Опера «иоланта»: содержание, видео, интересные факты, арии

«Иоланта» с причудами — премьера в Большом театре (28.10.2015) • Голос публики

На околотеатральной орбите не получается безмятежно вращаться в скафандре, ограждающем от слухов, домыслов и сплетен. Как ни стараешься изолировать себя от закулисных историй — непостижимым образом они просачиваются в сознание.

Не помню откуда я впервые услышал, что «Иоланта» в Большом будет, выражаясь парламентски, весьма оригинальна — уже давно это было.

Лучше оттолкнусь от того, что слышали все — от предпремьерного репортажа, в котором режиссер Сергей Женовач сообщил:

Обратите внимание

Я, конечно, немедленно и горячо возразил: скорее, наоборот! Ведь если изъять из «Иоланты» философию и драматизм — вот тогда она не выдержит и лопнет, как лишенный содержания пузырь.

Но что мои возражения, когда у режиссера не только свое видение материала, но и нержавеющее преимущество — ведь постановку в Большом театре поручили именно ему.

А я полемизировал лишь с экраном — бесчувственным и безответным.

Что получилось в результате? Концепция и сценография считываются еще до третьего звонка. Разделенный перегородкой дом, напоминающий «Хованщину» в МАМТ, только поприземистей и не реечный, а решечатый. Слева — тьма Иоланты, справа — свет зрячих. Над домом — полная луна. Комнаты обильно меблированы стульями.

Светлая комната — светлыми, на них сидят «музыканты» и хор. В черной комнате — как полагается, живут черные-пречерные стулья, служащие естественным препятствием для перемещения слепой Иоланты. Опера дается с одним антрактом перед появлением рыцарей. Романс Водемона присутствует.

Текст, как ни удивительно, — «советский», в котором познают красу вселенной вместо того, чтобы вечно славить бога.

Или вот — там, где у Модеста Чайковского «Чудный первенец творенья»

Патентованная особенность премьеры — начало действия оперы отстоит от третьего звонка минут на двадцать пять. Дело в том, что «Иоланта» в этой постановке предваряется симфонической сюитой «Щелкунчик». Зачем? Опера короткая, и ее надо чем-то «добивать», поскольку публика желает наслаждаться искусством целый вечер, а не половину.

Почему симфонический «Щелкунчик»? Так воля автора же! Дескать, так давали «Иоланту» в Мариинском театре. Но в эпоху тотальной практичности традиции лучше проверять маркетингом, а здесь доводы не в пользу предлагаемого тандема.

Ведь не секрет, что истинных любителей балета среди истинных любителей оперы — очень и очень немного, а среди туристов желающих слушать балетную музыку без собственно балета — еще меньше. Почему выбор пал именно на балетную музыку, которую многие любители оперы воспримут именно как «нагрузку»? Какие были возможны варианты? Ну, например. На Новой сцене «Иоланта» вполне успешно шла соло.

Важно

В не дожившем до постановки проекте несколько лет назад Большой собирался давать «Иоланту» с «Маврой» Стравинского — странное сочетание, но тоже вариант. А ведь можно и вовсе без изысков — Чайковский предлагал юному Рахманинову давать «Иоланту» вместе с «Алеко».

Как бы это прозвучало сейчас — последняя опера Чайковского и первая, свежая, хоть и угловатая, опера 19-летнего Рахманинова! Кстати, в этом случае можно и на волю автора сослаться — не кривя душой, и не утруждаться фигурным вырезанием фрагментов многострадальной классики. Но Большой театр, вслед за театром «Новая Опера», скрестил «Щелкунчика» с оперой — на свой манер.

К сожалению, странность симфо-балетно-оперной комплектации премьеры — лишь первый из множества вопросов к постановочной команде. Бегло обрисую некоторые, чтобы не увязнуть в мелочах.

Сложилось впечатление, что режиссер не был готов работать с Исторической сценой и при помощи декораций ограничил пространство до комфортных для себя габаритов. Почти все действие происходит в правой, светлой, комнате дома.

В темную комнату, где в недружелюбном окружении мрачных стульев живет Иоланта, вход открыт только Водемону и хору в финале.

При таком искусственном ограничении пространства остается открытым вопрос целесообразности постановки вполне камерной «Иоланты» именно на Исторической сцене.

Смежный вопрос — декорации, созданные художником-постановщиком Александром Боровским. В нашем материальном мире перегородка между тьмой и светом — вовсе не эфемерная, и зрители, сидящие на боковых местах (то есть примерно четверть зала), полностью видят лишь происходящее в одной комнате.

Соответственно, правой части зала повезло больше — они будут частично лишены Иоланты, но увидят основное действие. Зато лишенная полной картины публика, сидящая слева, имеет возможность пристально изучить повадки Иоланты, находящейся на сцене не только все действие оперы, но и во время сюиты «Щелкунчик».

Совет

 Ведь, как следует из премьерного репортажа, «Щелкунчик» — это внутренняя музыка слепой Иоланты — о, как! На Новой сцене есть спектакль с перегородками — прошлогодняя «Свадьба Фигаро», но в нем за счет меньшего размера зала и гуманной глубины отсеков процент неудобных мест, с которых закрывается значимое пространство сцены, сведен к минимуму.

В случае «Иоланты», о которой идет речь, режиссер и сценограф, похоже, не добрались до боковых мест зала, чтобы оценить видимость.

В костюмы наряжены не только солисты и хор, но и оркестр. Левая половина — в черные костюмы, правая — от противного. То есть виолончели принадлежат свету, а скрипки как бы прислуживают тьме.

Король Рене и его подданные облачены в свитера, пуловеры и жакеты гротескно крупной вязки. Нелепость фасонов и небрежность изготовления вязаных изделий наводят на крамольную мысль, что вязала сама Иоланта — зрячий человек такое произвести не может.

Водемон и Роберт, как полагается пришельцам, щеголяют в костюмах, знакомых с детства по репортажам с орбитальных станций, где космонавты невесомо плавают в чем-то белом и невыразимо потустороннем.

Женские костюмы выглядят несколько фривольно для общественных мест (особенно с верхних ярусов), зато позволяют еще раз убедиться — в Большом театре уникальное количество девушек с обворожительно красивыми плечами. И вообще.

Действие отмечено элегантной режиссерской небрежностью при сопряжении в единое целое музыки, текста и индивидуальных задач артистам. «Твоё лицо бесстрастно, неприветно и тёмно, как твоя наука» — произносит Рене, обращаясь к Эбн-Хакиа. Пикантность в том, что Эбн-Хакиа в этот момент повернут к королю спиной и занят экстрасенсорным исследованием Иоланты через стену. Какое-такое лицо?

Главная фишка разводки — по злой воле режиссера артисты не покидают сцену в течение всего действия оперы. Покорно выстраиваясь в шеренги у стен, солисты и хор молча наблюдают за дуэтом Иоланты и Водемона (неотвратимо теряющего пронзительную интимность) и другими событиями, к ним не относящимися. Из зала это выглядит примерно так:

Возможно, перманентное столпотворение на сцене — способ контролировать явку и присутствие артистов на репетициях, позаимствованный режиссером из практики контроля офисных работников.

Обратите внимание

Мизансцены, в основной массе, выглядят вычурно. Иногда действующие лица для общения расходятся в противоположные концы комнаты, откуда, на сельский манер, решают личные вопросы, не стесняясь присутствия вышеупомянутого многочисленного кворума.

В сцене, где Бертран входит, чтобы объявить о начале прозрения Иоланты, Бертран, как уже понятно, ниоткуда не входит.

Он стоит посреди шеренги и вдруг, встрепенувшись, восклицает: «Свершилось!» Спаситель-врач, конечно, тоже не ведет Иоланту — все с тем же непроницаемым лицом он находится со всеми в комнате, самим своим поведением являя насмешку над текстом либретто. Одну из многих в этой постановке.

Немало сделано для того, чтобы придать философской истории легкую прикольность, снизив градус пафоса, зачем-то нагнетаемый музыкой. Роберт и Водемон по очереди забираются на стул, замысловато манипулируя электрическими свечами. Или вот Водемон, с момента получения роз от Иоланты не выпускающий букет из рук, — в жизни это было бы вполне естественно, но на сцене смотрится довольно навязчиво.

Тенденцией к приглушению драматических моментов отмечена и музыкальная часть — оркестр играет негромко и мягко, тутти звучат вкрадчиво.

Антон Гришанин ведет оркестр с чеканной размеренностью — попытки певцов красиво подержать ноту и поиграть темпом не находят поддержки у дирижера. Вот если бы они крутили фуэте — думаю, тогда попадание в ритм было бы идеальным.

Певцы в целом звучат деликатно, под стать оркестру — без грома и с большим количеством пиано.

Здесь, плавно переходя к исполнителям, в первую очередь назову Олега Долгова, чьи пиано-пианиссимо в романсе Водемона оказались столь же эмоциональными, как и сверхъестественно стабильно удающиеся певцу форте на верхних нотах. Романтический Водемон превалировал над героическим, и актерская игра идеально соответствовала вокальным краскам.

Давно ждал большую роль на Исторической сцене в исполнении Екатерины Морозовой, обладательницы красивого голоса интересного тембра.

Важно

За исключением небольших нажимов с приоткрыванием звука на форте, исполнение титульной партии было близко к идеалу как вокально, так и актерски.

А двадцать минут убедительной сольной пантомимы под симфоническую сюиту — настоящий актерский подвиг!

Рене Вячеслава Почапского я люблю еще с «фанерной» (вспомнившейся сейчас с особой ностальгической любовью) постановки на Новой сцене. Поэтому ждал встречи с монархом, как со старым знакомым. Партия досконально впета, исполнена красиво, со спокойной уверенностью и слезами на глазах слушателей после арии.

Игорь Головатенко вновь в роли аристократа — на этот раз герцога Бургундии Роберта, спетого звучно и с поистине аристократической музыкальностью.

Эльчин Азизов между снятием «Иоланты» и новой постановкой успел спеть Эбн-Хакиа в Метрополитен-опере. Голос певца отлично звучит в этой партии — весомо и свободно.

Украшение спектакля — огромный и сочный, без преувеличения — драгоценный голос Евгении Сегенюк. Жаль, партия Марты так мала. Альмерик — яркий эпизод Богдана Волкова.

В сцене с Альмериком у Бертрана (Александр Науменко) заметно проваливались нижние ноты — что не характерно для певца, обычно ровно звучащего по всему диапазону.

Анастасия Щеголева и Юлия Мазурова исполнили партии подруг Иоланты Бригитты и Лауры. Волшебно, особенно в финальной сцене, звучал хор.

Общее впечатление от премьеры полярное. К постановке лучше всего подходит просторечное слово «дурацкая» — несуразная, сырая, начиненная небрежностями и откровенными нелепостями. С другой стороны, исполнение, как уже понятно из вышесказанного, произвело на меня сильное впечатление.

Наверное, по сумме, это лучшая Иоланта из всех, что я слышал живьем. Да и публика, обычно холодная на премьерах в Большом, бурно реагировала аплодисментами на каждый номер. В том, что касается исполнителей, Большой театр можно поздравить, его оперная труппа на сегодняшний день — настоящее созвездие.

Осталось наладить успешный поиск конгениальных режиссеров. На посошок — патетическая кода.

Совет

Признаюсь, мне всегда нравится слушать Владимира Урина. С момента его появления на посту директора Большого театра регулярно появляются интервью, в которых всякий раз за правильными словами ясно видится светлое будущее.

В предпремьерном репортаже о новой «Иоланте» на вопрос о театральных режиссерах, приглашаемых в Большой на постановки опер, директор Большого ответил убедительнейшим образом — даем возможность проявить талант театральным режиссерам, способным ставить оперу.

А теперь обозреваем реалии недавних премьер Исторической сцены Большого театра, также известной как главная сцена страны. Тоскливой кометой мелькнувшая в репертуаре престарелая и вздорная «Пиковая дама» Льва Додина. Возмутительно скучная «Кармен» Алексея Бородина.

С тех пор, как в Новой Опере извели «Иоланту с шарами», а с Новой сцены Большого театра тихонько сняли «Фанерную Иоланту», душа моя истомилась-исстрадалась по этому произведению.

Изо всех сил прячась в воображаемом скафандре от тревожных слухов, я ждал от постановки Сергея Женовача если не откровения, то хотя бы маленького — мааааленького такого — но настоящего режиссерского чуда. И что? Вновь разочарование и обманутые ожидания. А так хотелось праздника — чтобы, как не раз говорилось, прекрасное исполнение пребывало в гармонии с постановкой, а не звучало вопреки ей.

