Верещагин «ночной привал великой армии» описание картины, анализ, сочинение

Показать публикацию

26 октября 2017 года — 175 лет со дня рождения Василия Васильевича Верещагина (1842-1904), русского живописца, литератора.

Родился в Череповце. Происходил из древнего дворянского рода. 

Отец – военный.Закончил морской кадетский корпус, учился живописи в Петербурге и Париже.

Он известен как прежде всего русский живописец-баталист. 

Много путешествовал и по Европе, и по Азии (Индия, Сирия, Палестина, Филиппины)Был в США. Долго жил и работал во Франции. Принимал участие в боевых действиях в Средней Азии во время русско-турецкой и русско-японской войн.Погиб на броненосце «Петропавловск». Своей живописью пытался «бить войну».

Самые знаменитые картины: «Апофеоз войны», триптих «На Шипке всё спокойно]», «Ворота Тамерлана», «После атаки», «Мавзолей Тадж-Махал в Агре», серии «Индийская», «Палестинская», «Туркестанская», «1812».

Верещагин

Верещагин В.В»На большой дороге. Отступление, бегство… «1887-1895

Верещагин

Верещагин В.В » Апофеоз войны».1871

Верещагин

Верещагин В.В  «В штыки Ура Ура (Атака)» 1887-189

Верещагин

Верещагин В.В»Побежденные. Панихида.» 1878-1879

Верещагин

Верещагин В.В » У крепостной стены. Пусть войдут» 1871

Верещагин

Верещагин В.В»Конец Бородинского боя.»1899-1900

Верещагин

Верещагин В.В «Торжествуют»1872

Верещагин

Верещагин В.В  «Японка.» 1903

Верещагин

Верещагин В.В»Верблюд во дворе караван-сарая.»1869-1870

Верещагин
В горах Алатау. 1869-1870 

  • Ночной привал великой армии. 1896-1897 

Люлли (цыган). 1867-186
Ворота около Кутуб-Минара. Старый Дели. 1875 
Мавзолей Тадж-Махал. 1874-1876 
Мавзолей Шах-и-Зинда в Самарканде. 1869-1870 
После неудачи. 1868 
Кочевая дорога в горах Алатау. 1869-1870 
Мыс Фиолент вблизи Севастополя. 1897 
Дети племени солонов. 1869-1870 
Продажа ребенка-невольника. 1872 
Колоннада в Джайнском храме на горе Абу вечером. 1874-1876 
Афганец. 1867-1868

Источник

Галина (Пчёлка Майя) просветленный

Источник: https://obiskusstve.com/1275262996455361329/k-175-letiyu-vasiliya-vasilevicha-vereschagina/?comment=1278207956214353657&single

Отечественная война 1812 года

Верещагин    Верещагин Василий Васильевич (14.10.1842, Череповец Новгородской губернии — 31.03.1904), живописец-баталист, литератор, мемуарист. Из дворян. Учился в Александровском кадетском корпусе (1850-1853), Морском кадетском корпусе (1853-1860), Петербургской академии художеств (1860-1863) и в мастерской Ж.Л. Жерома в Париже (1864-1865). В поисках впечатлений и сюжетов для картин много путешествовал по России, странам Европы, Азии, Америки. Участвовал в военных действиях в Туркестане (1867-1870; в 1868 г. награжден орденом Св. Георгия 4-го класса), что нашло отражение в «Туркестанской» серии картин (1871-1874). В ходе русско-турецкой войны 1877-1878 гг. также был в действующей армии, в 1877-1881 гг. создал «Балканский» цикл полотен. С началом русско-японской войны 1904-1905 гг. отправился на Дальний Восток. Погиб вместе с адмиралом С.О. Макаровым при взрыве броненосца «Петропавловск» в виду Порт-Артура.   Верещагин основательно изучал историю Отечественной войны 1812 года, уделяя значительное внимание военно-историческим реалиям. В 1887-1900 гг. создал в Москве и Париже серию из 20 картин, в которых стремился «показать великий национальный дух русского народа», а также «свести образ Наполеона с того пьедестала героя, на который он внесен»: «Не замай — дай подойти!», «С оружием в руках — расстрелять!», «В штыки! Ура, ура!», «В Кремле пожар», «В Успенском соборе», «Маршал Даву в Чудовом монастыре», «В Городне — пробиваться или отступать?», «На этапе. Дурные вести из Франции», «На большой дороге. Отступление, бегство» (все 1887-1895 гг.), «Перед Москвой в ожидании депутации бояр» (1891-1892), «В Петровском дворце», «Возвращение из Петровского дворца» (обе — 1895 г.), «Зарево Замоскворечья», «Ночной привал Великой армии» (обе — 1896-1897 гг.), «Наполеон на Бородинских высотах» (1897 г.), «Поджигатели» (1897-1898 гг.), «Конец Бородинского боя», «Сквозь пожар», «Наполеон и Лористон», «На морозе» (все — 1899-1900 гг.). Картины этой серии Верещагин с успехом демонстрировал на персональных выставках в Париже, Лондоне, Берлине, Вене, Нью-Йорке и др. (ныне большинство полотен — в Государственном историческом музее, в Москве). Кроме того, Верещагин оставил ряд незаконченных картин («Наполеон при Березине»), этюдов и набросков о событиях 1812 года, а к 100-летию войны намеревался написать картины «Занятие Смоленска», «Канун Бородинской битвы», «Совет в Филях» и др. (замысел не осуществлен).

   Художник-новатор, Верещагин отверг академические каноны батальной живописи с их парадной условностью, в своих полотнах обличал войну как мировое зло («Апофеоз войны», 1871-1872 гг.). Верещагин — автор двух книг о войне 1812 года («1812 год» и каталог с пояснением к его картинам: «Наполеон I в России»), в которых высказал свой взгляд на роль М.И. Кутузова и М.Б. Барклая де Толли, на исход Бородинского сражения, пожар Москвы и др.

«Шахматы поставлены, игра начнется завтра» — сказал Наполеон, возвратясь в свою палатку, после объезда Бородинского поля накануне дня великой битвы. Ночь император провел в своей палатке почти без сна, мучимый припадками жестокой болезни и в крайне угнетенном состоянии духа.

