Д.д. шостакович «ленинградская симфония»: история, видео, содержание, интересные факты

Седьмая «Ленинградская» Симфония Шостаковича

Седьмая симфония великого отечественного композитора Дмитрия Дмитриевича Шостаковича, более известная под названием «Ленинградская симфония» — это без сомнения одно из самых «своевременных» музыкальных произведении, какие только были созданы человеком. Нечеловечески мощная, она впервые прозвучала в час тяжелейших испытаний для нашей страны, и вдруг из набора звуков превратилась в грозное оружие.

1941 год. Потеряны Прибалтика, Молдавия, Белоруссия, Украина. Собрав в кулак огромные силы, фашисты неудержимо рвутся к Москве, и кажется — нет уже силы, которая смогла бы остановить их. А Ленинград замкнут в страшное блокадное кольцо, в котором за три года погибнут сотни тысяч ленинградцев.

Но голод, холод, бомбёжки, постоянные атаки фашистов не сломили мужественный город.

Обратите внимание

До сих пор вызывает изумление, что в Ленинграде в те страшные годы работали не только заводы и фабрики, ковавшие оружие для армии, работали не только пожарные, милиция и врачи, здесь продолжали учиться, смотреть спектакли. Продолжали жить.

Профессор Дмитрий Шостакович преподавал в Ленинградской консерватории, вместе со своими студентами строил укрепления на подступах к городу, руководил театром народного ополчения, в музыкальном издательстве готовил к отправке на фронт песенники для солдат и писал Седьмую симфонию.

Замысел Седьмой симфонии возник у Шостаковича незадолго до начала гитлеровской агрессии против СССР и был реакцией гения на трагические события, происходившие в мире на рубеже 3040х годов XX века.

22 июня история для каждого человека, в том числе и для Шостаковича, получила новую точку отсчёта, всё остальное заслонила битва с Германией, всё отошло на второй план.

Уже в конце июля 1941 года Дмитрий Дмитриевич вплотную приступил к работе над симфонией, которая должна была увековечить подвиг народа, показать всю меру страданий, выпавших на его долю. Несмотря тяжелейшие условия, в которых писалась Седьмая, работа продвигалась быстро. «Я никогда не писал так быстро, как сейчас»,— рассказывал он друзьям.

Ещё до нового года были завершены первые две части симфонии, потом Шостакович, вместе с семьей, был эвакуирован в Куйбышев (Самару). В Куйбышеве Шостакович закончил работу над Седьмой симфонией, здесь же 5 марта 1942 года состоялась её премьера в исполнении оркестра Большого театра.

Этот концерт был исключительно важен не только для Шостаковича и жителей Куйбышева. Концерт был настолько нужен стране, что транслировался по Всесоюзному радио. Особенно ждали его в осаждённом Ленинграде, ведь почти каждый житель города знал, где была написана большая часть симфонии и в каких условиях. 29 марта 1942 года оркестр Большого театра исполняет симфонию в Москве, и также с огромным успехом.

Сам собой встал вопрос о концерте в блокадном Ленинграде, что явилось бы для его защитников неоценимой помощью. Но как это сделать? Последняя репетиция оркестра Радиокомитета состоялась ещё в декабре 41го.

Важно

За несколько месяцев, прошедших с тех пор, почти половина оркестра погибла или потеряла возможность играть из-за тяжёлых ранений, а оставшиеся были серьёзно истощены холодом и болезнями. Но концерт должен был состояться, и он состоялся.

Собрались старые музыканты, не выступавшие на серьёзном уровне уже много лет, с Ленинградского фронта были вызваны солдаты, Когда-то игравшие на музыкальных инструментах. Невозможно рассказать, как тяжело было всем этим людям восстанавливать утраченные навыки, возвращать гибкость пальцев и тонкость слуха, или научиться обходиться без них.

На репетиции ушло почти полгода — это невероятно много для серьёзного оркестра. И вот 9 августа 1942 года советская артиллерия, защищавшая город начала самый массированный обстрел вражеских позиций за все месяцы. Целью было подавить огневые средства немцев и не дать им возможности помешать исполнению Седьмой симфонии ленинградскими музыкантами.

Дата 9 августа была выбрана не случайно — именно на этот день был запланирован парад фашистских войск по центральным улицам сломленного Ленинграда. Вместо парада была исполнена гениальная музыка, которая показала и врагам, и союзникам, что советский народ жив и борется.

После этого концерта началось триумфальное шествие Седьмой симфонии по крупнейшим залам планеты. Весь мир облетела фраза одного американского журналиста: «Какой дьявол может победить народ, способный создавать музыку, подобную этой!»

Источник: http://www.webmechta.com/history/693-leningradskaya-simfoniya

Презентация к уроку по музыке (7 класс) по теме: Презентация «Блокадный Ленинград спасла музыка» (Д. Шостакович. Симфония №7 «Ленинградская»)

Мультимедийная презентация

Тема: «Симфоническая музыка»

Д.Д.Шостакович. Симфония №7 «Ленинградская»

Cлайд 1. «Блокадный Ленинград спасла музыка»

Слайд 2.

По словам Адольфа Гитлера, в этот день блокадный Ленинград должен был сломаться перед его войсками. Но вместо радостной новости фюрер Третьего рейха услышал музыку.

Она громко звучала в Большом зале филармонии Ленинграда, транслировалась из громкоговорителей, установленных на улицах, была слышна из динамиков на окраине города.

Ее слышали все: и Адольф Гитлер, сидя в своем кабинете в Германии, и фашисты, расположившиеся в окопах неподалеку от Ленинграда, и изможденные войной советские люди, и весь мир.

Слайд 3.

Совет

Партитура Седьмой, «Ленинградской», симфонии Шостаковича была доставлена в город тайком от фашистов, и 9 августа 1942 года в руках у жителей и защитников Ленинграда были приглашения на концерт,

Слайд 4.

А на улицах развешаны афиши: «Управление по делам искусств Исполкома Ленгорсовета и Ленинградский комитет по радиовещанию; Большой зал филармонии. Воскресенье, 9 августа 1942 года. Концерт симфонического оркестра. Дирижер К. И. Элиасберг: Шостакович, Седьмая симфония (в первый раз)». Запись, сделанная на этом концерте, транслировалась по всему миру, вплоть до Австралии.

Слайд 5.

…По партитуре в оркестре должно было быть 79 музыкантов, но в условиях блокады многие оркестранты погибли, а многие из тех, кто выжил, находились в ужасном дистрофичном состоянии. Некоторые едва смогли поднять инструменты. Казалось, исполнить симфонию невозможно. И несмотря на это:

Слайд 6.

— Как оживились люди, когда мы стали вытаскивать их из темных квартир, — вспоминал потом художественный руководитель радиовещания Яков Бабушкин. — Это было трогательное до слез зрелище, когда они извлекли свои концертные фраки, свои скрипки, виолончели, флейты, и здесь, под обледеневшими сводами Радиокомитета, начались репетиции

Правда, первая репетиция продлилась всего 20 минут. Никто из музыкантов просто физически не выдержал бы дольше. Дирижера привезли на санках, он едва держался на ногах, не все из приехавших на репетицию смогли подняться по лестнице.

