Серов “портрет иды рубинштейн” описание картины, анализ, сочинение

Серов В. Серов. Портрет Иды Рубинштейн, 1910

Везде, где появлялась эта картина, тут же разгорались жаркие споры. Илья Репин называл «Иду Рубинштейн» Валентина Серова «гальванизированным трупом», считая эту работу самым неудачным портретом. Многие современники обвиняли художника в попрании традиционных ценностей и даже надругательстве над красотой. Обнаженная натура сама по себе не была вызовом обществу в начале ХХ века, что же так возмутило зрителей и критиков?

Серов Скандальная танцовщица Ида РубинштейнСеров

Танцовщицу Иду Рубинштейн называли ожившей героиней модерна.

У нее была нестандартная внешность, которая по тем временам считалась весьма далекой от канонов красоты: очень высокая («длинная, как день без хлеба», – писали в миланских газетах), субтильная и угловатая («Худощавая, как Дон Кихот», – говорил Луначарский). Тем не менее именно такой типаж как раз входил в моду в начале ХХ столетия за рубежом, и парижан декадентский образ роковой женщины сводил с ума.

Серов Ида Рубинштейн в образе ШахерезадыСеров Жак-Эмиль Бланш. Портрет танцовщицы Иды Рубинштейн в образе Шахерезады

У нее не было ни балетного, ни театрального образования. Ее танцы многие называли бездарными, вызывающими и эксгибиционистскими. А.

Бенуа о ее исполнении роли Клеопатры писал: «Царица Египта… постепенно лишалась всех своих покровов и затем предавалась любовному экстазу у всех на глазах, причем лишь в самый критический момент являлись услужливые придворные дамы, окружавшие занавесками ложе любовников».

Ида Рубинштейн нередко танцевала полуобнаженной, но то, что зрители видели на сцене, не шокировало их так, как на портрете танцовщицы кисти Серова.

Серов В. Серов. Портрет Иды Рубинштейн, 1910. Фрагмент

Художник изобразил танцовщицу полностью обнаженной, что само по себе было вызовом, так как на картине был не мифологический персонаж, а современница, знакомая многим. Но возмущенную реакцию публики вызвал даже не сам факт наготы, а «надругательство над красотой».

Очертания тела модели не только не соответствовали классическим стандартам прекрасного в живописи, но были их полной противоположностью. Серов сознательно прибегает к стилизации: чрезмерно удлиняет ноги танцовщицы, деформирует все ее тело, заостряет контур, превращая обнаженную женщину в бесплотное существо, лишенное женственности и чувственности.

В этой отталкивающей красоте «на нерве», «на изломе» художник увидел отражение эпохи начала ХХ в. с его новыми эстетическими идеалами.

Серов Антонио де ла Гандара. Ида Рубинштейн, 1913

Портрет был впервые представлен в 1911 г. на выставке «Мира искусства», в том же году ее приобрел музей Александра III (Русский музей), после чего разразился скандал с требованиями возмущенных зрителей удалить картину из музея. Суриков называл «Иду» «безобразием», Репин – «гальванизированным трупом», многие критики – «декадентщиной» и «уродством».

В прессе модель именовали зеленой лягушкой и грязным скелетом. В. Пикуль вспоминал о ней такие отзывы: «Худощавое стальное тело, странно напоминающее кузнечика. Очарование ядовитое, красота на грани уродства, странное обаяние!». Реакция была тем более бурной, что Серов считался одним из самых популярных портретистов рубежа веков, работы которому заказывали многие аристократы.

И вдруг – портрет обнаженной танцовщицы, да еще такой!

Серов Скандальная танцовщица Ида Рубинштейн

Эта картина была создана за год до смерти художника, она явно выбивалась из стилистики ранее созданных им портретов и стала своеобразным манифестом нового искусства. Провокация была сознательной, поэтому реакция публики не смущала художника: «Вот какие бывают скандалы, – писал Серов в одном из писем за три недели до смерти. – И я рад, ибо в душе – скандалист, – да и на деле, впрочем».

Серов Карикатура Алексея Радакова на *Портрет Иды Рубинштейн* В. Серова

Сам художник искренне восхищался Идой Рубинштейн и называл ее Венерой ХХ века. «Монументальность есть в каждом ее движении – это просто оживший архаический барельеф!» – восклицал Серов.

Источник: http://magspace.ru/blog/painting/299628.html

Даже не верится,что этот портрет написал Серов. | Волшебная сила искусства

Серов

В.А.Серов.Портрет Иды Рубинштейн 1910год.

Современники писали: “Худощавое стальное тело, странно напоминающее кузнечика. Очарование ядовитое, красота на грани уродства, странное обаяние!”

Так был принят этот портрет современниками.

Впрочем, единства мнений в критике не было. Проницательный Серов сразу заметил, что портрет Иды Рубинштейн, как правило, нравится женщинам… Серова поливали грязью. Про его “Иду” говорили так: – Зеленая лягушка! Грязный скелет! Гримаса гения! Серов выдохся, он иссяк..

, теперь фокусничает! Это лишь плакат! Серов всегда был беспощадным реалистом, но в портрете Иды он превзошел себя: еще несколько мазков, и портрет стал бы карикатурой.

Серов остановил свой порыв над пропастью акта вдохновения, как истинный гений! Дитя своего века, Серов и служил своему веку: над Идою Рубинштейн он пропел свою лебединую песню и оставил потомству образ современной женщины-интеллигентки в самом тонком и самом нервном ее проявлении…

Из Рима портрет привезли в Москву, и здесь ругня продолжалась. Илья Репин назвал “Иду” кратко: – Это гальванизированный труп! – Это просто безобразие! – сказал Суриков…

   Серов умер в разгаре травли. Он умер, и все разом переменилось. Публика хлынула в Русский музей, чтобы увидеть “Иду”, которая стала входить в классику русской живописи.

И постепенно сложилось последнее решающее мнение критики: “Теперь, когда глаза мастера навеки закрылись, мы в этом замечательном портрете Иды не видим ничего иного, как только вполне логическое выражение творческого порыва.

Перед нами – классическое произведение русской живописи совершенно самобытного порядка…”

   Когда мнения изменились,то все увидели,что это не просто портрет женщины Иды Рубинштейн, а создан образ актрисы, выражающий суть ее танца. Рубинштейн была исполнительницей стилизованного, утонченного и одновременно темпераментного танца.

    Увидев балерину, Серов был поражен ее оригинальностью и живо представил, каким выразительным может быть ее образ на холсте. Художник часто говорил, что временами его привлекает не сам человек, а что из него можно сделать.