Верещагин

Конец Бородинского сраженияВечером 26-го августа, около пяти часов, Бородинское сражение окончилось. Каковы же были итоги этой кровопролитнейшей из битв? Очень печальные для Наполеона, ибо здесь не было победы, которой в течение целого дня тщетно ждали от него все приближенные…

Верещагин

Перед Москвой — ожидание депутации боярНаконец настал тот знаменательный день, которого с таким нетерпением ожидал Наполеон, его маршалы, его солдаты: они дошли до Москвы.В два часа дня 2-го сентября Наполеон въехал на Поклонную гору, находящуюся в 3-х верстах от Москвы, и… остановился… Зрелище великолепное, не виданное прежде, развернулось перед его глазами… Протянувшись на возвышенности, разбегаясь широко в стороны домами, рисуясь в синеве неба, горя в солнечных лучах золотом куполов своих бесчисленных соборов, церквей, монастырей, увенчанная точно сказочной короной своим Кремлем, величественная в своей оригинальной красоте, таинственная, загадочная предстала взору завоевателя Москва, древняя столица России. Москва!…

  • Верещагин
  • В Кремле — пожар!

Среди всех бедствий Отечественной войны пожар Москвы как-то особенно привлекал внимание современников и возбуждал фантазию каждого, кто обращал свою мысль к той великой эпохе. В нем видели перст Божий, и в самом деле это было знаменательно.2-го сентября войска Наполеона вступили в Москву, а на другой день, 3-го, сам император, переночевав в Дорогомиловском предместьи, въехал в Белокаменную и расположился со своей главной квартирой в Кремль. Но едва только совершилось это занятие древней русской столицы неприятельской армией, как в городе начались пожары один за другим, и никакие усилия, направленные к их прекращению, не могли ничего сделать…

  1. Верещагин

Сквозь пожар

Наполеон, вынужденный спасаться из Кремля, покинул его пешком, направляясь к Арбату. Но это было настоящим выходом из огня да в полымя. Пожар достиг своего апогея, превратив Москву в подобие огненного лабиринта, в котором ничего не стоило заблудиться и стать добычею огня.

Улицы представляли собою корридор, где стены были из огня, потолок из огня, так как свивавшееся жгутом, бурлившее, метавшееся из стороны в сторону, пламя порою становилось сводом над головой, а пол был вымощен тлевшими и пылавшими головешками, раскаленными угольями, горячей золой.

..

Верещагин

Маршал Даву в Чудовом монастыреПочему маршал Даву, князь Экмюльский, избрал для своих письменных занятий именно алтарь Чудового монастыря? Да просто потому, что маршал Даву был не из тех людей, которые способны обращать внимание на окружающую их обстановку.

Даву был суровый, мрачный человек, великолепно знавший военное дело, непоколебимо преданный Наполеону, с которым он вместе воспитывался в Бриеннской военной школе, вечно занятый, сосредоточенный, и для него вопросы, хотя бы самых элементарных жизненных удобств, совершенно не существовали…

Верещагин

В Петровском дворце (в ожидании мира)

Наполеон, всегда отличавшийся необычайной быстротой мысли и действия, сейчас потерял бодрость духа и способность ясно определять ход событий.

Он, который в 1805 году был способен вдруг отказаться от Болонского предприятия, начавшегося со многих бед и издержек, чтобы с невероятной быстротой возглавить всю свою действующую армию против Австрии; он, который последний год без ошибок и просчетов определял все движения своей армии, равно как и Берлина; который не только устанавливал заранее дату своего входа в столицу Пруссии, но даже назначал губернатора, — теперь находил себя, после сожжения Москвы, уничтожившего все его надежды и планы, в плачевном состоянии нерешительности…

  • Верещагин

Возвращение из Петровского дворца

К вечеру 4-го сентября Наполеон добрался до Петровского дворца, где очутился в полной безопасности от огня, заливавшего Москву. Неистовый пожар между тем продолжал свирепствовать, и Москва буквально таяла в его пламени.

Наполеон из окон Петровского дворца с тяжелым сердцем должен был созерцать эту вакханалию огненной стихии, в которой, казалось, гибли все его честолюбивые мечты. Наступило 6-е сентября. Пожар начал утихать, потому что, во-первых, просто уже нечему было гореть, а, во-вторых, прошел проливной дождь.

Наполеон, узнав о том, что Кремль остался в полной сохранности, решил возвратиться туда…

  1. Верещагин

Поджигатели. Расстрел в КремлеВсякий город, очутившийся во власти неприятеля, подчиняется тому управлению, которое назначит победитель. В силу этого правила Наполеон, вступив в Москву, сейчас же избрал нескольких лиц, обязанных блюсти порядок в пределах нового французского владения. Он назначил маршала Мортье генерал-губернатором, генерала Дюронеля — комендантом столицы, а бывшего французского консула в Петербурге, Лессепса — интендантом московской провинции…

  • Верещагин
  • Наполеон и маршал Лористон — мир во что бы то ни стало

(Ошибка В. В. Верещагина. Лористон стал маршалом Франции значительно позднее 1812 г.)В то время как французская армия расположилась в Москве и ее окрестностях, русская сосредоточилась в лагере при Тарутине в Калужской губернии, отстоящем от Москвы на 166 верст. Кутузов решил спокойно оставаться здесь в ожидании дальнейших событий, вполне уверенный, что «французская армия развалится сама собой». Это были его собственные слова. И действительно для французов уже наступали черные дни…

  1. В Городне — пробиваться или отступать?

В маленькой деревушке Городне, в нескольких верстах от Мало-Ярославца, решалась участь Великой армии, в дни, непосредственно следовавшие за сражением при Мало-Ярославце, 12-го октября. Картина В. В.

Верещагина воспроизводит по истине драматический момент.

Низкая, тесная, крестьянская изба; «старая, развалившаяся деревянная хижина ткача», как разсказывает граф Сегюр; простой стол, такие же скамьи; уронив голову на руки, склонившись в тяжелом раздумьи над картой, сидит Наполеон…

На этапе — дурные вести из ФранцииБлизился конец октября. Зима понемногу устанавливалась, и хотя морозы не достигали больше 10—12 градусов, но сильныя вьюги делали невыносимым положение французов, не привыкших к такой погоде.

Отступление Великой армии было в полном разгаре; все более и более оно начинало преобретать характер безпорядочного бегства, осложняемого невозможностью добывать провиант в количестве, потребном для прокормления такого множества людей.

Ужасы голодовки уже легли тяжелым камнем на плечи этих когда-то великолепных воинов…

На большой дороге — отступление, бегство…

Большая дорога из Красного по направлению к Минску. Неподвижно стали по краям ее деревья, которые мороз сверху до низу одел плотным инеем. Далеко в стороны раскинулось необозримое поле, и чуть темнеет на горизонте узкая полоска леса.

И куда ни кинь взор, везде снег, снег, снег… А воздух тих; на небе ни облачка; красноватые лучи солнца играют на деревьях, сверкают на белом поле, и от них на снегу дрожат и переливаются бриллиантовые искры.

Мороз сковал землю, и снег, сухой и твердый, хрустит под ногами…

Наполеон в зимнем одеянии

Во всем XIX веке не найдется другой исторической личности, которая так-же сильно, как Наполеон, привлекала бы воображете художников всех стран.