  • Дневная «Иоланта» (Большой театр 31.10.2015)Чуть было не пропустил я премьеру «Иоланты» в Большом, но в последний (а точнее в предпоследний) момент всё сложилось наилучшим образом, и я даже два состава успел послушать в последний день премьерной серии спектаклей. Впечатления…
  • Премьера «Кармен» в Большом театре (15.07.2015)Премьера — всегда ожидания и волнения. На этот раз особенно сильные, ведь повод обязывает. «Кармен» в Большом театре — звучит не репортажной прозой, а восторженной поэзией под бравурную музыку! Мой обстоятельный рассказ…
  • Щелкунчик. Опера. Премьера. (Новая Опера 27.12.2014)Жанр постановки Аллы Сигаловой я бы определил как макси-утренник — самый естественный и, наверное, лучший вариант для обеспечения зрелищем детей дошкольного и младшего школьного возраста. Декорации Николая Симонова красивы:…

Источник: https://golos-publiki.ru/opera/iolanta-s-prichudami/

Опера Чайковского «Иоланта»

Лирическая опера в одном действии Петра Ильича Чайковского; либретто М. Чайковского по драме Г. Герца «Дочь короля Рене».
Первая постановка: Петербург, Мариинский театр, 6 декабря 1892 года, под управлением Э. Направника.

Действующие лица: Иоланта (сопрано), Водемон (тенор), Роберт (баритон), король Рене (бас), Эбн-Хакиа (баритон), Бертран (бас), Марта (контральто).

В Провансе, в горах Южной Франции, находится древний замок короля Рене. В нем живет дочь короля — прекрасная Иоланта. Большое несчастье постигло ее в детстве: она ослепла. Девушка не подозревает о своей слепоте: по приказу Рене при ней запрещено упоминать о зрении и свете.

Отец, подруги, старая кормилица — все приветливы, ласковы с Иолантой, и жизнь ее радостна и спокойна. Но Рене не оставляет мысль об исцелении дочери.

Обратите внимание

По его просьбе в замок приезжает прославленный мавританский врач Эбн-Хакиа, который, осмотрев Иоланту во время ее сна, сообщает королю свое заключений: благополучный исход операции возможен, но лишь в том случае, если больная узнает о своем несчастье и страстно захочет видеть. Рене в смятении.

Он понимает, что без этого условия врач не согласится на операцию, но, зная о том, каким мучительным ударом для дочери будет известие о ее слепоте, не решается открыть ей тайну.

Тем временем Иоланту, в одиночестве спящую на террасе, видит Готфрид Водемон — молодой бургундский рыцарь. Заблудившись на охоте, он вместе со своим другом, герцогом Робертом, случайно оказался в королевском саду, даже не предполагая этого. Водемон очарован зрелищем спящей незнакомой ему девушки.

Читайте также:  Лучшие песни о папе

Но Роберта не трогает красота Иоланты — он пылко влюблен в графиню Лотарингии Матильду. Лишь одно обстоятельство омрачает его чувство к ней: еще в детстве Роберт был обручен с дочерью короля Рене — Иолантой. Он никогда не видел ее, и вот теперь, через много лет, пришло время заключить союз, давно предрешенный родителями.

Роберт в отчаянии, не в силах представить разлуку с Матильдой. Водемон утешает его.

Проснувшись, Иоланта слышит незнакомые ей голоса и поспешно устремляется в сад. Она спрашивает незнакомцев, кто они и откуда, но Водемон, удерживаемый Робертом, отвечает не вполне определенно. Девушка предлагает рыцарям вина, однако Роберт, подозревающий западню, отказывается и уходит в лес на розыски приближенных.

Водемон остается с Иолантой наедине и, все больше очаровываясь ее нежным обликом, говорит девушке о своем восхищении и о своей любви.

В замешательстве срывая с куста розы, слушает рыцаря Иоланта, а он, все более воодущевляясь, просит сорвать ему на память розу. Девушка срывает белую, тогда как рыцарь просил красную. Таким образом выясняется, что она слепа.

Самозабвенно рассказывает он Иоланте о бесконечной красоте природы, о свете — источнике познанья. Однако это не пробуждает в ней желания видеть.

В отчаяньи король угрожает Водемону смертной казнью в случае неблагоприятного исхода операции. Опасение за жизнь ставшего ей близким человека вызывает в Иоланте страстное желание успешного исхода операции.

Важно

Между тем Роберт со своими приближенными возвращается выручать друга. Пораженный неожиданной встречей с королем Рене, он смущен и взволнован, а Водемон умоляет друга во всеуслышанье рассказать о своей любви к Матильде. Король, тронутый его прямотой, возвращает рыцарю его слово.

Входит Бертран и сообщает о свершившемся чуде — Иоланта видит! Напряженное ожидание присутствующих сменяется бурной радостью. Счастливый Рене благословляет брак дочери с Водемоном и со всеми вместе славит солнце и свет.

В. Панкратова, Л. Полякова

ИОЛАНТА — лирическая опера П. Чайковского в 1 д., либретто М. Чайковского по драме «Дочь короля Рене» Г. Герца (в переводе В. Зотова). Премьера: Петербург, Мариинский театр, 6 декабря 1892 г.

, под управлением Э. Направника (Медея и Николай Фигнер — Иоланта и Водемон).

Вслед за этим опера была поставлена в Гамбурге (1892), Копенгагене (1893), московском Большом театре (премьера — 11 ноября 1893 г.).

Пьеса датского поэта и драматурга Г. Герца «Дочь короля Рене» (1845) основана на старинной легенде. Слепая от рождения дочь короля Прованса не знает о своем несчастье, но молодой рыцарь, которого она полюбила, открывает ей страшную правду.

Желание Иоланты увидеть мир, усиливаемое притворной угрозой короля казнить рыцаря, если попытка врача восстановить ее зрение окончится неудачно, приводит к счастливой развязке: Иоланта прозревает.

Пьеса Герца вызвала к жизни несколько опер, в том числе «Иоланду» русского композитора С. Юферова (1893). Замысел родился у Чайковского под воздействием исполнения пьесы Герца в Малом театре (1888), где главную роль играла Е. Лешковская.

Оперу Чайковский задумал как утверждение победы света над мраком. «Иоланта» — одно из его самых лирических и поэтических произведений.

Совет

Образ Иоланты даже среди других женских образов, созданных композитором, выделяется своей лирической прелестью и трепетностью, заставляя вспомнить о Татьяне в Евгении Онегине. В соответствии с темой, опера решена в камерном плане.

Все действие сосредоточено на раскрытии внутреннего мира героев и чувства всепоглощающей любви, охватывающего Иоланту и Водемона (в пьесе — Тристана).

Проникновенный лиризм, философская значительность, этическое благородство отмечают образы короля Рене и мудрого восточного врача Эбн-Хакия.

Этому кругу возвышенных персонажей противостоит блестящий и несколько поверхностный по психологическому складу друг Водемона Роберт (в пьесе — Жоффруа), чья музыкальная характеристика, в особенности блестящая ария «Кто может сравниться с Матильдой моей», противопоставлена задушевности лирических героев.

Опера Чайковского завоевала симпатии слушателей и укрепилась в репертуаре. В ней выступали многие талантливые русские певцы (среди них А. Нежданова). С успехом она исполнялась за рубежом; особенно значителен венский спектакль 1900 г. под управлением Г. Малера.

«Иоланта» входит в репертуар крупнейших театров нашей страны. В Ленинграде — Петербурге она много лет (с 1923 г.) идет в Театре им. Мусоргского (Малом оперном); постановки в Москве состоялись в Большом театре в 1974 и 1997 гг. В 1963 г. опера была экранизирована (режиссер В.

Гориккер).

А. Гозенпуд

Источник: https://www.classic-music.ru/iolanta.html

Иоланта” Чайковского-мистическая опера: кто был прототипом?

Иоланта” Чайковского-мистическая опера: кто был прототипом?

ИСТОРИЧЕСКАЯ ПОДОПЛЕКА «ИОЛАНТЫ» ГЕРЦА-ЧАЙКОВСКОГО

Рене дАнжу был королем Неаполя и Сицилии, Майорки и Сардинии, Арагона и Валенсии, Венгрии и Анжу, он владел графствами Прованс, Пьемонт, Гиз, Калабрией и Лотарингией. Жил он в 15  веке в своем французском графстве Бар и в числе его подданных была Жанна дАрк. Матерью Рене была покровительница Жанны – Иоланда Анжу. Он родился в 1408 г.

Любил искусство, особенно живопись и литературу – сам сочинял стихи и писал аллегории. Не чужд был мистике, читал романы из цикла Артурианы и Граалиады, покровительствовал Колумбу. Хвалился кубком, по поверью принадлежащим Марии Магдалине.

Среди его просвещенных друзей был итальянский поэт Жак  Саннадзаро, а среди царственных друзей – миланские правители Сфорца и флорентийские Медичи. Италию он любил, и много лет провел в ней. Возможно, с его легкой руки Медичи создали платоновскую Академию и первую  в Европе публичную библиотеку – флорентийскую Сан-Марко.

Обратите внимание

Во флорентийском университете ввели изучение греческого языка и начали изучать рукописи древнегреческих философов. Дядя Рене – кардинал Лотарингский – создал рыцарский орден, в который Рене вступил в 1418 году. Тогда же он был выбран великим магистром рыцарского ордена Сиона.  Впоследствии основал свой орден – Полумесяца. В него вошли Сфорца, граф де Ленонкур и Ферри де Водемон.

За последнего вышла замуж дочь короля Рене – Иоланда де Бар (род. в 1428). Предки Водемонов жили в Лотарингии со времен правления загадочной династии Меровингов и прославились устроительством празднеств в честь Царицы Небесной. Они возвели статую Девы Марии – покровительницы графства.

Как ни странно, но паломничество в водемонское графство не прекращалось, Иоланда де Бар вернула ему былую славу. Сын Иоланды де Бар тоже носил имя Рене –  Второго, герцога Лотарингского, и настолько увлекался оккультными науками, что отправился обучаться им во Флоренцию, в Платоновскую Академию к Веспуччи (вместе с будущим живописцем Боттичелли).

Его отец с 1449 года жил в своих испанских  владениях – в Таррасконе – и сочинял рыцарские пьесы, которые там и ставились (излюбленная тема – аллегорическое торжество духовных ценностей, например, в «Действе о пастушке»). Весьма интересовала Рене дАнжу история стариной греческой провинции Аркадия.

Этимология её названия производилась от медведя Аркаса – сына нимфы Каллисто, служившей греческой богине Артемиде (галлы-кельты именовали её Арденна). К началу нашей эры аркадийцы ушли на север, обосновавшись на территории нынешней Западной Германии, осели на Рейне и Дунае.

Они ассимилировались среди франков как сикамбры и их кровь присутствует в роду Меровингов – франкских королей.  Еще Вергилия волновала загадка Аркадии, когда он рассуждал о золотом веке, наступившем на Земле в этом регионе (Аркадия Счастливая).

Король Рене интересовался причиной подобного счастья и испытывал ностальгию по такому золотому веку и раю земному. Он пытался понять смысл античной аллегории. Странным был образ подземной реки – она текла по греческой земле, именуемая Алфиос, т.е.

«первоисточник»  (Алфей), а на поверхность выходила на острове Сицилия  (называясь уже Аретуза), не смешиваясь с водами Средиземного моря.

Кардинал де Ленонкур заказал перевести на французский язык итальянскую пастораль Саннадзаро «Аркадия» (Джакопо Саннадзаро-мл. издал её в 1502 году). Ею восхищались в ренессансной Италии художник Гверчино, а французский живописец Пуссен приезжал в Рим для её изучения.

  Речь в поэме шла о подземной реке Алфей, но трактовка смысла подводила к истории династии Меровингов, которую в Провансе и Лангедоке со времен Средневековья связывали с продолжением рода Иисуса Христа.

Комментаторы выводили их смутных данных наличие у него семьи (супругой была Мария Магдалина, брак в Кане Галилейской описывался как их свадьба, выявлялось наличие детей, от которых и пошла династия меровингских королей). Потомство Магдалины, эмигрировавшей от римлян в южнофранцузский Прованс, сравнивалось с подводным течением реки Алфей-Аретуза.

Важно

Будучи владетелем Прованса, король Рене дАнжу имел не только древние корни, оказываясь в прямом родстве с потомками Меровингов (генеалогию своего рода он знал в совершенстве и был готов проследить её до самого Ноя), но и горячий интерес к столь загадочной родословной, прослеживаемой и в средневековых рыцарских романах, и в ренессансных поэмах.

Не угасла тема и в Новое время – классицизм поощрял аллегоричность и Пуссен несколько раз принимался варьировать в своем творчестве тему «Аркадии счастливой». Картины подобного рода мечтали иметь могущественнейшие короли европейских держав, не скрывая своего интереса к родословию Меровингов, ибо их имена тоже в него вписывались путем династических браков.

Трудно сказать, мечтали ли они когда-нибудь предъявить свои права по родословной на трон Иудейский и осуществить намерение Иисуса Христа как Царя Иудейского? Но интерес к поиску следов пребывания в Галлии (Франции) Марии Магдалины и её семьи был высок.

Ожидалось также, что поиски её гробницы увенчаются успехом и будут найдены некие священные предметы – вплоть до чаши Св. Грааля. Этим и занимался в местечке Ренн-ле-Шато аббат Соньер, с которым общался Дебюсси. Ренн был потенциальным местом погребения Магдалы, неудивительно, что Пуссен, работая над картиной, не раз приезжал туда и писал пейзажные фоны с натуры.

Трудно сказать, откуда у датчанина  Генрика Герца возник интерес к оккультным наукам, истории Меровингов, образу Короля Рене, вошедшему в историю под прозвищем «Добрый король Рене» и членам его семьи, но на свет появилась пьеса «Дочь короля Рене».

Правда, одна из дочерей короля Рене вышла замуж за английского короля Генриха  Шестого и стала заметной фигурой в середине 15 века, когда была война Алой и Белой Роз. Возможно, датчанам была интересна история соседней страны, а может быть, общее увлечение мистикой сыграло свою роль.

Но драма датского драматурга и поэта заинтересовала и Россию! Предположительно, посредником между текстом пьесы и обращением к ней Чайковского мог быть Дебюсси.

Французские мистики могли найти контакты с русской царской семьей через Папюса – он был вхож во все эзотерические салоны Парижа. Интересовалась мистикой и супруга Николая Второго – царица Александра. Она была знакома с автором труда «История оккультизма» Папюсом.

Совет

В царской семье были великие князья Романовы, склонные к подобным увлечениям, например, вел. кн. Константин Романов, известный поэт. С ним общался Чайковский, писал романсы на его вдохновенные тексты.

Можно полагать, что такими путями Чайковский вышел на текст драмы Герца с идеей написания оперы – «сказки» (цензура не жаловала на русской сцене мистические тексты и религиозно-исторические аллегории и даже знакомство с царской семьей не могло оказать давления на неё).

Есть и другой возможный источник интереса к теме короля Рене – Надежда Филаретовна фон Мекк. Она была меценатом Чайковского, и в числе её  знакомых по Парижу был Дебюсси, в ранней молодости служивший воспитателем её дочери, на которой изъявлял желание жениться. Дебюсси и Чайковский могли общаться через Н.фон Мекк.

Читайте также:  Мюзикл «призрак оперы»: содержание, интересные факты, видео, история

Сайт Чайковского:

Одноактная опера “Иоланта” была заказана Чайковскому в 1891 году. Она предназначалась к постановке в один вечер с балетом “Щелкунчик”, заказанным в то же самое время И.А.Всеволожским, директором Императорских театров. Сюжет был разработан на русской сцене ещё до Чайковского по драме датского драматурга Х.Херца (1845).

Причем в основе драмы Херца лежали подлинные исторические фактыЧайковский был знаком и с драмой Херца и с её русским переводами. В его библиотеке сохранилось издание драмы на немецком языке, сделанное в Берлине в 1876 году, но когда именно Чайковский познакомился с этим сюжетом – неизвестно.

Миллер перевеет текст на русский язык и Чайковский в 1884 году познакомился с его трудом. Либретто Модест Петрович Чайковский создавал по переделанной драме в версии В.Зотова, шедшей в московском Малом театре. Первые мысли об опере на этот сюжет появляются за несколько лет до начала работы над “Иолантой”.

Возможно, при заказе этой оперы мнение Чайковского по поводу  сюжета это  было принято во внимание. Любопытно, что именно в эти же годы в русских журналах публикуется повесть В.Г.Короленко “Слепой музыкант”, в которой также разрабатывается почти аналогичный сюжет, хотя и в совершенно другом историческом контексте.

Но и у Чайковского, и у Короленко присутствует противопоставление ценности мира духовной красоты и реальной красоты бытия. Есть даже сходство в сценах с выбором слепым юношей (Короленко) и слепой девушкой (Чайковский) цветка. Прямого влияния одного произведения на другое не обнаруживается, однако совпадение симптоматично.

В опере Чайковского многие исследователи находят отголоски увлечения композитором в этот период философией Спинозы, чтением его трудов, переписки. Книги эти сохранились в библиотеке Чайковского, в них можно увидеть многочисленные пометки композитора.

Но в любом случае, интерес русского и французского композиторов к этой теме не случаен. Как не случайны странные совпадения имен исторических лиц и персонажей драмы Герца и оперы Чайковского:

– король Прованса Рене становится в опере провансальским графом (на отечественной сцене  было запрещено выводить королей даже далекого прошлого и в операх «Ночь перед Рождеством» и «Черевички» на гоголевский сюжет Чайковскому и Римскому-Корсакову было предложено заменить Екатерину Вторую на Потемкина, дарящего от лица царицы черевичке кузнецу Вакуле);

– Иоланда де Бар становится Иолантой в русской транскрипции;

– её заочное обручение с бургундским герцогом Робертом пока не доказано как исторический факт, но в опере это упомянуто;

-повествуется о любви Роберта к графине Матильде Лотарингской;

– другом Роберта был граф Водемон, влюбившийся с первого взгляда в Иоланту (историческая Иоланда вышла за Водемона замуж);

– о просьбе рыцарей к слепой Иоланте сорвать им красную розу, (но она срывает белую),  могут толковать историки, зная перипетии войны Алой и Белой Роз;

– о мавританском (испано-арабском) враче Ибн-Хакия мне не известно, но он может олицетворять восточного просветителя, а для рубежа 19-20 веков европейские и русские вояжи с лекциями гуру с Востока были реальностью;

– счастье физического просветления увязывалось с духовным просветлением, а этого жаждала просвещенная интеллигенция того времени, так что тема была актуальной.

Чайковский выступает в этой опере подлинным русским космистом, от лица Ибн-Хакия  предлагая Иоланте поднять глаза к небу и, прозрев, увидеть небо, звезды и Бога. Эта мистическая идея, как и вдохновенные гимны Творцу, щедро разбросанные по тексту, выявляют удивительный интерес Чайковского к неординарной для него теме. 

Источник: http://transcendentic.ucoz.ru/publ/iolanta_quot_chajkovskogo_misticheskaja_opera_kto_byl_prototipom/1-1-0-146

Краткое содержание

Краткое содержание

Действие происходит в XV веке, в Вогезах, в роскошном саду при замке, в котором живет Иоланта, слепая дочь короля Прованса Рене.

Иоланта беседует со своей кормилицей, Мартой, и жалуется, что томится неведомым ей доселе чувством тоски; подруги Иоланты, Бригитта и Лаура, стараются развеселить ее песнями, приносят ей цветы. Марта также утешает свою питомицу и поет ее любимую колыбельную, под звуки которой та засыпает. Спящую Иоланту осторожно уносят в замок.

Слышен звук трубы, появляется Альмерик, оруженосец короля Рене; он объявляет привратнику замка, Бертрану, что вслед за ним сюда должен прибыть король со знаменитым врачом, который призван для исцеления слепой Иоланты. Звуки труб возвещают приезд короля.

Обратите внимание

Входит Рене в сопровождении мавританского врача Эбн-Хакиа. Рене объясняет Эбн-Хакиа, что Иоланта с малолетства обручена с герцогом Бургундским Робертом и должна скоро вступить с ним в брак, но герцог не знает, что его невеста слепа, да и сама Иоланта не подозревает о своем несчастии.

Воспитав свою дочь в этом уединенном замке и окружив ее преданными людьми, он под страхом смерти запретил открывать ей правду. Эбн-Хакиа объявляет, что исцеление Иоланты возможно только в том случае, если она, узнав о тяготеющем над нею несчастии, сама страстно будет желать обрести зрение.

Король, терзаемый страхом за судьбу дочери, в нерешительности удаляется в замок вместе с врачом.

Входят герцог Бургундский Роберт и его друг, граф Водемон.

Они восхищаются красотою сада, точно по волшебству выросшего среди дикой местности, и недоумевают, почему над входом помещена надпись, угрожающая смертью всякому, кто войдет сюда без разрешения.

Роберт грустит – его неотступно преследует мысль, что скоро ему придется соединиться браком с Иолантой, которую он совсем не знает, а между тем, его сердце всецело принадлежит другой.

На террасе замка показывается Иоланта; Водемон поражен ее красотой. Иоланта, услышав незнакомые голоса, предлагает пришельцам отдохнуть под тенью деревьев и спешит принести им вина.

Герцог хочет удалиться; но Водемон, совершенно очарованный красотою неизвестной девушки, представляющейся ему каким-то небесным видением, остается. Он восторженно выражает вернувшейся Иоланте свое восхищение и просит ее сорвать на память красную розу; Иоланта подает ему розу, но белую.

Важно

Водемон повторяет свою просьбу и снова получает белую розу. Странное подозрение закрадывается в душу рыцаря: чтобы проверить свою догадку, он срывает несколько роз и просит Иоланту сказать, сколько их у него. Девушка просит дать ей цветы, чтобы сосчитать.

Теперь Водемон убежден, что очаровавшая его девушка слепа; он открывает ей эту тайну и старается по возможности утешить, но, невольно увлекаясь, начинает описывать ей красоты Божьего мира, увидеть которые ей не суждено.

Слышны голоса: входит король, за ним – врач и прислуга замка. Рене с ужасом узнает, что Водемон открыл Иоланте ее несчастье. В отчаянии он, наконец, решается предложить ей лечение Эбн-Хакиа.

Иоланта относится к этому довольно безучастно и, скорее, выражает покорность судьбе, из-за чего врач теряет надежду на счастливый исход своего лечения. Тогда король, заметив, какое впечатление произвел Водемон на девушку, объявляет рыцарю, что он будет казнен, если она не прозреет.

Испуганная Иоланта из любви к Водемону умоляет врача исцелить ее и уходит с ним вместе в замок.

Звуки труб возвещают прибытие герцога Бургундского, который с вооруженными рыцарями спешит на выручку своему другу. Водемон открывает приятелю свою любовь к Иоланте, его невесте, и просит Роберта признаться королю, что он любит другую.

Рене возвращает герцогу его слово и дает согласие на брак Иоланты с графом Водемоном. В дверях замка показывается прозревшая Иоланта. Счастливый король спешит обнять дочь и, затем, подводит к ней ее жениха.

Иоланта, опускаясь на колени, в горячей молитве благодарит Бога за исцеление.

Назад…

 

Источник: http://www.bestbilet.ru/bolshoi_teatr/ob_opere_iolanta/kratkoe_soderjanie/

П. И. Чайковский. Иоланта | 100 опер. Оперная музыка

Лирическая опера в одном акте1

 Либретто М. И. Чайковского

Музыка П. И. Чайковского

 Действующие лица:

Рене, король Прованса бас
Роберт, герцог Бургундский баритон
Водемон, граф, бургундский рыцарь тенор
Эбн-Хакиа, мавританский врач баритон
Альмерик, оруженосец короля Рене тенор
Бертран, привратник дворца бас
Иоланта, дочь короля Рене (слепая) сопрано
Марта, жена Бертрана, кормилица Иоланты контральто
Бригитта   подруги Иоланты сопрано
Лаура меццо-сопрано
Прислужницы и подруги Иоланты, свита короля, войско герцога Бургундского и оруженосцы.
Действие происходит в горах южной Франции в XV веке.

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

«Иоланта» — последняя опера Чайковского. В 1884 году композитор прочел перевод одноактной драмы в стихах датского писателя Генрика Герца (1798—1870) «Дочь короля Рене» (1845) и пленился оригинальностью, поэтичностью сюжета. Внимание композитора отвлекла работа над другими произведениями, и лишь в 1891 году он приступил к сочинению «Иоланты». Брату композитора М. И.

Чайковскому (1850—1916) было заказано либретто по драме Герца в переделке В. Зотова (в этой переделке названная драма была поставлена в 1888 году на сцене московского Малого театра). Работа началась 10 июля, к 4 сентября вся музыка была написана, а в декабре закончена оркестровка.

Первое представление оперы (вместе с балетом «Щелкунчик»), состоялось 6 (18) декабря 1892 года в петербургском Мариинском театре.

Трогательная история слепой Иоланты, исцелившейся благодаря любви, заключает в себе большую гуманистическую мысль.

Вечный мрак, в котором безмятежно и спокойно живет не подозревающая о своем несчастье дочь короля Рене, становится символом душевной слепоты, являющейся для близких ей людей источником глубокого горя.

Совет

Только любовь и сострадание зажигают в сердце Иоланты страстное желание увидеть мир, рождают готовность к самопожертвованию и мужество вынести муки, ценой которых она сможет прозреть.

Опера воспринимается как восторженный, лучезарный гимн любви, открывающей лучшие стороны человеческой души, несущей с собой свет познания, наслаждение красотой и счастье.

СЮЖЕТ

На юге Франции, в долине Вогезских гор, расположен замок короля Прованса Рене. Здесь живет юная дочь короля Иоланта. Она слепа от рождения, но не знает об этом. По требованию короля окружающие тщательно скрывают от нее тайну, никто из посторонних под страхом смерти не смеет проникнуть в замок. В счастливом неведении Иоланта проводит дни среди подруг.

Однако с недавнего времени неясные стремления нарушают ее покой. Иоланта плачет, тоскует, и напрасно подруги стараются отвлечь ее от грустных мыслей. Король приводит знаменитого мавританского врача Эбн-Хакиа. В волнении Рене ждет его ответа. Врач говорит, что исцеление возможно, но для этого Иоланта должна узнать о своем несчастье и всей душой желать прозрения.

Король остается непреклонным.

Сбившись с пути, в сад попадают два рыцаря — Роберт и Водемон. Роберт был в детстве обручен с Иолантой; он никогда ее не видел и не знает, что она слепа. Все его помыслы устремлены к графине Лотарингии Матильде, и он едет «к королю Рене, чтобы просить расторгнуть помолвку. Поднявшись на террасу чудесного сада, Водемон видит спящую Иоланту.

Ее прекрасный облик очаровывает молодого рыцаря. Невольно вырвавшийся возглас восхищения разбудил девушку. Волнение молодого рыцаря вызывает отклик в душе Иоланты. Зарождающееся чувство приводит ее в трепет и смятение. Прощаясь с прекрасной незнакомкой, Водемон просит подарить ему на память красную розу. Вместо красной Иоланта срывает белую розу.

С ужасом рыцарь убеждается, что девушка слепа. Охваченный состраданием, он рассказывает ей о том, как прекрасен свет, вечный источник радости и счастья. В упоении внимает Иоланта его словам. Появляется король. Узнав, что незнакомый пришелец раскрыл Иоланте тайну, король приходит в негодование, но врач Эбн-Хакиа успокаивает его.

Теперь путь к исцелению открыт. Король, догадываясь о любви молодых людей, притворно угрожает Водемону смертной казнью, если лечение не поможет. Ради спасения любимого Иоланта готова претерпеть любые муки. Прозрев, она с изумлением и восторгом видит мир, узнает своего отца, подруг и Водемона, который отныне будет ее защитником.

Читайте также:  Винченцо беллини: биография, интересные факты, видео, творчество

Присуствующие торжественно славят свет, источник жизни и познания.

МУЗЫКА

«Иоланта» — лирическая опера. Поэтическая одухотворенность, благородство и чистота чувств, трогательная задушевность сделали ее одним из самых гармоничных и светлых произведений Чайковского. В ее музыке воплощена жизнеутверждающая вера в победу светлого начала, в душевные силы человека, стремящегося к правде и добру.

Источник: http://100oper.ru/iolanta.html

Иоланта в Новой Опере

Любителям белых воздушных шариков и ярких разноцветных костюмов посвящается…

«Иоланта» — последняя опера Чайковского, написанная в 1891-ом и впервые поставленная в 1892-ом. Считается самой светлой оперой автора. Светлая, т.к.

это сказка о любви со счастливым концом, без смертей, без жертв. Сказка о слепой от рождения девушке, дочери короля, которая обретает зрение, любовь и, может быть, далее новую счастливую жизнь.

«… найден сюжет, где я докажу всему миру, что любовники должны оставаться живы в оперных финалах и что это истинная правда» (П.И. Чайковский)

Ещё неделю назад об этой опере я не знал ничего и никогда до этого её не слушал, кроме, разве что, интересного отрывка из советского фильма-экранизации 1963-го года, когда Водемон общается со слепой Иолантой и просит сорвать ему красную розу. Но вот на днях зашёл в театр, в «Новую Оперу», купил билеты в партер (600 р.

за билет), и меньше чем через неделю 24-го мая прослушал оперу. Перед походом в театр у меня было несколько дней, чтобы познакомиться заранее с «Иолантой». Я прочёл краткое содержание, прослушал две записи, посмотрел отрывки из вышеназванного фильма. Большого впечатления сама опера на меня не произвела, но некоторые моменты понравились.

Обратите внимание

Есть действительно красивые места: монолог Эбн-Хакия, ария Роберта, часть дуэта влюблённых. Постановка «Новой Оперы» новая, очень необычная, современная, с XV веком и с Францией, как то задумал композитор, не имеет ничего общего.

Последнего я, к сожалению, не знал, когда брал билеты с целью послушать музыку Чайковского вообще и получить удовольствие от оперы в особенности.

Состав исполнителей 24-го мая:Иоланта, дочь короля — Галина БадиковскаяВодемон, граф, бургундский рыцарь — Нурлан БекмухамбетовРоберт, герцог Бургундский — Игорь ГоловатенкоРене, король Прованса — Виталий ЕфановЭбн-Хакиа, мавританский врач — Андрей БреусМарта — Александра Саульская-ШулятьеваБригитта — Анастасия БелуковаЛаура — Наталья РубашкинаБертран — Евгений СтавинскийАльмерик, оруженосец короля — Максим ОстроуховОркестр Московского театра «Новая Опера» под руководством дирижёра Евгения Самойлова.Режиссер — Геннадий ШапошниковСценография и костюмы — Виктор ГерасименкоХормейстер — Андрей ЛазаревВ театр впервые в жизни я опоздал. Опоздал на пять минут, но, хорошо, само представление ещё не успело начаться. С подругой мы добежали до театра, прошли сразу в зал, и уставшие и запыхавшиеся плюхнулись в кресла, согнав предварительно с них как обычно двух старушек, из тех, что рыщут по залу в поисках свободных мест поближе к сцене. Через пять минут опера началась. До её начала я даже успел быстро выйти в фойе и купить программку за 50 рублей. Программка на двух листиках: исполнители, краткое содержание. После оперы эту программку раздавали бесплатно на выходе.

Началась красивая интродукция. Мрачная и тревожная. Духовые, без струнных. Как-то стало не по себе. Слушая, думал: «Надо же какой Чайковский! Очень необычная музыка, непохожая ни на что». Но вслед последовала сцена, зазвучали скрипки, арфы, по коже пробежали мурашки, от музыки Чайковского повеяло родным и знакомым. Музыка ласкала мой слух, но не долго. Пожалуй, только начало оперы, да может быть ещё пара сцен по ходу, мне запомнились и понравились. Когда запели Марта и Иоланта я перестал слышать музыку и к тому же совсем не понимал, о чём они поют. Слов было не разобрать абсолютно. Голоса были настолько резкими, а музыка такой громкой, что я слышал шум вместо оперы. Может быть, преувеличиваю, но пытаясь вслушаться в слова, я не слышал музыки, а музыку порой перебивали громкие резкие голоса. Так продолжалось с перерывами в течение всей оперы, большей частью, когда пели девушки или хор. Из хора девушек я услышал только фразу «Вот тебе лютики, вот васильки». О чем ещё речь шла? Я несколько раз осматривался по сторонам, чтобы увидеть реакцию зрителей, понимают ли о чём опера, но ничего странного не увидел, если не считать, что зрители были все во внимании. Альмерик, оруженосец короля, прибыл и сообщил о скором прибытии Рене. Остроухов Максим, исполнивший его роль, спел вроде не плохо. Честно признаться, ничего примечательного я не помню. Роль эпизодичная, но голос у него хороший: помнится, он очень красиво спел Трике в опере «Евгений Онегин». Когда появились король Рене и лекарь Эбн-Хакиа, ситуация уже частично наладилась, понимать я стал больше, а ариозо Рене в исполнении Виталия Ефанова для меня было как глоток свежего воздуха. Он пел басом, не глубоким, но внятным; его можно было слышать хорошо, никто ему не мешал. В этот раз Ефанов мне понравился больше, чем когда-то в роли короля на инвалидной коляске в опере «Лоэнгрин». Андрей Бреус в роли Эбн-Хакии просто запомнился: ходил в фиолетовом балахоне с белым шаром в руках. Про его голос сложно что-то сказать, т.к. не помню, а вот музыка… это был один из самых запоминающихся моментов в опере. Монолог Эбн-Хакия «Два мира — плотский и духовный», построенный на едином могучем нарастании — один из лучших моментов в опере. Далее последовали сцены с участием Водемона и Роберта. Они восхищались красотой двухъярусных черно-белых декораций. Игорь Головатенко в роли Роберта впечатлил. Статный, выразительный, и голос у него сильный и красивый; так что ария «Кто может сравниться с Матильдой моей» ему удалась. Я даже поаплодировал вместе со всеми. А вот Водемон Бекмухамбетов Нурлан оказался современным казахским, а не средневековым бургундским рыцарем. Интересный оказался Бекмухамбетов, между прочим. У него очень доброе лицо, он часто улыбался. Если сцена была трагичная, то и тут рыцарь выглядел не очень обеспокоенным или как-то немного беспокойно, но по-детски наивно, как будто, с добротой. Но голос мне его не понравился, мне показался он узким и плоским. В паре с Иолантой Бадиковской Галиной пели они более-менее прилично, в какие-то моменты можно было им поверить. Их диалог, когда он просит сорвать розу, она срывает белую, а он просит красную также является ярким моментом оперы. В этой постановке, правда, кустов и цветов нет, и Иоланте приходилось отрывать тряпочные цветы со своего платья. Я в это время уже немного подустал сидеть в одном положении и ёрзал в кресле, которое смачно скрипело. Вот я удивился: уже и пошевелиться нельзя на своём месте, чтобы не разбавить музыку скрипом. С таким раньше не сталкивался. Места были 4 и 5 в шестом ряду. Такой ряд хорош тем, что спереди проход, и можно вытянуть ноги. Голос Бадиковской мощный и пела она порой очень громко, так громко и резко, что было не очень приятно слушать. Сыграла она не до конца: в одни моменты была хороша и понятна, а в другие как будто не знала, что ей надо делать. В финальных сценах, когда все поют хором, я опять ничего не понял. Какофония какая-то. Каждый что-то поёт, а что поёт не слышно. Оркестр играл громко, люди все пели как-то одинаково. В чём проблема? Во мне? Или может быть в дирижёре или в хормейстере? Кстати, уже в начале оперы я подумал, что неплохо бы титры показывать даже во время русских опер.

Печально всё это! Уверен я, не такое впечатление должна производить хорошо поставленная опера, какое она произвела на меня. Почему-то музыка мне запомнилась мало. Оркестр часто звучал слишком громко, а местами оглушительно. Дирижёр Евгений Самойлов в это раз не порадовал. На следующий день после похода в театр я просмотрел дома советскую постановку 1963-го года.

Красивые актёры, хорошие голоса у дублеров-певцов (Олейниченко, Лисициан, Валайтис), да и режиссёр старался, чтобы окружение (костюмы и замки) соответствовало средневековью, несмотря на то, что фильм снимался в горах Крыма, в нескольких крымских замках (Ласточкино гнездо, Бахчисарайский дворец, ещё какой-то замок).

Насколько приятно становится, когда понимаешь, о чём поют, когда видишь интересную игру. Фильм старый, качество изображения и звука не очень, но, всё равно, было очень интересно, и опера понравилась.

Что касается постановки. Не люблю я постановки, не соответствующие оригинальной задумке.

Я ещё не встретил ни одной «находки» современного режиссёра, которая бы пришлась мне по душе, я бы её одобрил и сказал бы спасибо. Вот что говорит художник Виктор Герасименко о самом произведении Чайковского и про постановку в «Новой Опере»: «Опера Чайковского гораздо сильнее и обворожительнее, чем либретто.

В ней заложены яркие образы, которые мы можем раскрыть путем метафор, сценографии, усиливая музыкальные моменты. Я выстроил некую башню, обособленную конструкцию, которая отделена от мира, и разделил ее на две части. Внизу — мир плотский, реальный, вверху — духовный. Костюмы тоже разные: для реального мира — цветные, для верхнего — белые. Эти два мира не могут существовать порознь.

И в финале происходит единение». Ни средневековой обстановки, ни костюмов, ни цветов и зелени садов, только конструкции и шарики. Костюмы вообще были очень необычны: кто во что горазд. У короля, между прочим, на белом скромном костюме были зеркала, которые время от времени отражали свет прожекторов на зрителей, слепили.

Важно

А вот слова режиссёра Геннадия Шапошникова: «Изначально мне хотелось придать большей легкости, юмора этому произведению, некоторые мизансцены я планировал построить на грани комизма». Я и без этого больше на постановки Шапошникова не хочу ходить, а если бы он воплотил в жизнь свои изначальные намерения, то я бы его невзлюбил основательно.

Многие современные режиссёры пытаются изобрести что-то своё, проявить свой талант, воплотить свои видения и задумки, каковы бы странными они не казались другим, но почему не сделать действительно красивую постановку, чтобы зритель полностью окунулся в ту эпоху, почувствовал, как люди жили и общались тогда.

Кто-то принимает современные постановки, кому-то это нравится: «Работа Шапошникова и Герасименко — тот удачный случай, когда авторам удалось избежать чрезмерной меланхолии и наивности и, с другой стороны, не перегрузить идею надуманными смыслами: они сохранили чувственность, не упустили сказочный ореол и остались верны лозунгу Чайковского, который словно взял реванш за прошлые свои сюжеты и — пусть и в сказке — соединил наконец влюбленных» — «Независимая газета», 2 февраля 2010 год.

Справедливости ради упомяну, что спутнице моей опера понравилась и постановка у неё не вызвала такую неприязнь, как у меня, хотя, она бы и предпочла классическое исполнение. Согласилась она с тем, что, действительно, очень часто не было слышно и понятно о чём поют актёры. Также ей понравились Бадиковская Галина (Иоланта), Бреус Андрей (Эбн-Хакиа), Головатенко Игорь (Роберт). По поводу Ефанова (короля) и Бадиковской наши мнения разошлись.А мне не понравилась эта постановка.

Источник: https://dmurashev.livejournal.com/9228.html

Ссылка на основную публикацию