Гойя франциско «сумасшедший дом» описание картины, анализ, сочинение

Испанский художник Франсиско Гойя как в жизни, так и в творчестве старался следовать высоким гуманистическим принципам.

Он создал исторический портрет своей родины, сделав огромный вклад в искусство. Гойя – один из наиболее ярких мастеров эпохи романтизма. Его творчеству присуще разнообразие жанров.

Некоторые картины Франсиско представлены в Эрмитаже, их фото можно увидеть в Интернете.

Детство и юность

Франсиско-Хосе де Гойя-и-Лусьентес родился 30 марта 1746 года в Сарагосе. Через несколько месяцев после рождения мальчика семейство переехало в деревеньку Фуендетодос – это была вынужденная мера, поскольку дом в Сарагосе подлежал ремонту.

Семья имела средний достаток, Франсиско был самым младшим из братьев: старший Камилло в будущем стал священником, а Томас, средний, пошел по стопам отца и стал мастером по золочению. Дети получили довольно посредственное образование, юного Франсиско отдали учиться в мастерскую Лусана-и-Мартинеса.

Юноша не только легко усваивал уроки мастерства, но также приобщался к пению серенад и исполнению искромётных народных танцев. Франсиско был вспыльчивым и гордым молодым человеком, что стало одной из главных причин его частого участия в уличных побоищах.

Гойя Франциско

В результате он вынужденно покинул город, чтобы скрыться от возможных преследований в Мадриде. Из мастерской Мартинеса Гойя уходил без особых сожалений. Учитель и не пытался удерживать талантливого юношу, ведь сам давно советовал ему отправиться учиться дальше.

После переезда Франсиско дважды пытался поступить в Художественную академию, но, поскольку удача ему так и не улыбнулась, молодой человек отправился странствовать.

Живопись

За время скитаний Гойя посетил Рим, Парму и Неаполь. В 1771 году он получает вторую премию Пармской академии художеств. Что касается первой премии, о ней сегодня ничего не известно. Но этот успех позволил Франсиско поверить в себя, ведь академический совет в Мадриде молчаливо встречал картины юного художника на конкурсах и выставках.

Гойя Франциско Картины Франсиско Гойи «Сатурн, пожирающий своего сына» и «Шабаш ведьм»

По возвращении в Сарагосу Франсиско профессионально занялся живописью, а именно – росписью церковных фресок. Его оформление дворца Собрадиэль и церкви Эль Пилар удостоилось похвал, что подтолкнуло амбициозного Франсиско попробовать снова покорить столицу.

По приезде в Мадрид Гойя стал работать над панно, необходимым для ковров Королевской шпалерной мануфактуры.

Гойя Франциско

Не без участия друга Байеу 22 января 1783 года Франсиско получил важный заказ от графа Флоридабланка. Художник не верил в удачу, ведь написание портрета высокопоставленного вельможи позволило ему хорошо заработать. Но это далеко не всё – благодаря графу, который вводит художника в высшее общество и представляет его младшему брату, королю Дон Луису, Франсиско получает новый заказ.

Дон Луис поручает исполнить портреты членов своей семьи. За свою работу Гойя заработал 20 тысяч реалов, а жене художника досталось платье, расшитое золотом и серебром, стоимостью около 30 тысяч реалов.

Гойя Франциско

Таким образом Франсиско Гойя становится признанным испанским портретистом. В 1786 году Франсиско заинтересовался Карл III, он стал придворным художником. После смерти правителя его преемник Карл IV оставил Гойю на должности, значительно повысив ему жалование.

В 1795 году Франсиско избрали почётным директором Академии Сан-Фернандо. Через 4 года художник достиг вершины карьеры – его возвели в сан первого придворного живописца короля Карла IV.

Личная жизнь

Друг Гойя, художник Франсиско Байеу, познакомил его со своей сестрой. Белокурая красавица Хосефа и темпераментный аргонец сразу же влюбились. Но Франсиско не торопился жениться и решился на этот шаг только после известия о беременности девушки.

Гойя Франциско

Немаловажным моментом было и то, что брат будущей жены владел мастерской, где работал художник. Торжественное событие состоялось 25 июля 1773 года. Ребенок, родившийся вскоре после свадьбы, прожил недолго. Супруга родила пятерых детей, некоторые источники указывают большую цифру. Выжил только один мальчик по имени Франсиско Хавьер Педро, который в будущем стал художником.

Как только Гойя стал вхож в круг придворных дам и аристократов, Хосефу он сразу забыл. В отличие от большинства жен художников супруга не позировала для Франсиско: он написал один портрет жены. Это как нельзя лучше описывает отношение художника к ней. Несмотря на это, Франсиско оставался в браке вплоть до смерти супруги в 1812 году.

Гойя Франциско

Мужчина не был верным мужем, в его личной жизни всегда присутствовали другие женщины, помимо жены. Желанней остальных придворных аристократок для Гойи была герцогиня Альба. После знакомства с девушкой летом 1795 года у пары начался бурный роман. В следующем году умер престарелый супруг герцогини, и она отправилась в Андалузию. Гойя поехал с ней: они несколько месяцев прожили вместе.

Однако в биографии Франсиско произошло неприятное событие: по возвращении в Мадрид Альба покинула художника, предпочтя ему военного на высоком посту. Франсиско оскорбил этот поступок, но расставание оказалось коротким – девушка вскоре вернулась к нему, роман продлился 7 лет. Нужно сказать, что эти отношения не подтверждены какими-либо документами.

Смерть

Осенью 1792 года Франсиско поразила тяжелая болезнь, закончившаяся полной глухотой.

И это минимальные последствия, всё могло бы было гораздо хуже, потому что художник постоянно чувствовал слабость, его мучали головные боли, он частично потерял зрение и некоторые время был парализован.