Нет числа картинам и портретам, начиная с больших масляных полотен и кончая гравюрами, изображающими Наполеона в разнообразнейшие моменты его полной грандиозных событий жизни, от самых счастливых и до самых несчастных.

Знаменитейшие живописцы его времени, Давид, Жерар, Гро, увековечили каждый по своему черты императора в своих произведениях…

    Ночной привал Великой армииВесь день с раннего утра они шли, солдаты Великой армии, медленно, страшно медленно подвигаясь вперед к цели, отныне ставшей единственно заветной, — поскорее выбраться за пределы суровой страны, где ужас, холодный и безмолвный, сторожил их на каждом шагу.Медленно они двигались, ежеминутно спотыкаясь и падая, безпрерывно уменьшаясь в числе, ибо многие из тех, кто падал, уже не имели более сил, чтобы подняться…

    • Источник
    Читайте также:  Что такое ритм в музыке, изучаем и осваиваем ритм

    Источник: https://gbou-school-2.ucoz.ru/index/vasilij_vasilevich_vereshhagin/0-59

    Повести. Очерки. Воспоминания

    Морозная зима, быстро со всею силою подвинувшаяся на не подготовленную к ней отступавшую армию, — награбившую массу ценных вещей, но не позаботившуюся о зимней одежде, — показала ей, что в этой стороне она незваная гостья.

    Злой приказ Наполеона жечь все кругом, имевший целью наказать русских, наказал прежде всего своих: приводившийся в исполнение не ариергардом, как бы следовало, а авангардом, он отнимал у несчастных солдат последнюю возможность хоть изредка отогреться под крышею и заставлял проводить все ночи под открытым небом. Те, которым удавалось развести огонь, по часам сидели вокруг него, наслаждаясь теплотой и не замечая, как загорались их одежды и даже обугливались отмороженные части тела. Некоторые прямо входили в костры и обгорали до смерти. Ужаснее всего были ночи во время ветров и снежных бурь: длинные ряды тесно сжавшихся солдат, укутанных в продырявленные шинели и плащи, также в женские юбки, крестьянские армяки, священнические ризы и кто во что горазд — издавали один общий протяжный стон, не заглушавшийся даже воем ветра. Тут были генералы, офицеры и солдаты — все взывали к далекой родине и кляли Россию с ее морозами, одинаково недружелюбно поминая императоров Наполеона и Александра…

    Верещагин

    Ночной привал великой армии

    Иллюстрации

    Верещагин

    Свидание заключенного со своей семьей

    Верещагин

    Аю-Даг

    Верещагин

    Гелатский монастырь

    Верещагин

    Всадник-воин в Джайпуре

    Верещагин

    Всадник в Самарканде

    Верещагин

    Бухарский солдат (сарбаз)

    Верещагин

    У дверей Тамерлана

    Верещагин

    В Туркестане

    Верещагин

    Женщина из Бутана

    Внутренняя юрта богатого киргиза

    Повозка в Дели

    Мавзолей Тадж-Махал в Агре

    Шинтоистский храм в Никко

    Подавление индийского восстания англичанами

    Примечания

    Литератор

    Повесть

    Впервые — Русская мысль. 1894. Кн. 1–3. Отдельное издание: Художник В. В. Верещагин. Литератор: Повесть. М., 1894. Тогда же была переведена на немецкий язык и под названием «Der Kriegscorrespondent» вышла без пропусков, имеющихся в русском оригинале. Печатается по отдельному русскому изданию 1894 г.

    Федор Викторович Немиров

    Мастеровой

    Из книги «Иллюстрированные автобиографии нескольких незамечательных русских людей»

    Отдельным изданием в качестве приложения к каталогу выставки В. В. Верещагина вышла в 1895 г. Печатается по изд.: Верещагин В. В. Иллюстрированные автобиографии нескольких незамечательных русских людей. М., 1895.

    Очерки, наброски, воспоминания

    Впервые отдельным изд.: Очерки, наброски, воспоминания. Спб., 1883.

    В настоящее издание не включен очерк «По Сибири», поскольку почти весь вошедший в него материал повторяется в «листке 10-м» «Листков из записной книжки» (см. ниже).

    Обер-Аммергау

    Текст печатается по изд.: Духоборцы и молокане в Закавказье. Шииты в Карабахе. Батчи и опиумоеды в Средней Азии. Обер-Аммергау. В горах Баварии // Рассказы B. В. Верещагина с рисунками. — М., 1900, — C. 81–90.

    Реализм

    Впервые — Художник. 1891. № 1. Статья выходила также на английском языке как приложение к «Catalogue of the Veretschagin Exhibition» в «American Art Galleries», New-York, 1891.

    О прогрессе в искусстве

    Статья была напечатана на английском языке в виде приложения к «Catalogue of the Veretschagin Exhibition». — «American Art Galleries», New-York, 1891. Печатается no изд: Булгаков Ф. И. В. В. Верещагин и его произведения. Спб., 1905. С. 133–136.

    Иван Николаевич Крамской к его характеристике

    Впервые — Русская старина. 1889. Т. 61. № 2. С. 631–634.

    Наивности

    Впервые — Русская старина. 1889. Т. 64. № 12. С. 783–794.

    Листки из записной книжки

    В конце жизни Верещагин активно публикует в различных газетах свои очерки и воспоминания под общим названием «Из записной книжки».

    Наиболее значительные очерки из этой рубрики печатаются в «Русских ведомостях» (1897–1901), в «Новостях и биржевой газете» (1899–1904), в журнале «Искусство и художественная промышленность» (1899–1900). Первые 12 очерков вышли отдельным изданием: Листки из записной книжки художника В. В. Верещагина. М.

    , 1898. 196 с. Впервые они были напечатаны: «Листок 1-й» в кн.: Братская помощь пострадавшим в Турции армянам: Литературно-научный сб. Изд. 1. Т. 2. М., 1897. С. 494–498; остальные: Русские ведомости. 1897. № 355 (24 дек.); 1898. № 24 (24 янв.), № 56 (26 февр.

    ), № 79 (21 марта), № 118 (1 июля), № 131 (14 июля), № 142 (25 июля), № 175 (27 авг.), № 183 (4 сент.), № 201 (22 сент), № 203 (24 сент.), № 238 (29 окт.), № 244 (4 нояб.). Печатаются по тексту отдельного издания.

    Из записной книжки

    После выхода отдельного издания «Листков из записной книжки» в «Русских ведомостях» было напечатано еще четыре очерка, непосредственно примыкающих к этому циклу. Печатаются по этому тексту: Русские ведомости. 1899. № 271 (1 окт.); 1901. № 185 (7 июля); 1901. № 228 (19 авг.); 1901. № 246 (6 сент.).