Слайд 7.

Военный совет Ленинградского фронта издал распоряжение, по которому из войсковых частей, находящихся на передовой, были мобилизованы музыканты. Удалось найти пайки для духовиков, на всех выдали продуктовые карточки. Репетиции дирижер проводил с беспощадной требовательностью.

Слайд 8.

— Вражеские бомбежки продолжались, артиллерийские обстрелы усиливались. Нервы — в постоянном напряжении. Но ведь так жили все ленинградцы, -вспоминал дирижер К. И. Элиасберг. — Мы убедились, что Ленинграду нужен оркестр, и как члены его единственного музыкального коллектива хотели дать ленинградцам все, что могли. Каждый день, за редким исключением, репетировали утром и вечером.

Утром в день концерта артиллеристы нанесли мощные удары по фашистским дальнобойным орудиям, и в день премьеры центр города не услышал ни одного разорвавшегося снаряда.

Слайд 9.

На эскизных записях партитуры можно заметить обведенные кружочками немузыкальные знаки «в.т.» — воздушная тревога. Так ленинградец Дмитрий Шостакович фиксировал перерывы в работе над симфонией во время воздушных налетов.

Первые темы симфонии композитор написал еще в конце июля 1941 года и был захвачен эмоциями, музыкой, невесть откуда взявшемуся вдохновению. Фронтовая обстановка стимулировала работу, создавая необходимое для творчества напряжение.

«Я работал так интенсивно еще и потому, что мне хотелось отразить в своем творчестве героическую борьбу моей Родины против фашистских варваров», — говорил Шостакович. До этого он никогда еще не писал так быстро, так легко.

Когда воздушные тревоги перерывали работу, композитор отправлялся на крышу — вместе со всеми ленинградцами отстаивать свой город. Затем снова писал.

Слайд 10.

«Меня глубоко взволновало, что в эти дни, в осажденном городе, под бомбами, Шостакович пишет симфонию. «Ленинградская правда» сообщает об этом среди сводок с фронта, среди эпизодов о «стервятниках» и о бутылках с горючим. Значит, искусство не умерло, оно живо, сияет, греет сердце», — написала в своем дневнике писательница Вера Инбер.

Слайд 11.

Обратите внимание

В осажденном городе родились три части симфонии, затем работать над ней Шостакович продолжил в эвакуации. Впервые Ленинградская симфония прозвучала 5 марта 1942 года в Куйбышеве, затем в Новосибирске и Москве. Трансляцию московской премьеры Седьмой симфонии слушали в блокадном Ленинграде, и собравшиеся в Радиокомитете музыканты решили: симфония непременно зазвучит в Ленинграде.

Слайд 12.

Так мир, слушая музыку, узнал, что город на Неве жив. Слушал ее и Гитлер, обещая себе, что этот композитор был бы среди первых казненных после взятия немцами Москвы…

Слайд 13.

По словам Шостаковича, 1-я часть Симфонии №7 представляется грандиозной симфонической поэмой, которая рассказывает «о том, как в нашу прекрасную мирную жизнь» ворвалась грозная сила – война… Экспозиция 1-й части повествует о жизни людей, уверенных в себе и своем будущем. Это простая мирная жизнь, какой до войны жили тысячи ленинградских ополченцев, весь город, вся страна… Все дышит спокойствием мирной жизни.

Первая часть начинается в ясном светлом до мажоре широкой, распевной мелодией эпического характера, с ярко выраженным русским национальным колоритом. Она развивается, растет, наполняется все большей мощью. Побочная партия также песенна. Она напоминает мягкую спокойную колыбельную. Заключение экспозиции звучит умиротворенно.

Но вот откуда-то издалека раздается дробь барабана, а потом появляется и мелодия: примитивная, похожая на банальные куплеты шансонетки — олицетворение обыденности и пошлости. Это начинается «эпизод нашествия».  Поначалу звучание кажется безобидным.

Однако тема повторяется одиннадцать раз, все более усиливаясь. Она не изменяется мелодически, только уплотняется фактура, присоединяются все новые инструменты, потом тема излагается не одноголосно, а аккордовыми комплексами.

И в результате она вырастает в колоссальное чудовище — скрежещущую машину уничтожения, которая кажется, сотрет все живое.

После мощной кульминации реприза наступает омраченной. Особенно выразительна мелодия побочной партии, сделавшаяся тоскливой, одинокой. Это больше не колыбельная, а скорее плач, прерываемый мучительными спазмами. Лишь в коде впервые главная партия звучит в мажоре, утверждая наконец столь трудно доставшееся преодоление сил зла.

Слайд 14.

Важно

Послушайте стихотворение Алексея Мурашова, написанное под впечатлением после прослушивание музыки I части симфонии Шостаковича.

На 7 симфонию Д. Д. Шостаковича

Светлое утро, тихо проснулся мир

 Нежный рассвет краскою красит поля,

 Синью протаял спящего неба сапфир,

 Жизнью разлилась добрая наша земля.

 Жгучее солнце, бросив свои языки,

 Красным размажет четкий тревожный знак.

 Где-то вдали смерть набирает полки,

 Где-то вдали враг расчеканил шаг.

 Катит махина – кто преградит ей путь?

 Грозной лавины голос победно поет.

 Сталь и огонь жаждут сжигать и гнуть,

 Только вперед!

 Начал захватчик поход.

 Только блицкриг!

 В дыме пожаров крутых

 Строем армады – их не охватит счет

 Как приговор – лязганье песен чужих.

 Марш – марш вперед! Марш без сомнений вперед!

 Нет, не пройдешь!

 Встречи кровавой миг.

 Сила на силу. Страшный жестокий бой.

 Долгие годы взрывов смертельный крик.

 Кто-то остался, кто-то покинул строй.

 Долгие годы жгучий блокадный мрак,

 Голода маска взглядом пустых глазниц.

 Как беспощаден в диком упорстве враг!

 Только бы жить, не опускаясь ниц!

 В редких затишьях сердце найдет покой,

 Разум уставший видит тревожный сон.

 Явь и мечта слились в блестящий рой,

 Странный звуки, тихий печальный звон…

 Но вдалеке сквозь вереницу лет

 Светлая Вера вечной горит звездой,

 Мир и Любовь новый зажгут рассвет,

 И прекратится страшный жестокий бой.

 Будет Победа гимном звучать в сердцах,

 Счастьем триумфа греть золотые поля.

 Точно мираж сгинет предсмертный страх,

 Снова проснется мирная наша земля.

Алексей Мурашов, 2007

Давайте послушаем  1-ю часть симфонии №7.

Источник: https://nsportal.ru/shkola/muzyka/library/2014/01/12/prezentatsiya-blokadnyy-leningrad-spasla-muzyka-d-shostakovich

Ленинградская симфония Шостаковича Д.Д

17 сентября 1942 г. Дмитрий Шостакович, выступая по радио, сказал: «Час тому назад я закончил партитуру второй части моего нового большого симфонического сочинения».

Этим произведением была Седьмая симфония, впоследствии названная Ленинградской.