    О Рубинштейн Серов писал: «У нее рот раненой львицы, а сама она смотрит в Египет». Экстравагантность артистки подсказала и своеобразный язык этого полотна. Подчеркивая необычность модели, он находит адекватный стиль и форму выражения, где соединяет реальное и условное.

  “Правдиво портретно написана голова, акцентированы крепкие, сильные ноги балерины, а фигура, плоская, почти бесплотная, дана в развороте, напоминающем изображения на древнеегипетских фресках. Гнутые линии четко очерчивают фигуру. Абсолютно абстрагированный монохромный цвет дается большими плоскостями. Серов создает монументальное полотно, связанное по форме со стилем модерн.”

Чтобы понять художника и его картину,нам нужно знать,кто же такая Ида Рубинштейн.

Серов

  Ида родилась в еврейской семье банкира и просвещенного мецената Льва Рубинштейна. Девочка рано осиротела, унаследовав приличное состояние отца.

Родственники забрали ее в Петербург, где в особняке на Английской набережной Ида выучила пять иностранных языков, читала Ницше и на всю жизнь влюбилась в театр и мечтала стать актрисой. Несмотря на протесты родственников, Ида пошла учиться на драматические курсы при Малом театре.

Дебютировала она в частной постановке драмы Оскара Уайльда «Саломея» (1909) под покровительством Михаила Фокина, в единственном представлении пьесы она исполнила Танец семи покрывал полностью обнажённой.

Серов
Серов

  Впоследствии Рубинштейн создала несколько собственных балетных трупп, сотрудничала с Онеггером («Жанна д’Арк на костре», по П.Клоделю), Равелем («Болеро», «Вальс»), Стравинским («Поцелуй феи», «Персефона»), Ибером («Странствующий рыцарь»). Она дружила с Сарой Бернар, Марком Шагалом, Жаном Кокто, Андре Жидом, Вацлавом Нижинским.

Серов

Леон Бакст: «Это суще­ство мифическое… Как похожа она на тюльпан, дерзкий и осле­пительный. Сама гордыня и сеет вокруг себя гордыню»

Серов

   После оккупации Франции в 1940 году Ида Рубинштейн переселилась в Лондон, где работала в госпитале для французских и английских солдат. В 1945 году вернулась во Францию, вскоре приняла католицизм и последние десять лет прожила на юге страны в полном одиночестве.

Серов

Александр Бенуа говорил о танцовщице: «В ней есть что-то таинственное до холода, до озноба. И что-то слишком пряное, слишком изысканное, слишком упадочное».

   Она бросила свои миллионы на сцену. Создала новый стиль в театре и в танце. Привлекла к работе (и щедро опла­чивала) лучших композиторов, поэтов, художников, режиссеров. Была признана Сарой Бернар и стояла с ней на одной сцене. У нее от природы был бедный голос, но она приучила публику находить красоту в своих мелоде­кламациях.

    Да и ее образ жизни. Она летала на собственном самолете, каталась на своей яхте, отправлялась в Африку охотиться на львов. Дома у нее жила пантера. Гостей принимала в царственных, экзотических нарядах…

  В 1934 г. французское правительство наградило И. Ру­бин­штейн орденом Почетного легиона. М. Лонг: «Это совсем немного за тот ворох шедевров, который она оставила Франции». На следующий год страна, в которой И. Рубин­штейн жила и работала более четверти века, предоставила ей свое гражданство.

   “Вам угодно знать про мою жизнь? Я лично делю ее на две совершенно самостоятельные части: путешествия и театр, спорт в движении и волнующее искусство. Вот что берет все мое время. Одно велико, другое безгранично. Я то уезжаю в далекие страны, то подымаюсь в безоблачные сферы… Мне необходима смена, и полная смена впечатлений – иначе я чувствую себя больной». (Ида Рубинштейн)

Смерть Иды Рубинштейн от сердечного приступа наступила неожиданно 20 сентября 1960 года. В ее завещании строго оговаривался вопрос похорон. Та, что так желала славы и ажиотажа вокруг себя, отказывалась от прежних притязаний: запрет на извещение о смерти, полная тайна времени кремации и захоронения, на памятнике никаких надписей, ни имени, ни дат. Только две буквы: I.R.

Серов

   Ида Рубинштейн ушла так же неподражаемо, как и жила. К ее имени всегда будут искать особенное прилагательное. Таинственная, легендарная, неповторимая, блистательная, жестокая, инфернальная… И это будет правдой.

Только вот на серовском портрете она печальна и беззащитна.

  Мне хотелось бы знать ваше отношение к портрету  и судьбе женщины.Мнения очень неоднозначны.

Источники.

http://opisanie-kartin.com/opisanie-kartiny-valentina-serova-portret-idy-rubinshtejn/

http://files.school-collection.edu.ru/dlrstore/afc6eca6-ca72-4e87-ad74-9805200b4487/Serov.Portret_​Idy_Rubinshteyn.htm

http://www.migdal.org.ua/times/92/16467

http://www.tanais.info/art/serov62more.html

Источник: https://maxpark.com/community/6782/content/1433429

Судьба Иды Рубинштейн. (1883–1960)

Серов Валентин Серов “Портрет Иды Рубинштейн” 1910, написан в 1910 году в Париже.

…В 1911 году картина Серова была отправлена на Всемирную выставку в Рим. И разразился именно тот скандал, которого и ожидал Серов…– Зеленая лягушка! Грязный скелет! Гримаса гения! Серов выдохся, он иссяк и теперь фокусничает! Это лишь плакат!– Это гальванизированный труп! – сказал Репин.– Это просто безобразие! – сказал Суриков.

С наибольшим пониманием отнеслись к портрету те, кто не только видел Иду на сцене, но и знал ее лично. И они уверяли: «Угловатая грация тела, раскидистость несколько надменной, смелой и хищной позы во всяком случае нам дают законченный образ женщины, оригинальной по интеллекту, характеру, не лишенной чего-то влекущего, но не обещающей уюта».

Серов умер в разгар скандала, содеянного им самим. И, как это часто бывает, смерть творца явилась лучшей рекламой его творению. Все разом переменилось! Публика хлынула в Русский музей (портрет был передан туда), чтобы увидеть «Иду», которая стала входить в классику русской живописи. И постепенно сложилось последнее, решающее мнение критики: «Теперь, когда глаза мастера навеки закрылись, мы в этом замечательном портрете Иды не видим ничего иного, как только вполне логическое выражение творческого порыва. Перед нами – классическое произведение русской живописи совершенно самобытного порядка…»Серов

Читайте также:  Нестеров "пустынник" описание картины, анализ, сочинение

Ида Рубинштейн происходила из богатой семьи – одной из богатейших в России. Ее дед сколотил огромное состояние на торговле ценными бумагами и основал известнейший банкирский дом «Роман Рубинштейн и сыновья». Семье принадлежали несколько банков, сахарные заводы, пивоваренный завод «Новая Бавария», крупные склады и магазины.

Ида родилась в Харькове 21 сентября 1883 года. Она рано осиротела, и ее забрали родственники, жившие в Санкт-Петербурге. Она училась в одной из лучших частных гимназий столицы – гимназии Л.С. Таганцевой. Курс истории русской литературы, уже по окончании гимназии, Иде читал на дому профессор А.

Погодин, который оставил воспоминания о 18-летней девушке: «Она производила впечатление какой-то «нездешней» сомнамбулы, едва пробудившейся к жизни, охваченной какими-то грезами… Уже тогда она изъездила чуть не всю Европу, отлично говорила на нескольких иностранных языках, знала историю искусства, отлично писала».

Серов

Идея была безнадежной – стихи Ида читала из рук вон плохо, манерно, с истерией, да и внешность была, мягко говоря, неординарная.

Большеротая, с узкими, вытянутыми к вискам глазами, худая, плоскогрудая девица совершенно не соответствовала канонам красоты той эпохи.

На светском рауте она познакомилась с театральным художником Львом Бакстом и увлекла его идеей поставить спектакль «Антигона» по трагедии Софокла. Деньги на постановку у нее были в неограниченном количестве.

Весной 1904 года под псевдонимом Лидии Львовской Ида Рубинштейн дебютировала в «Антигоне» и потерпела крах. Ее игру назвали ученической, публике не понравились плохая дикция, невыразительный резкий голос.

Осенью этого же года Ида поступила на драматические курсы при Императорском Малом театре, путь куда в соответствии с уставом лежал через крещение. Она мечтала исполнить роль Саломеи в пьесе Оскара Уайльда. Пьесу приняли к постановке в театре Комиссаржевской, но роль Саломеи Иде не дали.

Тогда она решила поставить спектакль на собственные средства, пригласив для этого режиссера Всеволода Мейерхольда и художника Льва Бакста.

Серов

По ходу пьесы Саломея исполняет «Танец семи покрывал». Ида обратилась к хореографу Михаилу Фокину. Фокин отнесся к просьбе Иды скептически, но решил попробовать.

Похоже, его больше заинтересовала не постановка танца, а сама Ида, впоследствии он писал: «Тонкая, высокая, красивая, она представляла интересный материал, из которого я надеялся слепить особенный сценический образ».Ему предстояла трудная задача – создать танцовщицу Рубинштейн.

Ида проявила завидный энтузиазм и терпение, упорно трудилась, постигая азы балетного искусства. Музыку к «Танцу» она заказала Глазунову.Святейший синод запретил постановку, назвав ее антицерковной. Тогда Рубинштейн и Фокин решили показать только «Танец семи покрывал».

20 декабря 1908 года на сцене Петербургской консерватории состоялось первое представление. Публика, заинтригованная слухами, ходившими по столице, набила зал до отказа.Это был больше, чем успех, это был триумф. В ходе танца, поразившего публику своеобразием и новизной, Ида сбрасывала одно за другим все семь покрывал.

К концу танца на ней остались только нити крупных бус. Сделав последнее па, танцовщица замерла. Зал несколько секунд завороженно молчал, затем буквально взорвался.Окрыленная премьерой, Ида решила предпринять попытку выступать в Париже, но тут родственники возмутились вконец.

По их просьбе парижский врач упрятал ее в сумасшедший дом: не может быть нормальной девица из хорошей семьи, если она упорствует в лицедействе. Через месяц Ида выбралась из застенков и, чтобы избавиться от опеки, быстро вышла замуж за своего кузена Владимира Горовица. Тот знал родственницу с детства и ради нее пошел на фиктивный брак, который распался буквально через месяц.

Серов

2 июня 1909 г впервые выступила в составе антрепризы С. Дягилева, наряду с А. Павловой, В. Нижинским и Т. Карсавиной, в балете «Клеопатра» (музыка — А. С. Аренский, А. Танеев, Н. Римский-Корсаков, М. Глинка, А. Глазунов, М. Мусоргский, Н. Черепнин, хореография М.

Фокина) в Париже, в театре Шатле. Выступала также в балете «Шахерезада» (музыка Н. Римского-Корсакова, 4 июня 1910 г., хореография М. Фокина).Роли Клеопатры и Зобеиды были лучшими во всей сценической карьере артистки, её непревзойдённым успехом.

Артистка обладала необычно высоким ростом, но её угловатая пластика и продуманно скупая жестикуляция имели успех у публики и критики, писавшей о «гибкости змеи и пластичности женщины», о «сладострастно окаменелой грации» Рубинштейн.

Уникальный образ, созданный артисткой, сохранялся и в её дальнейших работах.

Поругавшись с Дягилевым, Ида создала во Франции собственный театр. Как бы ни оценивать спектакли этой труппы, она собирала полные залы. Премьеры следовали одна за другой.

Игорь Стравинский написал для нее «Персефону» и «Поцелуй феи», Морис Равель создал «Болеро», то самое знаменитое произведение, о котором сам автор говорил: «Я написал всего лишь один шедевр – «Болеро», но, к сожалению, в нем нет музыки».

Балет поставила сестра Вацлава Нижинского, Бронислава. Вслушиваясь в две музыкальные темы, преобразованные оркестровыми средствами, Ида танцевала на столе в трактире.

Пирую – щие гуляки прислушивались, постепенно оживлялись, захваченные наваждением, возбужденно приближались к столу – и захлестывали танцовщицу. По этому образцу – идол и толпа – «Болеро» впоследствии будут ставить великие хореографы двадцатого века.

Серов

Вторая мировая война изменила многое. Иде, еврейке, оставаться в Париже было небезопасно. И она отправилась в Лондон. Там она пошла работать в госпиталь. После войны вернулась во Францию, поселилась в городке Ванс, где купила небольшой особняк.

Там несравненная Ида Львовна Рубинштейн доживала свои дни в молитвах и воспоминаниях. Скончалась она 20 сентября 1960 года. На скромной могильной плите, в соответствии с её завещанием, только две буквы — I R. Она пожелала остаться загадочной и после смерти.

Серов Коржев И. Танец семи покрывал. Ида Рубинштейн, 2010, литьевой камень раскрашенный, ткань

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D1%83%D0%B1%D0%B8%D0%BD%D1%88%D1%82%D0%B5%D0%B9%D0%BD,_%D0%98%D0%B4%D0%B0_%D0%9B%D1%8C%D0%B2%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%B0

http://www.liveinternet.ru/users/2870220/post294623918/http://rodich2007.livejournal.com/1688986.htmlhttps://shkolazhizni.ru/biographies/articles/17270/

Источник: https://lovers-of-art.livejournal.com/566281.html

Истрия одного шедевра

Сюжет

Собственно, о сюжете говорить в данном случае довольно сложно. На картине изображена известная балерина Ида Рубинштейн. Обстановка небрежная, как если бы Ида только что проснулась, а Серов решил сделать фото для инстаграма.

Мать Серова собирала кружок нигилистов, а отец — музыкантов и художников

Зеленая шаль, опутывающая ноги, похожа на змею. От ее укуса по сюжету популярного в те время балета погибла Клеопатра — одна из ролей, которые сделали Рубинштейн звездой. В портрет оказывается вписана тема смерти, поэтому взгляд Иды кажется прощальным.

Контекст

Ида Рубинштейн была скандальной звездой. На сцене она появлялась почти обнаженной, лишь едва прикрытая прозрачным покрывалом.

«…царица Египта… постепенно лишалась всех своих покровов и затем предавалась любовному экстазу у всех на глазах, причем лишь в самый критический момент являлись услужливые придворные дамы, окружавшие занавесками ложе любовников», — вспоминал Бенуа, как Рубинштейн исполняла роль Клеопатры.

Серов Ида Рубинштейн в образе Шехерезады

И вот тут парадокс: на балете изящно раздетой Иде рукоплескали, а в галерее, глядя на ту же Иду те же люди недоумевали. Да, публика повидала немало обнаженных и мужчин, и женщин на полотнах и на сцене.

Но то все мифологические персонажи, а тут Ида Рубинштейн — живая женщина, которую все знали. Это уже не «прекрасная нагота», а раздетость. «Декадентщина» и «уродство» — так отзывались о картине современники.

Сам же Серов, которого Рубинштейн чрезвычайно вдохновляла, портретом городился.

Серов часто уничтожал почти завершенный портрет и заново брался за работу

У Иды Рубинштейн не было ни балетного, ни специального театрального образования. Но она выглядела так, как в начале XX века было выглядеть модно: длинная, тоненькая, с восточными чертами. В глазах Серова она была Венерой XX века.

Судьба художника

Серов рос в доме, где царил хаос. Творческий, но все же хаос.

Мать — Валентина Семеновна Бергман — была убежденной нигилисткой, боготворила Чернышевского с его идеями о свободе и равенстве, а про этикет эта дама и слышать не желала.

Отец — Александр Николаевич Серов — был популярным в то время композитором. Кстати, разница в возрасте у супругов составляла 26 лет: 43-летний Александр Николаевич женился на своей 17-летней ученице.

Семья и друзья называли Серова ласково Антошей

Дом на ушах стоял: к матери приходили нигилисты и революционеры, к отцу — писатели, скульпторы, музыканты, художники. А до маленького Вали руки особо не доходили. Ребенок рос замкнутым, угрюмым. Когда Вале было 6 лет, отец скончался.

Мать, осознав, что сын увлечен рисованием, отправилась с ним в Париж, где тогда жил Репин. Последний уже был знаменит своими бурлаками, да и Валентина Семеновна хорошо его знала. В дальнейшем, когда и Репин, и Серовы вернулись в Россию, они возобновили занятия.

Мальчик так много времени проводил у учителя, что практически считался членом семьи.

Академию художеств Серов бросил через пять лет: попросил отпуск якобы по болезни, а на самом деле его скука одолела. Стены, говорит, коридоры — все то же изо дня в день, надоело.

Серов Валентин Серов

Уже в 1875 году Серов познакомился с Мамонтовыми. В Абрамцеве он у них часто и подолгу гостил.

И именно Савва Мамонтов был первым продюсером Серова: находил заказчиков на портреты, в основном, знаменитостей, которые приезжали в Россию на гастроли.

Одна из таких работ попала на выставку Московского общества любителей художеств в 1886 году. Это был дебют — не громкий, но и не провальный, в целом, все одобрили молодое дарование.

Серов считал, что ему удалась только «Девушка, освещенная солнцем”

Знаменитым Серов стал после той самой «Девочки с персиками», которая и сегодня первой приходит на ум при имени художника. После этой картины (и еще «Девушки, освещенной солнцем») от него ждали таких же солнечных, «позитивных» портретов. Но не тут-то было.

Портреты заказывали в основном буржуа и аристократы — люди, которые знали, как принять выгодную позу, правильно улыбнуться и многозначительно взглянуть.

Но хватало их ненадолго — после долгого позирования у них сдавали нервы, немели члены, и лицо искажали истинные эмоции.

Вот тут-то их и подлавливал Серов, за это его портреты часто называли шаржистскими, позировать ему боялись, но все это только добавляло ему популярности.

Серов «Девушка, освещенная солнцем», 1888

Серов чувствовал себя универсальным художником, а ему заказывали сплошь портреты. Это его немало удручало, но что поделать?! На отдыхе он писал пейзажи, из путешествия в Грецию вернулся с античными идеями (которые реализовал незадолго до смерти). А в остальном — портреты.

Незадолго до смерти — в конце 1911 года — рассматривая в Третьяковке свою «Девушку, освещенную солнцем», сказал: «Написал вот эту вещь, а потом всю жизнь, как не пыжился, ничего уже не вышло, тут весь выдохся».

Источник: https://diletant.media/articles/31800939/

Описание картины Валентина Серова «Портрет Иды Рубинштейн»

Серов

Тема «жизни напоказ» очень увлекла Серова в последние годы его творчества, и образ Иды Рубинштейн как нельзя лучше подходил для раскрытия этой темы. Художник увидел ее во время своего пребывания в Париже в постановке «Клеопатра», поставленной по пьесе Пушкина «Египетские ночи», и был — как и все зрители — совершенно очарован ею. Серов мечтал написать знаменитую танцовщицу и, наконец познакомившись с ней, спросил, согласится ли она позировать ему «в том виде, в котором венецианские патрицианки позировали Тициану», то есть обнаженной. Из досок и табуреток в церкви Шатель было сделано ложе, накрытое желтым покрывалом. Серов писал ее по нескольку часов в день несколько недель подряд. Лишь один раз ему пришлось сделать перерыв, на время поездки Иды в Москву.

Изображение состоит из нервных, ломаных линий, а сама работа близка к эстетике модерна — образ предельно стилизован, обнаженность не сопряжена здесь с ощущением стыда, это скорее вариант артистического костюмированного портрета — Рубинштейн появлялась в «Клеопатре» практически обнаженной. Даже похожий на змею зеленый шарф, перечеркнувший ноги танцовщицы, напоминает нам о Клеопатре, которая словно бросает прощальный взгляд на зрителя.

Поза Иды свидетельствует о том пристальном внимании публики, перед которым она была совершенно беззащитна, — вся ее жизнь после Русских сезонов Дягилева, принесших ей небывалый успех, стала достоянием общественности.

Закончив портрет, Серов вернулся в Москву. В 1911 году работа была экспонирована на Всемирной выставке в Риме и, как следовало ожидать, подверглась острым нападкам критиков. Вопреки скандалу, портрет был приобретен Музеем Александра III, но лишь после смерти художника работа была оценена по достоинству.

  • Год написания картины: 1910.
  • Размеры картины: 47 x 233 см.
  • Материал: холст.
  • Техника написания: уголь, темпера.
  • Жанр: портрет.
  • Стиль: модерн.
  • Галерея: Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, Россия.
Читайте также:  Кунинг виллем "женщина" описание картины, анализ, сочинение

Источник: https://opisanie-kartin.ru/serov-valentin/portret-idy-rubinshtein/

Описание картины Серова В.А. «Портрет Иды Рубинштейн»

На картине изображена русская виртуозная балерина Ида Рубинштейн. Еще до знаменитой Айседоры Дункан она внесла в балет элементы эротизма, когда танцевала «Саломею» и в т.н. «Танце 7 покрывал» сбросила с себя одежды и осталась обнаженной. После этого постановку запретили. Балерина вошла в труппу С.

Дягилева, принимала участие в знаменитых «Русских сезонах» в Париже. Там она прославилась исполнением партии Шахерезады в одноименном балете Римского-Корсакова. В 1909 году окончательно эмигрировала из России во Францию. Она дала согласие позировать Серову обнаженной, единственная из всех светских дам.

Сам художник отзывался о ней с восхищением: «Увидеть ее – это этап в жизни, ибо по этой женщине дается нам особая возможность судить, что такое вообще лицо человека…». Весь облик и характер искусства модели с тонким чувством воплощен в портрете.

Композиция картины делится по горизонтали на 2 части: сверху – блеклый фон, снизу – фиолетово-синее покрывало. Тело танцовщицы – того же цвета, что и фон, оно теряется на нем.

Это как-то скрашивает вопиющее нарушение традиционных академических канонов: у женщины неестественно прямые линии ног, рук, спины. Но одновременно своей тонкостью они придают натуре привлекательность, изящество и шарм.

От пышной прически, сходной с нимбом, взгляд зрителя переходит к резкому мазку, обозначившему спину и лопатки.

Тонкость лодыжек и запястий подчеркнута зеленым шарфиком, который придает портрету определенную законченность и воспринимается зрителем как оправа. Простой незамысловатый фон подчеркивает прелесть фигуры и создает дополнительный акцент на драгоценностях, украшающих пальцы ее рук и ног. Необычный поворот головы и сложность позы напоминают о мадоннах на полотнах мастеров Высокого Возрождения.

Начиная свою творческую карьеру как художник-передвижник, в конце концов, Серов перешел к выражению модернистских тенденций. Именно эта картина признана одним из выдающихся образцов русского модерна.

Серов

Посмотреть еще картины Серова В.А. с описаниями

Источник: http://www.hudojnik-peredvijnik.ru/opisanie-kartiny-serova-v-a-portret-idy-rubinshtejn/

В.Серов «Портрет Иды Рубинштейн»

Серов

С чеканным стуком падала туфля на каменные плиты храма Шатель, а холодные своды при этом гулко резонировали. Обнаженная высокая женщина с перстнями на пальцах рук и ног всходила на шаткое ложе, как на заклание.

Изгиб ее спины был удивителен, как и вся она. В этой женщине — все приметы времени, в котором она жила. Современники писали: «Худощавое стальное тело, странно напоминающее кузнечика.

Очарование ядовитое, красота на грани уродства, странное обаяние!»

И вот, когда я увидел ее впервые, я мучительно обомлел:
— Кто она? Откуда пришла к нам? И почему она здесь?
Встреча моя с нею произошла в Русском музее…

Меня волновал этот резкий мазок, с такой сочностью обозначивший ее спину и лопатки. И почему она (именно она!) до сих пор привлекает внимание к себе? Почему столько споров, столько страстей, которые продолжаются и поныне…

  • Только потом я узнал, что для нее (специально для нее!) были написаны:
    ГЛАЗУНОВЫМ — «Саломея» («Пляска семи покрывал») в 1908 году;
    ДЕБЮССИ — «Мученичество Святого Себастьяна» в 1911 году;
    РАВЕЛЕМ — знаменитый балет «Болеро» в 1928 году;
  • СТРАВИНСКИМ — «Персефона» в 1934 году.

Но особенно остро меня всегда тревожил один момент в биографии этой женщины. Когда она предстала перед Серовым.

Но для этого надо быть последовательным. Начнем с начала.
И сразу — вопрос: а где оно, это начало?
Конец всегда найти легче, нежели начало. А начало я отыскал в дне 27 августа 1904 года, когда Вера Пашенная, скромница в бедном сатиновом платье, пришла в Малый театр держать экзамен при студии.

Ее буквально ослепил этот зал, но уже на склоне лет она призналась, что от этого дня «ярко запомнилась только одна фигура!»
Мимо нее прошла красавица в пунцовом платье, вся в шорохе драгоценных кружев, за нею волочился длинный шлейф…
«Меня поразила прическа с пышным напуском на лоб.

Онемев, я вдруг подумала про себя, что я совершенно неприлично одета и очень нехороша собой…»
Так появилась Ида Львовна Рубинштейн, и скоро видный актер и педагог А.П.Ленский стал хвастать по Москве своим друзьям:

— А у меня теперь новая ученица — будущая Сара Бернар!..

Ида Рубинштейн родилась в еврейской семье киевского миллионера-сахарозаводчика. Училась в петербургской гимназии.

Длинноногая девочка, нервная и томная, «она производила впечатление какой-то нездешней сомнамбулы, едва пробудившейся к жизни, охваченной какими-то чудесными грезами…»
Ида сознавала обаяние своей поразительной красоты и, казалось, уже смолоду готовила себя к роли околдованно-трагической.

Начинала же она с изучения русской литературы, которую пылко любила. Ее привлекала тогда художественная декламация. Но голос дилетантки терялся в заоблачных высях, не возвращаясь на грешную землю. Это был пафос — взлет без падения. «Не то! Совсем не то…»

Ида Рубинштейн заметалась из театра в театр. Станиславский уже заметил ее и звал Иду в свой прославленный театр.

Но Ида оказалась у Комиссаржевской, где она «…не сыграла ровно ничего, но ежедневно приезжала в театр, молча выходила из роскошной кареты в совершенно фантастических и роскошных одеяниях, с лицом буквально наштукатуренным, на котором нарисованы были, как стрелы, иссиня-черные брови, такие же огромные ресницы у глаз и пунцовые, как коралл, губы; молча входила в театр, не здороваясь ни с кем, садилась в глубине зрительного зала во время репетиции и молча же возвращалась в карету».

Актер А. Мгебров не понял, зачем Ида приходила в театр. А дело в том, что Комиссаржевская готовила к постановке пьесу Оск. Уайльда «Саломея». Ида Рубинштейн должна была выступить в заглавной роли.

Библейская древность мира! Всей своей внешностью она как нельзя лучше подходила к этой роли. Известный театровед В.

Светлов писал: «В ней чувствуется та иудейская раса, которая пленила древнего Ирода; в ней — гибкость змеи и пластичность женщины, в ее танцах — сладострастноокаменелая грация Востока, полная неги и целомудрия животной страсти…»

Казалось бы, все уже ясно, путь определен. Готовясь к этой роли, Ида Рубинштейн прошла выучку таких замечательных режиссеров, как А.Санин и В.Мейерхольд.

Опытные мастера русской сцены уже разгадали в Иде тот благородный материал, из которого можно вылепить прекрасную Саломею. Но.., тут вмешался черносотенный «Союз русского народа» во главе с Пуришкевичем.

Ополчился на Саломею и святейший синод — постановку запретили, театр Комиссаржевской прекратил существование.
А издалека за Идою следили зоркие глаза Станиславского.

«Звал же я ее учиться как следует, — сообщил он с горечью отвергнутого учителя, — но она нашла мой театр устаревшим. Была любительницей и училась всему… Потом эти планы с Мейерхольдом и Саниным, строила свой театр на Неве. Сходилась с Дункан — та прогнала ее. Опять пришла ко мне и снова меня не послушалась!»

«Саломея» увлекала ее. Иде казалось, что она сможет обойти запрет синода, поставив пьесу в домашних условиях. Не тут-то было! Но в это время она встретилась с непоседой Михаилом Фокиным.
В.Серов
Портрет
Фокинa — Научите меня танцевать, — попросила она его.
Этому обычно обучаются с раннего детства, и Фокин глядел на Иду с большим недоверием.

Какое непомерно узкое тело!
Какие высокие, почти геометрические ноги! А взмахи рук и коленей как удары острых мечей… Все это никак не отвечало балетным канонам. Но Фокин был подлинным новатором в искусстве танца.
Фокин в балете — то же, что и Маяковский в поэзии.

— Попробуем, — сказал великий реформатор…
Дягилевa Как раз в это время Париж был взят в полон «русскими сезонами»; Сергей Дягилев пропагандировал русское искусство за границей. Респектабельный, с элегантным клоком седых волос на лбу, он почти силой увез в Париж старика Римского-Корсакова. «Буря и натиск!» Шаляпин, Нежданова, Собинов.

Перед ошеломленной Европой был целиком пропет «Борис Годунов» и вся (без купюр) «Хованщина».
Мусоргский стал владыкою европейских оперных сцен. Русский портрет, русские кружева, декорации… Но Дягилев морщился:

— А где балет, черт побери?

Ида Рубинштейн бросила мужа, оставила дом и, следуя за Михаилом Фокиным, очертя голову кинулась в Европу, как в омут. Вдали от суеты, в тихом швейцарском пансионе Фокин взялся готовить из Иды танцовщицу. Неустанный труд, от которого болели по ночам кости! Никакого общества, почти монашеская жизнь, и только одна забава хозяин отеля поливал из шланга водою своих постояльцев.

Вряд ли тогда Ида думала, что ее ждет слава.
«Русский сезон» продолжался. И вот, когда французы по горло уже были сыты и русской-живописью, и русской музыкой, и русским пением, вот тогда (именно тогда!) расчетливый С. Дягилев подал напоследок Парижу — как устрицу для обжоры! — Иду Рубинштейн.

И оглушающим набатом грянуло вдруг: слава!!!
Автопортрет Валентин Александрович Серов приехал в Париж, когда парижане уже не могли ни о чем говорить — только об Иде, все об Иде. В один день она стала знаменитостью века. Куда ни глянешь — везде Ида, Ида, Ида… Она смотрела с реклам и афиш, с коробок конфет, с газетных полос — вся обворожительная, непостижимая.

«Овал лица как бы начертанный образ без единой помарки счастливым росчерком чьего-то легкого пера; благородная кость носа! И лицо матовое, без румянца, с копною черных кудрей позади. Современная фигура, а лицо — некоей древней эпохи…»
Конечно, натура для живописца наивыгоднейшая!
Серов увидел ее в «Клеопатре» (поставленной по повести А. С. Пушкина «Египетские ночи»).

На затемненной сцене сначала появились музыканты с древними инструментами. За ними рабы несли закрытый паланкин. Музыка стихла… И вдруг над сценою толчками, словно пульсируя, стала вырастать мумия.
Серов похолодел — это была царица Египта, мертвенно-неподвижная, на резных котурнах.

Рабы, словно шмели, кружились вокруг Клеопатры, медленно — моток за мотком — освобождая ее тело от покровов. Упал последний, и вот она идет к ложу любви. Сгиб в колене. Пауза. И распрямление ноги, поразительно длинной!
— Что-то небывалое, — говорил Серов друзьям. — Уже не фальшивый, сладенький Восток банальных опер.

Нет, это сам Египет и сама Ассирия, чудом воскрешенные этой женщиной.
Монументальность в каждом ее движении, да ведь это, — восхищался Серов, — оживший архаический барельеф!
Художник верно подметил барельефность: Фокин выработал в танцовщице плоскостный поворот тела, словно на фресках древнеегипетских пирамид.

Серов был очарован: все его прежние опыты создания в живописи Ифигении и Навзикаи вдруг разом обрели выпуклую зримость.
— Увидеть Иду Рубинштейн — это этап жизни, ибо по этой женщине дается нам особая возможность судить о том, что такое вообще лицо человека… Вот кого бы я охотно писал!
Охотно — значит, по призыву сердца, без оплаты труда.

Читайте также:  Перов "портрет достоевского" описание картины, анализ, сочинение

— А за чем же тогда дело стало? — спросил художник Л. Бакст.
Серов признался другу, что боится ненужной сенсации.
— Однако ты нас познакомь. Согласится ли она позировать мне? А если — да, то у меня к ней одно необходимое условие…
— Какое же?
— Я желал бы писать Иду в том виде, в каком венецианские патрицианки позировали Тициану.
— Спросим у нее, — оживился Бакст. — Сейчас же!

Без жеманства и ложной стыдливости Ида сразу дала согласие позировать Серову обнаженной. Жребий брошен — первая встреча в пустынной церкви Шатель. Через цветные витражи храм щедро наполнялся светом. Пространство обширно… О том, что Серов будет писать Иду, знали только близкие друзья Для остальных — это тайна…

— А не холодно ли здесь? — поежился Серов.

Ида изнеженна, как мимоза, и ей (обнаженной!) в знобящей прохладе храма сидеть по несколько часов в день… Вынесет ли это она? Проникнется ли капризная богачиха накалом его вдохновения? Не сбежит ли из храма? И еще один важный вопрос: выдержит ли Ида убийственно-пристальный взор художника, который проникает в натуру до самых потаенных глубин души и сердца?
А взгляд у Серова был такой, что даже мать не выдерживала его и начинала биться в истерике: «Мне страшно.., не смотри на меня, не смотри!»

Из чертежных досок художник соорудил ложе, подставив под него табуретки. Он закинул его желтым покрывалом.

Впервые он (скромник!) задумался о собственном костюме и купил для сеансов блузу парижского пролетария Этой неказистой одеждой Серов как бы незримо отделил себя от своей экзотичной и яркой натурщицы.

«Ты — это ты, я — это я, и каждый — сам по себе!»
Кузина Серова вызвалась во время работы готовить для него обеды на керосинке. Листок бумаги, упавший на пол, вызывал в храме чудовищный резонанс, шум которого долго не утихал.
А потому Серов предупредил сестру:

— Ниночка, я тебя прошу: вари что хочешь или ничего не вари, но старайся ничем не выдать своего присутствия. Пусть госпожа Рубинштейн думает, что мы с нею в Шатель наедине…

Источник: http://k-a-r-t-i-n-a.ru/v-serov-portret-idyi-rubinshteyn/

Валентин Александрович Серов – Портрет Иды Рубинштейн: Описание произведения

В 1910 году Лев Бакст познакомил Серова с танцовщицей Идой Рубинштейн. Бакст был преданным вассалом – он оформлял выступления Иды еще во времена безвестности, в начале ее артистической карьеры. Сейчас, когда балеты «Клеопатра» и «Шахерезада» сделали Иду Рубинштейн суперзвездой, оба нежились в лучах славы.

По свидетельствам очевидцев, Рубинштейн была существом необыкновенным. Высокая, угловатая, обладавшая отнюдь не канонической красотой, она была настолько уверена в своей привлекательности, что заражала этой уверенностью всех вокруг.

Не будучи профессиональной танцовщицей, в условиях конкуренции с такой грозной соперницей, как Анна Павлова, всего за пару сезонов, она поставила Париж на колени. В 1910 году она была здесь повсюду: на афишах, открытках, газетных страницах, коробках с конфетами.

Серийные театралы, журналисты, феминистки, художники, бакалейщики и уличные чистильщики обуви были без ума от Иды Рубинштейн – Серов рукоплескал вместе со всеми.

Согласно одной из версий, писать Иду Рубинштейн поручил художнику Дягилев, рассчитывавший повторить прошлогодний успех (когда Серов сделал для Русских сезонов в Париже плакат с Анной Павловой). Однако, самый дотошный биограф Серова – Игорь Грабарь – утверждал, что «Серов был до такой степени увлечен ею, что решил во что бы то ни стало писать ее портрет».

Художник хотел, чтобы Ида Рубинштейн позировала обнаженной. Озвучить лично свою просьбу скромный Валентин Александрович не решился, это сделал за него Лев Бакст. Уговаривать Иду ему не пришлось.

Решив писать портрет в бывшем домовом монастыре, служившем мастерской-студией многим парижским художникам, Серов не напрасно опасался ажиотажа.

Все, что делала Ида Рубинштейн – на сцене и вне ее, – было пропитано эротизмом. Критики писали о ее «сладострастно окаменелой грации», о «гибельной чувственности».

Писать ее обнаженной, да еще и в относительно публичном месте было весьма провокационной затеей – как если бы, скажем, Дэмьен Херст взялся рисовать обнаженную Шерон Стоун где-нибудь в Сентрал-Парке сразу после премьеры «Основного инстинкта».

Серов просил коллег держать язык за зубами и ничем не выдавать во время сеансов своего присутствия (разумеется, прибытие актрисы в церковь сопровождалось толпами зевак). Сам он во время работы облачался в специально купленную грубую холщовую блузу – чтобы «усмирить плоть» и символически подчеркнуть свою роль в происходящем.

Над портретом Иды Рубинштейн Валентин Серов работал в совершенно несвойственной ему манере. Обычно не терпевший позирования, он усадил свою модель в подчеркнуто вычурной позе. Писал непривычно быстро: единственная пауза возникла в связи с тем, что Ида улетела на сафари, где, по ее словам, собственноручно убила льва.

Мастерица мистификаций и гений автопиара, она обожала скармливать журналистам невероятные подробности своей удивительной, наполненной приключениями жизни. Вполне возможно, единственным Львом, убитым ее чарами, был Бакст. Впрочем, к делу это не относится и уж тем более не отменяет ощущения, что у мольберта стоял другой художник.

Неестественная мертвенная палитра вместо привычной живости красок. Обезжиренная геометрия лопаток вместо традиционного портретного сходства. Во всех отношениях голая форма вместо обычной содержательности – это был категорически не тот Серов, к которому привыкла публика.

Позднее искусствоведы многое объяснят, разглядев в неестественной позе акцент на артистической профессии Иды Рубинштейн, в мертвенных красках – намек на ее роковой образ, в перспективе, уткнувшейся в глухую стену, – связь с древнеегипетскими рельефами и мысль о том, что талант обречен существовать вне пространства и времени.

«Ни цветом, ни композицией, ни перспективой – ничем не выявляется пространство, в котором размещена фигура. Кажется, что она распластана, прижата к холсту, и при всей остроте и экстравагантности модели это создает впечатление ее слабости и беззащитности», – писал Дмитрий Сарабьянов.

Многое (если не все) объясняет и холщовая блуза: Серов старался отстраниться от сексуального подтекста, всюду сопровождавшего Иду Рубинштейн, настолько, насколько это возможно. Может быть, именно здесь, а не в египетских пирамидах следует искать причины абсолютной стилизации и подчеркнутой асексуальности героини, которую вожделело пол-Европы.

Что касается современников, они приняли эту «игру в декаданс» в штыки. «Ядовитое обаяние» и «красота на грани уродства» – самые сочувственные высказывания, которые раздавались на выставке «Мира искусства» и Международной выставке в Риме, где экспонировалась картина. Репин назвал героиню серовского портрета «гальванизированным трупом».

Суриков назвал его «просто безобразием».

Как это часто бывает, для того, чтобы вчерашние критики заговорили о «поиске новых форм» и «таланте, опередившем свое время» потребовалась смерть художника: Серов скончался уже через год.

Впрочем, портрет Иды Рубинштейн еще долго был объектом неоднозначных трактовок. Так в 1965-м поэт Сергей Петров писал:Кончилось с пространством состязаньена простом холсте пустой стены.

Нет, художник, на тебе вины,но свистит лозою наказаньяжесткая мелодия спины.

Андрей Зимоглядов

Источник: https://artchive.ru/valentinserov/works/217758~Portret_Idy_Rubinshtejn

Скандальный «Портрет Иды Рубинштейн»: почему Серова обвинили в надругательстве над красотой

В. Серов. Портрет Иды Рубинштейн, 1910 | art-galerea.ru Везде, где появлялась эта картина, тут же разгорались жаркие споры. Илья Репин называл «Иду Рубинштейн» Валентина Серова «гальванизированным трупом», считая эту работу самым неудачным портретом. Многие современники обвиняли художника в попрании традиционных ценностей и даже надругательстве над красотой. Обнаженная натура сама по себе не была вызовом обществу в начале ХХ века, что же так возмутило зрителей и критиков? Скандальная танцовщица Ида Рубинштейн | theredlist.com

Ида Рубинштейн | liveinternet.ru

Танцовщицу Иду Рубинштейн называли ожившей героиней модерна.

У нее была нестандартная внешность, которая по тем временам считалась весьма далекой от канонов красоты: очень высокая («длинная, как день без хлеба», – писали в миланских газетах), субтильная и угловатая («Худощавая, как Дон Кихот», – говорил Луначарский). Тем не менее именно такой типаж как раз входил в моду в начале ХХ столетия за рубежом, и парижан декадентский образ роковой женщины сводил с ума.

Ида Рубинштейн в образе Шахерезады | liveinternet.ru

Жак-Эмиль Бланш. Портрет танцовщицы Иды Рубинштейн в образе Шахерезады | data.whicdn.com

У нее не было ни балетного, ни театрального образования. Ее танцы многие называли бездарными, вызывающими и эксгибиционистскими. А.

Бенуа о ее исполнении роли Клеопатры писал: «Царица Египта… постепенно лишалась всех своих покровов и затем предавалась любовному экстазу у всех на глазах, причем лишь в самый критический момент являлись услужливые придворные дамы, окружавшие занавесками ложе любовников».

Ида Рубинштейн нередко танцевала полуобнаженной, но то, что зрители видели на сцене, не шокировало их так, как на портрете танцовщицы кисти Серова.

В. Серов. Портрет Иды Рубинштейн, 1910. Фрагмент | art-galerea.ru

Художник изобразил танцовщицу полностью обнаженной, что само по себе было вызовом, так как на картине был не мифологический персонаж, а современница, знакомая многим. Но возмущенную реакцию публики вызвал даже не сам факт наготы, а «надругательство над красотой».

Очертания тела модели не только не соответствовали классическим стандартам прекрасного в живописи, но были их полной противоположностью. Серов сознательно прибегает к стилизации: чрезмерно удлиняет ноги танцовщицы, деформирует все ее тело, заостряет контур, превращая обнаженную женщину в бесплотное существо, лишенное женственности и чувственности.

В этой отталкивающей красоте «на нерве», «на изломе» художник увидел отражение эпохи начала ХХ в. с его новыми эстетическими идеалами.

Антонио де ла Гандара. Ида Рубинштейн, 1913 | liveinternet.ru

Портрет был впервые представлен в 1911 г. на выставке «Мира искусства», в том же году ее приобрел музей Александра III (Русский музей), после чего разразился скандал с требованиями возмущенных зрителей удалить картину из музея. Суриков называл «Иду» «безобразием», Репин – «гальванизированным трупом», многие критики – «декадентщиной» и «уродстовм».

В прессе модель именовали зеленой лягушкой и грязным скелетом. В. Пикуль вспоминал о ней такие отзывы: «Худощавое стальное тело, странно напоминающее кузнечика. Очарование ядовитое, красота на грани уродства, странное обаяние!». Реакция была тем более бурной, что Серов считался одним из самых популярных портретистов рубежа веков, работы которому заказывали многие аристократы.

И вдруг – портрет обнаженной танцовщицы, да еще такой!

Скандальная танцовщица Ида Рубинштейн | liveinternet.ru

Эта картина была создана за год до смерти художника, она явно выбивалась из стилистики ранее созданных им портретов и стала своеобразным манифестом нового искусства. Провокация была сознательной, поэтому реакция публики не смущала художника: «Вот какие бывают скандалы, – писал Серов в одном из писем за три недели до смерти. – И я рад, ибо в душе – скандалист, – да и на деле, впрочем».

Карикатура Алексея Радакова на *Портрет Иды Рубинштейн* В. Серова | anews.com

Сам художник искренне восхищался Идой Рубинштейн и называл ее Венерой ХХ века. «Монументальность есть в каждом ее движении – это просто оживший архаический барельеф!» – восклицал Серов. А то, как шокировала современников танцовщица Ида Рубинштейн, обсуждают до сих пор.

Источник: https://art.mirtesen.ru/blog/43616677699/Skandalnyiy-%C2%ABPortret-Idyi-Rubinshteyn%C2%BB:-pochemu-Serova-obvinili-

Ссылка на основную публикацию