    Наполеон I в России в картинах В. В. Верещагина

    Впервые отдельным изд.: Ф. И. Булгаков. Спб., 1899. 54 с., 16 ил. К этому времени из 20 полотен, составляющих верещагинскую серию картин о войне 1812 года, было закончено 14, и книга представляет беллетризированный исторический комментарий к ним.

    Сюжетной основой этого стали сами события Отечественной войны, представленные в хронологической последовательности. Понимание В. В. Верещагиным событий войны 1812 г. более полно было изложено в его кн.: 1812. Наполеон I: Приложение к каталогу картин В. В. Верещагина. М., 1895.

    В предисловии автор писал: «Я не задавался целью писать в строгом смысле „историю“ кратковременных завоеваний великой армии в России. Имея надобность ознакомиться, для моих картин, с личностью и образом действия Наполеона I в 1812 г.

    , я выписал из свидетельств очевидцев и современников то, что показалось мне наиболее характерным, в уверенности, что эти занятия будут небезынтересными для общества. Прилагаю список авторов, сочинениями которых я более или менее пользовался».

    Далее следовал список, включавший более 60 имен, около 40 из них — французских авторов. Предпочтение, отданное Верещагиным французским источникам, сказалось и в трактовке некоторых эпизодов войны, и в приводимых им цифрах.

    Содержание

    «Этот все может!» В. Кошелев, А. Чернов … 5

    Литератор (повесть) … 23

    Федор Викторович Немиров. Мастеровой. Из книги «Иллюстрированные автобиографии нескольких незамечательных русских людей» … 107

    Очерки, наброски, воспоминания

    Из рассказов крестьянина-охотника (Новгородской губ. Череповецкого у.) … 113

    • Из путешествия по Закавказскому краю … 119
    • Из путешествия по Средней Азии … 138
    • Дунай. 1877 … 157

    И. С. Тургенев. (1879–1883) … 178

    1. Воспоминания детства. 1848–1849 … 186
    2. Обер-Аммергау … 189
    3. Реализм … 193
    4. О прогрессе в искусстве … 208
    5. Иван Николаевич Крамской. К его характеристике … 212
    6. Наивности … 216
    7. Листки из записной книжки … 224
    8. Из записной книжки … 272

    Наполеон I в России в картинах В. В. Верещагина … 297

    Примечания … 341

    Примечания

    1

    Подробнее о биографии Верещагина см.: Лебедев А. К., Солодовников А. В. В. В. Верещагин: Человек. События. Время. — М., 1988; Верещагин В. В. Воспоминания сына художника. — Л., 1978.

    (обратно)

    2

    Здесь и далее автобиография Верещагина цит. по: Лебедев А., Бурова Г. В. В. Верещагин и В. В. Стасов. — М., 1953. — С. 228–232.

    (обратно)

    3

    Переписка В. В. Верещагина и В. В. Стасова / Под. ред. А. К. Лебедева. — М., 1950. — С. 14.

    (обратно)

    4

    Репин И. Е. Далекое близкое. — 9-е изд. — Л., 1986. — С. 302.

    (обратно)

    5

    В полном виде эта книга так же, как и некоторые другие, была переведена на иностранные языки: французский, немецкий, английский, датский. К сожалению, русский авторский текст фрагментов, вычеркнутых цензурой, не сохранился.

    (обратно)

    6

    Нестеров М. В. Давние дни: Воспоминания, очерки, письма. — Уфа, 1986. — С. 401–402.

    (обратно)

    7

    Стасов В. В. Избр. — Т. 1. — М.; Л., 1950. — С. 153.

    (обратно)

    8

    Толстой Л. Н. Собр. соч.: В 22 т. Т. 19–20. — М., 1984. — С. 26.

    (обратно)

    9

    Верещагин В. В. Избр. письма. — М., 1981. — С. 97.

    (обратно)

    10

    Там же. — С. 96.

    (обратно)

    11

    …с врагом на Дунае… — В начале русско-турецкой войны 1877–1878 гг. линия фронта проходила по р. Дунай.

    (обратно)

    12

    …разговаривал не только с животинами, но и оглоблями и постромками… — Реминисценция из «Мертвых душ» Н. В. Гоголя (гл. III).

    (обратно)

    13

    …смягчение нравов эмансипациею… т. е. отменой крепостного права.

    (обратно)

    14

    …наволока… — пойменный луг, низменный берег.

    (обратно)

    15

    Осман Нури-паша (1832–1900) — турецкий маршал, во время войны 1877–1878 гг. командовал войсками в Плевне.

    (обратно)

    16

    …генерал Скобелев — Михаил Дмитриевич Скобелев (1843–1882), генерал от инфантерии, участник Хивинского похода (1873), подавления Кокандского восстания (1873–1876), Ахал-текинской экспедиции (1880–1881). Командовал отрядом под Плевной, дивизией в сражении под Шипкой — Шейново. Близкий знакомый В. В. Верещагина.

    Источник: https://nemaloknig.com/read-278391/?page=113

    Ночной привал великой армии

    Ночной привал великой армии

    Морозная зима, быстро со всею силою подвинувшаяся на не подготовленную к ней отступавшую армию, – награбившую массу ценных вещей, но не позаботившуюся о зимней одежде, – показала ей, что в этой стороне она незваная гостья.

    Злой приказ Наполеона жечь все кругом, имевший целью наказать русских, наказал прежде всего своих: приводившийся в исполнение не арриергардом, как бы следовало, а авангардом, он отнимал у несчастных солдат последнюю возможность хоть изредка отогреться под крышею и заставлял проводить все ночи под открытым небом. Те, которым удавалось развести огонь, по часам сидели вокруг него, наслаждаясь теплотой и не замечая, как загорались их одежды и даже обугливались отмороженные части тела. Некоторые прямо входили в костры и обгорали до смерти. Ужаснее всего были ночи во время ветров и снежных бурь: длинные ряды тесно сжавшихся солдат” укутанных в продырявленные шинели и плащи, также в женские юбки, крестьянские армяки, священнические ризы и кто во что горазд – издавали один общий протяжный стон, не заглушавшийся даже воем ветра. Тут были генералы, офицеры и солдаты – все взывали к далекой родине и кляли Россию с ее морозами, одинаково недружелюбно поминая императоров Наполеона и Александра…

    Верещагин

    Верещагин

    Ночной привал великой армии.

    Данный текст является ознакомительным фрагментом.

    Следующая глава

    Кpax Великой Армии, или Несколько портретов на фоне эпохи I
    В кои веки можно, не кривя душой, сказать доброе слово и о труде Д.С. Мережковского. Его описание отступления французской армии из Москвы в своем роде исключительно… Возможно, потому, что громкий пафос автора в

    Глава II
    От вторжения Наполеона до начала наступления великой армии на Смоленск
    1В Вильне, поздно вечером 24 июня Александр узнал на балу, данном в его честь, о переходе Наполеона через русскую границу. На другой день, 25 июня, в десять часов вечера он призвал бывшего в его

    Глава IX
    Отступление великой армии. Малоярославец и начало партизанской войны
    1Бесконечной пестрой рекой текла из Москвы стотысячная наполеоновская армия с артиллерией и зарядными ящиками. Колоссальные обозы отдельных частей этой армии, кареты, возы, телеги с

    Глава Х
    Березина и гибель великой армии
    1Наступали последние дни кровавой борьбы. От 17 ноября, когда французская армия тронулась из Смоленска, до вечера 14 декабря 1812 г., когда маршал Ней, во главе нескольких сот боеспособных солдат и нескольких тысяч безоружных, раненых,

    Испанский пастух на пути «Великой армии»

    Глава 13
    ГИБЕЛЬ ВЕЛИКОЙ АРМИИ
    Рано утром 8 сентября Кутузов приказал армии отходить к Москве по старой Можайской дороге. Русские шли на Можайск, Землино, Лужинское, Нару, Вязёмы, Мамоново.На другой день после Бородина, 8 сентября, в 12 часов дня Наполеон приказал Мюрату со

    Рождение Великой армии
    Наполеон, узнав о приготовлениях своих противников, решительно взялся за дело и не дал застать себя врасплох. В конце августа, еще до перехода австрийцами границ, он развернул подготовительные мероприятия по рекогносцировке будущего театра

    Положение на флангах Великой армии
    Малоутешительно для Наполеона складывались дела и на других театрах военных действий. Действовавший на крайнем левом фланге Великой армии 10-й армейский корпус под командованием маршала Э. Макдональда 12 (24) июня занял Россиены, откуда

    Глава XVIII
    Ночной метеор и плач всех царей и торговцев земных о гибели великой твердыни «Врата господни» И увидел я после этого в наступившей ночной темноте нового вестника (яркий ночной метеор). Он сходил с неба с великим блеском. Земля осветилась от его славы. И

    Читайте также:  Окарина: история, видео, интересные факты

    Гибель великой армии. 1812

    ГЛАВА IX. ПОХОД ВЕЛИКОЙ АРМИИ
    Великая армия должна быть составлена из многих армий. – Места стоянки отдельных частей. – Колоссальная цифра войск. – Как их собрать воедино; какой опасности следует избегнуть. – Какой план составил император, чтобы собрать воедино все

    Конные части Великой армии в 1812 г. под общей командой Мюрата
    Гвардейская кавалерия маршала Бессьера: 27 эскадронов, 6000 человек;1 корпус Нансути:2 кирасирская и 1 легкая дивизии, 60 эскадронов — 12 000 человек;II корпус Монбрюн (позже Себастиани):2 кирасирская и 1 легкая дивизии, 60

    Рождение Великой армии
    Наполеон, узнав о приготовлениях своих противников, решительно взялся за дело и не дал застать себя врасплох. В конце августа, еще до перехода австрийцами границ, он развернул подготовительные мероприятия по рекогносцировке будущего театра

    Положение на флангах Великой армии
    Малоутешительно для Наполеона складывались дела и на других театрах военных действий. Действовавший на крайнем левом фланге Великой армии 10?й армейский корпус под командованием маршала Э. Макдональда 12(24) июня занял Россиены, откуда

    Глава 6
    Французы, вовлеченные в отступление Великой армии Шел снег. Обрушила зима свои лавины.
    За белизной равнин – вновь белые равнины.
    Знамена брошены. От инея бела,
    Как стадо, армия великая брела. Виктор Гюго. Наказание. Кн. V. Искупление. 1853.
    Осенью 1812 ситуация в Москве

    Источник: https://history.wikireading.ru/282760

    ЛитЛайф

    НОЧНОЙ ПРИВАЛ ВЕЛИКОЙ АРМИИ

    Морозная зима, быстро со всею силою подвинувшаяся на не подготовленную к ней отступавшую армию, – награбившую массу ценных вещей, но не позаботившуюся о зимней одежде, – показала ей, что в этой стороне она незваная гостья.

    Злой приказ Наполеона жечь все кругом, имевший целью наказать русских, наказал прежде всего своих: приводившийся в исполнение не арриергардом, как бы следовало, а авангардом, он отнимал у несчастных солдат последнюю возможность хоть изредка отогреться под крышею и заставлял проводить все ночи под открытым небом. Те, которым удавалось развести огонь, по часам сидели вокруг него, наслаждаясь теплотой и не замечая, как загорались их одежды и даже обугливались отмороженные части тела. Некоторые прямо входили в костры и обгорали до смерти. Ужаснее всего были ночи во время ветров и снежных бурь: длинные ряды тесно сжавшихся солдат” укутанных в продырявленные шинели и плащи, также в женские юбки, крестьянские армяки, священнические ризы и кто во что горазд – издавали один общий протяжный стон, не заглушавшийся даже воем ветра. Тут были генералы, офицеры и солдаты – все взывали к далекой родине и кляли Россию с ее морозами, одинаково недружелюбно поминая императоров Наполеона и Александра…

    Верещагин Верещагин

    Ночной привал великой армии.

    “НЕ ЗАМАЙ! – ДАЙ ПОДОЙТИ!”

    Семен Архипович был старостой в одной из деревень Смоленской губернии, Красненского уезда; деревня эта находилась в верстах 40 от большой Смоленской дороги.

    За первый проход к Москве неприятель продовольствовал себя и лошадей тем, что находил на полях и что попадалось в ближних деревнях, так что фуражиры его не заходили очень далеко, и староста Семен, вместе со всеми односельчанами уже переселившийся было в лес, где зарыл свой провиант и имущество, приободрясь, воротился в деревню.

    Скоро, однако, неприятельские мародеры небольшими партиями стали заглядывать в избы, требовать хлеба, молока и проч., и тех, кто попадал в их руки, жестоко били и мучили.

    У старосты, как и у других крестьян, чесались руки на незваных гостей, но они опасались убивать их, потому что неприятель распускал слух, будто занятые местности Смоленской губернии никогда более не будут принадлежать России, а крестьяне – своим господам.

    Это настолько поколебало умы в окрестности, что находились охотники помогать неприятелю, отыскивать спрятанные фураж и имущество, а местами толпы крестьян пропускались даже на грабеж помещичьих домов.

    В народе говорили о том, что по приказу и благословению Московского первосвященного, духовенство уже начало поминать в церквах на обедне вместо царя Александра I императора Наполеона I. Смута настолько вошла в умы, что в некоторых местах французов встречали с хлебом-солью…

    Недовольство между крестьянами, бесспорно было, и Семен Архипович видел, что по мере движения неприятеля вглубь страны дух неповиновения господам и их управляющим все увеличивался, плохо стали слушать и его голоса.

    Скоро, однако, с разных сторон стали приходить сведения о том, что французы истребляют все, что попадется под руку; останавливаются среди полей, мнут и уничтожают жатву, а над жителями совершают неслыханные злодейства, женщин, которые не успевают бежать, насилуют: по всему пути валяются не только зарезанные крестьяне, но и поруганные девушки, дети! Пошел слух, что церкви обращают в казармы, магазины, конюшни и бойни, что со святых икон сдирают серебряные оклады и потом выбрасывают их на улицу; колют образа на дрова, а также употребляют их и святые престолы вместо столов и скамеек. Издеваются всячески над святыми сосудами и церковными облачениями: из первых пьют вино, а вторые надевают на себя…

    В достоверности этих известий нельзя было сомневаться, а потому они вызвали большое озлобление между крестьянами и сразу пресекли попытки наиболее вольнодумных между ними, начавших было толковать о том, что «надо выждать, посмотреть, что будет, что, может, Наполеон и вправду освободит их»…

    В той же деревне один из крестьян, вырвавшийся из Москвы, откуда он вначале не успел выйти, рассказывал, добравшись до дома, будто в Москве своевольство неприятельских солдат так велико, что его и начальство не может сдержать: пьянствуют, грабят и убивают; в Кремле, в алтаре Архангельского собора будто бы кухня; в Успенском – лошади; наглостей и ругательств, чинимых в церквах, и описать невозможно… будто бы изрубили двух священников в Андроньевском монастыре. У Красных ворот он сам видел мишень, устроенную из образов, для стрельбы в цель. Из Вознесенского монастыря взяли священническую ризу и брачный венец, надели их на ученого медведя и заставили его плясать… Жителей будто бы всячески истязают: так, многие видели князей Волконского, Лопухина, Голицына, не успевших уехать и которых французы заставили таскать на плечах кули, крича на них : «allo, allo!» (allons, allons)!

    На пути от Москвы он слышал о том, что народ сам начинает расправляться с небольшими партиями неприятеля; что крестьяне ездят на Бородинское поле сражения, собирают там ружья, сабли и прочее оружие и ими убивают французов, попадающихся в руки, на дорогах, в лесах и по деревням.

    Семен Архипович собрал мир, и в присутствии батюшки было решено осведомиться у начальства, не будет ли ответа за убийство супостатов; коли нет – так собраться отрядом и промышлять против врага, сколько бог поможет.

    Сомнение их очень скоро было разрешено казацким офицером из партии Фигнера, пробиравшимся мимо их деревни с несколькими людьми для разведок под Москву: он осведомил крестьян, что убийство неприятелей не только не будет поставлено в вину, но что еще сочтется в заслугу и даже наградится. В том, что враг будет скоро изгнан, нельзя было и сомневаться, так как Кутузов уже держал его в Москве, как в ловушке…

    Быстро составился отряд партизан-крестьян, и начальство над ними было вверено старосте Семену.

    Сначала молодежь пыталась освободиться из-под власти немолодого уже начальника партии под тем предлогом, что он действовал не довольно смело и решительно, но скоро все пришло в порядок, так как эта кажущаяся несмелость и нерешительность оказалась осторожностью.

    Например, когда неприятеля было много, Семен Архипович не действовал один, а старался соединиться или с другой партией, или с казаками.

    Зато когда потребовалась настоящая решимость, староста тотчас проявил ее: в соседней деревне стреляли по передовым неприятельского отряда, который, подойдя, захватил кого мог – старого и малого – и всех расстрелял на церковной паперти.

    Вот потом, когда арриергард отряда остался ночевать в опустевшей деревне, Семен распорядился обложить избы хворостом и берестою и сжег врагов, приперевши двери снаружи.

    С другой стороны, староста Семен не любил чрезмерной жестокости. Рассказывали, что в М… уезде ожесточение против неприятеля достигло такой степени, что изобретались самые мучительные казни: пленных ставили в ряды и по очереди рубили им головы, живых опускали в проруби и колодцы и т. п.

    Старшина, начальствовавший над партией в соседнем уезде, тоже был до того строг, что все выспрашивал, какою бы еще новою смертью наказывать ему французов, так как все известные роды смерти он уже перепробовал и они казались ему недостаточными, по их злодеяниям.

    Жестокость эта, впрочем, оправдывалась зверством поступков неприятеля: раз, когда партизаны перебили передовых фуражиров, вступивших в деревню, подошедший отряд разослал погоню и всех схваченных, окунувши в масло, сжег на костре, около которого неприятели грелись.

    Другой раз враги содрали кожу с живых мужиков только за то, что те оборонялись.

    Таких крайностей Семен Архипович не одобрял и без надобности не убивал неприятеля, а отправлял по начальству в уезд. Жалостливый к обезоруженным врагам, староста был неумолим относительно тех малодушных из своих, что пробовали завязывать выгодные сношения с французами: некоторые крестьяне, добровольно продавшие неприятелю хлеб, были расстреляны по приговору мира и с утверждения священника.

    Источник: https://litlife.club/books/114248/read?page=52

    Читать

    ВАСИЛИЙ ВЕРЕЩАГИН «НАПОЛЕОН В РОССИИ»

    ПРЕДИСЛОВИЕ

    Я не задавался целью писать в строгом смысле «историю» кратковременных завоеваний Великой армии в России. Имея надобность ознакомиться, для моих картин, с личностью и образом действий Наполеона, в 1812 году, я выписал из свидетельств очевидцев и современников то, что показалось мне наиболее характерным, в уверенности, что эти заметки будут небезынтересными и для общества.

    Прилагаю имена авторов, сочинениями которых я более или менее пользовался.

    В. Верещагин[1].

    Анштедт, A.F.de B.

    , Барклай, Бернадот, Богданов, Богданович, Bulletins, Бутурлин, Bourgeois, Bourgogne, Булгаков, Wilson, Глинка, Граббе, Gourgaud, Daumery, Давыдов, Данилевский, Deniee Dumas, general; Durdent, Duverger, Journal, pendant la compagnie de 12; d'Ysnar, chevalier; Constant, Кербелецкий, Кутузов, Кичеев, Корнет, записки; Labaume, Lettres sur la guerre de 1812; L.G.