Шостакович был слишком видной фигурой, чтобы подвергать его риску, поэтому власти города пытались убедить композитора уехать из Ленинграда, но Шостакович, верный своему городу остался.

Не прекращая работы над своим произведением, он записался в народное ополчение, заявив: «До этих дней я знал лишь мирный труд. А ныне я готов взять в руки оружие». Однако военная медкомиссия забраковала его из-за плохого зрения. И все-таки Шостаковичу доверили нести службу в пожарной дружине.

Читайте также:  Опера «дон жуан»: содержание, видео, интересные факты, история

Американский журнал Time поместил на обложку фотографию композитора в медной каске, с пожарным брандспойтом, с подписью: «Шостакович — пожарный». И все же вскоре Шостаковичу приказали покинуть Ленинград.

1 октября он, вместе с женой и детьми, с партитурой симфонии в чемодане, попрощался с родным городом.

Эвакуированный в Куйбышев (теперь это Самара), расположенный в 1500 километров к юго-востоку от Ленинграда, Шостакович продолжал напряженно работать над симфонией, параллельно сочиняя короткие произведения, призванные поднять боевой дух солдат на передовой, например «Идут бесстрашные гвардейские полки».

Совет

К концу года симфония была завершена. Премьера этой симфонии, посвященной «нашей борьбе с фашизмом, нашей грядущей победе и моему родному Ленинграду», состоялась в Куйбышеве 5 марта 1942 г. и транслировалась по радио на всю страну, а три недели спустя симфония прозвучала в Москве.

Микропленка с партитурой была тайком вывезена из Советского Союза на самолете в Тегеран, а оттуда дальше в Европу и виднейшие дирижеры стали спорить за право исполнить это произведение.

Сначала оно было исполнено Лондонским симфоническим оркестром под управлением сэра Генри Вуда, а 19 июля прозвучало в Нью-Йорке, дирижером был Артур Тосканини.

Симфония сразу же получила всеобщее признание, и фотографии Шостаковича появились в газетах и журналах всего мира.

Учения пожарной команды из профессорско-преподавательского состава Ленинградской консерватории (справа — композитор Дмитрий Шостакович), фото Рафаила Мазелева

Затем было принято решение исполнить Седьмую симфонию в самом Ленинграде. По мнению Жданова, это должно было поднять боевой дух города.

Советский самолет, ускользнув от немецких зенитных пушек, доставил партитуру в город на Неве.

Главный оркестр Ленинграда, Ленинградский филармонический под руководством Евгения Мравинского, был эвакуирован в Сибирь, где его оркестр дал больше пятисот концертов и свыше двухсот раз выступал по радио.

Обратите внимание

Однако в городе оставался оркестр Ленинградского радиокомитета. Его дирижеру, сорокадвухлетнему Карлу Элиасбергу (1907-1978), поручили собрать музыкантов.

Но из ста оркестрантов в городе осталось только четырнадцать человек, остальные были призваны в армию, убиты или умерли от голода. Необходимо было срочно найти замену.

По войскам распространили призыв: все те, кто умел играть на каком-либо музыкальном инструменте, должны были доложить своему начальству. Для исполнения сложного и объемного произведения требовался оркестр из девяноста музыкантов.

Зная, насколько ослаблены музыканты, собравшиеся в марте 1942 г. на первую репетицию, Элиасберг понимал, какая сложная задача стоит перед ним. «Дорогие друзья, — сказал он, — мы слабые, но мы должны заставить себя начать работать».

Исполнение Седьмой (Ленинградской) симфонии Дмитрия Шостаковича, написанной в осаждённом Ленинграде. Дирижирует оркестром Карл Элиасберг, 1942 г.

И работа эта была трудной: несмотря на дополнительный паек, многие музыканты, в первую очередь духовики, теряли сознание от напряжения, которого требовала игра на их инструментах.

Элиасберг обращался с музыкантами сурово: тем, кто играл плохо или, что хуже, пропускал трехчасовые репетиции, урезали продовольственный паек. Уговорами и жесткой дисциплиной Элиасбергу удалось подготовить свой оркестр к исполнению грандиозного произведения Шостаковича.

Лишь один раз за все репетиции у оркестра хватило сил исполнить всю симфонию целиком — за три дня до публичного выступления.

Важно

Концерт был назначен на 9 августа 1942 г. — несколько месяцев назад нацисты выбрали эту дату для пышного празднования в ленинградской гостинице «Астория» ожидаемого взятия города. Были даже отпечатаны приглашения, так и оставшиеся неразосланными.

Концертный зал филармонии был заполнен до отказа. Люди пришли в лучшей одежде, места в первых рядах заняли руководители города и военачальники.

Музыканты, несмотря на теплую августовскую погоду, были в пальто и перчатках с обрезанными пальцами — голодающий организм постоянно испытывал холод.

По всему городу люди собрались на улицах у громкоговорителей. Генерал-лейтенант Леонид Говоров, с апреля 1942 г. возглавлявший оборону Ленинграда, приказал за несколько часов до начала концерта обрушить на немецкие позиции шквал артиллерийских снарядов, чтобы обеспечить тишину хотя бы на время исполнения симфонии.

Включенные на полную мощность громкоговорители были направлены в сторону немцев — город хотел, чтобы враг тоже слушал. «Само исполнение Седьмой симфонии в осажденном Ленинграде, — объявил диктор, — свидетельство неистребимого патриотического духа ленинградцев, их стойкости, их веры в победу. Слушайте, товарищи!» И город слушал. Слушали подступившие к нему немцы. Слушал весь мир.

Все слушали, как Ленинград заново обретает свое нравственное начало.

А в конце — тишина. Затем аплодисменты, громовые овации, продолжавшиеся больше часа. Люди кричали и ликовали. Они понимали, что стали очевидцами исторического события. Впоследствии Элиасберг назвал это мгновением торжества над бездушной военной машиной фашизма.

Через много лет после войны Элиасберг встретился с немецкими солдатами, сидевшими в окопах на окраинах города. Они рассказали дирижеру, что, услышав музыку, заплакали. Тогда, 9 августа 1942 г., мы поняли, что проиграем войну. Мы ощутили вашу силу, способную преодолеть голод, страх и даже смерть. «Кого мы обстреливаем? — спрашивали мы себя.

— Нам никогда не удастся взять Ленинград, потому что его жители такие самоотверженные».

После концерта Элиасберга и музыкантов оркестра пригласили на прием к Жданову. В январе 1964 г. Элиасберг встретился с двадцатью двумя остававшимися в живых музыкантами оркестра 1942 г. и исполнил симфонию перед ее автором. Инструменты тех музыкантов, кого уже не было в живых, лежали на стульях, на которых они сидели двадцать два года назад…

Шостакович Д.Д

Дмитрий Дмитриевич Шостакович (1906-1975), советский композитор, пианист, педагог и общественный деятель. Народный артист СССР (1954), Герой социалистического труда (1966). Лауреат пяти Сталинских премий (1941, 1942, 1946, 1950, 1952), Ленинской премии (1958), Государственной премии СССР (1968).