Исследователи предполагают, это последствия запущенного ещё в молодости сифилиса. Глухота сильно осложняла жизнь художника, но не мешала ему ухаживать за женщинами.

Гойя Франциско

С годами состояние художника становилось хуже, а его живопись – мрачнее. После смерти жены и женитьбы сына Гойя остался один. В 1819 году художник отошел от дел и уединился в загородном доме «Кинта дель Сордо». Изнутри он расписывает стены мрачными фресками, которые представляли собой видения одинокого и уставшего от жизни человека.

Однако судьба улыбнулась Франсиско, он встретил Леокадию де Вейс. У них вспыхнул бурный роман, в результате которого женщина развелась с мужем.

Гойя Франциско

В 1824 году, опасаясь гонений нового правительства, художник принимает решение уехать во Францию. Два года он прожил в Бордо, но однажды сильно затосковал по родным местам, решил вернуться. Оказавшись в Мадриде в момент пика послереволюционной реакции, он вскоре вынужденно вернулся в Бордо.

Испанский художник умер на руках у преданной супруги в окружении родственников в ночь с 15 на 16 апреля 1828 года. Останки Франсиско возвращены в Испанию только в 1919 году.

Произведения

  • 1777 – «Зонтик»
  • 1778 – «Продавец посуды»
  • 1778 – «Мадридский рынок»
  • 1779 – «Игра в пелоту»
  • 1780 – «Молодой бык»
  • 1786 – «Раненый каменщик»
  • 1791 – «Игра в жмурки»
  • 1782-83 – «Портрет графа Флоридабланка»
  • 1787 – «Семья герцога Осуна»
  • 1787 – «Портрет маркизы А. Понтехос»
  • 1796 – «Доктор Пераль»
  • 1796 – «Франсиско Байеу»
  • 1797-1799 – «Сон разума рождает чудовищ»
  • 1798 – «Фердинанд Гиймарде»
  • 1799 – «Ла Тирана»
  • 1800 – «Семья короля Карла IV»
  • 1805 – «Сабас Гарсия»
  • 1806 – «Исабель Ковос де Порсель»
  • 1810-1820 – «Бедствия войны» (серия из 82 гравюр)
  • 1812 – «Девушка с кувшином»
  • 1819-1923 – «Сатурн пожирающий своего сына»
  • 1819-1923 – «Собака»
  • 1820 – «Портрет Т. Переса»
  • 1823 – «Шабаш ведьм»
  • 1828 – «Портрет Хосе Пио де Молина»

Франси́ско Хосе́ де Го́йя-и-Лусье́нтес (исп. Francisco José de Goya y Lucientes; 30 марта 1746(17460330), Фуэндетодос, близ Сарагосы — 16 апреля 1828, Бордо) — испанский художник и гравёр, один из первых и наиболее ярких мастеров изобразительного искусства эпохи романтизма .

Франсиско Гойя Лусьентес родился в 1746 году в Сарагосе, столице Арагона, в семье среднего достатка. Его отец — Хосе Гойя. Мать — Грасиа Лусьентес — дочь бедного арагонского идальго.

Через несколько месяцев после рождения Франсиско семья переехала в деревеньку Фуендетодос, находившуюся в 40 км к югу от Сарагосы, где они и прожили до 1749 года (по другим сведениям — до 1760-го), покуда ремонтировался их городской дом.

Франсиско был младшим из трёх братьев: Камилло, старший, стал впоследствии священником, средний, Томас пошёл по стопам отца.

Хосе Гойя был известным мастером по золочению, которому даже каноники собора Базилика-де-Нуэстра-Сеньора-дель-Пилар поручают проверку качества позолоты всех изваяний, над которыми тогда трудились арагонские мастера, реконструировавшие собор. Образование все братья получили довольно поверхностное, Франсиско Гойя всегда будет писать с ошибками.

В Сарагосе юный Франсиско был отдан в мастерскую художника Лусана-и-Мартинеса. В конце 1763 года Франсиско принимает участие в конкурсе на лучшую живописную копию гипсового Силена, но 15 января 1764 года за него не подали ни одного голоса. Гойя ненавидит слепки, он признается в этом намного позже.

В 1766 году Гойя попадает в Мадрид и здесь его ждёт новый провал на конкурсе в Академии Сан-Фернандо . Сюжеты для конкурсных работ связаны с великодушием короля Альфонсо X Мудрого и подвигами национальных героев-воинов XVI века. Эти сюжеты не вдохновляют Гойю. Ко всему прочему, Франсиско Байеу , другой молодой живописец из Сарагосы и член жюри конкурса, является сторонником взвешенных форм и академической живописи, не признающим фантазии молодого Гойи. Первую же премию получает младший брат Байеу, 20-летний Рамон… В Мадриде Гойя знакомится с работами придворных художников, совершенствует своё мастерство.

Источник: https://mambalove.ru/kartiny-goiya-fransisko-goiya-kartiny-fransisko-goiya-biografiya-francisko.html

Испанская живопись с XVI по XVII векXIII — Франсиско Хосе де Гойя-и-Лусьентес

Том 4История живописи

Партнёрские ссылки:

Сейчас из всего творения Гойи наи­больший интерес для истории искусст­ва (кроме портретов, о которых мы го­ворим отдельно) представляют собой именно упомянутые серии офортов и литографий, а также несколько картин частью аналогичного с ними характе­ра, частью, напротив того, резко во всем своем настроении от них отлича­ющихся.

Всей «графике» Гойи, и даже самым «безобидным» листам, тем, ко­торые рисуют сцены боя быков, при­суща черта «гофмановщины»; они пол­ны жути, кошмарности, «испуга и пугания»87. К графическим рабо­там мастера подходят и такие картины, как упомянутые сцены «Мятежа 1808 г.

