Кало фрида «дерево надежды, стой прямо!» описание картины, анализ, сочинение

«Ты всегда будешь живой на земле, Ты всегда будешь мятежной зарей, Героическим цветком

Всех следующих рассветов».

Из сонета мексиканского поэта Карлоса Пеллисера, посвященного Фриде Кало Дом в центре Койоакана на улице Лондрес, 247 принадлежал семье Кало с 1904 года. Здесь Фрида Кало родилась 6 июля 1907 года и умерла 13 июля 1954 года. Здесь же находится её прах в урне в форме лягушки и посмертная маска художницы, лежащая на ее кровати. С 1955 года дом был преобразован в музей Фриды Кало. В музее находятся несколько картин художницы, личные вещи, книги и персональная коллекция доколумбовых статуй. По окраске внешних и внутренних стен дом называют «Голубой», или «Лазурный». Кало Фрида Кало Фрида Кало Фрида Кало Фрида Кало Фрида Кало Фрида Кало Фрида Кало Фрида Кало Фрида Кало Фрида В этом доме с перерывами Фрида жила со своим мужем мексиканским художником Диего Риверой. В 1937—1939 годах у них жил Лев Троцкий со своей женой Натальей Седовой, который в апреле 1939 года переехал в дом на соседней улице (сейчас в нём дом-музей Троцкого).

Официальный сайт www.museofridakahlo.org.mx/

Фрида Кало (исп. Magdalena Carmen Frida Kahlo y Calderón, 6 июля 1907, Койоакан — 13 июля 1954, там же) родилась в семье немецкого еврея и испанки американского происхождения. Мать художницы Матильда Кальдерон была безработной фанатичной католичкой, державшей мужа и детей в строгости, а отец Гильермо Кало, боготворивший творчество Бетховена и Шопенгауэра, работал фотографом.

В 6 лет перенесла полиомиелит, после болезни на всю жизнь осталась хромота, а её правая нога стала тоньше левой (что Кало всю жизнь скрывала под длинными юбками). Столь ранний опыт борьбы за право полноценной жизни закалил характер Фриды. Когда в детстве мальчишки дразнили ее «Фрида — деревянная нога», она просто надевала на больную ногу несколько чулков, чтобы та выглядела здоровой, и бежала играть в футбол во дворе, а после школы ходила на плаванье и занятия по боксу. В этом была вся Фрида — сильная, дерзкая, не позволяющая себя сломить никому и ничему, даже болезни. Примечательно, что в детские годы Фрида грезила не карьерой художницы, а профессией врача. В 15 лет она поступила в «Препараторию» (Национальную подготовительную школу) с целью изучать медицину. Из 2000 учащихся в этой школе было всего 35 девушек. Фрида сразу же заработала авторитет, создав с восемью другими учащимися закрытую группу «Качучас». Её поведение часто называли эпатажным.

Биография Фриды Кало была полна трагических событий — в 18 лет она попала в тяжелую аварию, после которой у нее были сломаны два бедра, нога и поврежден позвоночник. Но и это не сломало Фриду, вопреки прогнозам врачей — она выздоровела. На восстановление ушли месяцы.

Лежа в кровати, Фрида впервые попросила у отца краски и начала рисовать.Для Фриды сделали специальный подрамник, позволявший писать лежа.

Под балдахином кровати девушки висело зеркало, в котором она могла видеть себя, и будущая известная художница начала с автопортретов: «Я пишу себя, потому что являюсь той темой, которую знаю лучше всего».

В 22 года она поступила в самый престижный университет Мексики. В котором встретила будущего мужа, Диего Риверу, с 1921 г по 1928 г. работающего там в Подготовительной школе над росписью «Созидание».В то время ее любовь к искусству достигла своего апогея: Магдалена днем сидела за мольбертом в художественной студии, а вечерами, облачаясь в экзотический наряд, скрывавший ее увечья, отправлялась на вечеринки.Так началась новая, полная любви, страсти и боли страница в биографии Фриды. В 1929 Фрида Кало стала женой 43-летнего живописца Диего Риверы. Брак Диего и Фриды современники в шутку называли союзом слона и голубки (знаменитый художник был намного выше и толще супруги). Мужчину дразнили «принцем-жабой», однако ни одна женщина не могла устоять перед его обаянием.Сближало двух художников не только искусство, но и общие политические убеждения — коммунистические. Их бурная совместная жизнь стала легендой. В 1930-х гг. Фрида какое-то время жила в США, где работал муж. Это вынужденное долгое прибывание за границей, в развитой индустриальной стране, заставило художницу острее чувствовать национальные различия. С тех пор Фрида с особенной любовью относилась к народной мексиканской культуре, коллекционировала старинные произведения прикладного искусства, даже в повседневной жизни носила национальные костюмы и длинные национальные платья — в них она выглядела неотразимо и нравилась своему мужу.