В 1915 г.

Шостакович поступил в Коммерческую гимназию Марии Шидловской, и к этому же времени относятся его первые серьезные музыкальные впечатления: после посещения оперы Николая Римского-Корсакова «Сказка о царе Салтане» юный Шостакович заявил о своем желании серьезно заняться музыкой. Первые уроки игры на фортепиано давала ему мать, и по прошествии нескольких месяцев занятий Шостакович смог начать обучение в частной музыкальной школе известного в то время фортепианного педагога Игнатия Гляссера.

В 1923 г. Шостакович окончил консерваторию по классу фортепиано, а в 1925 г. — по классу композиции. Его дипломной работой была Первая симфония. Его опера «Леди Макбет Мценского уезда» по повести Николая Лескова (написана в 1930-1932 гг., поставлена в Ленинграде в 1934 г.

), первоначально принятая с восторгом и уже просуществовавшая на сцене полтора сезона, подверглась разгрому в печати. В том же 1936 г.

Совет

должна была состояться премьера Четвертой симфонии — произведения значительно более монументального, чем все предыдущие симфонии Шостаковича, сочетающего в себе трагический пафос с гротеском, лирическими и интимными эпизодами и, возможно, призванного начать новый, зрелый период в творчестве композитора. Шостакович приостановил репетиции перед декабрьской премьерой. Четвертая симфония была впервые исполнена только в 1961 г.

В мае 1937 г.

Шостакович выпустил в свет Пятую симфонию — произведение, чей насквозь драматический характер, в отличие от предыдущих трех «авангардистских» симфоний, внешне «спрятан» в общепринятую симфоническую форму.

Выход Пятой симфонии Сталин на страницах «Правды» прокомментировал фразой: «Деловой творческий ответ советского художника на справедливую критику». После премьеры сочинения вышла хвалебная статья в «Правде».

С 1937 г. Шостакович вел класс композиции в Ленинградской консерватории имени Николая Римского-Корсакова. В 1939 г. он становится профессором. Находясь в первые месяцы Великой Отечественной войны в Ленинграде (вплоть до эвакуации в Куйбышев в октябре), Шостакович начинает работать над Седьмой симфонией — «Ленинградской». Премьера симфонии состоялась 5 марта 1942 г.

на сцене Куйбышевского театра оперы и балета, а 29 марта 1942 г. — в Колонном зале московского Дома Союзов. 9 августа 1942 г. она прозвучала в блокадном Ленинграде. Организатором и дирижером выступил дирижер Большого симфонического оркестра Ленинградского радиокомитета Карл Элиасберг. Исполнение симфонии стало важным событием в жизни сражающегося города и его жителей.

В 1943 г. композитор переезжает в Москву и до 1948 г. преподает композицию и инструментовку в Московской консерватории (с 1943 г. профессор). 50-е гг. начались для Шостаковича очень важной работой.

Участвуя в качестве члена жюри в Конкурсе имени Баха в Лейпциге осенью 1950 г.

, композитор был настолько вдохновлен атмосферой города и музыкой его великого жителя — Иоганна Себастьяна Баха, что по приезде в Москву приступил к сочинению «24 прелюдий и фуг для фортепиано».

В 1961 г. Шостакович осуществляет вторую часть своей «революционной» симфонической дилогии: в пару к Одиннадцатой симфонии «1905 год» пишет Двенадцатую симфонию «1917 год», где, словно красками на холсте, композитор рисует музыкальные картины Петрограда, убежища Ленина на озере Разлив и самих октябрьских событий.

Совсем иную задачу он ставит перед собой годом позже, когда обращается к поэзии Евгения Евтушенко, сначала написав симфоническую поэму «Бабий Яр» (для солиста-баса, хора басов и оркестра), а затем дописав к ней еще четыре части из жизни современной России и ее недавней истории, создав тем самым «кантатную» симфонию, Тринадцатую, которая была исполнена в ноябре 1962 г.

Обратите внимание

В 70-е гг. созданы вокальные циклы на стихи Марины Цветаевой и Микеланджело, 13-й (1969-1970), 14-й (1973) и 15-й (1974) струнные квартеты и Пятнадцатая симфония, отличающаяся настроением задумчивости, ностальгии, воспоминаний. Последним сочинением Шостаковича стала «Соната для альта и фортепиано».

Другой страстью Шостаковича был футбол. Преданный болельщик ленинградского «Зенита», дипломированный футбольный судья, он, по словам Максима Горького, был страстным болельщиком, на стадионе вел себя как мальчишка, прыгал на трибуне, кричал, размахивал руками.

В последние годы композитор сильно болел, страдая от рака легких. Дмитрий Шостакович умер в Москве 9 августа 1975 г. и был похоронен на Новодевичьем кладбище.

По материалам книги Руперт Колли «Блокада Ленинграда», М., «Азбука-Аттикус», 2015.

Источник: http://voynablog.ru/2015/10/31/leningradskaya-simfoniya-shostakovicha-d-d/

Дмитрий Дмитриевич Шостакович. Симфония № 7 до-мажор «Ленинградская»

Есть в истории музыки примеры, которые заставляют задуматься, кем же все-таки является музыкант, композитор: человеком, обладающим от природы определенными психологическими особенностями – или пророком?

В конце 1930-х гг. Дмитрий Дмитриевич Шостакович задумал повторить опыт Мориса Равеля, осуществленный в знаменитом «Болеро» – написать вариации на мелодию остинато. Мелодия была простая, примитивная даже, в ритме марша, но с некоторым оттенком «приплясывания».

Она казалась безобидной, но темброво-фактурные вариации постепенно превращали тему в сущее чудовище… По-видимому, автор воспринимал это как своеобразный композиторский «эксперимент» – не публиковал, не заботился об исполнении, никому, кроме коллег и учеников, не показывал.

Так и остались бы эти вариации «опытным образцом», но прошло совсем немного времени – и не музыкальное, а реальное чудовище явило себя миру.

Во время Великой Отечественной войны Дмитрий Дмитриевич жил одной жизнью со своими согражданами – под лозунгом «Все для фронта! Все для Победы!». Рытье окопов, дежурство во время воздушной тревоги – во всем этом он участвовал наравне с другими ленинградцами.

Посвящает он делу борьбы с фашизмом и свой композиторский талант – фронтовые концертные бригады получили немало его аранжировок. Одновременно Шостакович обдумывает новую симфонию. Летом 1941 г. была завершена ее первая часть, а осенью – уже после начала блокады – вторая.

И хотя завершил ее Шостакович уже в Куйбышеве – в эвакуации – за Симфонией № 7 закрепилось название «Ленинградская», ведь замысел ее созрел в блокадном Ленинграде.

Важно

Широкая, «бесконечно» развертывающаяся мелодия главной партии открывает симфонию, эпическая мощь слышится в ее унисонах. Образ счастливой мирной жизни дополняется кантиленной побочной партией – ритм спокойного покачивания в аккомпанементе роднит ее с колыбельной.

Эта тема растворяется в высоком регистре у солирующей скрипки, уступая место эпизоду, который обычно именуют «темой фашистского нашествия». Это те самые темброво-фактурные вариации, созданные Шостаковичем еще до войны.