», как серия картин из замка герцога Осуньи «Аламе­ды» — «Иезуит среди привидений», «Шабаш ведьм», «Поклонение Са­тане», «Каменный гость» и др.

, как картины в Академии Сан-Фер­нандо — «Карнавал», «Сумасшедший дом» и «Процессия флагеллан­тов», как «La Cucafia» и «Собрание кортесов» в Берлинском музее, как фрески, украшавшие виллу Гойи (ныне в Прадо) и т. д. Все это опять-таки тяжелые «кошмары», из которых доносятся визги адских чудовищ и гул похоронных колоколов.

Читайте также:  Кипренский "донской на куликовом поле" описание картины, анализ, сочинение

Фигуры корчатся в беснова­тых припадках, а пейзажи и вообще «декорации» имеют характер уны­лых и мрачных, готовых распасться перед глазами миражей. Карти­ны эти с особенной яркостью рисуют состояние души оглохшего, ушедшего в свой внутренний мир — и все же с болезненным внима­нием следящего за трагедиями внешнего мира — художника.

Гойя Франциско

Гойя. «Los Desastres de la Guerra». («Grande hazana! Con muertos!»)

И жуткое впечатление от этих произведений лишь усиливается, если мы обращаемся к ним после изучения ранних произведений Гойи. Там царит счастливое настроение молодости и веселья; в них он преемник Тьеполо, Гварди и французских «fetes galantes».

Особен­ной красотой среди жизнерадостных произведений Гойи отличается «Romeria di San Isidoro» в Прадо. С изумительным остроумием пере­даны здесь массы народа, собравшиеся вдалеке на зеленеющем поле, и эти группы представителей высшего общества, расположившиеся в своих нежных летних костюмах, под большими зонтами, на самой авансцене.

«Romeria» в то же время является лучшим доказательством права Гойи быть зачисленным в «потомство Веласкеса». До Гойи лишь великий испанец XVII в. умел сочетать такую нежность с такой прав­дой, лишь он решался так просто и так жизненно передавать натуру. Картина Гойи, впрочем, представляет и шаг дальше.

В смысле пере­дачи света, мягкого, белого, всюду разлитого дневного света, картина эта достойна импрессионистов 1860-х гг.

Гойя Франциско

Гойя. «Madre infeliz». «Los Desastres de la Guerra» № 50

Ближе всего к «Romeria di San Isidoro» стоят картины, исполнен­ные мастером в начале же своей карьеры для королевской шпалер­ной мануфактуры и хранящиеся ныне в Прадо.

Но именно сопоставляя эти большие, цветистые, весело и размашисто писанные компо­зиции с бытовыми сюжетами Веласкеса и даже Мурильо, яснее всего видишь, какой путь был пройден «художественной» душой Испании за сто лет.

Куда девалась прежняя строгость, прежнее внимание к дей­ствительности, прежнее уважение к предмету? И Веласкес был занят исключительно живописными задачами, — до содержания, до сюже­та-анекдота ему, в сущности, не было никакого дела. Зато как пыт­ливо всматривался он в «архитектуру» форм и прислушивался к сим­фониям красок.

Какая глубина в его «живописи для живописи!» На­против того, Гойя в формах и красках остроумный «рассказчик», «вымысел и правда» смешиваются у него в одно слитное целое, но напрасно мы стали бы искать у мастера строгого изучения действи­тельности и Веласкесовой «живописной глубины». Все в ранних ра­ботах Гойи — гениальная шалость, а ведь шалость есть, главным об­разом, показатель недостаточного сознания.

Гойя Франциско

Гойя. «Los Proverbios» № 1

Испанцы во многом явились «утрированными итальянцами». Это сказывается в их поэзии, в архитектуре, в скульптуре, и это же про­является в живописи.

Там, где у итальянцев не хватало фантазии, убеждения и выдержки, там испанцы впрягались в колесницу «три­умфа латинской культуры» и двигали ее дальше.

Так Рибера и Сурба-ран усовершенствовали натурализм; так Мурильо нашел новые пути для изощренного барокко Фети, Строцци и Кастильоне; так Греко удалось в Испании «утрировать утрировку» Тинторетто; так Веласке-су удалось довести до высшей вершины чисто живописные поиски Тициана, Бассано и Веронезе. Пожалуй, Гойя означает то же самое по отношению к Тьеполо, но так как и Тьеполо представлялся нам стоящим на «склоне», то и дальнейшие шаги Гойи не означают подъе­ма, а, напротив того, указывают на какой-то спуск.

Примечания

87 В настоящую минуту мы лишены возможности проверить, знавал ли Гофман произведения Гойи так же, как он знал произведения Калло. Многое говорит за то, что великий визионер и фантаст немецкой романтики должен был знать одного из предтеч романтизма, а офорты испанского мастера могли достичь портфелей лю­бителей в Берлине и Лейпциге.

Что же касается Гойи, то он, без сомнения, не знал Гофмана и, во всяком случае, не мог подпасть под влияние далекого поэта, бывше­го моложе его на много лет.

Тем интереснее установить связь, существующую меж­ду обоими причудливыми художниками; именно их нужно считать подлинными ис­точниками для нашего ознакомления с духом времени до и после революции.

Источник: http://www.benua-history.ru/452-tvorchestvo-goija.html

Творчество Франциско Гойя

  • Творчество Франциско Гойя
  • 1. Введение
  • Фантазия, лишенная разума, производит чудовищ; соединенная с ним,она — мать искусства и источник его чудес.
  • Ф. Гойя

мы находим у него везде на первом плане, в лучших его созданиях, такие элементы, которые… особенно для нас, русских, всего драгоценнее и нужнее в искусстве.

Эти элементы — национальность, современность и чувство реальной историчности.

В. Стасов

Когда мы говорим об испанской живописи, об испанском искусстве, перед нами встают образы людей мужественных и суровых, исполненных высокого человеческого достоинства. Мы вспоминаем имена Эль Греко, Риберы, Сурбарана, Веласкеса… И снова вспоминаем великого Гойю.

Испанский писатель-антифашист Рафаэль Альберти создал «драматический офорт» «Ночь войны в музее Прадо» — своеобразное драматическое произведение, рассказывающее о событиях 1936 года. Действие происходит в картинной галерее Прадо в Мадриде. Но герои этого произведения не только два ополченца республиканской армии.

Среди тех, кто принимает участие в боях против франкистов, персонажи полотен самых разных художников. По-разному они понимают жизнь и борьбу. По-разному ощущают их. Но драматург сумел показать связь художников разных эпох.

И главное место среди его героев занимают персонажи картин и офортов Гойи: вечно живые, навечно связанные с народом и его борьбой.

Испания Франсиско Гойи (1746-1828) -это Испания трагическая. И может быть, именно в гравюрах художника трагическое звучит особенно четко.

О гравюрах Франсиско Гойи «Капричос» и «Бедствия войны» написано немало. Есть серьезные исследования, детально прослеживающие судьбу того или иного образа.

Гойя оставил подписи к большинству своих гравюр, и историки искусства рассматривают их как своеобразные комментарии. Но не следует забывать, что подобные тексты у художников иногда служат не для раскрытия смысла произведения, а для известного рода маскировки. Очень, казалось бы, невинная подпись Гойи — сказочного характера или в виде обычной шутки — скрывает большой политический смысл.

Каждую гравюру Гойи пронизывает беспощадной остроты сарказм: в каждой фантасмагория соседствует с подлинным реализмом, который характерен для всего испанского искусства. Перед нами не просто ведьмы, летящие на шабаш, не просто тупоголовые бездельники, внимающие птице, не просто герой известной сказки «молодой дурак тащит на себе осла»… Все они имеют второй, скрытый смысл.

В числе эрмитажных гравюр — «Ленивцы». Она изображает человекообразные существа, у которых вместо голов плохо сколоченные деревянные сундуки, и каждый из них заперт тяжелым замком.

А среди этих «красавцев» главенствует фигура с ослиными ушами и завязанной мордой…

Да, должно быть, вопреки подписи, эта гравюра говорит отнюдь не о ленивых и тупых людях, а скорее о сквалыгах, богачах, заперших свои чувства на замок, потому что эти чувства могут помешать извечной борьбе за золото.

Ведьмы, летящие на шабаш, и ведьмы прихорашивающиеся, чудовища, пожирающие друг друга, страшные фигуры в капюшонах — все это не простая и простодушная насмешка над суевериями или верованиями своих соотечественников.

Нет, это сама действительность, сама страна, превращенная в огромный каземат или сумасшедший дом.

Не случайно ведьмы на офорте Гойи похожи на светских дам, а история о мужике, который тащит на себе осла, заставляет подумать о народе, на плечи которого взгромоздилась целая свора угнетателей!

Гойя был гуманистом в нашем понимании. Ему были близки идеи французской революции и ненавистен захватнический пафос французской буржуазии. Король называл его атеистом и считал, что он вполне заслужил петли. Художнику не раз грозили расправой представители святой инквизиции. Но он оставался смелым и решительным человеком, готовым отстаивать свои права и свои взгляды.

Франсиско Гойя как художник опередил свое время настолько, что его работы почти всегда кажутся нам созданными нашим современником. За исключением немногих работ, все его творчество — смелый поиск, подлинное новаторство, социальное и революционное.

2. Жизненный и творческий путь Франциско Гойи

Имя Гойи пользуется у нас широкой известностью. Страстное, острое драматическое искусство испанского художника оказалось во многом созвучным нашему времени. Гойя был свидетелем общественных потрясений на рубеже двух столетий. Он пережил период пробуждения национальной культуры в конце XVIII века, нашествие Наполеона в начале XIX века, подъем испанской революции и ее трагическую гибель.

Творчество художника формировалось в период, когда испанское искусство утратило великие традиции реалистических завоеваний «Золотого века» (XVII в.). В Испании господствовало облаченное в пышные декоративные одежды» искусство мастеров академического направления.

При королевском дворе решающую роль играли приезжие иностранные живописцы.

Те из испанских художников, которые и пользовались признанием, не обладали большим дарованием и работали в русле академического искусства, или подражали французским мастерам аристократического светского жанра.

Гойя начинал свой творческий путь с борьбы против академических принципов живописи и за утверждение национальных традиций. Его искусство стало вершиной развития всей испанской культуры конца XVIII-начала XIX века, отразив ее прогрессивные и гуманистические идеалу.

Франсиско Гойя родился в 1746 году в деревне Фуэндетодос под г. Сарагоссой. Первые профессиональные навыки он получил уже будучи в Сарагоссе учеником в мастерской Лусано Мартинеса, второстепенного художника, последователя условного академического искусства.

Известно также, что в 60-е годы Гойя дважды пробовал в Мадриде попасть в Художественную академию Сан Фернандо, но оба раза потерпел неудачу. Начались годы странствий — художник едет в Италию, посещает Рим, Неаполь и Парму. Затем снова возвращается в Испанию.

В 1776 году, видимо, благодаря покровительству известного испанского мастера Франсиско Байеу, он получил почетный заказ на изготовление картонов к шпалерам. Теперь Гойя окончательно переселился в столицу и до 1791 года с небольшими перерывами работал над картонами.

Художник приехал в Мадрид в благоприятный для развития национальной культуры период. Только что был проведен ряд либеральных законов и реформ, основаны школы ремесла и искусства, национальные академии.

Значительным событием было изгнание (1767) иезуитов и введение светского образования. В Испанию проникали идеи французского просвещения.

Выдвинулась целая группа прогрессивно-настроенных писателей и ученых, отстаивавших независимость и самобытность испанской национальной культуры.

Во главе передовой интеллигенции стоял Гаспар Мельчор де Ховельянос, публицист и драматург, всесторонне образованный человек, прекрасно сознававший необходимость преобразований. Возможно, что уже в этот период Гойя был связан с Ховельяносом.

Молодой художник обратился к национальным традициям в использовании для картонов бытовых сюжетов .из народной жизни и отказался от аристократизации образов в противоположность широко распространенным пасторальным идиллическим или светским сценам.

Читайте также:  Дали сальвадор "сон, вызванный полетом пчелы вокруг граната" описание картины, анализ, сочинение

Живым импульсом жизни, непосредственностью чувств и разнообразием характеристик привлекают его сцены на мадридских улицах, игры и празднества.

Намеченные в картонах приемы изображения единой массы толпы и гротескной характеристики образов так же, как и передача мгновенно схваченного действия, становятся в дальнейшем излюбленными для художника. Первая серия картонов относится к 70-м годам. Во второй серии, выполненной в 80-е годы, более сложной по темам и настроению, меняется и живописный язык.

Прием тонкого тонального построения заменил здесь декоративные эффекты смело сопоставленных ярких красочных пятен более ранних работ («Продавец фаянса»). Меняется и роль пейзажа, вместо фона и среды, обозначения места действия, он часто становится выразителем настроения произведения.

Особенно тонко связь настроения человека с природой воплощена в «Зиме» или «Метели».

Ощущение зимнего холода, ледяных порывов ветра, огромного сурового простора горного пейзажа воспринимается в произведении Гойи через настроение человека, оставляя чувство тревоги.

В начале 90-х годов художник продолжал работу над картонами, но уже не она определяла его творчество. Эти годы многое изменили в его судьбе и в судьбах испанского общества. Французская революция 1789 года и особенно казнь Людовика XVI (1793) испугали испанский абсолютизм. Против французской республики были посланы войска, а внутри страны началась реакция.

Были сосланы и изгнаны многие передовые деятели, их судьбу разделил и Ховельянос, написавший в тюрьме оду, повествующую о состоянии страны в те годы:- «Испания погружена в жалкое бессилие. Всеми презираемая, она не в состоянии ни схватиться за меч, перед которым некогда трепетал весь мир, ни двинуть ногой, ни поднять потупленные взоры.

Подле же стоят бледный страх, малодушная нищета, тупая лень и наглое невежество». Вновь были восстановлены права инквизиции и возвращены иезуиты.

Что должен был испытать художник, приближённый к королевскому двору, имевший звание первого придворного живописца, увидевший судьбу друзей! К переживаниям за близких прибавилось еще одно тяжелое испытание — глухота, от которой Гойя уже так и не смог окончательно избавиться.

В эти годы, полные острых переживаний и трагических контрастов жизни, он мог понять и почувствовать подлинную ценность человека, постичь глубину чувств и сомнений, научиться видеть истинный характер окружавших его людей. Вот почему, одновременно, возникают замечательные, утверждающие значительность человеческой личности портреты и сатирически беспощадная серия офортов «Капричос».

Портреты Гойи как большие парадные, так и более камерные интимные, удивительно разнообразны по приемам и в большинстве своем глубоки и убедительны по характеристике. Не случайно мастер считал себя учеником Веласкеса.

В портрете герцогини Альба строгость и торжественность композиции парадного портрета использована для передачи властного, гордого и своевольного характера женщины так же как и напряженный жест вытянутой руки, указывающий вниз на подпись Гойи у ног герцогини.

Ослепительно красный цвет пояса и банта в черных волосах контрастирует с белым платьем.

Внешняя сдержанность и даже суровость не могут скрыть страстного темперамента герцогини, отличавшейся, по отзывам современников, не только своеобразной красотой, но и живым оригинальным умом и не признававшей узких рамок светского этикета.

Интересно сравнить с портретом Альба более поздний по времени портрет трагической актрисы Тираны, в эти годы уже покинувшей сцену. В обеих женщинах есть несомненное сходство, но темперамент, глубоко скрытый в светской женщине привычной манерой держаться, свободно проявляется в актрисе.

Воедино слиты в портрете черты трагической актрисы театра и смелой с независимым характером простой испанки. Образ Тираны героичен. Совсем иной предстает в небольшом камерном портрете жена Гойи. Хрупкая, задумчивая с нежным лицом и светлыми пушистыми волосами Хосефа привлекает своей мягкостью и тихой сдержанностью.

Портрет написан в легких серо-голубых тонах, тонко соответствующих облику и настроению молодой женщины. В такой же форме интимного портрета написан и друг Гойи, адвокат, страстный любитель искусства и коллекционер Себастьян Мартинес.

Не сухой знаток законов и не чиновник, а чуткая художественная натура угадывается в Мартинесе.

Одна из самых изысканных и тонких по сочетанию серебристых гонов картин, настоящий живописный шедевр — портрет Байеу. В образе брата Хосефы, покровителя Гойи, художника Франсиско Байеу подчеркнута скорее холодность трезвого ума, чем вдохновенный творческий гений.

Пожалуй, только кисть в руке Байеу говорит о профессии этого сурового человека с несколько жесткими чертами лица и тяжело нависшими бровями.

Особое место среди портретов 90-х годов принадлежит «Портрету Гиймарде»,посла французской республики, долгое время не принятого испанским королем.

Весь энергия и действие, Гиймарде как бы воплощает самый дух французской революции. Символично звучат цвета национального флага Франции — красный, синий, белый, повторенные дважды в плюмаже и поясе.

Возможно, Гойя интуитивно ощутил в Гиймарде ту активную силу и готовность к борьбе, которой так часто не хватало испанским деятелям и, прежде всего, покровителю художника Ховельяносу, только что вернувшемуся из ссылки.

По-видимому, ему был обя-зан-Гойя заказом на портрет Гиймарде и роспись церкви Сан Антонио де ла Флорида в Мадриде.

Фрески церкви — выдающийся памятник монументального искусства не только XVIII века, но всей фресковой живописи после великих мастеров XVI века.

Продолжая традиции знаменитого венецианского мастера-декоратора XVIII века Д. Б. Тьеполо, Гойя сумел быть оригинальным и смелым в решении большой массовой сцены во фреске купола церкви, внеся в нее драматизм и подлинное дыхание жизни. Для росписи он использовал эпизод легенды о чуде св.

Антония Падуанского, заставившего заговорить убитого, чтобы подтвердить невиновность отца святого. Не мистическим чудом и благоговейным экстазом, а чисто светским настроением поражает фреска.

Трудно не согласиться с высказыванием одного из исследователей, отметившего, что царит далеко не религиозное чувство, а скорее дух народного празднества. Композиция фрески строится на ритмическом повторе ярких цветовых пятен — желтых, чередующихся с красными и синими.

Светлому пятну полотна, висящего на балюстраде, соответствует на противоположной стороне светлая полоса пейзажа. Ритмически чередуются позы и жесты участников сцены.

Широко и свободно ложатся мазки.

С какой-то удивительной щедростью включает художник бесчисленное количество оттенков, то серовато-лиловых, то розовых и серебристых в общий белый тон покрывала стоящей у балюстрады женщины, или вдруг оживляет зеленый тон одежды энергичными мазками яркого желтого цвета, кладет на глаза прозрачные тени, придающие глубину и выразительность взгляду.

Яркая насыщенная гамма красок, непосредственность, поэтическая сила и значительность народных образов отличают фреску от большинства монументальных росписей той эпохи. Она прославляет поэзию земного бытия с его чувствами и страстями. Через год после создания фресок Сан Антонио была напечатана серия офортов «Капричос».

В ней с потрясающей силой предстает вся Испания той эпохи. Опасаясь преследования инквизиции, художник преподнес офортные доски королю, не понявшему (а скорее не считавшему, что следует понимать) их истинный смысл. Открывает серию лист с автопортретом — болезненный, настороженный, погруженный в скорбные переживания предстает в нем Гойя тех лет.

А за автопортретом, сменяя друг друга, следуют полные сарказма, ужаса, порой отчаяния и ненависти сцены. Проходит тема тупости и невежества, паразитизма аристократии, мелкой, льстивой, ничтожной знати — придворных, способных превратить ослов в благопристойных сеньоров.

Но, пожалуй, центральное место занимает тема суеверия, религиозного фанатизма, трагической гибели жертв в руках инквизиции. Сочувствуя осужденным и считая их невиновными, Гойя не щадит толпу свидетелей расправы, которая в своем неистовстве кажется лишенной человеческого облика.

Мрачным представляется будущее Испании-оно в руках страшных ведьм-парок, богинь судьбы, беспощадных к человеческой жизни (лист «Тонко ткут»). Лицо парки, сидящей справа, напоминает старую королеву, мать Карла IV. Но из этого не следует, что в офортах всегда заключен намек на определенное лицо, их значение шире, чем карикатура в обычном понимании этого слова. Любая гипербола и гротеск раскрывают многогранные черты человеческого характера, этим и определяется необычайная сила воздействия «Капричос».

Несмотря на композиционное и сюжетное сходство с народным лубком и графикой французской революции, приемы Гойи в подходе к образу по своему масштабу и значительности ближе к знаменитым рисункам — карикатурам Леонардо да Винчи.

Листы построены по принципу выдвижения нескольких фигур на передний план, общей компактной и часто статичной композиции, место действия едва обозначено и детально не конкретизировано. Фигуры очень пластичны, тонкие обрывистые штрихи дают не только линию контура, но и объем.

Основной живописный эффект построен на контрастном сопоставлении черных и белых пятен.

Источник: https://studizba.com/files/show/doc/130931-1-22932-1.html

Сумасшедший дом

Интернет-магазин BigArtShop представляет большой каталог картин художника Франсиско Гойи. Вы можете выбрать и купить понравившиеся репродукции картин Франсиско Гойи на натуральном холсте.

Франси́ско Хосе́ де Го́йя-и-Лусье́нтес родился в 1746 году в небольшой деревушке на севере Испании в семье мастера по золоту. Франсиско был младшим из троих сыновей.

В конце 1750-х годов семья переехала в Сарагосу. Около 1759 года Франсиско поступил в ученики к местному художнику Хосе Лу-сан-и-Мартинесу. В течение трех лет Гойя копировал гравюры. В эти годы он получил свой первый заказ от приходской церкви. Это была рака для хранения мощей.

После неудачной попытки в 1763 году поступить в Королевскую академию Сан-Фернандо Гойя стал учеником придворного живописца Франсиско Бай-еу. В 1773 году Гойя женился на сестре своего учителя, что укрепило его положение в художественном мире того времени.

В 1780 году Гойю приняли В Королевскую Академию.

В 1786 году он стал придворным художником испанского короля.

В 1712 году Гойя подвергся тяжелой и загадочной болезни, которая сопровождалась параличом, слепотой и едва ли не полным безумием. Ему удалось победить недуг, но он перестал слышать, и его постоянно одолевали страхи, что он не сумеет завершить задуманное.

  • В творчестве Гойи появились «фантазии и выдумки», упростилась манера письма.
  • Знакомство с семьей герцога Альба впоследствии послужило созданию его самых известных шедевров: «Маха одетая» и «Маха обнаженная» Ослепительная и энергичная герцогиня после смерти своего мужа в 1796 году стала любовницей художника и вдохновила его на создание этих картин.
  • Гойе чудом удалось сохранить имя натурщицы в тайне и избежать тюрьмы, представ перед судом инквизиции, так как обнаженная натура была запрещена.
  • В конце 1790 годов увидела свет и первая серия офортов мастера — «Капричос» («Капризы»), которая была посвящена жестокому осмеянию человеческих слабостей и предрассудков.
  • В 1814 году Гойя написал знаменитый расстрел повстанцев.
  • «Расстрел повстанцев в ночь на 3 мая 1808 года» считается главной картиной Гойи.
  • Война, начавшаяся как освободительная, переросла в страшную гражданскую войну.
Читайте также:  Маковский "в мастерской художника" описание картины, анализ, сочинение

Картины этих лет — мир мрака, ужаса, страха, страшные видения бесов, демонов, богов и титанов. Они получили название «черной живописи» Гойи. В это время стали известны фрески «Дома глухого».

  1. Гойя и вошел в историю живописи как мастер вопллощения темных снов и фантазий.
  2. Последние годы художник провел во Франции в Бордо, стремясь избавиться от испанской действительности, создавая более жизнерадостные произведения.
  3. Умер Гойя в возрасте 82 лет в 1828 году.

Текстура холста, качественные краски и широкоформатная печать позволяют нашим репродукциям картин Франсиско Гойи не уступать оригиналу. Холст будет натянут на специальный подрамник, после чего картина может быть оправлена в выбранный Вами багет.

Источник: https://bigartshop.ru/painters/goyya-fransisko/sumasshedshiy-dom

Творчество Франциско Гойя

  • Творчество Франциско Гойя
  • 1. Введение
  • Фантазия, лишенная разума, производит чудовищ; соединенная с ним,она — мать искусства и источник его чудес.
  • Ф. Гойя

мы находим у него везде на первом плане, в лучших его созданиях, такие элементы, которые… особенно для нас, русских, всего драгоценнее и нужнее в искусстве.

Эти элементы — национальность, современность и чувство реальной историчности.

В. Стасов

Когда мы говорим об испанской живописи, об испанском искусстве, перед нами встают образы людей мужественных и суровых, исполненных высокого человеческого достоинства. Мы вспоминаем имена Эль Греко, Риберы, Сурбарана, Веласкеса… И снова вспоминаем великого Гойю.

Испанский писатель-антифашист Рафаэль Альберти создал «драматический офорт» «Ночь войны в музее Прадо» — своеобразное драматическое произведение, рассказывающее о событиях 1936 года. Действие происходит в картинной галерее Прадо в Мадриде. Но герои этого произведения не только два ополченца республиканской армии.

Среди тех, кто принимает участие в боях против франкистов, персонажи полотен самых разных художников. По-разному они понимают жизнь и борьбу. По-разному ощущают их. Но драматург сумел показать связь художников разных эпох.

И главное место среди его героев занимают персонажи картин и офортов Гойи: вечно живые, навечно связанные с народом и его борьбой.

Испания Франсиско Гойи (1746-1828) -это Испания трагическая. И может быть, именно в гравюрах художника трагическое звучит особенно четко.

О гравюрах Франсиско Гойи «Капричос» и «Бедствия войны» написано немало. Есть серьезные исследования, детально прослеживающие судьбу того или иного образа.

Гойя оставил подписи к большинству своих гравюр, и историки искусства рассматривают их как своеобразные комментарии. Но не следует забывать, что подобные тексты у художников иногда служат не для раскрытия смысла произведения, а для известного рода маскировки. Очень, казалось бы, невинная подпись Гойи — сказочного характера или в виде обычной шутки — скрывает большой политический смысл.

Каждую гравюру Гойи пронизывает беспощадной остроты сарказм: в каждой фантасмагория соседствует с подлинным реализмом, который характерен для всего испанского искусства. Перед нами не просто ведьмы, летящие на шабаш, не просто тупоголовые бездельники, внимающие птице, не просто герой известной сказки «молодой дурак тащит на себе осла»… Все они имеют второй, скрытый смысл.

В числе эрмитажных гравюр — «Ленивцы». Она изображает человекообразные существа, у которых вместо голов плохо сколоченные деревянные сундуки, и каждый из них заперт тяжелым замком.

А среди этих «красавцев» главенствует фигура с ослиными ушами и завязанной мордой…

Да, должно быть, вопреки подписи, эта гравюра говорит отнюдь не о ленивых и тупых людях, а скорее о сквалыгах, богачах, заперших свои чувства на замок, потому что эти чувства могут помешать извечной борьбе за золото.

Ведьмы, летящие на шабаш, и ведьмы прихорашивающиеся, чудовища, пожирающие друг друга, страшные фигуры в капюшонах — все это не простая и простодушная насмешка над суевериями или верованиями своих соотечественников.

Нет, это сама действительность, сама страна, превращенная в огромный каземат или сумасшедший дом.

Не случайно ведьмы на офорте Гойи похожи на светских дам, а история о мужике, который тащит на себе осла, заставляет подумать о народе, на плечи которого взгромоздилась целая свора угнетателей!

Гойя был гуманистом в нашем понимании. Ему были близки идеи французской революции и ненавистен захватнический пафос французской буржуазии. Король называл его атеистом и считал, что он вполне заслужил петли. Художнику не раз грозили расправой представители святой инквизиции. Но он оставался смелым и решительным человеком, готовым отстаивать свои права и свои взгляды.

Франсиско Гойя как художник опередил свое время настолько, что его работы почти всегда кажутся нам созданными нашим современником. За исключением немногих работ, все его творчество — смелый поиск, подлинное новаторство, социальное и революционное.

2. Жизненный и творческий путь Франциско Гойи

Имя Гойи пользуется у нас широкой известностью. Страстное, острое драматическое искусство испанского художника оказалось во многом созвучным нашему времени. Гойя был свидетелем общественных потрясений на рубеже двух столетий. Он пережил период пробуждения национальной культуры в конце XVIII века, нашествие Наполеона в начале XIX века, подъем испанской революции и ее трагическую гибель.

Творчество художника формировалось в период, когда испанское искусство утратило великие традиции реалистических завоеваний «Золотого века» (XVII в.). В Испании господствовало облаченное в пышные декоративные одежды» искусство мастеров академического направления.

При королевском дворе решающую роль играли приезжие иностранные живописцы.

Те из испанских художников, которые и пользовались признанием, не обладали большим дарованием и работали в русле академического искусства, или подражали французским мастерам аристократического светского жанра.

Гойя начинал свой творческий путь с борьбы против академических принципов живописи и за утверждение национальных традиций. Его искусство стало вершиной развития всей испанской культуры конца XVIII-начала XIX века, отразив ее прогрессивные и гуманистические идеалу.

Франсиско Гойя родился в 1746 году в деревне Фуэндетодос под г. Сарагоссой. Первые профессиональные навыки он получил уже будучи в Сарагоссе учеником в мастерской Лусано Мартинеса, второстепенного художника, последователя условного академического искусства.

Известно также, что в 60-е годы Гойя дважды пробовал в Мадриде попасть в Художественную академию Сан Фернандо, но оба раза потерпел неудачу. Начались годы странствий — художник едет в Италию, посещает Рим, Неаполь и Парму. Затем снова возвращается в Испанию.

В 1776 году, видимо, благодаря покровительству известного испанского мастера Франсиско Байеу, он получил почетный заказ на изготовление картонов к шпалерам. Теперь Гойя окончательно переселился в столицу и до 1791 года с небольшими перерывами работал над картонами.

Художник приехал в Мадрид в благоприятный для развития национальной культуры период. Только что был проведен ряд либеральных законов и реформ, основаны школы ремесла и искусства, национальные академии.

Значительным событием было изгнание (1767) иезуитов и введение светского образования. В Испанию проникали идеи французского просвещения.

Выдвинулась целая группа прогрессивно-настроенных писателей и ученых, отстаивавших независимость и самобытность испанской национальной культуры.

Во главе передовой интеллигенции стоял Гаспар Мельчор де Ховельянос, публицист и драматург, всесторонне образованный человек, прекрасно сознававший необходимость преобразований. Возможно, что уже в этот период Гойя был связан с Ховельяносом.

Молодой художник обратился к национальным традициям в использовании для картонов бытовых сюжетов .из народной жизни и отказался от аристократизации образов в противоположность широко распространенным пасторальным идиллическим или светским сценам.

Живым импульсом жизни, непосредственностью чувств и разнообразием характеристик привлекают его сцены на мадридских улицах, игры и празднества.

Намеченные в картонах приемы изображения единой массы толпы и гротескной характеристики образов так же, как и передача мгновенно схваченного действия, становятся в дальнейшем излюбленными для художника. Первая серия картонов относится к 70-м годам. Во второй серии, выполненной в 80-е годы, более сложной по темам и настроению, меняется и живописный язык.

Прием тонкого тонального построения заменил здесь декоративные эффекты смело сопоставленных ярких красочных пятен более ранних работ («Продавец фаянса»). Меняется и роль пейзажа, вместо фона и среды, обозначения места действия, он часто становится выразителем настроения произведения.

Особенно тонко связь настроения человека с природой воплощена в «Зиме» или «Метели».

Ощущение зимнего холода, ледяных порывов ветра, огромного сурового простора горного пейзажа воспринимается в произведении Гойи через настроение человека, оставляя чувство тревоги.

В начале 90-х годов художник продолжал работу над картонами, но уже не она определяла его творчество. Эти годы многое изменили в его судьбе и в судьбах испанского общества. Французская революция 1789 года и особенно казнь Людовика XVI (1793) испугали испанский абсолютизм. Против французской республики были посланы войска, а внутри страны началась реакция.

Были сосланы и изгнаны многие передовые деятели, их судьбу разделил и Ховельянос, написавший в тюрьме оду, повествующую о состоянии страны в те годы:- «Испания погружена в жалкое бессилие. Всеми презираемая, она не в состоянии ни схватиться за меч, перед которым некогда трепетал весь мир, ни двинуть ногой, ни поднять потупленные взоры.

Подле же стоят бледный страх, малодушная нищета, тупая лень и наглое невежество». Вновь были восстановлены права инквизиции и возвращены иезуиты.

Что должен был испытать художник, приближённый к королевскому двору, имевший звание первого придворного живописца, увидевший судьбу друзей! К переживаниям за близких прибавилось еще одно тяжелое испытание — глухота, от которой Гойя уже так и не смог окончательно избавиться.

В эти годы, полные острых переживаний и трагических контрастов жизни, он мог понять и почувствовать подлинную ценность человека, постичь глубину чувств и сомнений, научиться видеть истинный характер окружавших его людей. Вот почему, одновременно, возникают замечательные, утверждающие значительность человеческой личности портреты и сатирически беспощадная серия офортов «Капричос».

Портреты Гойи как большие парадные, так и более камерные интимные, удивител

Источник: https://www.studsell.com/view/176303/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector