг ТитаСекст (Виктория Преображенская) и Вителлия (Татьяна Федотова) – виновница всех трагичных событий.

Тит — Сергей Годин, Сервилия, сестра Секста — Наталья Риттер

Важно

Виктория смогла передать всю палитру переживаний и мучений своего персонажа: противоборство любви к женщине и преданности императору, необходимость сделать выбор и с достоинством принять наказание.

Вителлия, вначале представлявшаяся «чудовищем», способным из-за ревности и жажды власти пойти на манипулирование любящим её человека, в конце второго действия в развёрнутой арии предстаёт совершенно иным человеком: способным на сострадание и сочувствие.

В конце героиня Татьяны как бы перерождается и старается исправить совершённые раннее ошибки.

«Характеру Секста посвящена большая часть музыкальных номеров, постепенно слушателям открываются новые грани героя, становятся понятными терзания, сковавшие душу юного друга Цезаря»

Не менее важным героем оперы является народ Рима, отражающий общее настроение общества. Хоровые моменты сопровождают величие нового императора, моменты страдания Тита и Секста и развязку событий.

Камерный театр задействовал в хоре солистов, что стало новаторством постановщиков и не могло не сказаться на высоком уровне исполнения, вокальной точности передаваемых номеров. Особую роль при этом играло взаимодействие между дирижёром, оркестром и хором.

Игнат Солженицын (дирижёр-постановщик оперы) смог чутко руководить оркестром, показывая при этом детали солистам. Это приводило к точности воспроизведения партитуры гения и вызывало неописуемый восторг у зрителей.

Сцена из спектакля

Постановка очередной малоизвестной широкому кругу оперы, являющейся шедевром оперного искусства, стала настоящим успехом Камерного театра. «Милосердие Тита» не только может претендовать на успех и любовь московской публики, но и на уважение среди артистов театра, ведь Моцарт предоставил огромный материал для совершенствования исполнительского мастерства и актерского искусства.

Источник: http://thewallmagazine.ru/miloserdie-i-ne-tolko/

Ссылка на основную публикацию