Хотя поначалу тема, проводимая поочередно деревянными духовыми на фоне барабанной дроби не кажется особенно страшной, ее враждебность темам экспозиции очевидна с самого начала: главная и побочная партии имеют песенную природу – а эта маршевая тема абсолютно лишена таковой.

Квадратность, не свойственная главной партии, здесь подчеркнута, темы экспозиции являют собою протяженные мелодии – а эта распадается на короткие мотивы.

В своем развитии она достигает колоссальной мощи – кажется, ничто не может остановить эту бездушную военную машину – но неожиданно меняется тональность, и у медных духовых появляется решительная нисходящая тема («тема сопротивления»), вступающая в ожесточенную борьбу с темой нашествия. И хотя не было разработки с участием тем экспозиции (ее заменяет эпизод «нашествия»), в репризе они предстают в преображенном виде: главная партия превращается в отчаянный призыв, побочная – в скорбный монолог, лишь ненадолго возвращаясь в своем первоначальном облике, но в конце части вновь возникает барабанная дробь и отзвуки темы нашествия.

Читайте также:  Хастл – танец, расшевеливший весь мир

Вторая часть – скерцо в умеренном темпе – звучит неожиданно мягко после ужасов первой части: камерная оркестровка, изящество первой темы, протяженность, песенность второй, проводимой солирующим гобоем. Лишь в среднем разделе образы войны напоминают о себе страшной, гротескной темой в ритме вальса, переходящего в марш.

Третья часть – адажио с его патетическими, величественными и одновременно проникновенными темами – воспринимается как воспевание родного города, которому посвящена Ленинградская симфония. Интонация реквиема звучит в хоральном вступлении. Драматичностью, напряженностью чувств отличается средний раздел.

Третья часть без перерыва переходит в четвертую. На фоне тремоло литавр собираются интонации, из которых возникает энергичная, стремительная главная партия финала. Трагическим реквиемом звучит тема в ритме сарабанды, но тон финалу задает главная партия – ее развитие приводит к коде, где медные духовые торжественно провозглашают главную партию первой части.

Совет

Симфония № 7 впервые прозвучала в марте 1942 г. в исполнении оркестра Большого театра, находившегося тогда в эвакуации в Куйбышеве, дирижировал Самуил Самосуд. Но истинным примером героизма стала ленинградская премьера, состоявшаяся в августе.

Партитуру доставили в город на военном самолете вместе с медикаментами, по радио объявили о регистрации оставшихся в живых музыкантов, дирижер Карл Элиасберг искал исполнителей в госпиталях. Некоторых музыкантов, находившихся в армии, отрядили воинские части.

И вот эти люди собрались на репетицию – истощенные, с огрубевшими от оружия руками, флейтиста пришлось привезти на санях – у него отнялись ноги… Первая репетиция длилась всего четверть часа – больше исполнители не в состоянии были выдержать.

До концерта, состоявшегося через два месяца, дожили не все оркестранты – некоторые умерли от истощения… Исполнить в таких условиях сложное симфоническое произведение казалось немыслимым – но музыканты с дирижером во главе сделали невозможное: концерт состоялся.

Еще до ленинградской премьеры – в июле – симфония прозвучала в Нью-Йорке под управлением Артуро Тосканини. Широко известны слова американского критика, присутствовавшего на этом концерте: «Какой дьявол может победить народ, способный создавать музыку, подобную этой!».

Музыкальные Сезоны

Источник: https://musicseasons.org/shostakovich-simfoniya-7-leningradskaya/

Дмитрий Шостакович. «Ленинградская» симфония

?Артём Белевич (bibliophagus) wrote,
2012-08-10 21:45:00Артём Белевич
bibliophagus
2012-08-10 21:45:00Category:

Седьмую симфонию Шостакович начал писать в осаждённом Ленинграде летом 1941 года. Работая над произведением, он жил в консерватории на казарменном положении, как боец пожарной команды.

Неоднократно композитор подавал заявления с просьбой направить его в действующую армию, однако вместо этого получил приказ об эвакуации. Закончена симфония была уже в Куйбышеве. Там же 5 марта 1942 года состоялась её премьера. Оркестром Большого театра СССР дирижировал Самуил Абрамович Самосуд.

Присутствовавший на премьере киносценарист Алексей Каплер вспоминал: «Слова „овация“, „успех“ ни в какой мере не передают того, что творилось в зале. У многих на глазах стояли слёзы.

Обратите внимание

Вновь и вновь выходил на сцену создатель этого творения, и не верилось, что это именно он, 35‑летний худощавый интеллигент-очкарик, выглядевший совсем юным, мог вызвать такую бурю эмоций».

На следующий день после премьеры симфонии копия партитуры самолётом была доставлена в Москву. Первое исполнение в столице состоялось 29 марта, в Колонном зале Дома Союзов.

Ольга Берггольц вспоминала: «…на сверхъестественные овации зала, вставшего перед симфонией, вышел Шостакович с лицом подростка, худенький, хрупкий, казалось, ничем не защищённый. А народ, стоя, всё рукоплескал и рукоплескал сыну и защитнику Ленинграда.

И я глядела на него, мальчика, хрупкого человека в больших очках, который, взволнованный и невероятно смущённый, без малейшей улыбки, неловко кланялся, кивал головой слушателям, и я думала: „Этот человек сильнее Гитлера, мы обязательно победим немцев“».

Крупнейшие американские дирижёры — Леопольд Стоковский, Артуро Тосканини, Юджин Орманди — обратились во Всесоюзное общество культурной связи с заграницей с просьбой срочно выслать в США четыре экземпляра партитур и плёнку с записью исполнения симфонии в Советском Союзе.

Фотокопии нот были отправлены в Соединённые Штаты военным самолётом, и 19 июля в Нью-Йорке состоялась американская премьера «Ленинградской» симфонии.

Выступление Симфонического оркестра Нью-Йоркского радио под управлением Артуро Тосканини, транслировавшееся радиостанциями США, Канады и Латинской Америки, услышали около двадцати миллионов человек.

«Какой дьявол может победить народ, способный создавать музыку, подобную этой!» — писал летом 1942 года американский музыкальный критик.

Но с особым нетерпением ждали Седьмую симфонию на родине композитора — в Ленинграде.

2 июля 1942 года двадцатилетний лётчик лейтенант Литвинов под сплошным огнём немецких зенитных орудий, прорвав огненное кольцо, доставил в блокадный город вместе с медикаментами четыре объёмные нотные тетради. На следующий день в «Ленинградской правде» появилась короткая заметка: «В Ленинград доставлена на самолёте партитура Седьмой симфонии Дмитрия Шостаковича. Публичное исполнение её состоится в Большом зале Филармонии».

Важно

Когда главный дирижёр Большого симфонического оркестра Ленинградского радиокомитета Карл Ильич Элиасберг раскрыл первую тетрадь партитуры, он помрачнел. Где взять такой огромный оркестр? Восемь валторн, шесть труб, шесть тромбонов!.. На партитуре рукой Шостаковича было написано: «Участие этих инструментов в исполнении симфонии обязательно».

И «обязательно» жирно подчёркнуто. Чтобы исполнить симфонию, требовалось около восьмидесяти музыкантов, а в оркестре радиокомитета из ста пяти оркестрантов играть могли лишь пятнадцать. Остальные либо эвакуировались, либо умерли от голода, либо стали дистрофиками, не способными даже передвигаться. Да и сам дирижёр был похож на собственную тень.

Музыкантов искали по всему городу. Элиасберг, шатаясь от слабости, обходил госпитали. Но музыкантов всё равно не хватало. Тогда решено было просить помощи у военного командования: многие музыканты защищали город с оружием в руках. Просьбу удовлетворили.

По распоряжению начальника Политического управления Ленинградского фронта генерал-майора Дмитрия Холостова музыканты, находившиеся в армии и на флоте, получили предписание прибыть в город, имея при себе музыкальные инструменты. В документах у них значилось: «командируется в оркестр Элиасберга».

Репетиции продолжались по пять-шесть часов утром и вечером, заканчиваясь иногда поздно ночью. Музыкантам были выданы специальные пропуски, разрешавшие хождение по ночному Ленинграду. В городе появились афиши, извещавшие о том, что 9 августа в Большом зале Филармонии состоится премьера Седьмой симфонии Дмитрия Шостаковича.Готовились к концерту и на передовой.

Командующий Ленинградским фронтом генерал-лейтенант Леонид Александрович Говоров пригласил к себе командиров-артиллеристов. Задача была поставлена кратко: «Во время исполнения Седьмой симфонии композитора Шостаковича ни один вражеский снаряд не должен разорваться в Ленинграде!»И артиллеристы засели за свои «партитуры».

Сколько потребуется снарядов? Каких калибров? Какие вражеские батареи следует подавить в первую очередь? Всё следовало рассчитать заранее. На карты были нанесены не только батареи врага, но и его наблюдательные пункты, штабы, узлы связи.

Вражескую артиллерию следовало «ослепить», уничтожив её наблюдательные пункты, «оглушить», прервав линии связи, «обезглавить», разгромив штабы. «Дирижёром» артиллерийского «оркестра» был назначен командующий артиллерией 42-й армии генерал-майор Михаил Семёнович Михалкин.Так и шли две репетиции, рядом. О первой гитлеровцы, разумеется, знали.

Совет

И, несомненно, готовились сорвать концерт. Но зато о второй репетиции им ничего не было известно.И вот настало 9 августа. Армия дала свой концерт — концерт артиллерии Ленинградского фронта, всей своей мощью ударившей по артиллерии и аэродромам противника.

Ни один снаряд не упал на улицы города, ни один самолёт не сумел подняться в воздух с вражеских аэродромов за все восемьдесят минут, что звучала музыка Шостаковича.

Симфония транслировалась по радио и громкоговорителям городской сети.

Те, кто не смог попасть в Филармонию, слушали концерт на улицах у репродукторов, в квартирах, в землянках и блиндажах фронтовой полосы. Слушали концерт и осаждавшие город немецкие войска. Как потом говорили, немцы просто обезумели, когда услышали эту музыку. Они-то считали, что город почти умер. Ведь ещё год назад Гитлер обещал, что 9 августа немецкие войска пройдут парадным маршем по Дворцовой площади, а в гостинице «Астория» состоится торжественный банкет. После войны двое туристов из ГДР, разыскав Элиасберга, признались ему: «Тогда, 9 августа 1942 года, мы поняли, что проиграем войну. Мы ощутили вашу силу, способную преодолеть голод, страх и даже смерть…»

Поэт Николай Тихонов, вернувшись с концерта, записал в своём дневнике: «Симфонию Шостаковича… играли не так, может быть, грандиозно, как в Москве или Нью-Йорке, но в ленинградском исполнении было своё — ленинградское, то, что сливало музыкальную бурю с боевой бурей, носящейся над городом. Она родилась в этом городе, и, может быть, только в нём она и могла родиться. В этом её особая сила».

Карл Ильич Элиасберг вспоминал: «Не мне судить об успехе того памятного концерта. Скажу только, что с таким воодушевлением мы не играли ещё никогда.

И в этом нет ничего удивительного: величественная тема Родины, на которую находит зловещая тень нашествия, патетический реквием в честь павших героев — всё это было близко, дорого каждому оркестранту, каждому, кто слушал нас в тот вечер.

И когда переполненный зал взорвался аплодисментами, мне показалось, что я снова в мирном Ленинграде, что самая жестокая из всех войн, когда-либо бушевавших на планете, уже позади, что силы разума, добра и человечности победили».

Источник: https://bibliophagus.livejournal.com/129772.html

Дмитрий Шостакович. Седьмая «Ленинградская» симфония

Шостакович — автор пятнадцати симфоний. Значение этого жанра очень велико в его творчестве.

Если для Прокофьева, при всем разнообразии его творческих устремлений, самым важным, пожалуй, является музыкальный театр, а прокофьевская инструментальная музыка тесно связана с его оперными и балетными образами, то для Шостаковича, напротив, самым характерным, определяющим жанром является симфония.

Опера «Катерина Измайлова», многие его квартеты, вокальные циклы симфоничны — проникнуты напряженным непрерывным развитием музыкальной мысли.
Шостакович — выдающийся мастер оркестра. Он мыслит оркестрово.

Инструментальные тембры и сочетания инструментов с поразительной точностью и во многом по-новому используются у него как живые участники его симфонических драм. Седьмая («Ленинградская») симфония — одно из наиболее значительных произведений Шостаковича. Симфония написана в 1941 году. Большая ее часть, как уже было сказано, сочинена в осажденном Ленинграде.

Вот один из эпизодов, дающих представление о том, в каких условиях создавалась эта музыка. Утром 16 сентября 1941 года Дмитрий Дмитриевич 'Выступал по ленинградскому радио. Город бомбили фашистские самолеты, и композитор говорил под гул зенитных орудий и разрывы бомб: «Час тому назад я закончил партитуру двух частей большого симфонического сочинения.

Обратите внимание

Если это сочинение мне удастся написать хорошо, удастся закончить третью и четвертую части, то тогда можно будет назвать это сочинение Седьмой симфонией. Для чего я сообщаю об этом? — продолжал композитор,- … для того, чтобы радиослушатели, которые слушают меня сейчас, знали, что жизнь нашего города идет нормально. Все мы несем сейчас свою боевую вахту …

Советские музыканты, мои дорогие и многочисленные соратники по оружию, мои друзья! Помните, что нашему искусству грозит великая опасность. Будем же защищать нашу музыку, будем же честно и самоотверженно работать … ». Замечательна история и первых исполнений седьмой симфонии в нашей стране 11 за рубежом.

Среди них самый потрясающий факт — премьера в Ленинграде в августе 1942 года. В осажденном городе люди нашли в себе силы исполнить симфонию. В оркестре Радиокомитета осталось всего пятнадцать человек, а нужно было не менее ста! Тогда созвали всех бывших в городе музыкантов и еще тех, кто играл в армейских и флотских фронтовых оркестрах под Ленинградом.

9 августа седьмую симфонию Шостаковича сыграли в зале Филармонии. Дирижировал Карл Ильич Элиасберг. «Эти люди достойны были исполнять симфонию своего города, и музыка была достойна их самих … » — писали тогда в «Комсомольской правде» Ольга Берггольц и Георгий Макогоненко. На партитуре симфонии авторская надпись: «Посвящается городу Ленин граду».

Седьмую симфонию часто сравнивают с документальными произведениями о войне, называют «хроникой», «документом» — настоль- ко точно передает .она дух событий. И вместе с тем, эта музыка поражает не только непосредственностью впечатлений, но и глубиной мысли.

Схватку советского народа с фашизмом Шостакович раскрыл как борьбу двух миров: мира созидания, творчества, разума и — мира разрушения и жестокости; Человека и — цивилизованного варвара; добра и зла.

О том, что побеждает в симфонии в результате этой борьбы, очень точно сказал Алексей Толстой: «На угрозу фашизма — обесчеловечить человека — он ответил симфонией о победном торжестве всего высокого и прекрасного, созданного гуманитарной культурой … ». Идею борьбы и торжества Человека по-разному раскрывают четыре части симфонии.

Рассмотрим подробно первую часть, которая рисует непосредственное «военное» столкновение двух миров.

Первая часть (Allegretto) написана в сонатной форме. В экспозиции ее заключены образы советской страны, народа, человека. «Работая над симфонией,- говорит композитор,- я думал о величии нашего народа, о его героизме, о лучших идеалах человечества, о прекрасных качествах человека … ». Первая тема экспозиции — тема главная — героическая и величественная. Она звучит у струнных инструментов в тональности до мажор: Вот некоторые особенности этой темы, придающие ей современную остроту и динамичность: смелые широкие мелодические ходы; энергичный маршевый ритм, характерный для многих советских массовых песен; богатство и напряженность лада (до мажор, включающий в себя повышенную ступень — звук фа-диез — в третьем такте; дальше в развертывании темы наряду с мажорной используется минорная терция — ми-бемоль). с русскими «богатырскими» темами главную партию седьмой симфонии Шостаковича сближают размашистые, раскачивающиеся интонации, тяжеловатые унисоны.

Важно

Вслед за главной партией звучит лирическая побочная в тональности соль мажор. Тихая и даже как будто застенчивая в выражении чувств музыка глубоко искренна. Прозрачно изложение, чисты инструментальные краски. Эпизод нашествия построен в форме вариаций на одну мелодически неизменную тему (в тональности ми-бемоль мажор).

Постоянной остается и барабанная дробь, все усиливающаяся к концу. Меняются от вариации к вариации оркестровые тембры, регистры, плотность фактуры, динамика, присоединяются новые полифонические голоса. При помощи всех этих средств и раскрывается характер темы. Вариаций — одиннадцать.

В двух первых холодность и мертвенность звучания подчеркиваются тембром флейты в низком регистре (первая вариация) и сочетанием того же инструмента с флейтой пикколо на расстоянии полутора октав (вторая вариация). В третьей вариации сильнее выделяется автоматичность: каждую фразу у гобоя копирует на октаву ниже фагот.

В басу вступает новая, тупо отбивающая ритм фигура. С четвертой по седьмую вариацию усиливается воинственный характер музыки. Вступают медные духовые инструменты (труба, тромбон с Сурдиной в четвертой вариации). Впервые тема звучит forte, излагается параллельными трезвучиями (шестая вариация).

В восьмой вариации тема достигает устрашающей звучности fortissimo. Ее играют в нижнем регистре в унисон восемь валторн вместе с деревянными духовыми и струнными инструментами. Автоматическая фигура из третьей вариации теперь наверху. Ее отстукивает ксилофон в сочетании с другими инструментами.

В девятой вариации к железному звучанию темы (у труб и тромбонов в верхнем регистре) при соединяется мотив стона. И наконец, в двух последних вариациях тема приобретает торжествующий характер. Кажется, что железное чудовище с оглушительным грохотом тяжело движется прямо на слушателя. Но тут происходит неожиданное.

Резко сменяется тональность. Вступает дополнительная группа труб, валторн и тромбонов. Звучит драматический мотив, который называют мотивом сопротивления.

В замечательной статье, посвященной седьмой симфонии, Евгений Петров так писал об эпизоде нашествия: «Она обрастает железом и кровью. Она сотрясает зал. Она сотрясает мир. Что-то, что-то железное идет по человеческим костям, и вы слышите их хруст. Вы сжимаете кулаки.

Вам хочется стрелять в это чудовище с цинковой мордой, которое неумолимо и методично шагает на вас,- раз, два, раз. Два. И вот, когда, казалось бы, уже ничто не может спасти вас, когда достигнут предел металлической мощи этого чудовища, неспособного!? мыслить и чувствовать … происходит музыкальное чудо, которому я не знаю равного в мировой симфонической, литературе.

Совет

Несколько нот партитуре,- и на всем скаку (если можно так выразиться), на предельном напряжении оркестра, простая и замысловатая, шутовская и страшная тема войны заменяется всесокрушающей музыкой Сопротивления Завязывается симфоническая битва небывалого напряжения (вариационное развитие переходит в разработочное).

Мощные волевые усилия наталкиваются на железные мотивы нашествия. В пронзительных душераздирающих диссонансах слышатся крики, боль, стоны. Все это выливается в грандиозный реквием — плач о погибших. Так начинается необычная реприза.

В ней обе темы экспозиции — главная и побочная — оказываются сильно измененными подобно людям, вошедшим в пламя войны, испытавшим ужас и страдание, исполнившимся гнева. Одно из редких свойств таланта Шостаковича — его способность передать в музыке великую скорбь, слитую с великой силой протеста против зла.

Таково звучание главной партии в репризе: Она проходит теперь в миноре, ее маршевый ритм становится ритмом траурного шествия, но мелодия приобрела характер могу- чего страстного речитатива. Это речь, обращенная ко всем людям.

Мелодии подобного склада — широко изложенные у всего оркестра, полные ораторских интонаций — призывных, гневных, страстных,- не однажды встречаются в музыке Шостаковича.

Побочная партия — прежде светлая, лирическая — в репризе глухо и скорбно звучит у фагота, в низком регистре, в особом минорном ладу, который Шостакович часто использует в музыке трагического характера (это минор с двумя пониженными ступенями — 11 и IV; в данном случае, в фа-диез миноре — соль-бекар и си-бемоль).

Частая смена размеров (3/4, 4/4, потом 3/2) придает мелодии живое дыхание человеческой речи. Как сильно контрастирует это с неизменным автоматическим ритмом темы нашествия! В конце первой части — в коде — тема главной партии опять появляется.

Теперь она вернулась к своему первоначальному мажорному облику, но звучит тихо, певуче у скрипок, как воспоминание и мечта о мире. Самый конец тревожен. Издали слышится — барабанная дробь и тема нашествия. Война продолжается. С беспощадной правдивостью, без прикрас нарисовал Шостакович в первой части симфонии реальные картины мира и войны.

Обратите внимание

Он передал в музыке величие и героизм своего народа, показал страшную силу врага и всю напряженность смертельной схватки.

Во второй и третьей частях композитор противопоставил жестокой разрушительной силе фашизма духовное богатство человека: глубину его мысли, силу его воли. Четвертая часть — мощный финал — полон наступательной энергии и предчувствия победы. Чтобы по-настоящему оценить финал седьмой симфонии, нужно еще раз вспомнить, что он написан в первые месяцы Великой Отечественной войны. Со дня первого исполнения «Леиинградской» симфонии прошло много лет. Много раз она звучала с тех пор в мире — концертных залах, по радио, в кино (был создан фильм о седьмой симфонии). Каждый раз ее исполнение воскрешает перед людьми незабываемые страницы современной истории и вливает в их сердца мужество и гордость. Седьмая Шостаковича с полным правом может быть названа «Героической симфонией» ХХ века.

Вы мечтаете о стройной и красивой фигуре? Пора действовать! Ведь похудение — это так просто! Занимайтесь регулярно спортом, следите за питанием, а главное поднимайте себе настроение хорошей музыкой. Гимнастика под любимые мелодии доставит вам массу удовольствия и поможет быстро сбросить лишние килограммы.

Источник: http://orpheusmusic.ru/publ/dmitrij_shostakovich_sedmaja_quot_leningradskaja_quot_simfonija/478-1-0-915

Дмитрий Шостакович — интересные факты из жизни композитора

Легендарный человек, один из самых известных в мире композиторов прошлого века. За свою жизнь, которую он посвятил творчеству, Дмитрий Дмитриевич написал пятнадцать симфоний, например, «Хованщина», «Человек с ружьём», «Король лир» и другие.

Также писал музыку, которая использовалась во многих фильмах Советского Союза. Проживал Шостакович в Ленинграде, даже когда этот город переживал блокадные годы.

Первая слава. Неуспехи начинающего композитора

Он начал заниматься творчеством, когда ему было всего девять лет. Вся его семья любила музыку, в том числе, его родной отец. Но, к сожалению, никто в этом мальчике таланта не видел, а многие профессиональные композиторы и музыканты, слушая его наработки, вовсе заявляли, что Дмитрий никогда не станет знаменитостью.

Юный Шостакович не сдавался: в 13 лет он поступил в музыкальную консерваторию. В 19 лет о нём эти же профессионалы заговорили иначе. Ведь что интересно: «Первая симфония» Дмитрия Шостаковича – и есть его выпускная дипломная работа.

Знаменитая «Ленинградская симфония». Тайны и загадки

«Ленинградская симфония» известна не всем, но многим. Та самая, нагнетающая, которая позволяет представить в своей голове, как нацистские войска подбираются к Советскому Союзу всё ближе и ближе. Эту симфонию знают исключительно все видные музыканты мировой культуры.

Позже Дмитрий Дмитриевич признался, что посвятил её не только тому, как немцы наступают, но и всему тоталитарному режиму в целом. Симфония была написана во время самого разгара блокады города Ленинград.

Дмитрий Шостакович на обложке Time

Эта же симфония прозвучала на американских концертах 65 раз. Именно в это время, в 1943 год, фото композитора попало на обложку одного из самых популярных журналов США.

Как всегда, чтобы привлечь внимание, художники журнала изобразили Дмитрия Дмитриевича в пожарной каске.

Они объяснили это тем, что Шостакович в таком виде является символом сопротивления граждан СССР гитлеровским захватчикам.

Гонения на композитора

Прессинг со стороны властей Советского Союза был, очень интенсивно репрессировали и Шостаковича самого, и его семью. Сестра была сослана в одну из республик Средней Азии, жену арестовали.

По крайней мере, самого композитора не трогали, хотя по записям из некоторых источников, в деле ГБ он числился врагом народа. Именно поэтому всегда в прихожей стоял чемодан с собранными вещами, на случай, если приедут арестовывать.

С некоторыми его друзьями, которые обвинялись в том же, в неприязни к СССР, были казнены или посажены в тюрьмы. Известно, что генералиссимусу этот композитор был противен.

Гимн СССР от Дмитрия Шостаковича

Совместно со своим другом, коллегой по музыке, Хачатуряном, Дмитрий Дмитриевич задумал разработать, написать и опубликовать свою версию гимна Советского Союза.

К ним присоединился ещё один знаменитый композитор – Александров. Ничего не получилось. Каждый начал писать свою версию гимна СССР сам. Сталину версия Шостаковича не понравилась. Хачатуряна – тоже.

Выбор пал на музыку Александрова, которая и была принята впоследствии.

Партбилет довёл до слёз

Положение Советского Союза обязывало вступать в рабоче-крестьянскую партию СССР. Шостакович отказывался. Даже неоднократно пытался убежать от своего рода партийных собраний. Не так-то просто было убежать от таких важных в то время обязанностей.

Партийный билет Дмитрий Дмитриевич всё же получил. Его родной сын говорил: «Мой папа лил слёзы всего два раза за всю свою жизнь! Первый раз, когда умерла его жена. А второй – когда он получил этот билет». Вот так сильно Шостакович не любил политический строй Советского Союза.

Гость из Индии

Дело было в шестидесятых годах прошлого века. Один композитор, родом из Индии, решил посетить Дмитрия Дмитриевича. Эта история превратилась в анекдот. Этому композитору нужна была качественная музыка для кино, которую он отыскал у нашего Шостаковича.

Индиец спросил у Шостаковича: «А сколько Вы платите своим помощникам, которые пишут с Вами музыку?». Это удивило Дмитрия, и тот ответил, что всё делает самостоятельно. Гость задал ещё один вопрос: «А как же ноты? Они Вам тоже известны?». Вот такая забавная история.

Товарищ педагог

Некоторые известные композиторы, например, Биберган или Тищенко – это его ученики. Преподавал в консерваториях Москвы и Ленинграда. Однако и тут его репрессировали.

Жданов, чиновник, ответственный за это, обвинил Дмитрия Дмитриевича в профнепригодности. Вскоре композитора уволили, и тот остался без научной должности.

Только через тринадцать лет ему удалось вернуться к педагогической деятельности.

Женился три раза

Да, Дмитрий Шостакович женился три раза. Его первая возлюбленная, Нина Васильевна – астрофизик. Именно от неё у Шостаковича появились на свет два ребёнка. Училась она у самого физика Иоффе.

Умерла от рака в 1954 году. Второй женой, как ни странно, была работница отделения Коммуны, Маргарита Кайнова. Однако этот брак быстро распался по понятным причинам. В 55 лет Шостакович снова женился, и его третья жена Ирина Супинская – редактор знаменитого издательства «Советский композитор». Она была на целых 28 лет младше своего избранника.

Умер Дмитрий Дмитриевич в 1975 году, девятого августа. Сын его, Максим, дирижёр и пианист.

Источник: https://vivareit.ru/dmitrij-shostakovich-interesnye-fakty-iz-zhizni-kompozitora/

Ссылка на основную публикацию