    Диего любил Фриду, но отношения, которые связывали супругов, всегда были не только страстные, но, скорее, одержимые и мучительные. Муж нередко изменял Фриде, в том числе и с ее младшей сестрой. Боль, которую переживала в своей семейной жизни Фрида, она выплескивала в творчество — ее картины получались яркими, болезненными, трагичными и, возможно, оттого еще более прекрасными. Неверный Диего, впрочем, не терпел в свою очередь ответных измен жены — однажды, застав ее с любовником-скульптором, он даже выхватил пистолет, но, к счастью, все обошлось. Фрида Кало мечтала иметь детей, но страшные травмы ей этого не позволяли. Она пробовала вновь и вновь, но все три беременности закончились трагично. После очередной потери ребенка она взялась за кисть и начала рисовать детей. В основном умершими — так художница пыталась примириться со своей трагедией. В 1937 году в доме Диего и Фриды ненадолго нашел убежище советский революционный деятель Лев Троцкий. Считается, что уехать от них его вынудило слишком явное увлечение темпераментной мексиканкой.Когда Троцкий с семьей был выслан из СССР, Фрида с Диего приняли их в своем «голубом доме». По слухам, шестидесятилетний революционер увлекся экстравагантной и жизнерадостной Фридой не на шутку — писал ей пылкие письма, все время пытался остаться с ней наедине. По одной из версий, Фрида как-то призналась, что «устала от старика», и оборвала отношения с Троцким, по другой — она все же вступила с ним в любовную связь, но Наталья Седова, жена Троцкого, смогла вернуть мужа в лоно семьи и потребовала, чтобы они вместе покинули «голубой дом» гостеприимных мексиканских хозяев. Поездка в Париж в 1939, где Фрида стала сенсацией тематической выставки мексиканского искусства (одна из её картин была даже приобретена Лувром), ещё сильнее развила патриотическое чувство. В 1940-е гг. картины Фриды появляются на нескольких заметных выставках. В то же время обостряются её проблемы со здоровьем. Лекарства и наркотики, призванные уменьшить физические страдания, меняют её душевное состояние, что ярко отражается в Дневнике, ставшем культовым среди её поклонников. Несмотря на все свои страдания Фрида Кало всегда сохраняла живой, жизнерадостный характер — у нее было прекрасное чувство юмора, она постоянно смеялась, подшучивала над собой и друзьями и устраивала вечеринки. И все время продолжала бороться с физической болью — нередко лежала в госпитале, носила специальные корсеты, перенесла несколько операций на позвоночнике, после одной из которых навсегда осталась в инвалидном кресле. Спустя время Фрида лишилась правой ноги — она была ампутирована до колена. Но вскоре, на своей первой персональной выставке, художница Фрида Кало смеялась и шутила, как и обычно. Словно в противовес тому, что на картинах Фриды Кало художница никогда не улыбалась. Смерть Фриды Кало наступила через неделю после того, как она отметила свой 47-й день рождения. Причиной смерти Фриды Кало стало воспаление легких. На похоронах Фриды Кало, которые прошли со всей помпезностью во Дворце изящных искусств, присутствовал не только ее муж, но и известные художники, писатели и даже бывший президент Мексики Ласаро Карденас. Могилы Фриды Кало не существует — ее тело было кремировано, а урна с прахом находится в «Голубой доме » Фриды Кало, который с 1955 г стал музеем её памяти. За неделю до смерти художница написала натюрморт «Да здравствует жизнь», отражавший ее отношение к смерти. Последними словами в дневнике Фриды были: «Надеюсь, что уход будет удачным и я больше не вернусь».

    «В четыре часа утра она жаловалась, что ей очень плохо. Когда утром приехал доктор, он констатировал, что незадолго до его приезда она умерла от эмболии легких. Когда я вошел в комнату посмотреть на нее, лицо ее было спокойным и еще более прекрасным, чем всегда.

    Предыдущей ночью она отдала мне кольцо, которое купила в подарок на двадцатипятилетнюю годовщину, за семнадцать дней до этой даты. Я спросил ее, почему она отдает подарок так рано, и она ответила: «Потому что я чувствую, что очень скоро покину тебя».

    Но, хотя Фрида понимала, что умирает, она все равно должна была бороться за жизнь. Иначе зачем бы смерть отняла у нее дыхание, пока она спала?»

    Диего Ривера, муж Фриды Кало

    «13 июля 1954 года было самым трагическим днем моей жизни. Я потерял мою любимую Фриду навсегда… Теперь слишком поздно, я понимаю, что самой замечательной частью моей жизни была моя любовь к Фриде».

    Диего Ривера, муж Фриды Кало «Фрида умерла. Фрида умерла. Блистательное и своевольное создание, она скончалась. Поразительный художник ушел от нас; тревожный дух, великодушное сердце, чувствительность в живой плоти, любовь до последнего к искусству, она — одно целое с Мексикой… Друг, сестра людей, великая дочь Мексики, все равно жива… Ты осталась жить…» Андрес Идуарте, мексиканский эссеист

    «Я смеюсь над смертью, чтобы она не отняла то лучшее, что есть во мне…»

    «Тревога, горе, наслаждение, смерть — это, по сути, один и всегда один способ существовать».

    Фрида Кало

    Источник: https://babiki.ru/blog/kulturnoe-nasledie/115574.html

    15 вдохновляющих цитат Фриды Кало — мексиканской художницы, которая добавила миру красок

    В шесть лет Фрида переболела полиомиелитом и осталась навсегда хромой. В 18 попала в аварию: железный прут повредил её позвоночник. Фрида перенесла более 30 операций. Она стала инвалидом, начала писать потрясающие картины (одна из них висит в Лувре). Её несгибаемый дух, сила и талант вдохновляют.

    • — 1 —
    • Нет ничего дороже смеха, с его помощью можно оторваться от себя, стать невесомой.
    • — 2 —

    Я осталась жива, и вдобавок мне есть ради чего жить. Ради живописи.

    Кало Фрида

    — 3 —

    Раньше я думала, что я самый странный человек в мире. Но потом мне пришло в голову, что на свете так много людей, и наверняка есть вторая такая же причудливая, как и я.

    1. — 4 —
    2. Я весело жду ухода и надеюсь никогда не возвращаться.
    3. — 5 —
    4. Тревога, горе, наслаждение, смерть — это, по сути, один, и всегда один, способ существовать.
    5. — 6 —
    6. Дерево надежды, стой прямо!

    Кало Фрида

    • — 7 —
    • Наиболее смешная вещь в мире — это трагедия.
    • — 8 —

    Я никогда не чувствую разочарования жизнью, как это бывает в русских романах. Я отчётливо понимаю свою ситуацию и почти счастлива, потому что у меня есть Диего, и мама, и папа, которых я так люблю. Я думаю, что этого достаточно, и я не прошу у жизни чудес или чего-нибудь подобного.

    Кало Фрида

    1. — 9 —
    2. Выберите человека, на которого вы смотрите, как если бы это была магия.
    3. — 10 —

    Я пишу себя, потому что я так часто бываю в одиночестве. И потому что себя я знаю лучше всего.

    Кало Фрида

    • — 11 —
    • Надеюсь, там, за чертой, будет весело и я никогда не вернусь.
    • — 12 —
    • Я рисую цветы, а значит, они никогда не умрут.
    • — 13 —

    Я не больна, я разбита. Но я счастлива, что жива, пока я могу рисовать.

    Читайте также:  Поленов "христос и грешница" описание картины, анализ, сочинение

    Кало Фрида

    1. — 14 —
    2. К концу мы можем выдержать гораздо больше, чем мы от себя ожидали.
    3. — 15 —
    4. Ноги, зачем вы мне, когда у меня есть крылья?

    Читайте также

    Источник: https://Lifehacker.ru/frida-kahlo/

    «Дерево надежды, стой прямо» — Фрида Кало

    Кало Фрида

    Гениальная художница и символ Мексики. Фрида Кало. Сегодня её картины висят в лучших музеях мира, а на аукционах продаются за миллионы долларов. Мексиканская художница Фрида Кало родилась в 1907 году в столице Мексики, дух противоречия и свободы, которые исходили от неё, вдохновляли всех вокруг.

    Она прошла через много невзгод в своей жизни. В возрасте шести лет она заболела полиомиелитом. В 17 лет Фрида тяжело пострадала в аварии автобуса — ее живот и матка были пронзены металлическим прутом, Тридцать две операции, годы в гипсе и на инвалидной коляске, бесконечная боль.

    Будучи прикованной к постели на протяжении длительного периода, Фрида начинает заниматься живописью, Зеркало над кроватью и специальный подрамник, позволявший писать картины лежа.

    На холсте Фрида каждый раз создавала своего двойника — воплощение женской красоты по-мексикански со всей ее вычурностью, странностью и яркостью. На картинах она была вопрлощением красоты и женственности, в реальной жизни калекой. В итоге Фрида Кало сделала из себя произведение искусства.

    Выставки Фриды Кало проходили в Париже и Нью-Йорке, ее внешний вид будоражил воображение таких величайших художников, как Пабло Пикассо, а журнал Vogueв 1937 году разместил фото Фриды на обложке, провозгласив иконой стиля. В дальнейшем образом Фриды вдохновлялись многие дизайнеры, включая Эльзу Скиапарелли с ее знаменитым платьем «Мадам Ривьера» и Жана-Поля Готье, создавшего в 1997 году целую коллекцию для Givenchy.

    В качестве «мужчины жизни» она выбрала Диего Ривьера, заключив с ним брак в 1929-м. Он был старше на 21 год, не мог пропустить ни одной более-менее симпатичной натурщицы. Странная парочка, сами себя они называли «слон и пташка». Но сила его таланта, жизнелюбивая страстная натура так манила к себе бунтарку Фриду, что она не могла противиться этой любви всю свою не очень долгую жизнь.

    Фрида верила в идеалы коммунизма, почти что кичилась своей бисексуальностью, дымила, словно паровоз, не чуралась текилы, могла покрыть собеседника «трехэтажным» матом. Некая мужеподобность скрадывалась длинными юбками, яркими цветами одежды. Она любила национальные наряды.

    В июле 1954-го Фриды не стало. «Лежачий» образ жизни спровоцировал застой жидкости в легких, что вызвало воспаление и смерть.

    Цитаты Фриды Кало

    • Кало Фрида «Дерево надежды, стой прямо»
    • «В моей жизни было две аварии: одна — когда автобус врезался в трамвай, другая — это Диего».
    • «Диего — начало, Диего — мой ребенок, Диего — мой друг, Диего — художник, Диего — мой отец, Диего — мой возлюбленный, Диего — мой супруг, Диего — моя мать, Диего — я сама, Диего — это все».

    «Они думают, что я сюрреалист, но я никогда им не была. Я никогда не рисовала мечты. Я рисовала мою собственную реальность».

    «Я весело жду ухода и надеюсь никогда не возвращаться. Фрида».

    Источник: https://lifestyle-journal.ru/art/frida-kalo.html

    Произведение «Фрида Кало»

    [Представьте себе, что вы стоите в просторном зале со стенами, выкрашенными глянцевой синей краской. Из окон бьет ослепительный солнечный свет, играет оглушительная музыка, воздух слегка сперт из-за смеси духов и сигарного дыма. И не надо говорить, что всего слишком много. Так надо, поверьте.

    И вот, с потолка на вас сыпется ворох конфетти. Почти карнавал.
    А теперь приглядитесь к падающим блесткам. Видите, что вблизи разноцветные картонки превращаются в мертвые изломанные тельца бабочек? А вы уже не стоите на ровном полу, а зажаты острыми тисками, которые не дают сделать малейшего шага в сторону.

    Ощутили?


    Это жизнь Фриды, как вижу её я, просто замрите и попробуйте почувствовать.

    ]

    Смерть и безумная страсть — две опоры, на которых построена вся жизнь этой женщины.
    И, рискну высказать крамольную мысль, ненависть. Причем ненависть к этим самым опорам. Фрида всеми доступными ей средствами: актерством, шутками, нарочитым равнодушием, бежала от смерти.

    Которая в разнообразных обличьях всегда была поблизости с самого детства. Сначала проблемы с ногой и вынужденное одиночество во время болезни, потом страшная авария, страдания от последствий которой будут с художницей всегда.
    А убежать не было ни малейшего шанса.
    Вместо побега были операции.

    Бесчисленное множество операций, сейчас уже даже неясно нужных или нет. Одна попытка представить, на что может быть похожа спина женщины, на которой столько шрамов, что сложно найти место для иголки вызывает в голове трусливую мысль «спасибо, что не я».

    Корсеты, многочасовые подвешивания пока не застынет очередной гипс, год лежания в больнице, ампутации, невозможность иметь детей, наркотики — это только фрагмент этой жизни.

    Болезненный и жуткий.

    Второй фрагмент, скрепляющий её образ — Фрида и Диего.
    История любви и ненависти.
    Это нереально страшно, когда людям физически плохо друг с другом, они уничтожают свои отношения изменами, упреками, удушающей привязанностью.

    Казалось бы: беги, спасайся! Вот только по отдельности ещё хуже. И вот две уродливые марионетки переплавляются, сплетаются в одну жуткую и притягательную куклу.
    Он изменял. Она изменяла. Он уходил. Она начинала умирать. Притягивала своей болью обратно. Диего шел обратно к своей «матери».

    В дом, где о нем заботились. Фрида писала, чтобы выплеснуть боль расставаний.
    Их отношения — болезнь не менее страшная, чем сломанный позвоночник и гангрена. И не менее прекрасная, чем картины, написанные о ней.

    Эта любовь затмила мир для двух людей, подчинила себе их существование, их творчество. Возможно, уничтожила своих создателей.

    Но подарила миру Фриду — художницу.

    Её живопись — это то настоящее, что притягивает миллионы людей к листам с нанесенными на них красками. Это жизнь. Чувства. Эмоции. Все, что было отдано.
    Это очень личное искусство. Не случайно работы Фрида Кало отпугивают и притягивают. Тут мало радостного и простого.

    Вместо света кровь, вместо изящных лент вены, тяжелый взгляд из под знаменитых бровей и Муж выжженный клеймом на лбу.
    Вместо красивого портрета самоубийцы кровавые пятна на раме и искореженное тело на асфальте. Только правда. Без лести и приукрашивание.

    Большая часть работ — автопортреты.

    Фактически рассказанная самой художницей история её жизни.

    В этом сила её таланта и здесь отдельно хочется сказать о труде, который проделала Хейден Эррера. Сопоставление времени написания с состоянием брака и здоровья Фриды, способность рассказать о картинах так, что ты видишь и чувствуешь намного больше, чем до этого.

    Чтение этой книги похоже на экскурсию с отличным экскурсоводом, который заставляет тебя замечать незначительное, оценить работу, проделанную автором, полюбить её.
    Вместо сухих выкладок с биографической сводкой и вложенными письмами есть Рассказ. Именно так, с большой буквы. Рассказ автора о жизни интересного ему человека.

    Все дневники, письма, воспоминания друзей, работы собраны вместе, чтобы появилась история.

    И это сделано так точно, что того мира оказывается даже слишком много в настоящем читателя. А это и есть мерило отличной биографии. Прочитал: захотелось пересмотреть работы, посетить выставку, узнать ещё больше — задача биографа удалась.

    Я до сих пор не знаю, как я отношусь к героине этой книги.
    С одной стороны так много того, с чем хочется спорить, ругаться, доказывать. А потом… Стоп! Кому и что я хочу доказать.
    И сразу вспоминается сила духа, мужество, огонь, который горел в этой женщине. И хочется просто закрыть рот и молча аплодировать этой жизни.

    На этом я и закончу, как сама Фрида когда-то.

    Источник: https://www.livelib.ru/work/1002151723-frida-kalo-hejden-errera

    Фрида Кало

    gandaba На пороге третьего тысячелетия Запад наряду с другими бурными, часто недолговечными увлечениями захлестнула и волна «фридомании», однако интерес к творчеству и личности Фриды Кало оказался жизнеспособным. Ее картины висят в Лувре, Музее современного искусства в Нью-Йорке, продаются за миллионы долларов. Эта женщина стала одним из кумиров XX века, Голливуд борется за право экранизации ее воспоминаний, по ее воспоминаниям создаются балеты, ей посвящаются поэмы, а дневник, напечатанный факсимиле, постоянно переиздается. Американские феминистки считают Фриду Кало своей предтечей, ее поднимают на щит лесбиянки и геи, при жизни ее причисляли к своему лагерю даже «папа римский сюрреализма» Андре Бретон, хотя саму Фриду надуманность и наигранность сюрреализма всегда раздражала. Шумные сборища сюрреалистов казались ей ребячеством, и однажды в сердцах она обвинила их в том, что «такие вот интеллектуальные сукины дети расчистили дорогу всем гитлерам и Муссолини». Перенесшая в детстве полиомиелит, совсем молодой девушкой Фрида попала в автокатастрофу. Автобус, в котором она ехала, столкнулся с трамваем, и отскочивший от перил железный прут прошил ее тело, повредив позвоночник, задев таз, ребра, ключицу. Правая нога, иссушенная полиомиелитом, была переломана в одиннадцати местах. Тридцать два раза Фрида побывала на операционном столе. Это своеобразный мировой рекорд. Кроме того, ее постоянно преследовала мысль о возможном проявлении наследственного заболевания: отец страдал эпилепсией. Но сила воли, коренящаяся в миниатюрном теле Фридиты, помогала жить. Любимый дом, знаменитый «Синий дом», прозванный из-за стен цвета индиго, так любимого индейцами, стал госпиталем, потом студией, сценой, а после смерти — музеем. В этот дом она привела и своего мужа, испано-индейца, полное имя которого было Диего Мария де ла Консепсьон Хуан Непомусено Эстанислао де ла Ривер-и-Баррьентос де Акоста-и-Родригес, того, кого весь мир знает как Диего Риверу. Он был самым «первым парнем» среди мексиканских живописцев того времени, и только Альфаро Сикейрос мог соперничать с ним. Он был искренним коммунистом, борцом с буржуазией, популярным среди простого люда оратором. В Советстком Союзе Ривера был особенно популярен в 60-е годы, но имя жены конспиративно умалчивалось. Конечно, из-за Льва Давыдовича Троцкого, дружбу с которым Диего простили, а Фриде почему-то — нет. Диего был огромен и толст. Растущие клочьями волосы, выпученные от возбуждения или, наоборот, прикрытые набрякшими веками глаза. Он напоминал людоеда, но «людоеда доброго», как сказал о Диего Максимилиан Волошин, встречавшийся с ним в Париже. Там Диего, между прочим, оставил свою первую жену, русскую художницу Ангелину Белову, когда решил отправиться на помощь восставшему мексиканскому народу. Сам себя Ривера любил изображать в виде толстобрюхой лягушки с чьим-то сердцем в руке. Его всегда обожали женщины, Диего отвечал взаимностью, но как-то признался: «Чем сильнее я люблю женщин, тем сильнее я хочу заставить их страдать». Их первая встреча произошла тогда, когда Фрида, еще подростком, увидела Диего Риверу, расписывающим стены Высшей подготовительной школы. Он поразил ее детское воображение, она выслеживала его, дразнила «старым Фасто», старалась привлечь внимание и однажды, словно предвосхитив их общее будущее, заявила школьным друзьям: «Я непременно выйду замуж за этого macho и рожу от него сына». Диего в то время пламенел от любви к рослой красавице Гуаделупе Марин, позже ставшей матерью двух его дочерей. Через несколько лет, восстановившись после автокатастрофы, Фрида приехала к дону Диего доказать свои автопортреты, созданные в течение страшного года, который она провела в постели, закованная в ортопедический корсет. Тина Модотти, женщина-фотограф и, возможно, женщина самого Диего в то время, с судьбой ныне не менее знаменитой, чем у Фриды, ее близкая подруга и соратница по союзу молодых коммунистов, стала связующим звеном между ними. Необузданный Ривера уже расстался со своей второй женой Лупе Марин, и ничто не мешало ему увлечься двадцатилетней художницей, остроумной, смелой и талантливой. Пленил его и незаурядный интеллект Фриды, взращенный на европеизированном образовании. Поэтому критиковать его живопись, даже нелицеприятно, разрешалось только Фриде. Что не мешало им высоко ценить и глубоко понимать творчество друг друга. «Объятия вселенской любви, Земля, я, Диего и Коатль» 1949 К творчеству самой Фриды есть несколько подходов, но нельзя не признать, что в ее работах проявлялись жестокость и известная доля бесстыдства, свойственные этой выдающейся женщине. На полке в ее кабинете среди книг по анатомии, физиологии и психологии (она серьезно изучала медицину, вникала в теорию Фрейда, даже стала первой подвергнувшейся в Мексике психоанализу) находился предмет, словно перенесенный туда из кунсткамеры: как напоминание о неродившихся детях стоял сосуд с заспиртованным человеческим эмбрионом.

    Читайте также:  Веласкес диего "портрет инфанты" описание картины, анализ, сочинение

    «В моей жизни было две аварии: одна — когда автобус врезался в трамвай, другая — это Диего», — любила повторять Фрида. Последняя измена Риверы — адюльтер с ее младшей сестрой Кристиной — почти добила ее. В 1939 году они развелись. Позднее Диего сознается: «Мы были женаты 13 лет и всегда друг друга любили. Фрида даже научилась принимать мою неверность, но не могла понять, почему я выбираю тех женщин, которые меня недостойны, или тех, которые уступают ей… Она предполагала, что я был порочной жертвой собственных желаний. Но это ложь во спасение думать, что развод положит конец страданиям Фриды. Разве она не будет страдать дальше?»

    Меру ее страданий можно попытаться определить по картинам того периода. Одна кровавая заметка из газетной уголовной хроники натолкнула Фриду на сюжет маленькой картинки: на кровати в центре желтой комнаты, исколотая кинжалами, в крови, мертвая женщина, проститутка, рядом — ухмыляющийся сутенер. На суде он сказал в свое оправдание: «Это всего лишь несколько укольчиков!» Ставшую названием картины фразу художница поместила на ленточке, которую пара голубей, белый и черный, держали в своих клювах.

    Странное чувство юмора, напоминающее смех висельника, всегда было присуще Фриде. «Нет ничего дороже смеха, — писала она, — с его помощью можно оторваться от себя, стать невесомой». А в другом месте отмечала, что «наиболее смешная вещь в мире — это трагедия».

    Ее муж тоже любил смех, двусмысленные шутки, розыгрыши, а больше всего — свои дикие россказни. Он вводил ими в заблуждение друзей, например Илью Эренбурга, который использовал его басни о Мексике в романе «Хулио Хуренито». Байки об увлечении молодого Риверы каннибализмом у многих вызывали оторопь.

    А Сикейрос любил рассказывать историю о гигантской ароматной клубнике, взращенной на обильно удобренной человеческими экскрементами грядке. Это был единственный продукт питания, доступный бедному студенту Ривере, от употребления которого он и стал суперменом.

    Еще Ривера часто рассказывал, что, когда его мать ожидала появления на свет очередного ребенка, трехлетний Диего сидел возле привокзального склада и всю ночь ждал посылки с братом. К утру будущий живописец-разоблачитель понял, что взрослые его обманули.

    Тут ему попалась беременная мышка, он нашел ножницы и после жестокой операции, прибежав к матери, уже родившей ребенка, предъявил «доказательство» обмана. Испуганная мать закричала, что родила монстра, и много позже Фрида не раз повторяла, что «Диего — монстр и святой в одном лице».

    «Моя медсестра и я» 1939 Может быть, эти страстные мексиканцы получили прививку когда-то у алтарей древних ацтеков, в изобилии проливавших кровь во имя жестоких и беспощадных богов. Такого, как бог луны и ночного неба, истребителя солнца, Тескатлипоки, царящего всюду, безжалостного разрушителя в шкуре только что освежеванного ягуара, утыканной зеркалами, отражающими звезды, с диадемой из человеческих сердец, с благоухающим красным цветком во лбу, расцветающим в полночь. Черты характера мексиканцев сбивали с толку европейских интеллектуалов, у которых, как заметил знаменитый кубист Брак, «чувства деформируют, мысли, естественно, формируют». Сбился с пути даже сам Лев Давыдович Троцкий, быстро освоившийся под лучами жаркого ацтекского солнца. Не устоял, влюбился, как лицеист, в жену друга Диего. Ей, бывшей в состоянии войны с мужем, это было только на руку, к тому же Фрида искренне восхищалась «Великим человеком» и многого ждала от общения с ним. Истинной жертвой этой мимолетной любовной эскапады стала только верная, старомодная и скучная Наталья Седова. Она слишком всерьез восприняла взбрыкивание стареющего позера, но Лев Давыдович недолго терпел фантасмагорию «Синего дома». Он говорил, что Мексика показалась им с Натальей «иной планетой». И вскоре, поссорившись с гостеприимными хозяевами, переехал в другой дом, где то, что «ожидалось», случилось. «Моисей» (Ядро Создания) 1945, Частное собрание Фрида и Диего, задержанные, но вскоре отпущенные, через несколько лет после трагедии, уже вновь обретя друг друга, в унисон рассказывали гостям, что политубежище для Троцкого они выхлопотали исключительно для того, чтобы заманить его в ловушку и убить. Что только можно было услышать от этой подогретой текилой парочки! Даже совершенно фантастическую версию, будто попытки Диего убить Троцкого были следствием всепоглощающей ревности. Но так или иначе, а имя Фриды Кало навсегда останется в биографии Троцкого как имя его последней любви. Не менее, чем Льва Давидовича, Фрида восхищала Андре Бретона, — он находил ее творчество достойным своего любимого детища — сюрреализма и пытался рекрутировать Фриду в армию сюрреалистов. Очарованный мексиканским простонародным бытом и искусными ремесленниками, Бретон организовал после возвращения в Париж выставку «Вся Мексика» и пригласил для участия Фриду Кало. Парижские снобы, пресытившиеся своими же выдумками, без особого воодушевления посетили выставку кустарных поделок, но образ Фриды оставил глубокий след в памяти богемы. Марсель Дюшан, Василий Кандинский, Пикабиа, Тцара, поэты-сюрреалисты и даже Пабло Пикассо, который дал в честь Фриды обед и подарил ей одну «сюрреалистическую» серьгу, — все оценили уникальность и загадочность этой особы. А знаменитая Эльза Скьяпарелли, любительница всего необычного и шокирующего, увлеклась ее образом настолько, что создала платье «Мадам Ривера». Но шумиха не ввела Фриду в заблуждение относительно места ее живописи в глазах всех этих «сукиных детей». Она не позволила Парижу адаптировать себя, осталась, как и всегда, в «не-иллюзии». Фрида оставалась Фридой, не поддаваясь ни на какие приманки новых течений или веяний моды. В ее действительности абсолютно реален только Диего. «Диего — это все, все, что живет в минутах не-часов, не-календарей и пустых не-взглядов, — это он». Они вторично сыграли свадьбу в 1940 году, спустя год после развода, и оставались вместе до ее смерти.

    То, что в последние годы XX века Фрида Кало стала предметом культа, рационально необъяснимо. Она не героиня-феминистка и, конечно, не эталон для подражания.

    Мучительно страдающая от любовной зависимости, из-за разрушенного, принесенного в жертву непонятному языческому богу тела, тем не менее она представляет собой идеал женщины, чей жизненный путь видится образцом сопротивления, воли, настойчивости. «Дерево надежды, стой прямо!» — эти строки из дневника звучат как девиз.

    Незадолго до смерти ей ампутировали правую ногу, ее мучения превратились в пытку, но она нашла в себе силы, чтобы открыть последнюю выставку весной 1953 года. Незадолго до назначенного часа собравшиеся услышали вой сирен. Это на санитарной машине, сопровождаемой эскортом мотоциклистов, прибыла виновница торжества. Из госпиталя, после операции. Ее внесли на носилках и поместили на кровать в центре зала. Фрида шутила, пела свои любимые сентиментальные песенки под аккомпанемент оркестра «Марьячи», курила и пила, надеясь, что алкоголь поможет снять боль. Тот незабываемый перфоманс потряс фотографов, репортеров, поклонников, так же как и последний посмертный 13 июля 1954 года, когда с ее телом, завернутым в знамя мексиканской коммунистической партии, в зал крематория пришли проститься толпы поклонников. Мощный порыв горячего воздуха из открытых дверей, где стояла печь, поднял ее невесомое тело почти вертикально, взвил волосы в сверкающий ореол, и присутствующим показалось, что ее губы сложились в соблазнительную и насмешливую улыбку.

    «Я весело жду ухода и надеюсь никогда не возвращаться. Фрида» — таковы последние слова из дневника, слова прощания с этим миром. Почти полвека она обитает в зеркалах родного «Синего дома» вместе со своим Диего, и, может быть, они давно превратились в одно существо, как предрекал ей однажды деревенский оракул, обещавший, что со своим любимым Фрида не расстанется никогда.

    Источник: https://gandaba.livejournal.com/68016.html

    «Фрида Кало: создавая свой образ»

    «Дерево надежды, стой прямо!»

    Из дневника Фриды Кало

    В 2005 году в галерее Тейт Модерн прошла большая ретроспективная выставка работ мексиканской художницы Фриды Кало (1907-1954).

    Десятки «Фрид» смотрели на нас с её автопортретов и картин: испытывающий пронзительный взгляд, разлёт густо-чёрных сросшихся над переносицей бровей, неулыбчивое лицо с плотно сомкнутыми губами, над которыми угадывалась лёгкая тень усиков.

    Многократно повторённое лицо Кало остаётся почти неизменным в работах разных десятилетий. Кажется, что художница, как в иконописи, следует установленному ею же самой канону презентации своего облика, неподвластному времени.

    Между тем, Фрида Кало до мозга костей являлась человеком своей эпохи: принадлежала к кругу мексиканских художников-авангардистов, дружила с Дюшампом и Пикассо, пережила кратковременный роман с Троцким, была феминисткой, бисексуалом, марксисткой и сталинисткой.

    Frida Kahlo in blue satin blouse, 1939, photograph by Nickolas Muray © Nickolas Muray Photo Archives

    13 лет спустя после в Лондоне вновь открылась выставка посвящённая Фриде Кало. Однако главный фокус экспозиции «Фрида Кало: создавая свой образ» – не творчество художницы, а её личные вещи и одежда: платья, головные уборы, ювелирные украшения, косметика, лекарства, медицинские корсеты, протезы, обувь, письма, фотографии.

    Впервые после смерти художницы эти предметы покинули «Голубой дом» (La Casa Azul)– дом-студию в Койоакане рядом с Мехико, в котором Кало прожила большую часть своей жизни и где с 1958 года работает её музей.

    В 1954 году, похоронив Фриду, её супруг мексиканский художник-монументалист Диего Ривера, закрыл все вещи жены в гардеробной и ванной, завещав открыть их спустя 15 лет после своей смерти. И хотя сам Ривера умер через 3 года, комнаты отворили лишь в 2004 году, когда в доме-музее составляли иллюстрированный каталог.

    Перед сотрудниками предстало целое сокровище: 6000 фотографий, 300 личных вещей и предметов одежды, 12000 документов. На то чтобы разобрать и каталогизировать всё это, ушло четыре года.

    Self Portrait, Frida Kahlo, 1948(c) Private Collection

    Куратор экспозиции в музее Виктории и Альберта, Клер Уилкокс, говорит: «Эта выставка …существенно дополняет наше понимание личности и творчества Фриды Кало, даёт представление о том, как она работала над своим образом».

    Живопись всегда оставалась для художницы способом рассказать о себе, исследовать свою идентичность: личность Кало и её искусство неразделимы.

    Фрида рано поняла силу одежды, ставшей для неё оружием защиты, бронёй: под просторными блузами и шалями можно было легко скрыть корсеты из гипса и кожи, а под длинными юбками – изуродованную полиомиелитом ногу.