    L.D., Marbot, Moniteur, Marin de la Garde, Муравьев, Officier de la jeune garde, Оленин, Попов, Pradt, l'Abbé, Porter, Roos, Ростопчин, Rapp, Segur, Soltyk, Saint Brice, Терконель, лорд; Толычева, Fain, Fezensac, Fusil, m-me; Феофилакт, De la Fluse, Феньшау, Чернышев, Chambray, Chaptal, Шаховской, C-sse Choiseil Gouffier, Шишков.

    ПОЖАР МОСКВЫ

    • Наполеон шел в Россию с намерением восстановить Польшу, а если император Александр не смирится, то и освободить крестьян – эта последняя мера должна была, впрочем, только служить одним из средств обуздать противника, так как завоеватель далеко не имел сентиментальной любви к свободе вообще.
    • Он полагал найти в России народ, готовый сбросить рабство, и если до некоторой степени не ошибся, в том смысле, что о воле народ действительно толковал, ждал ее, то не понял, что средства для приведения этой мысли в исполнение должны были быть радикально противоположны средствам, пущенным им в ход.
    • Несправедливо было бы сказать, что при движении Наполеона внутрь России вовсе не было смуты и измены – они были, только сравнительно невелики и вскоре покрылись общим единодушным негодованием, которому немало способствовало варварское поведение французских и особенно союзных им войск.

    Внушения неприятеля жителям о том, что во всех занятых местностях русские власти, чиновники и помещики не будут допущены, – настолько поколебало умы, что местами крестьяне помогали неприятелю отыскивать фураж и скрытое имущество, а то так даже и пускались на открытый грабеж господских домов. Тут и там крестьяне отказывались давать лошадей под господ: «Как же, станем мы лошадей готовить про господское добро; придет Бонапарт, нам волю даст, – мы господ знать не хотим!» – говорили местами.

    Читайте также:  Крамской "девушка с распущенной косой" описание картины, анализ, сочинение

    Что касается самих господ, если с одной стороны Энгельгард поступил как истинный патриот – остался в деревне и навредил, сколько мог, французам, а когда на него донесли, не оправдываясь, бесстрашно принял смерть, – то с другой видели, как князь Багратион сорвал крест с шеи одного чиновника и объявил его изменником, недостойным служить своему государю. В захваченной коляске французского генерала Монбрюна, между другими бумагами, найдена была записка, сообщавшая о плане предположенной русскими атаки, выданном, очевидно, кем-либо из офицеров русской главной квартиры.

    Особенно непонятно поведение Могилевского и Витебского духовенств, настолько поверивших рассказам о непринадлежности более завоеванных губерний к России, что епископ Варлаам и сам принес присягу на верность Наполеону, и разослал через консисторию указ всем священникам своей паствы: принявши ту же присягу, поминать в церквах вместо императора Александра Наполеона[2].

    За архиереем, священник Добровольский и многие другие, отправляя литургию и молебны, вовсе не упоминали никого из фамилии Императорского Русского Дома, а молились «о здравии французского императора и италийского короля великого Наполеона».

    По отступлении французов немало было дел о смуте между духовными и гражданскими властями, и архиепископ Феофилакт, посланный для водворения духовного порядка в крае, писал министру: «По гражданской части все следы измены закрыты и гражданский губернатор граф Толстой, зная совершенно, кто был изменником, поневоле продолжает служить с ними…»

    Интересно, что маршал Даву, герцог Экмюльский, лично вступил в догматический спор с Могилевским архиепископом и предложил, признав совершившийся факт, поминать на эктениях императора Наполеона, причем оперся на слова Евангелия «воздайте Кесарево Кесарю, а Божие Богу». – «Именно этого я и держусь, – ответил архиерей, – поминая своего государя…» – «Но ведь Кесарь в этих словах означает наиболее сильного, победителя», – объяснил маршал…

    «В народе, бесспорно, было недовольство, – говорит A. F. de-B., бывший офицер русской службы, – и чем далее шел неприятель, тем оно сказывалось сильнее. Расположение умов было очень и очень сомнительное, но Наполеон, или, вернее, войска его, сами позаботились о том, чтобы вырвать из среды крестьян слабые зачатки веры в его освободительные намерения.

    Скоро стали расходиться в народе слухи, что неприятель грабит и обращает церкви в конюшни, святые иконы топчет, рубит на дрова, не щадит жителей, ни жен их, ни девиц, ни даже детей, все добро крестьянское забирает, а воли объявлять и не думает… Тогда крестьяне стали поголовно уходить в леса со своим добром и жечь то, чего нельзя было спрятать».

    Известно, какие обиды терпели обыкновенно жители стран, подвергавшихся французскому нашествию, но никогда, вероятно, они не доходили до такой степени неистовства, как в эту кампанию. О разорениях и грабежах по дороге многие беспристрастные очевидцы—французы дают интересные подробности.

    Labaume приводит несколько случаев самого варварского обращения войск с частною собственностью: «Мы вошли, – говорит он, – в большое поместье Введенское – прелестное место с прекрасно отделанным внутри и снаружи домом; в несколько минут все было разбито и разнесено так, что даже не успели ничем воспользоваться…» Другой раз «мы остановились в богатом доме, с чудесным садом. Видимо, помещение только недавно было отделано, но уже разорено самым ужасным образом: везде по дорожкам валялась разбитая мебель, обломки дорогого фарфора и многоцветных гравюр, вырванных из рам и разбросанных по ветру…»

    Bourgeois говорит, что «жители, выгоняемые из домов пожаром, бросались куда попало. Иногда они искали спасения у бесчеловечных солдат, которые их дочиста грабили… Все женщины хватались и подвергались последним оскорблениям… Даже разрывали могилы, ища спрятанных сокровищ.

    После этого стало понятно, почему французы встречали одни пылающие города, стало понятно, что русские хотели заставить их идти по пустыням без жилья, без пищи, даже без воды: перед тем, как жечь дома, жители засоряли колодцы нечистотами и падалью, жгли запасные магазины, гумна и стога сена – словом, не щадили ничего».

    Известно, как ответили москвичи на призыв императора Александра. Много ратников предложено было дворянами, много денег купцами.

    Хотя часть ратников была доставлена поздно, а часть денег вносилась силком еще в 1814 году – нет сомнения, что народ московский, не допуская и мысли о какой-нибудь уступке Наполеону, решился воевать с ним до крайности.

    Нашлось, правда, несколько дворян и немало купцов, согласившихся поступить на службу в наполеоновскую администрацию, но эти отдельные случаи не изменяют общего патриотического характера отношений Москвы к завоевателю.

    Как могло случиться, что в Москве осталось столько невывезенного добра? Дело просто: Наполеон выиграл Бородинскую битву, и столица очутилась в его власти, так как удобного поля для нового сражения не было, да к тому же результат второй битвы был бы, пожалуй, тот же, что и под Бородиным, где французская армия получила тяжелый нравственный удар, но материально осталась победительницей, отбросила русскую армию, осмелившуюся преградить ей путь. Вряд ли можно было надеяться, что вторая большая битва под Москвою была бы удачнее первой, только потому, что солдат одушевляло бы желание во что бы то ни стало спасти матушку-старушку: во-первых, войска русские понимали и под Бородиным, что они служат последнею защитой святому городу; во-вторых, и французы, со своей стороны, удвоили бы усилия, так как им предстояло бы тогда или занять хорошие квартиры, отдохнуть, заключить мир и проч., или, отступив, бежать до границы, и они тоже во что бы то ни стало должны были бы еще раз если не разбить, то столкнуть русских со своей дороги. Москву не только оставили без боя, а просто бросили, так как известно, что москвичи не успели вывезти ни своих сокровищ, ни церковной утвари, ни домашней обстановки, ни товаров, ни хлеба. Даже арсенал остался невывезенным!

    Источник: https://www.litmir.me/br/?b=114248&p=52

    Книга «1812. Наполеон в России»

    Великая война глазами Великого баталиста.

    Прочитал первую книжку в серии «Подлинная история Руси», впечатление положительное, хотя название и весьма амбициозное. Конечно, это не классическая литература, о чём заранее предупредил сам автор.

    Об этой войне в последнее десятилетие XIX века, когда писал свои книгу и пололотна Верещагин, наверное говорили так же, как сегодня мы говорим о Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.

    Но даже и сегодня во Франции считают, что Наполеона победили не русская армия и ее генералы, а русская зима, что Бородинское сражение французы выиграли и т.д.

    В русской и мировой литературе о Великой Отечественной войне 1812 года главная книга — это «Война и мир» Льва Николаевича Толстого. А в исторической живописи это место принадлежит картинам Василия Верещагина, человека и художника великого, замечательного и необыкновенного.

    Он был свидетелем многих сражений русской армии на Балканах, в Средней Азии и на Дальнем Востоке.

    В одном из них — восьмидневной обороны осаждённой Самаркандской цитадели принял личное участие и был награждён Орденом Святого Георгия 4-й степени, высшим российским военным орденом за боевые заслуги.

    Не принимавший принципиальной никаких наград и почётных званий, он носил только этот орден. Во время русско-турецкой войны в 1877 г. был ранен, а погиб вместе с адмиралом С. О. Макаровым 31 марта 1904 года при взрыве на мине броненосца «Петропавловск» на внешнем рейде Порт-Артура.

    Книга состоит из двух частей. В первой части «1812 год», большей по объему, автор дает и описывает крупные темы и события войны: «Пожар в Москве», «Великая армия», «Маршалы», «Казаки», «Наполеон». Его интересуют общий план и детали, Верещагин как бы охватывает огромные куски этой многосерийной эпопеи.

    Но это не есть чётко разграниченное повествование от А до Я, мысли автора как бы пронизывают еще и еще раз с разных сторон и взглядов эти главы. Чувствуется, как происходит некая концентрация больших и малых событий в образы будущих полотен.

    Конечно, особое внимание тут главной персоне — Наполеону Бонапарту, его мыслям, раздумьям, психическому состоянию и эмоциям.

    Потом, на острове Святой Елены он напишет: «Эта роковая война с Россией, в которую я был вовлечен по недоразумению, эта ужасная суровая стихия, поглотившая целую армию, вся вселенная, поднявшаяся против меня!» Хотя было скорее ровно наоборот — это вся Европа, подвластная Наполеону, обрушилась всей своей военной, людской и экономической мощью на Россию, но она все же устояла и победила.

    «Великая армия» — впечатляет, как эта огромная 500-тысячная махина начала разваливаться после Бородинского сражения. Действительно, это был колосс на глиняных ногах и потому Наполеон сначала так жаждал сначала генерального сражения, так боялся опаздывать и так просил мира в Москве.

    Верещагин собрал много сведений о мародёрстве, грабежах и терроре русского населения и гибели армии. Интересно, что автор подчеркивает жесткое обращение с русским населениям со стороны немцев (саксонцев, баварцев) и поляков, воевавших в наполеоновской армии.

    Как быстро это войско потеряло всё человеческое, дойдя до поедания трупов своих солдат, глумления над мертвецами. Ожесточилась и партизанская война, не щадили в ответ на зверства порой пленных врагов и русские.

    Но были и комичные эпизоды и детали армии, тащившей за собой обозы с женщинами и награбленным имуществом.

    Критиками отмечалось, что как и для большинства реалистов, для Верещагина камнем преткновения была работа по воображению; все, что лежит за пределами непосредственного наблюдения, давалось ему с трудом. Пожалуй, к его картинам с Бонопартом это не относится.

    Верещагин в книге подробно пишет о мыслях, планах, настроениях Наполеона, его дискуссиях с маршалами, борьбе мотивов относительно войны с Россией.

    О его трансформации от пренебрежительного отношения ко всему русскому, шапкозакидательства — к тягостному отрезвлению, тревоге и страданию разбитого вдребезги самолюбия. Мне кажется, это выражено как в его портретах, так и жанровых картинах.

    То же, что Наполеон действительно не терял в самые трудные часы самообладания и разделял порой солдатские лишения. Даже после разгрома ему удавалось проводить успешные военные операции и проводить за нос русских военачальников, таких, как адмирал Чичагов.

    Вторая часть книги «Наполеон в России» представляет собой подробное описание серии картин Василия Верещагина. Начатая еще в Париже, она до конца дней остается главным делом художника и становится подлинной национально-исторической эпопеей.

    Серия осталась незавершенной и включает в себя 20 картин (не считая этюдов, рисунков и незаконченных композиций).

    Сам художник делил ее на две части: 17 картин, объединенных названием «Наполеон I в России», представляют собой основные эпизоды русской кампании, начиная от Бородинского сражения, вторжения в Москву и кончая гибелью «Великой армии» в снегах России.

    Три картины посвящены партизанской войне и образуют раздел «Старый партизан». Верещагин был убежден, что художник должен обращаться один на один к зрителю — на персональных выставках. Впервые выставка была проведена в 1895-1896 гг. в Москве и Петербурге.

    Но ни один из коллекционеров и музеев не выразил готовности приобрести ее целиком. После серия была куплена в 1902 году государством и передана Русскому музею в Петербурге, а ныне хранится в Историческом музее в Москве. Можно сказать, что именно верещагинская серия формировала представление русского народа и отчасти зарубежного зрителя об эпохе Отечественной войны 1812 года.

    Источник: https://www.livelib.ru/book/1000526302-1812-napoleon-v-rossii-vasilij-vereschagin

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector