Машков илья “автопортрет и портрет петра кончаловского” описание картины, анализ, сочинение

К ярким проявлениям российского авангарда в самых его истоках можно отнести выставку картин молодых художников в Москве, на Воздвиженке, в здании Экономического общества офицеров. Она состоялась 10 декабря 1910 года и носила наименование весьма вызывающее – “Бубновый валет”.

Это было ошеломительное культурное событие. Представляли собрание картин молодые художники – Петр Кончаловский, Александр Куприн, Михаил Ларионов, Роберт Фальк, Наталья Гончарова, Илья Машков, Аристарх Лентулов, Давид Бурлюк и другие. Все они годом позже составили творческое объединение “Бубновый валет”.

Казимир Малевич, не вошедший вначале в ядро общества, но активно выставлявшийся вместе с этими художниками, позже писал, что выставка “Бубновый валет” была устроена великолепно:

Живопись была подобна разноцветному пламени… Самая сильная по своему живописному духу молодежь соединилась под флагом “Бубнового валета”, видя в нем мир как живопись, как цвет. Кто помнит эту выставку, тот не должен забыть впечатление. Многие из зрителей были поражены настолько, что живопись лишала их опоры.

Русский авангард – история термина

Впервые словами “авангард” и “авангардисты” поделился с публикой главный идеолог объединения “Мир искусства”, художник и теоретик Александр Бенуа. Было это еще за несколько месяцев до первой шумной выставки бубновалетовцев.

Тогда он говорил, что современное искусство следует разделить на центр, авангард и арьергард. Работы своего объединения как новаторские и все же менее претенциозные он считал относящимися к центру.

Полотна же Ларионова с другими валетами относил к радикально настроенному авангарду.

Новаторство, скатывавшееся к примитивизму (а Ларионова спустя несколько лет уже объявят основателем русского неопримитивизма), и не вполне изжитый академизм центристов – таковы, по мнению Бенуа, были позиции художественного объединения “Бубновый валет” и “Мира искусства” на современной ему культурной сцене.

Авангардно настроенные течения в искусстве вообще-то были характерны для любых переломных эпох. Вот и в начале XX века авангард явился мощным толчком, обозначившим грандиозные изменения и в русской и в мировой культурной традиции.

Что касается происхождения самого этого слова, то его этимология восходит к французскому avant-garde. Это термин принадлежит военной лексике, и обозначает он “передовой отряд”.

История названия

Когда поэт Максимилиан Волошин, ставший одним из первых посетителей выставки, сказал, что она “одним своим именем вызывала единодушное негодование московских ценителей искусства”, он, конечно, имел в виду, что имя это для обывателей было пугающе созвучным с некоторыми элементами, присущими криминальному миру. Сообщество “Клуб червонных валетов”, своими громкими преступлениями заявившее о себе в России в 70-е годы XIX века, еще не было забыто, и, более того, словосочетание уже ушло в народ, и валетами стали называть самых разных деятелей, покусившихся на чужое имущество.

А тут и четырехугольник из материи желтого цвета на спине арестантской одежды, эта каторжная нашивка, визитная карточка своего в уголовной среде. Ну и плюс самое первое – атрибутика азартных игр, что тоже отсылало к криминалу. Совместив масть и чин, Лентулов со товарищи решили, что такой протест чем хуже, тем лучше, да и на самом деле, что может быть нелепее “Бубнового валета”?

А другой бубновалетовец Илья Машков позже вспоминал:

Название нравилось большинству участников этой выставки тем, что оно вызывало в тогдашнем московском сытом мещанстве, и купечестве, и дворянстве чувство удивления, изумления, брезгливости.

Главная картина выставки

Центральное место в зале было отдано большому (208 на 270 см) полотну с названием “Автопортрет и портрет Петра Кончаловского”, принадлежащему кисти Ильи Машкова. Такого рода картины сами валетовцы называли “пугачами” как особенно обращающими на себя внимание и шокирующими взыскательную публику.

Вот и данная работа своими нарочито земными, тщательно выписанными формами героев (что вообще было характерно для многих картин объединения художников “Бубнового валета”) служила очередным вызовом академическому подходу и символизму в художественном творчестве, одновременно предлагая новые тенденции. Это были “демонстративная телесность” и “торжество плоти”.

Именно такими особенностями, по мнению членов объединения, должно было обладать новое искусство.

Машков Илья

На картине изображены играющие великолепными мускулами, практически обнаженные (в костюмах борцов) двое мужчин. Машков держит в руках скрипку, а Кончаловский – лист с нотами. Окружающий сидящих интерьер весьма необычен. Справа мы видим пианино.

Над ним – полка, на которой можно различить корешки изданий: Библия и книги о творчестве Сезанна и Хокусая. На столе слева – стол и стоящие на нем чашки с остатками то ли чая, то ли кофе и бутылка с каким-то напитком.

Под ногами у коллег по цеху – огромные гири.

Ценители художественного творчества еще не видывали такого странного и шокирующего сочетания – двое поэтов-культуристов, вокруг которых книги об искусстве, гири, рояль и вино. Столь явная грубоватая предметность и простота нарушали всякие представления о том, как должен выглядеть живописец.

Илья Машков поистине стал героем той выставки. Правда, не положительным. Натурщиц на его полотнах называли пошлыми, размалеванными и избитыми, а его самого – дикарем, который дорвался до хлеба и фруктов. Потом он захотел изобразить их на картинах, но не перестал от этого быть дикарем!

Тенденции и истоки

“Союз вещного и духовного, низкого и возвышенного неразделим.

Это и есть новое искусство”, – словно сообщает “Автопортрет и портрет Петра Кончаловского”, как и многие другие работы представителей объединения “Бубновый валет”.

Взгляните, к примеру, на картины Натальи Гончаровой “Беление льна” или “Крестьянские танцы”, “Портрет Н. Сведонской” Аристарха Лентулова, “Портрет песнебойца футуриста Василия Каменского» Давида Бурлюка и др.

Во всех них – игнорирование живописных академических традиций XIX века. Молодые художники пошли по пути постимпрессионистов Матисса, Гогена и Сезанна, включая в свои работы элементы кубистов и фовистов.

Кроме того, использование примитивных рисунков с “грубой природностью” и плоской перспективой – эти черты были характерны и для детских рисунков, и для русских лубочных картинок.

Машков Илья

Тем более что лубок – это еще и своего рода картинка-игрушка, настрой на присущие русскому балагану дурачество, мистификацию, обман и провокацию к скандалу. Ведь и само название “Бубновый валет”, как замышлялось его создателями, публике должно было указывать на мошенника, человека, которому точно не стоит доверять.

Цвет

Вслед за французским художником Анри Матиссом, пренебрегавшим в своих работах светотенью и перспективой, члены объединения считали, что “только решительное возвращение к красивым синим, красивым красным, красивым желтым – первичным элементам, которые будоражат наши чувства до самых глубин” и позволит в полной мере решать новые художественные задачи.

Принеся в дар русской живописи буйные цвета, новую фактуру, сочный мазок и иной изобразительный метод, освобожденный от многолетних наслоений туманной салонности и академического традиционализма, молодые художники общества “Бубновый валет” вряд ли сами точно знали, что получится из этого предприятия. Как признавался позже Пикассо, говоря о своих начальных экспериментах в творчестве:

В наши намерения не входило изобретать кубизм. Мы лишь хотели выразить то, что было в нас самих.

Натюрморты

Вслед за авангардистами представители “Бубнового валета” отрицали элитарность искусства, доказывая, что их картины – для всех, даже для самых несведущих в художественном творчестве. Устойчивый зрительный образ с ясным цветовым решением плюс утвержденная предметность изображаемого – отсюда такое количество натюрмортов, этих портретов окружающего каждого из нас вещного мира.

Вообще именно полотна с изображениями “мертвой природы” валетовцы писали много и охотно. И хотя на знаменитой выставке 1910 года по количеству картин этот жанр не превалировал, художников “Бубнового валета” принято считать в основном создателями натюрмортов.

Машков Илья

Так появились “Синие сливы” Машкова. Это еще не фрукты, какими мы привыкли их видеть в жизни, да и вся картина – это не совсем полотно в полном понимании этого слова. Скорее, это некий продукт от ремесленника, предмет народного творчества. Это цельность, праздник и труд как сочетание нескольких сторон народной жизни, новый подход в освоение натуры.

Хлебы и подносы

Натюрморты валетовцев часто очень напоминают вывески на лавках – буханки, калачи, фрукты, овощи и др. Такие повседневные картинки окружали обывателей в реальном мире.

Читайте также:  Элтон джон: биография, лучшие песни, интересные факты, слушать

Кстати, изображения булок и кренделей особенно часто встречаются у большинства бубновалетовцев.

В качестве примера можно привести картины Кончаловского “Хлебы на зеленом”, “Хлебы на фоне подноса” и “Снедь московская” Ильи Машкова, “Хлеб” Михаила Ларионова.

Машков Илья

Кроме того, стоит отметить, что в этих и других работах характерными визитками для членов объединения стали изображения столовых подносов и блюд. Конечно, молодые художники не смогли обойтись без пестроты и цветовой вычурности, присущих этим предметам.

В качестве примеров можно привести работы Александра Куприна “Натюрморт с синим подносом”, Василия Рождественского “Трактирная посуда”, Петра Кончаловского “Поднос и овощи”, “Натюрморт с подносом и земляникой” Аристарха Лентулова. Расписное блюдо изображено в “Натюрморте с лимоном и яйцом” Михаила Ларионова.

Обнаженная натура

Искусствоведы полагают, что в качестве самостоятельного жанр ню нашел своих почитателей в России именно благодаря картинам “Бубнового валета”.

Как всегда, главными в них были не сюжеты (поза, сон, купание, танец), а представлявшие интерес, по мнению художников, цветовые и фактурные поиски.

Отсюда многочисленные, лишь на первый взгляд кажущиеся неожиданными, разводы на телах изображенных моделей.

Таковы, к примеру, знаменитые “Деревенские купальщицы” Михаила Ларионова (“с синяками и кровоподтеками”, как показалось одному из критиков-современников) и его же полотно, названное “Купальщицы при заходящем солнце. Одесса”.

Машков Илья

В этом же ряду стоит упомянуть и хорошо известную любителям авангарда работу Петра Кончаловского “Шахерезада”.

Машков Илья

Портреты

Но особенный и неизменный интерес у публики вызывали портреты, принадлежавшие кисти валетовцев. Максимилиан Волошин в своем очерке “Современные портретисты” говорил:

“Валеты” стараются обобщить и упростить в основных плоскостях и очертаниях человеческое лицо совершенно таким же образом, как они упрощают яблоко, тыкву, лейку, ананас, хлеб.

Они доводят до наиболее интенсивного горения основной цвет плоскости: бритый подбородок сияет чистой прусской лазурью, обветренные щеки горят чистым краплаком, руки они пишут жженой сиеной с лиловым лаком.

Это придает их портретам с первого взгляда вид чудовищный и ужасающий.

И далее он добавлял, что лишь поначалу изображения эти рассматриваются как карикатуры, но трактованные серьезно и последовательно становятся художественно интересными.

Критикам казалось, что эпитеты “ужасающий” и “чудовищный” особенно подходят для работ этого жанра Ильи Машкова – здесь нельзя не вспомнить “борцов” на первом показе. Несколько более тонкими и психологичными являлись портреты кисти Роберта Фалька – взгляните, например, на его полотно, названное просто “Портрет женщины”.

Машков Илья

Но и его свойственная всем участникам объединения экспериментальная игра с цветом удивляла (в данном случае невозможно не обратить внимания на красные и синие пятна на щеках женщины).

На протяжении следующих десятилетий работы Фалька, кстати сказать, становились все сложнее и эмоционально тоньше, постепенно он изжил в себе характерные для ранних работ “кубистические сдвиги” и демонстративную вывесочность ранних вещей.

Что же касается интереса к цвету у художников объединения в целом, то о ней можно судить даже только и по названию портретов (впрочем, и других полотен).

Вот работы Фалька: “Дама в красном”, “Автопортрет в желтом”, “Автопортрет в серой шляпе”, “Женщина в белой повязке”. А также “Автопортрет в сером” Петра Кончаловского, его же “Паша на фоне цветов”, “Паша с красной книгой”, “Портрет О. В.

Кончаловской в синем”; “Автопортрет с желтыми лилиями” Натальи Гончаровой; “Портрет Е. Т. Барковой (Жена в розовом)” Александра Осмеркина и др.

Пейзажи

Здесь наиболее интересным, по мнению искусствоведов, оказался Аристарх Лентулов.

Его пейзажные полотна были настоящим экспериментом в художественном творчестве, они отличались фантастической динамикой, которую, казалось, не смогла остановить даже кисть.

Создается впечатление, что здания в лентуловских работах находятся в постоянном движении – так возникает другая реальность. Наиболее известными у художника являются в этом плане виды старой Москвы.

Взгляните, например, на одну из работ Лентулова. Она написана в 1915 году и названа “Небосвод (Декоративная Москва)”.

Машков Илья

Таковы и другие его произведения – “Звон. Колокольня Ивана Великого”, “Москва”, “Тверской бульвар (Страстной монастырь)”. Впрочем, имеются у этого художника и пейзажи, написанные в иной манере. Они более спокойны и как бы отстранены – “Нижний Новгород”, “Церковь в Алупке”, “Ай-Петри. Крым”, “Закат на Волге” и др.

Прекращение деятельности

Обозначить конец истории “Бубнового валета” можно 1917 годом. Но очень условно. Именно тогда состоялась последняя выставка объединения.

В ней, впрочем, не принял участия ни один из первых его основателей – еще в 1916 году Кончаловский и Машков отстранились от работы объединения, а его новую направленность стали определять радикально настроенные художники во главе с Казимиром Малевичем.

А вот в 1923 году старые бубновалетовцы решат “вспомнить молодость” и соберут выставку “а-ля 1910-е годы”. Новый вернисаж назовут скромно “Выставка картин”.

Значение

Вряд ли сегодня кто-то решится сказать, что картины художников “Бубнового валета” – это мазня недоучек и выскочек. Уже очевидно, что Машков, Кончаловский, Ларионов и иже с ними своими работами “открыли окно” в мир европейского искусства, а проснувшись сами, разбудили и публику. Ведь главное для человека – не оставаться равнодушным.

Источник: https://www.syl.ru/article/388293/hudojestvennoe-obyedinenie-bubnovyiy-valet

Искусство, каким вы его еще не видели

#3

Машков Илья 5d1634fe046b02692a1c9bcf-preview.jpg

Машков И.И.

Автопортрет и портрет Петра Кончаловского

#2

Впервые об Илье Машкове заговорили как об одном из основателей творческого объединения раннего авангарда  «Бубновый валет». История этого художественного общества началась с одноимённой выставки, которая состоялась зимой 1910–1911 годов. Машков представил на ней 20 работ, в том числе и «Автопортрет с Петром Кончаловским».

#4

Словосочетание «бубновый валет» ассоциировалось у большинства посетителей не с искусством, а с воровским жаргоном, потому что в переводе с разговорного французского valet de carreau означало «мошенник», «плут». Таким дерзким высказыванием художники стремились противопоставить себя популярному в то время символизму с его возвышенными названиями: выставка «Голубая роза», журнал «Золотое руно».

Машков Илья БВ3-28.jpg

Афиша выставки картин художников общества «Бубновый Валет» в 1913 году в Санкт-Петербурге. Источник: commons.wikimedia.org.

#5

«Название нравилось большинству участников этой выставки тем, что оно вызывало в тогдашнем московском сытом мещанстве, и купечестве, и дворянстве чувство удивления, изумления, брезгливости…».

#6

Шокировало не только название, но и экспонаты. Выставку назвали «пощечиной общественному вкусу». А Казимир Малевич, также участвовавший в выставке, сравнивал её открытие «с взрывом самого сильного вулкана».

#7

Не стала исключением и картина Ильи Машкова. Необычную работу огромного размера — почти три на два метра — воспринимали и как серьёзный манифест нового направления, и как пародию на традиционное искусство.

#8

В парном портрете автор изобразил себя и Петра Кончаловского, своего друга и соратника по поискам нового языка живописи. Вообще «валеты» чаще писали именно мужские образы, а позже у авангардистов сложился целый культ мужского начала.

Машков Илья 366.jpg

Валентин Серов (1865–1911). Портрет князя Феликса Юсупова. Холст, масло. 1903. Государственный Русский музей.

#9

Картина пародировала академический жанр парадного портрета, которым прославились Валентин Серов, Константин Коровин — учителя Машкова в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Оттуда будущего бубновалетовца, кстати, исключили за «художественное вольнодумство».

#10

Илья Машков и другие бунтари считали, что искусство должно быть не для аристократов и критиков, а для всех. Они вдохновлялись народными жанрами: лубком, вывесками, лепными и резными игрушками. В этих предметах художников привлекала наивность, простота форм и насыщенные цвета.

Машков Илья fomerem.jpg

Фома да Ерёма. Русский лубок ХVIII в. Реконструкция. 20-й век. Пензенская областная картинная галерея им. К. А. Савицкого.

#11

О народном творчестве Машков знал не понаслышке: он родился в глубинке, в казачьей станице между современными Воронежем и Волгоградом. Его родители, государственные крестьяне, занимались торговлей, а он с детства работал в лавках и рисовал вывески для них.

#12

Также бубновалетовцев вдохновляли и западные течения: кубизм, фовизм. Машкова особенно привлекал фовизм и самый яркий его представитель — Поль Сезанн. Динамичность, яркие и плотные цвета, упрощенные формы и нарушенная перспектива — в «Автопортрете» автор воспроизвёл все эти черты художественного направления.

Машков Илья Mardi_gras, _par_Paul_Cézanne, _Yorck.jpg

Поль Сезанн (1839—1906). «Пьеро и Арлекин». 1888. Холст, масло. ГМИИ им. А. С. Пушкина.

Источник: https://ar.culture.ru/ru/subject/avtoportret-i-portret-p-p-konchalovskogo

Илья Иванович Машков – Искусство – медиаплатформа МирТесен

Илья Иванович Машков родился 17 июля 1881 года в станице Михайловской Хоперского округа Области Войска Донского (теперь это Урюпинсюш район Волгоградской области). Родители его занимались мелочной торговлей. Еще когда Илья учился в трехклассной приходской школе, у него проявился интерес к “изобретательству” разных механических приспособлений и к рисованию. Но уже в одиннадцать лет его отдали “в люди”. Сначала он был “мальчиком” у торговца фруктами и бакалейными товарами, а затем служил у купца, владельца магазинов и заводов Юрьева в городе Борисоглебске Тамбовской губернии. Позже Илья Машков вспоминал: “Изо дня в день с 7 утра до 9 вечера надо было стоять на ногах. 14 часов! Я все это ненавидел”. Единственной радостью было для него копировать иконы, репродукции с картин, лубки и делать “торговые плакаты”. По газетному объявлению он выписал себе ящик масляных красок. Но когда учитель рисования Борисоглебской мужской гимназии Н. Евсеев поинтересовался у него, хочет ли учиться рисованию, он в ответ спросил: “А разве этому учатся?”.

Читайте также:  Рерих николай "кришна" описание картины, анализ, сочинение

В 1890 году Илья Машков поступил на художественное отделение Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Он учился у К. Горского, А. Корина, А. Васнецова и пристально изучал картины в Третьяковской галерее и Румянцевском музее. Уже в 1902 году, участвуя в выставке, Илья Машков был награжден премией имени С. Третьякова. Однако И. Машков в 1904 году ушел из училища и открыл частную студию живописи и рисунка, в которой преподавали А. Михайловский, Н. Гончарова, М. Ларионов, П. Кончаловский. Студия существовала до 1917 года, и через нее прошло более трех тысяч человек. В студии в разное время занимались такие известные в будущем художники, как Фальк, Татлин, Осмеркин, Мухина, Соколов-Скаля.

В 1905 году Илья Машков был повенчан первым браком с итальянской подданной Софией Аренцвари. Через четыре года у них родился сын Валентин.

В 1906 году Политехническое общество московских инженеров построило дом, над пятым этажом которого возвышалась башня, в которой и разместилась мастерская-студия Ильи Машкова, где он проработал до конца своей жизни. В 1907 году Машков познакомился с художниками А. Михайловским, который заинтересовал его творчеством старых мастеров, а потом и с П.

Кончаловским, ставшим ему настоящим другом. В этом же году Машков возобновил свои занятия в училище, у Коровина и Серова. А в 1908-м – объехал семнадцать городов Франции, Германии, Австрии, Англии, Испании.

Занимаясь в мастерской Серова и Коровина, Машков демонстрировал свои модернистские способности, даже когда писал женскую натуру, которую пытался изобразить цельными зелеными, красными и желтыми цветами. Никто, кроме К. Коровина, его не понимал.

Когда у Серова спрашивали: “Что же это он делает?” тот только пожимал плечами и отвечал: “Говорит – доведу до реальной правды”. В конце концов на одном из этюдов Машкова появилась пометка: “Выбыл”. Диплом со званием классного художника Илья Машков получил только в 1917 году.

Но еще в 1909 году он начал участвовать в профессиональных выставках – сначала в выставке “Нового общества художников”, потом “Золотое руно” и “Салон”.

Участвовал он и в интернациональной выставке картин, скульптуры, гравюр и графики (рисунков), где его картины демонстрировались рядом с работами французских художников, в частности Ж. Брака.

Когда в 1910 году Илья Машков послал несколько своих картин в Париж на Осенний салон, там известный меценат Морозов по совету Матисса купил его натюрморт “Синие сливы”. В этом же году несколько участников выставки “Золотое руно” решили провести в Москве выставку “Бубновый валет”. Илья Машков был одним из организаторов.

Он так объяснял цели нового объединения: “Нам хотелось, чтобы наша живопись была могучая, насыщенная обильным колоритом”. Картина Ильи Машкова “Автопортрет и портрет Петра Кончаловского”, которая демонстрировалась на выставке, была расценена как программная. На ней, кстати, видно, что друзья очень увлекались спортом.

Даже на фотографиях, сделанных в мастерской Машкова через десять лет, можно увидеть гири и гимнастические кольца.

В 1911 году Илья Машков участвовал в выставках картин “Мир искусства”, в Салоне независимых (Париж), стал одним из организаторов, а потом и секретарем общества художников “Бубновый валет”, которое ставило перед собой задачу “распространения современных понятий по вопросам изобразительных искусств”.

Илью Машкова высоко оценила не только российская, но и зарубежная критика. В 1914 году Машков совершил свою последнюю поездку за границу – побывал в Турции, Греции, Египте, а затем в Швейцарии, где много писал. Вернувшись в Россию, под впечатлением событий Первой мировой войны он создал серию лубков на стихотворные строки В. Маяковского.

В 1915 году Машков вступил в брак с Еленой Федоровой, которая под его руководством занималась живописью и участвовала в выставках “Мира искусства”.

В 1917 году, рецензируя одну из выставок “Мира искусства”, критики писали: “Здесь царят Машковы, Кончаловский и целый ряд их единомышленников. Самое большое количество вещей выставил художник И. Машков и очень близкая ему по характеру творчества Е. Федорова-Машкова”.

Первым приобретением Павла и Сергея Третьяковых на выставке “Бубнового валета” были написанные Машковым в 1913 и 1914 годах натюрморты “Камелия” и “Тыква”.

После Февральской революции 1917 года Илья Машков занимался организацией профсоюза художников, пробовал создать “Союз союзов” живописцев, граверов, скульпторов и т.д., был избран товарищем секретаря общества “Мир искусства” и действительным членом Московского художественного общества.

Он преподавал на курсах и читал лекции в военной школе, а в 1918 году стал членом коллегии для организации отдела изобразительных искусств при Наркомпросе.

С сентября 1919 года Илья Машков начал преподавать во Вторых Свободных государственных мастерских (бывшем Московском училище живописи, ваяния и зодчества), которые в 1920 году были преобразованы во Вхутемас, а в 1927-м – во Вхутеин.

Он работал здесь до 1929 года главным мастером (профессором) индивидуальной мастерской живописного факультета. У Машкова учились А. Гончарова, Г. Лазарев, Ю. Меркулов и другие. Вместе со своими учениками Машков работал над монументальными панно, которые украшали Москву в дни революционных праздников.

  1. Илья Машков активно участвовал в деятельности обновленного общества “Мир искусства”. Особое оживление в его творчестве наступило в 1922 году, когда он написал несколько натюрмортов с фарфоровыми фигурками
  2. “Натюрморт с веером”
  3. пейзажи с купальщицами
  4. Солнечные ванны в Крыму
  5. и виды парков

После грозы. 1922.

 В этом же году Илья Машков женился во второй раз – на Марии Ивановне Даниловой (Машковой), которая под его непосредственным руководством начала заниматься живописью, а потом стала помощницей в работе. В 1924 году картины Машкова демонстрировались на выставках в Венеции и Америке.

В 1925 году он стал действительным членом Общества живописцев и скульпторов “Московские живописцы”, а потом вступил в Ассоциацию художников революционной России (АХРР), которая ставила главной своей задачей изображать быт Красной Армии, быт рабочих, крестьянства, деятелей революции и героев труда.

Именно на VII выставке АХРР появились его натюрморты “Московская снедь. Хлебы” (1924)

  • и “Московская снедь. Мясо, дичь” (1924)

Одна из газет писала: “Его выступление с “Московской снедью” произвело сенсацию и как бы навсегда упрочило за ним первое место среди современных натюрмористов”. Илья Машков писал виды Крыма, потом ездил в Грузию и Армению, некоторое время жил у себя на родине на хуторе Михайловском, где создал несколько картин из народного быта, в том числе композицию “Колхозница с тыквами”.

  1. Вид Генуэзской крепости в Судаке

Крымский пейзаж. Судак.

  • Ливадия
  • Вид на санаторий Красные Зори
  • В 1935-1936 годах Илья Машков хотел возобновить преподавательскую деятельность и даже создал проект своей системы художественного образования, которая чем-то напоминала мастерские художников эпохи Возрождения. В это время он написал два варианта натюрморта “Советские хлебы”
  •  съездил в Крым, на Кавказ и начал работать над серией панно для банкетного зала гостиницы “Москва”.

Начиная с 1938 года художник подолгу жил в Абрамцеве. Этот период его творчества многие исследователи называют “абрамцевским”.

Свой творческий путь Илья Машков завершал, как говорят в таких случаях, на боевом посту: в 1942-1943 годах он писал и рисовал портреты участников Великой Отечественной войны и служащих госпиталя в Первом Московском коммунистическом госпитале в Лефортово и эвакуационно-сортировочном госпитале № 290. 20 марта 1944 года Илья Машков скоропостижно скончался, так и не дожив до победы.

Экспонированное на первой выставке “Бубновый валет” (1910) огромное полотно И. И. Машкова “Автопортрет и портрет Петра Кончаловского”

ошеломило многих. В полуобнаженных фигурах музицирующих силачей с грубо размалеванными телами и шаровидными бицепсами присутствовала та доза эпатажа, к каковой русская публика в ту пору еще не привыкла. Картина и была задумана как манифест нового подхода, предлагаемого новым выставочным сообществом.

Скандальная слава вообще сопутствовала молодому Машкову – азартному и предприимчивому самородку, набравшемуся жизненного опыта “в людях” (работая в лавках у торговцев), прошедшему “университеты” в европейских музеях, но изгнанному в 1909 г. из стен МУЖВЗ.

Читайте также:  Боттичелли "паллада и кентавр" описание картины, анализ, сочинение

Впрочем, еще обучаясь, Машков с большим успехом учил сам – его студия (1904-17; в 1925 преобразована в Центральную студию АХРР) была самой дорогой и одновременно самой посещаемой в Москве.

Поразив зрителей и критиков “варварским” напором своей живописи на выставках “Золотого руна” и “Салона Издебского” (1909-10), Машков нашел свое место среди художников, составивших общество “Бубновый валет” (П. П. Кончаловский, А. В. Лентулов и др.).

“Валеты” утверждали материальность мира и “низкого” предмета; щедрость и мажорность машковской палитры, изобильность его натюрмортных постановок оказались созвучны программе объединения. В стремлении вернуть искусство “с небес на землю” художники этого круга ориентировались на “ремесло” – уличную вывеску, поднос, лубок. Машкову такое ремесло было родным с детства, и примитивизм его натюрмортов и портретов – самый простодушный и подлинный (“Ягоды на фоне красного подноса” (1908)

  1. “Натюрморт с ананасом” (1908)
  2. “Портрет мальчика в расписной рубашке” (1909)
  3. “Автопортрет” (1911)
  4. “Портрет дамы с фазанами” (1911)

 Яркое начало стало одновременно “звездным часом” художника – к середине 1910-х гг.

его живопись утрачивает дерзкую стихийность, зато возникает вкус к фактуре вещей, и сами эти вещи делаются “избранными”, драгоценными.

Гиперболизм являет себя уже не только в масштабе полотен, не только в “богатырстве” плодов и грузности женских тел, но и в антикварном богатстве натюрмортных и интерьерных сюжетов (“Натюрморт с парчой”, 1914)

  • “Натюрморт с фарфоровыми фигурками”, 1922

Пристрастие к материальному миру, естественно, приводит Машкова в классический лагерь: в 1920-е гг., в ситуации противостояния “левых” и традиционалистов, он оказывается среди последних и, в отличие от друзей-“валетов”, вошедших в 1928 г. в Общество московских художников, связывает свою судьбу с АХРР.

В тематической программе АХРР существовала установка на одическое прославление прекрасного настоящего, куда вписывались съестные “апофеозы” художника (“Хлебы”, “Снедь московская. Мясо, дичь”, обе 1924). Академический идеал советской живописи выглядит сбывшимся в его натюрмортах 1930-х гг.

(“Ананасы и бананы”, 1938)

  1. “Клубника и белый кувшин”,1943

Но слишком многое из созданного им в поздний период – ниже его возможностей, и, видимо чувствуя это, с середины 1930-х он подолгу живет в родной станице, уклоняясь от участия в общественной и художественной жизни столицы. Новое, триумфальное открытие живописи Машкова случится позднее, в связи с общим интересом к искусству 1910-х гг. И в сознании потомков он останется одним из самых ярких художников того времени.

Городской зимний пейзаж. 1914.

  • 1930-е Натюрморт с разломанным гранатом. Курск
  • Зеркало и череп. 1919

Натюрморт с самоваром. 1919.

Натюрморт. Виноград, лимон и рак. 1924

Натюрморт. Цветы в вазе (с подносом). 1912

  1. “Натюрморт с крабами” 1925г.
  2. Натюрморт. 1918
  3. Натюрморт со сливами

Степь. Репейник.

  • Натюрморт с растениями и фруктами
  • Цветы в вазе
  • 1912. Натюрморт с цветами
  • 1939 Фрукты с сельскохозяйственной выставки. Айва и персики
  • 1915-16 Натюрморт с дынями и тыквами Минск
  • 1915 Натюрморт с хлебами и тыквой.

1914 Натюрморт с кактусом. Х., м. 105.5х105.5 Ташкент

  1. 1908 Натюрморт с фруктами
  2. Бегонии 1911
  3. “Натюрморт с клубникой, вишней и синим графином” 1923
  4. 1912-14 Натюрморт с венками, яблоками и сливами. Минск
  5. Натюрморт. 1924
  6. 1939 (около) Натюрморт с персиками, Минск
  7. Натюрморт. Ташкент
  8. 1913 Натюрморт с камелией.

1934-36 Натюрморт. Х.,м. Сочи

  • 1939 Маки, розы, васильки и другие цветы в стеклянной вазе.
  • Натюрморт. Черешня 1939

1939 Натюрморт 'Фрукты'. Х., м. Калуга

  1. 1930-е Сирень.
  2. 1939 Малинка. Абрамцево
  3. 1941 Розы и клубника
  4. Натюрморт с бегонией и фруктами. 1912-1913
  5. Букет в стеклянном сосуде. 1939
  6. Завтрак. 1924

 Портрет З.Д.Р. (Дама в голубом).1927

  • Дама с контрабасом. 1915

Три сестры на диване. Портрет Н.,Л. и Е.Самойловых. 1911

    Портрет художника А.И.Мильмана. 1917

    • Натурщица
    • Интерьер с женской фигурой. 1918
    • 1908 Женский портрет. Минск

    Портрет В.П.Виноградовой. 1909

    1. Колхозница с тыквами. 1930
    2. Девушка на табачной плантации. 1930

    1916 Натурщицы в мастерской. Холст, масло. Частное собрание

     Италия. Нерви. Пейзаж с акведуком. 1913

    •  Городской пейзаж. 1911
    • http://realgallery.ru/copy/author/mashkov__ilya_ivanovich/picture/1049180

    http://allday.ru/index.php?newsid=309535

    http://artru.info/ar/10897/

    http://www.my-article.net/get/%D0%B8%D1%81%D0%BA%D1%83%D1%81%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE/%D1%85%D1%83%D0%B4%D0%BE%D0%B6%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8/%D0%BC%D0%B0%D1%88%D0%BA%D0%BE%D0%B2-%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D1%8F-%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

    Источник: https://art.mirtesen.ru/blog/43040037784/prev

    Илья Иванович Машков, «Автопортрет и портрет П. Кончаловского»

    Илья Машков – известный русский художник начала XX в. Он принадлежит к когорте художников-примитивистов. Идеи примитивизма особенно активно развивались в начале прошлого века. Для художников-примитивистов было характерно обращение к традициям городского низового искусства, городского изобразительного фольклора – лубкам, вывескам и т.д.

    В 1910 г. группа московских художников, в которую входили И. Машков, А. Лентулов, Н. Гончарова, П. Кончаловский и др., организовала выставку своих картин под названием «Бубновый валет».

    Особенностью данной выставки было то, что рядом со своими полотнами художники разместили работы никому не известных художников и лубки.

    Кроме того, картины были развешены сплошными рядами без просветов между ними.

    По свидетельствам очевидцев, такая организация выставки производила впечатление просмотра одной большой картины. Как считали сами художники, данное размещение картин должно было наиболее ярко выявить творческую манеру каждого художника. Зритель, переходя от одной картины к другой, все более и более углублялся в художественный мир автора картин.

    Естественно, что отзывы газет о подобной выставке были крайне отрицательными. Тем не менее именно эти отзывы могут служить доказательством того, что цель художников была достигнута.

    Газетчики подхватили мяч, брошенный устроителями выставки. Ведь выставка являлась своего рода бравадой, вызовом обществу, клоунадой, балаганным действом.

    Газетная ругань вполне соответствовала принципу художников, который гласил: «Чем хуже, тем лучше».

    Через несколько лет после проведения выставки «Бубновый валет» Кончаловский, Машков и Лентулов организовали художественное общество с таким же названием. Несмотря на то что все три художника входили в это общество, индивидуальное развитие каждого из живописцев не примитивизмом начиналось и не примитивизмом заканчивалось. Позднее участие в этой организации покажется им «детской болезнью».

    Для манеры Машкова «бубнововалетского» периода были характерны безудержное буйство красок, плотность и фактур-ность наносимых мазков. Это относится прежде всего к его натюрмортам. Перед зрителем представал не цвет изображенных предметов, а сама краска, не объем фруктов, а объем представляющих их мазков.

    Весьма разнообразны портреты художника. Один из самых интересных – «Автопортрет и портрет Петра Кончаловского». Это огромный холст, представляющий собой изображение самого художника и его друга Кончаловского в виде двух атлетов, сидящих на диване.

    Более того: эти два атлета с огромными бицепсами исполняют романс. Сам автор держит в руках скрипку, а Кончаловский – ноты. Этот портрет является ярким примером балаганного, театрализованного искусства. Герои картины открыто и весело обращаются к зрителям. Они расположены как бы на авансцене. Огромные размеры картины создают эффект «разрушения рампы».

    Герои картины словно сходят с полотна, приглашая зрителей принять участие в начинающемся представлении. Бравада заключается здесь не столько в том, что художник изобразил себя в виде ярмарочного атлета, а скорее в том, что этот атлет еще претендует на занятия музыкой. Сам стиль изображения тоже был призван шокировать зрителя.

    Этот портрет – явно «игровая» картина.

    В таком же стиле написаны и пейзажи Машкова. В основном прототипами пейзажей являлись средники на подносах. Однако, как это ни странно, уподобляя пейзажи раскрашенным подносам, живопись художника наполнялась жизнью, а не умерщвляла ее. Отход Машкова от примитивизма произошел в 1913-1914 гг. В дальнейшем художник увлекся традициями живописи Поля Сезанна.

    Он пытался соединить в своем творчестве «предметность» натуры и «вещественность» живописи. К 1915-1916 гг. ему это удалось. В это время в работах Машкова начинает проявляться тип глубинного изображения вещей. Теперь уже фактура предмета стала преобладать над фактурой письма.

    Однако некоторые остатки мироощущения примитивизма сохранились в творчестве Машкова вплоть до начала 1930-х. гг.

    Источник: http://jivopis.org/mashkov-ilya-ivanovich–avtoportret-i-portret-p-konchalovskogo/

    Ссылка на основную публикацию