    Все они здесь, в экспозиции: пёстрые мексиканские платья и юбки, вышитые народными орнаментами блузы прямоугольного кроя, традиционные мексиканские платки; национальный костюм теуанских женщин (матриархальной общины на юго-востоке страны) с кружевным головным убором; ортопедические протезы для ног и корсеты для поддержки позвоночника, вручную раскрашенные Фридой религиозными и коммунистическими символами; обувь с нарощенными каблуками; ювелирные украшения, колумбийские нефритовые бусы; её любимая красная помада Revlon’s «Everything’s Rosy», красный лак для ногтей, карандаш, которым она подводила свою знаменитую монобровь…     

    Frida KahloSelf-portrait on the Border between Mexico and the United States of America, 1932 (c)

    Modern Art International Foundation

    «Внешний стиль Кало – неотъемлемая часть её артистического образа и искусства.

    Он идёт от смеси её этнических корней, инвалидности, политических убеждений и творческих взглядов…Это уникальная, мятежная, противоречивая, культовая личность, чьи идеи наследуют феминистки, художники, модельеры, популярная культура. Как женщина, художница и икона культуры Кало получила всемирное признание», – утверждает куратор выставки Цирцея Енестроза.

    Читайте также:  Музыкальные инструменты для самых маленьких

    Фрида неустанно творила свой имидж в жизни и в искусстве, не опасаясь доводить его до экстрима, власть которого давно осознавала и использовала, так же как и неотразимый эффект собственного нарциссизма.

    Смелость и дерзость рассказать на холсте о своих физических страданиях, инвалидности, ортопедических корсетах и выкидышах, пренебрежение общепринятыми в обществе того времени нормами, ярко выраженная политическая ориентация и сексуальная свобода создавали образ невероятно сильной личности, почти мифической.

    Frida Kahlo, c. 1926. Museo Frida Kahlo.

    С 1940-х годов и до самой смерти Фрида вела дневник, который назвала «Портрет близкого друга».

    Воспоминания, рисунки акварелью и гуашью, коллажи, размышления, признания… Опубликованный многие годы спустя после смерти художницы дневник сразу стал бестселлером, переведён на многие языки мира.

    Сюрреалистическая исповедь живописных холстов Фриды становится яснее, когда слышишь историю её жизни от первого лица, день за днём…

    «В тот день Смерть танцевала вокруг моей постели»

    Событие, изменившее и предопределившее будущее Фриды, произошло 17 сентября 1925 года. Автобус, в котором девушка ехала домой, столкнулся с трамваем. Это был типичный автобус того времени с тонкими деревянными стенками. Водителей таких машин в Мексике до сих пор называют «тореодорами».

    Фриде досталось по полной: сломанный в трёх местах позвоночник, поломаны несколько рёбер, ключица, одиннадцать переломов правой ноги, на левом плече разорваны все связки. Металлический поручень, войдя в левое бедро, прошил тазовую область и вышел через влагалище.

    «Поручень проткнул меня, как клинок пронзает быка», – вспоминала Фрида, и спустя годы говорила, что так лишилась девственности. Шансов выжить было немного, но в 18 лет организм обладает невероятной жаждой жизни: после бесчисленных операций и месяцев в гипсе Фрида заново научилась ходить.

    Впрочем, опыт преодоления болей у неё уже был – в шестилетнем возрасте она переболела полиомиелитом. Почти год не выходила из дома, правая нога стала короче и меньше. Со свойственной детям необъяснимой жестокостью сверстники дразнили её «Фрида – деревянная нога».

    Чтобы скрыть ненормальную худобу больной ноги, приходилось надевать несколько пар чулков, но девочка вела себя независимо и дерзко, водилась с мальчишками, занималась спортом – в общем, вместо вызывающей жалость калеки стала заводилой компании.

    Prosthetic leg with leather boot. Appliquéd silk with embroidered Chinese motifs. Photograph Javier Hinojosa. Museo Frida Kahlo.

    После автобусной аварии справиться с болями и месяцами неподвижности в гипсовом саркофаге на больничных койках Фриде помогло рисование. Мама подарила ей краски, кисти и холст, а сестра Матильда придумала приделать к кровати, которую Фрида именовала ящиком, гробом, тюрьмой, балдахин с зеркалом, в котором та могла себя видеть.

    Так Фрида открыла для себя живопись, которая стала в её жизни исповедницей, анестезией от физических страданий и целителем душевных ран. «Зеркало! Палач моих дней, моих ночей… Оно изучало моё лицо, малейшие движения, складки простыни, очертания ярких предметов, которые окружали меня. Часами я чувствовала на себе его пристальный взгляд.

    Я видела себя. Фрида изнутри, Фрида снаружи, Фрида везде, Фрида без конца… И внезапно, под властью этого всесильного зеркала, ко мне пришло безумное желание рисовать. У меня было достаточно времени не только на то, чтобы проводить линии, но и на то, чтобы наполнить их, придать им смысл, форму, содержание.

    Понять их, проникнуться ими, сплавить, изогнуть, разорвать, связать… И, как все начинающие художники, я выбрала единственную модель — самое себя. Меня часто спрашивали о том, почему я так настойчиво пишу автопортреты.

    Во-первых, у меня не было выбора, и это, возможно, главная причина того постоянства, с которым я обращалась к теме собственной личности во всех произведениях…»

    Necklace of silver, enamel, turquoise and coral with hinged compartment, made by Matilde Poulat, Mexico City, c.1950. Museo Frida Kahlo . Photograph Javier Hinojosa.

    «В моей жизни было две аварии: первая – когда автобус врезался втрамвай, вторая – это Диего».

    Художника-монументалиста Диего Риверу Фрида встретила, когда ещё была школьницей. Биографы любят рассказывать, как, проходя мимо работавшего над росписью стены Диего, она громко сказала своей подружке: «Однажды я выйду за этого мачо и рожу от него сына».

    В другой раз Фрида заявилась к уже знаменитому художнику в Министерство образования, где тот писал муралы, заставила спуститься с лесов и потребовала высказать честное мнение о своих работах. Впечатлённый Ривера оценил оригинальность и мастерство самодеятельной художницы и посоветовал: «Продолжайте.

    Ваша воля приведёт к собственному стилю». А потом пришел в гости посмотреть остальные работы.

    Летом 1929 года Диего и Фрида поженились. Она – худенькая, невысокая, хрупкая; он – огромный, пучеглазый, с брюшком и на 21 год старше невесты. «Голубка и слон», – окрестили пару родители Фриды. Сам Ривера любил изображать себя в виде толстой жабы с чьим-то сердцем в руках.

    Вполне справедливо: несмотря на далеко не аполлоническую внешность и необузданный характер, Диего без малейшего напряга завоёвывал женщин «штабелями» – от аристократок и звёзд до натурщиц. Своеобразная красота, темперамент, открытость и яркий характер Фриды покорили Риверу, но менять свои привычки и пристрастия он не собирался.

    До встречи с ней мексиканский Казанова успел дважды жениться и развестись, имел детей, а количество его любовниц просто не поддавалось исчислению. «Чем сильнее я люблю женщин, тем больше я хочу заставить их страдать», – как-то признался Диего. Для Фриды же любовь к нему стала судьбой.

    «Диего – начало, Диего – мой ребёнок, Диего – мой друг, Диего – художник, Диего – мой отец, Диего-мой возлюбленный, Диего – мой супруг, Диего – моя мать, Диего – я сама, Диего – это всё», – читаем в дневнике Кало.

    Cotton huipil with machine-embroidered chain stitch; printed cotton skirt with embroidery and holán . Ensemble from the Isthmus of Tehuantepec. Photograph Javier Hinojosa.All above © Diego Riviera and Frida Kahlo Archives, Banco de México, Fiduciary of the Trust of the Diego Riviera and Frida Kahlo Museums.

    «Для меня не существовало полутонов, я должна была получить всё или ничего»

    История любви и совместной жизни Фриды-Диего по драматическому накалу страстей и взрывных характеров не уступает лучшим мексиканским сериалам. Бесконечные измены Риверы, которые поначалу Фрида терпела, достигли апогея, когда он соблазнил её сестру Кристину.

    Разрыв, развод, чтобы через год вновь соединиться брачными узами – жить без Диего Фриде оказалось не под силу. Её собственные романы, любовники и любовницы, тщательно скрываемые от Риверы.

    При этом у Кало и Риверы всегда оставались общие идеалы: оба верят в коммунизм, их объединяет патриотизм и любовь к мексиканскому искусству.                     

    Связь Фриды со Львом Троцким, потерявшим от неё голову, и, как гимназист, строчившим записки: «Ты вернула мне молодость и отняла рассудок.

    С тобой я, 60-летний старик, чувствую себя 17-летним мальчишкой…О, моя любовь, мой грех и моя жертва!» Что до Кало, то для неё это был скорее повод отомстить Диего за измены; говорят, что порядком надоевшего ей Троцкого она за глаза называла козликом. Три тяжёлые беременности Фриды, закончившиеся выкидышами, – несбывшиеся надежды и страдания от неспособности подарить мужу сына.

    Солидные порции текилы, бесконечные сигареты и крепкие матерные словечки – такая же неотъемлемая часть Кало, как эффектные красочные наряды, которыми она поражала современников, соединяя мексиканские и европейские традиции; тяжелые ювелирные украшения и цветы, вплетённые в волосы.

    И всё это в перерывах между 32 операциями, на фоне учащающихся физических болей, растущей зависимости от обезболивающих лекарств и наркотиков. И, конечно же, творчество. Фрида напряжённо работала, готовя 25 картин к своей первой персональной выставке в Нью-Йорке в галерее Джульен-Леви.

    Успех этой экспозиции (половина работ была продана) и сенсационное впечатление, которое картины Кало и её незабываемый экзотический облик произвели на выставке «Вся Мексика», организованной в Париже «отцом сюрреализма» Андре Бретоном, утвердили веру в Фриды в себя как художницу. Одно её полотно приобрел музей Лувра. Даже Пикассо не устоял; в письме Ривере он писал: «…Ни ты, ни Дерен, ни я не в состоянии написать такое лицо, какие пишет Фрида».

    Frida KahloThe Love Embrace of the Universe, the Earth (Mexico), Me, Diego, and Señor Xolotl, 1949 (c) The Jacques and Natasha Gelman Collection of 20th Century Mexican Art and The Vergel Collection

    Но писать становилось всё труднее. Корсеты – некоторые весили до 20 килограммов – поддерживали тело, но не смягчали сильные боли; только за 1950-51 годы Фрида перенесла 7 операций на позвоночнике; несколько раз пыталась покончить с собой, однажды чуть не сожгла себя заживо.

    Несмотря на резкое ухудшение здоровья, Кало появилась на открытии своей ретроспективной выставки в апреле 1953 года в Мехико – правда, приехала туда на машине «Скорой помощи». На носилках художницу внесли в зал в Galería Arte Contemporaneo и уложили на кровать.

    Как всегда, в великолепном наряде, с вплетёнными в волосы цветами, Кало лежала посреди зала, окружённая друзьями и десятками созданных ею «Фрид» на стенах. В августе того же года из-за начавшейся гангрены ей ампутировали правую ногу до колена. 13 августа 1954 года 47-летняя художница умерла от пневмонии.

    На мольберте остался натюрморт Кало с сочными красными половинками арбузов и надписью Viva la Vida – «Да здравствует жизнь!» А в дневнике – её последний рисунок: чёрный ангел и запись: «Я весело жду ухода и надеюсь, что никогда не вернусь – Фрида».

    Из дневника Фриды Кало:

    «Порой я спрашиваю себя: не были ли мои картины скорее произведениями литературы, чем живописи? Это было что-то вроде дневника, переписки, которую я вела всю свою жизнь.

    Мое творчество – самая полная биография, которую я смогла написать. Живопись захлестнула меня. Я лишилась троих детей и многого другого, что могло бы заполнить мою кошмарную жизнь.

    Думаю, что нет ничего лучше творчества».

    Frida on the bench, 1939, photograph by Nickolas Muray © Nickolas Muray Photo Archives

    • FRIDA KAHLO: MAKING HER SELF UP                                                                                                         
    • 16 июня – 4 ноября 2018                                                                                                                   
    • Victoria and Albert Museum
    • Cromwell Road,
    • London SW7 2RL                                                                                             

    www.vam.ac.uk

    Источник: https://newstyle-mag.com/frida-kahlo-exhibition/

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector