Курбе гюстав «спящие» описание картины, анализ, сочинение

В 2018 году выходит в свет новый фильм Абделлатифа Кешиша под названием «Мектуб, моя любовь: Песнь первая».

Будучи одним из крупнейших современных кинорежиссеров, Кешиш получил всемирную известность в 2013 году, когда его предыдущая картина «Жизнь Адель» была удостоена главного приза Каннского кинофестиваля.

Предваряя выход новой работы франко-тунисского режиссера, Concepture вспоминает «Жизнь Адель» и публикует перевод эссе Марии Хименес Кавальо, в котором смысловая и эстетическая наполненность фильма раскрывается в контексте творчества Гюстава Курбе, классика реалистической живописи XIX века.

Целый ряд французских живописцев в период от начала девятнадцатого века и вплоть до его заката находили классический идеал красоты в обнаженном женском теле с правильными пропорциями.

Большинство этих художников расценивали объекты своих картин как абстракции, как богинь, как сверхчеловеческие фигуры: от Буше и его Дианы после купания до вытянутой экзотической одалиски Энгра, вдохновением для которой была Венера.

Гюстав Курбе, родившийся в 1819, также писал интимные портреты женщин – но пока Академия изящных искусств поощряла идеализированное изображение женского тела, Курбе представлял своих моделей как реальных женщин из плоти крови.

Курбе Гюстав

«Купание Дианы» (Франсуа Буше, 1742)

Курбе Гюстав

«Большая одалиска» (Жан-Огюст-Доминик Энгр, 1814)

Крупномасштабное полотно Курбе «Похороны в Орнане» (1950) произвело революцию в иерархии изящных искусств. До этого считалось, что таких размеров и масштабов были достойны только tableaux d’histoire, то есть исторические картины: размашистые изображения исторических, религиозных или мифических сцен.

Напротив, «Похороны в Орнане» представляют собой обычные похороны в присутствии горожан – таким образом представители рабочего класса неявно возводятся до уровня королей или даже богов. Цель Курбе была демократичной: придать крестьянам величественный вид. В то же время, он был аккуратен в том, чтобы их не идеализировать. Неизменно будучи реалистом, он также подчеркивал их физические изъяны.

Курбе Гюстав

«Похороны в Орнане» (Гюстав Курбе, 1850)

Пожалуй, из того, что мы имеем сегодня, трехчасовые фильмы наиболее близки к tableaux d’histoire. По крайней мере в коммерчески распространяемом повествовательном кино такой формат фильмов обычно резервируют для историй эпических пропорций – от древнегреческих трагедий до покрывающих целую эпоху романных адаптаций, – чем для историй про юную девушку, достигающую совершеннолетия.

«Жизнь Адель» Абделлатифа Кешиша – дерзкое исключение: на протяжении 179 минут мы следим, как главная героиня ходит в школу, влюбляется и проходит через все те жизненные испытания и горести, какие и можно было ожидать. Как и Курбе, Кешиш превращает повседневную жизнь в нечто величественное, и делает он это именно гиперболизируя повседневность, её неряшливость и мелкие несовершенства.

Курбе Гюстав Курбе Гюстав

Камера Кешиша сфокусирована на лице Адель. Каждый из многочисленных крупных планов в фильме воспринимается как вопрос: это предпринимаемая Кешишем попытка понять, о чем думает его героиня, какие она испытывает чувства и ощущения.

Очень часто он получает ответ: Адель, которую сыграла дебютантка Адель Экзаркопулос, излучает широкий спектр эмоций – от любви и желания до глубокого несчастья и разочарования – и всё это посредством легкого искривления губ или же чуть нахмуренных бровей.

Кешиш всецело предан убеждению, что мы можем полностью узнать Адель изучая, лаская и рассматривая её лицо, – схожая мысль вдохнула жизнь в картину Курбе «Портрет художника» (1845). Эта работа – интроспективный автопортрет, написанный, как мы бы могли сказать сегодня, в формате среднекрупного плана.

Кажется, что Курбе пытается узнать лучше собственное «я», принимая позицию вне самого себя, внимательно всматриваясь в свои широко раскрытые глаза, приоткрытый рот и вопросительно вскинутые брови, как если бы всё это могло ему открыть доступ к его собственным эмоциональным состояниям.

Курбе Гюстав

«Отчаявшийся» (автопортрет Гюстава Курбе, 1845)

Работа Курбе «Прекрасная ирландка (портрет Джо)» (1865) – не тот тип портрета, который обычно мог бы быть заказан аристократами. Курбе был далек от того, чтобы стать первым художником, изобразившим женщину в наиболее интимный для нее момент, – в момент занятия своим туалетом, но его версия имеет мало общего с, к примеру, Венерой Тициана.

Курбе отказывается идеализировать Джо, которая была его любовницей в то время; вместо этого он точно воспроизводит её естественную форму: вьющиеся волосы, румяные щеки, усталые глаза.

Вместо того, чтобы использовать свою музу в качестве лекала для создания богини, он просто пишет её такой, какая она есть – тем самым он практически дает понять, что его любовница заслуживает быть изображенной не меньше, чем Венера, но изображенной на своих условиях и под собственным именем.

Курбе Гюстав

«Прекрасная ирландка (портрет Джо)» (Гюстав Курбе, 1865)

Курбе Гюстав

«Венера Урбинская» (Тициан, 1534)

Таким же образом, когда Кешиш решил заняться адаптацией романа в комиксах «Синий – самый теплый цвет» Жюли Маро, он изменил название на «La Vie d’Adèle» («Жизнь Адель»), ссылаясь на свою ведущую актрису – факт, о котором Экзаркопулос узнала только после своего приезда в Канны на премьеру фильма. Камера следит за тем, как Адель спит, плачет, причмокивая уплетает спагетти и жует гирос, и Экзаркопулос при этом выглядит настолько грациозной, настолько свободной от комплексов быть на виду, что очень легко полностью отождествить её с её персонажем.

Она собирает волосы в небрежный пучок, редко смотрится в зеркало, чтобы убедиться, что она выглядит по-голливудски идеально, в то время как свежести её лицу придает использование почти одного только мыла. Позже в фильме мы видим, как она неистово рыдает: её глаза полны слез, а из носа течет рекой – и кажется, в этом нет никакого тщеславия или же беспокойства о собственной внешности.

Курбе Гюстав Курбе Гюстав

В этом отношении «Жизнь Адель» очень близка по духу к картине Курбе «Девушки на берегу Сены» (1857). Зрители тех времен могли бы предположить, что изображенные на холсте женщины были проститутками: ни одна хорошо образованная леди не разлеглась бы на траве столь беспечно, с таким безразличием к собственной внешности в глазах других людей.

Напротив, Джо Курбе сидит перед зеркалом, расчесывая свои волосы и пристально рассматривая свое лицо на предмет недостатков. В определенном смысле мы получаем привилегию увидеть её до того, как она будет готова или же пожелает открыться нам – и есть те, кто обвинял Кешиша в том, что он пошел на схожий вуайеристский шаг.

  • Однако, если Джо рассматривает свою внешность, чтобы увидеть, какой она является для окружающего мира, Кешиш отводит себе место наблюдателя вовне, используя внешние черты Адель как своеобразный ключ к её психическому опыту.
  • «Девушки на берегу Сены» (Гюстав Курбе, 1857)
  • «Происхождение мира» (Гюстав Курбе, 1866)

«Происхождение мира» (1866) может считаться самой противоречивой и известной картиной Курбе: откровенный крупный план неприкрытых гениталий женщины в полулежащем положении.

Парадоксально, но обращая такое прямое внимание на сексуальные функции женщины, послужившей ему моделью, Курбе надеялся воспрепятствовать тому, чтобы зрители превратили изображенную женщину в объект сексуально обремененного взгляда.

Для Курбе сексуальность является биологической функцией того же порядка, что материнство или рождение детей и не воспринимается как нечто постыдное, что надлежит подавлять ради приятного возбуждения и сексуального напряжения. В самой середине фильма Кешиша есть параллельный крупный план Адель, в котором она обнаженной позирует Эмме, своей чуть более старшей девушке-художнице.

Кешиш снимает Адель, ведя камеру от её ступней к её лицу, медленно раскрывая, что она лежит в позе, вдохновленной «Олимпией» Мане. Пожалуй, эта сцена не настолько наглядна, как картина Курбе, но она производит схожий эффект: прославление, а не игнорирование и подавление биологических функций женщины-модели, а также позволение женскому телу существовать как автономная сущность.

  1. На каком-то уровне фильм активно поощряет Адель чувствовать себя уютно в отношении собственных сексуальных желаний – а также требует от нас, зрителей, принимать её такой, какая она есть.
  2. «Олимпия» (Эдуард Мане, 1863)

Это лишь дело случая, что рассматриваемые желания направлены на другую женщину, но фильм Кешиша никогда не снискал бы успеха, если бы он являлся политической пропагандой в ответ на запрет однополых браков во Франции.

В мире Кешиша каминг-аут связан не столько с борьбой, сколько с обычным взрослением.

Когда позже в фильме действительно возникают социальные конфликты, то они больше основаны на классовом различии, чем на принадлежности к одному полу.

Маро обвинила Кешиша в «опошлении гомосексуальности», что по-своему является добродетелью. Фильм производит впечатление именно потому, что отношения Адель и Эммы примечательны не вследствие их принадлежности к одному полу, а скорее ввиду чего-то в их личном, повседневном взаимодействии друг с другом.

  • Тот факт, что «Жизнь Адель» представляется как история о любви, а не как ЛГБТ-фильм, не создает разделения между традиционными и альтернативными сексуальными предпочтениями; во всяком случае, этот фильм вдохновляет нас воспринимать гомосексуальные отношения так же, как и любые другие.
  • «Спящие» (Гюстав Курбе, 1866)

Подобная непосредственность присуща картине Курбе «Спящие» (1866). Данная работа является одним из самых откровенных изображений сексуальной любви между женщинами в творчестве этого художника.

В те времена изобразительное искусство благоговело перед картинами с обнаженными женщинами, которые щекотали воображение намеками на едва скрытую лесбийскую эротику.

Любовницы на холсте Курбе, с другой стороны, заключают друг друга в нежные, недвусмысленно посткоитальные объятия.

Это крайне личная картина: как и одинокий образ в работе «Женщина с попугаем», две женщины здесь обращены вовнутрь, прильнув друг к другу, а зритель, следовательно, расположен таким образом, чтобы он вуайеристски вторгался в интимный момент. (Курбе написал «Женщину с попугаем» в ответ на «Рождение Венеры» Александра Кабанеля, чья модель, напротив, лежит раскинувшись, словно приглашая зрителя изучить её.)

  1. То же самое справедливо и в случае с пресловутой семиминутной лесбийской секс-сценой из «Жизни Адель» – кажется, что эта сцена сделана так, чтобы заставить нас чувствовать дискомфорт, словно мы посягаем на приватность двух людей, которые на короткое время дают себе волю.
  2. «Женщина с попугаем» (Гюстав Курбе, 1866)
  3. «Рождение Венеры» (Александр Кабанель, 1863)

В номере «Кайе дю синема», вышедшем в октябре 2013 года, заведующий редакцией Жан-Филипп Тессе неоднократно называет Адель «огрессой» [т. е. девушкой-огром – прим. пер.] из-за её ненасытности как в еде, так и в сексе. При этом, однако, именно этот фокус на физических и телесных желаниях Адель делает её вовсе не отвратительной, а в высшей степени человечной.

В отличие от Джо Курбе, Адель не готовит себя к тому, чтобы предстать перед нашим пристальным взором. Вместо этого она предстает такой, какая она есть – без комплексов, макияжа или нарочитой неестественности изящных искусств – и в процессе этого она дает нам доступ к чему-то еще более интимному: к своей внутренней жизни.

Об авторе: Мария Хименес Кавальо (Maria Giménez Cavallo) родилась в Нью-Йорке. Её отец испанец, а мать – итало-американка. Мария впервые осознала, что кино являет собой настоящее искусство, когда познакомилась с фильмами Бастера Китона.

С тех пор её главными вдохновителями были Робер Брессон, Витторио Де Сика и Микеланджело Антониони. Мария изучала кинематограф в Колумбийском университете, а сейчас её приоритетом является авторская карьера писателя/режиссера. Она свободно владеет английским, итальянским, испанским и французским.

В настоящее время работает первой ассистенткой и редактором у режиссера Абделлатифа Кешиша.

Оригинал

  1. Абделлатиф Кешиш «Увертка» (2003)
  2. Абделлатиф Кешиш «Кус-кус и барабулька» (2007)

Источник: https://concepture.club/post/linija_melesa/portret-adel-feministskij-realizm-abdellatifa-keshisha-i-gjustava-kurbe

Гюстав Курбе | Media news

Курбе Гюстав 1844_Игра в шашки (The Game of Draughts)_25 х 34_х.,м._Частное собраниеКурбе Гюстав 1858_Купальщицы (Две обнаженные женщины) (Bathers (Two nude women))_115 х 155_х.,м._Париж, музей д’ОрсеКурбе Гюстав 1867_Смерть оленя (The Death of the Deer)_35.5 х 50.5_х.,м._Безансон, Музей изобразительных искусствКурбе Гюстав Волна (The Wave)_59.7 х 91.4_х.,м._Финикс, Художественный музей

Читайте также:  Л. бетховен «патетическая соната»: история, интересные факты, содержание, слушать

Курбе Гюстав Курбе Гюстав

«От какого чудовища… мог произойти этот ублюдок? Под каким колпаком, на какой навозной куче, политой смесью вина, пива, ядовитой слюны и вонючей слизи, произросла эта пустозвонная и волосатая тыква, эта утроба, притворяющаяся человеком и художником, это воплощение идиотского и бессильного», – злобно писал Александр Дюма-сын по поводу картины Гюстава Курбе «Спящие» (1866).

На картине, которая буквально взорвала буржуазную Европу, две обнажённые женщины лежат в обнимку на застеленной белой простынёй постели, в результате чего предстающая перед зрителем сцена кажется сценой лесбийской любви.

Разорванное жемчужное ожерелье и пришедшая в беспорядок простыня только усиливают это ощущение. Полотно до такой степени возмутило общественность, что пресса буквально взорвалась негодующим воплем.

Художественная ценность картина стала очевидной лишь годы спустя, когда скандал поутих.

Рихард Мутер писал: «Его ненавидели за то, что, в совершенстве владея мастерством, он писал так же естественно, как другие едят, пьют или разговаривают». Действительно, творчество художника порождало громкие скандалы на протяжении всей его жизни.Курбе Гюстав 1867_Женщина с ювелирными украшениями (A Woman with Jewellery)_81 x 64_х.,м._Канны, Музей изобразительных искусствКурбе Гюстав 1857_Долина (Valley)_65.4 х 81.3_х.,м._Филадельфия, Художественный музейКурбе Гюстав

1869_Malle Babbe_85 х 71_х.,м._Гамбург, Кунстхалле1844_Большой дуб (Le Gros Chene (The Large Oak))_29.2 х 32.3_бумага на холсте, масло_Уотервилл, Колледж Колби, Художественный музей1863-1867_Морской пейзаж (Seascape)_89.5 х 116.2_х.,м.

_Хьюстон, Музей изобразительных искусств1865_Мадам Прюдон, жена философа Пьера-Жозефа Прюдона (Madame Proudhon, wife of philosopher Pierre-Joseph Proudhon)_75 х 59_х.,м._Париж, музей д’Орсе1864-1868_Зеркало на реке Лу в Се-ан-Варе, около Орнана (The Mirror on the River Loue at Scey-en-Varais, Near Ornans)_59.9 х 74.3_х.,м.

_Сан-Диего, Художественный музей1865_Пьер-Жозеф Прюдон и его дети в 1953 (Pierre Joseph Proudhon and his children in 1853)_147 х 198_х.,м._Париж, Музей Пти-Пале1865_Три юных англичанки у окна (Three Young Englishwomen by a Window)_92.5 х 72.5_х.,м._Копенгаген, Новая глиптотека Карлсберга1867_Загнанная косуля, весна (The Hunted Roe-Deer on the alert, Spring)_111 х 85_х.,м.

_Париж, музей д’Орсе1867_Море (Sea)_103 х 126_х.,м._Москва, ГМИИ им.Пушкина1867_Сиеста во время сенокоса (La Siesta Pendant la saison des foins)_212 х 273_х.,м._Париж, музей Пти-Пале

1869_Волна (The Wave)_71,5 х 116,8_х.,м._Гавр, Музей современых искусств Андре Мальро

1870_Штормовое море или Волна (Stormy sea, or the wave)_54 х 73_х.,м._Орлеан, Музей изобразительных искусств

Сиеста (La sieste)_37.5 х 46.5_х.,м._Частное собрание

11873-1877_Вид на озеро Леман (Vue du Lac Leman)_х.,м._Безансон, Музей изобразительных искусствПортрет молодой женщины в стиле Лабиль-Жиар (Portrait of a young woman in the style of Labille-Guiard)_59 х 46_х.,м

Ливень в Этрета (Downpour at Etretat)_54 x 80_Дижон, Музей изобразительных искусств

Спящая обнаженная (Nu Couche)_65 х 80.9_х.,м._Частное собрание

Источник: https://maxpark.com/community/8211/content/6486573

Шокирующий реализм: 5 знаменитых полотен Гюстава Курбе

«От какого чудовища… мог произойти этот ублюдок? Под каким колпаком, на какой навозной куче, политой смесью вина, пива, ядовитой слюны и вонючей слизи, произросла эта пустозвонная и волосатая тыква, эта утроба, притворяющаяся человеком и художником, это воплощение идиотского и бессильного», — злобно писал Александр Дюма-сын по поводу картины Гюстава Курбе «Спящие» (1866). Интересно, что бы сказал великий писатель, увидев полотно «Происхождение мира», который публике показали лишь в конце XX века — через полтора столетия после его создания? Долгое время скандальная картина находилась в частной коллекции, ныне она выставлена в музее Орсе. До сих пор к ней приставлен охранник, призванный предотвращать бурную реакцию зрителей.

Гюстав Курбе считается основателем нового художественного стиля — реализма. Рихард Мутер писал: «Его ненавидели за то, что, в совершенстве владея мастерством, он писал так же естественно, как другие едят, пьют или разговаривают». Действительно, творчество художника порождало громкие скандалы на протяжении всей его жизни.

Родился Курбе 10 июня 1819 года в Орнане, недалеко от швейцарской границы. Его отец владел виноградниками около Орнана. В 1831 году юноша начал посещать семинарию в Орнане, а в 1837 году по настоянию отца поступил в юридический колледж в Безансоне.

В это время он также посещал занятия в Академии, где его учителем был Шарль-Антуан Флажуло, ученик крупнейшего французского художника-классициста Жака-Луи Давида. В 1839 году Курбе отправился в Париж, где познакомился с художественной коллекцией Лувра.

Особо сильное впечатление произвели на него малые голландцы и испанские художники, в особенности Веласкес. Юриспруденции молодой человек предпочёл занятия в художественных мастерских.

В 1844 году его картина «Автопортрет с собакой» была выставлена в Парижском салоне (остальные предложенные им картины были отвергнуты жюри).

В эти же годы он написал большое количество автопортретов, несколько раз посетил Орнан, путешествовал по Бельгии и Нидерландам, где устанавливал контакты с продавцами живописи. Одним из покупателей его работ был голландский художник и коллекционер, один из основателей Гаагской школы живописи Хендрик Виллем Месдаг. В Париже он познакомился с Шарлем Бодлером и Оноре Домье.

В конце 1840-х годов официальным направлением французской живописи всё ещё был академизм и работы художников реалистического направления периодически отвергались устроителями выставок. В 1847 году все три его работы были отвергнуты жюри. Салон также не принял полотна таких известных мастеров, как Эжен Делакруа и Теодор Руссо.

В 1871 году Курбе примкнул к Парижской коммуне, управлял при ней общественными музеями и руководил низвержением Вандомской колонны (известный символ бонапартизма). После падения Коммуны он полгода отсидел в тюрьме и был приговорён к пополнению расходов по восстановлению разрушенной им колонны.

Это заставило художника удалиться в Швейцарию, где он и умер в нищете 31 декабря 1877 года.

  • «Вечерняя Москва» предлагает вам вспомнить наиболее известные полотна Гюстава Курбе.
  • 1. «Автопортрет с черной собакой» (1842)

Курбе Гюстав

Автопортрет («Отчаявшийся», 1843-1845)

ФОТО: wikipedia.org

Первая картина Курбе, имевшая настоящий успех, была написана в Париже. Себя художник изобразил сидящим на земле у входа в грот Плезир-Фонтен (недалеко от Орнана).

Слева от него лежат трость и альбом для этюдов, справа на фоне залитого солнцем пейзажа тёмным силуэтом выделяется чёрный вислоухий спаниель.

На небе и заднем плане — несколько пробных мазков, сделанных мастихином — инструментом, которым Курбе позднее пользовался с большим мастерством.

В мае 1842 года Курбе писал родителям: «Я обзавелся прелестной собачкой, чистокровным английским спаниелем — её подарил мне один из друзей; все ею восторгаются, и в доме Удо ей рады гораздо больше, чем мне». Два года спустя этот автопортрет откроет Курбе двери Салона — честь, которой усиленно добиваются все начинающие. В настоящее время картина хранится в музее дю Петит Палас в Париже.

  1. 2. «Послеобеденное время в Орнане» (1849)

Курбе Гюстав

ФОТО: wikipedia.org

Картина была задумана и частично написана до 1849 года, во время одного из приездов художника в родной город. Завершена она была уже в Париже. Филолог и романист Франсис Вей написал о своей встрече с Курбе: «Нас принял высокий молодой человек с великолепными глазами, но тощий, бледный, желтый, костлявый…

Он молча кивнул мне и вновь сел на табурет перед, мольбертом, где стоял холст «Послеобеденное время в Орнане». Почему вы ещё не стали знаменитым при таком редком, таком замечательном таланте? — воскликнул я. — Еще никто никогда не писал так, как вы!» — «Верно! — отозвался художник с мужицким акцентом обитателя Франш-Конте.

— Я пишу как бог!».

  • 3. «Дробильщики камня» (1849)

Курбе Гюстав

ФОТО: wikipedia.org

В письме к Франсису Вею Курбе описывает это полотно и рассказывает об обстоятельствах, породивших ее замысел: «Я ехал на нашей повозке в замок Сен-Дени, около Сеэн-Варе, неподалеку от Мезьера, и остановился посмотреть на двух человек — они представляли собой законченное олицетворение нищеты.

Я тотчас же подумал, что передо мной сюжет новой картины, пригласил обоих к себе в мастерскую на следующее утро и с тех пор работаю над картиной…

на одной стороне полотна изображен семидесятилетний старик; он согнулся над работой, молот его поднят вверх, кожа загорелая, голова затенена соломенной шляпой, штаны из грубой ткани все в заплатах, из когда-то голубых порванных носков и лопнувших снизу сабо торчат пятки. На другой стороне — молодой парень с пропыленной головой и смуглым лицом.

Сквозь засаленную, изодранную рубаху видны голые бока и плечи, кожаные подтяжки поддерживают то, что некогда было штанами, на грязных кожаных башмаках со всех сторон зияют дыры. Старик стоит на коленях; парень тащит корзину со щебнем. Увы! Вот этак многие начинают и кончают жизнь».

В романе «Биез из Серина», написанном вскоре после этого, Франсис Вей почти дословно использовал фразы из письма Курбе, описывая двух дробильщиков камня у обочины дороги. Известный французский политик, философ и социолог Пьер Жозеф Прудон в 1864 году назвал Курбе первым подлинно социальным художником, а «Дробильщиков камня» — первой социальной картиной.

4. «Здравствуйте, господин Курбе!» (1854 )

Курбе Гюстав

ФОТО: wikipedia.org

В мае 1954 года Курбе совершил поездку в Монпелье по приглашению известного мецената и коллекционера Альфреда Брюйа. На картине художник изобразил себя с тростью и ранцем за спиной в тот момент, когда на дороге его встретил Брюйе, слуга и собака. Картина, написанная с предельным реализмом, произвела сенсацию на Всемирной выставке в Париже в 1855 году.

Курбе был объявлен поборником нового антиинтеллектуального искусства, свободного от условностей академической живописи. Курбе писал картины на реальные сюжеты и этим, в частности, оказал серьёзное влияние на творчество импрессионистов. Говорят, что когда ему предложили дописать фигуры ангелов в картине, предназначенной для церкви, он ответил: «Я никогда не видел ангела.

Покажите мне ангела, и я напишу его».

  1. 5. «Спящие» (1866)

Курбе Гюстав

ФОТО: wikipedia.org

На картине, которая буквально взорвала буржуазную Европу, две обнажённые женщины лежат в обнимку на застеленной белой простынёй постели, в результате чего предстающая перед зрителем сцена кажется сценой лесбийской любви.

Разорванное жемчужное ожерелье и пришедшая в беспорядок простыня только усиливают это ощущение. Полотно до такой степени возмутило общественность, что пресса буквально взорвалась негодующим воплем.

Художественная ценность картина стала очевидной лишь годы спустя, когда скандал поутих.

Источник: https://vm.ru/culture/170816-shokiruyushij-realizm-5-znamenityh-poloten-gyustava-kurbe

Сочинение Тарнопольского к 250-летию Бетховена исполнят в России и Германии

Курбе Гюстав Владимир Тарнопольский© Д. Рылов / Московская государственная консерватория имени П.И. Чайковского

25 февраля в Концертном зале имени П.И. Чайковского в Москве состоится российская премьера оркестровой пьесы Владимира Тарнопольского «Be@thoven-Invocation». Затем 22 марта ее повторно исполнят на Бетховенском фестивале в Бонне, по заказу которого она была написана в 2017-м году.

В программу концерта в Зале Чайковского также вошли Четвертый концерт Бетховена и Шестая симфония Чайковского, которые прозвучат в исполении Российского национального молодежного симфонического оркестра под управлением Валентина Урюпина, солист — Ларс Фогт (фортепиано, Германия).

«Be@thoven-Invocation» стала частью пятилетнего международного проекта из пяти оммажей Бетховену, в котором также приняли участие композиторы Сальваторе Шаррино, Бернхард Ланг, Юг Дюфур и Энно Поппе. С 2015 по 2019 год фестиваль ежегодно представлял их сочинения, посвященные тому или иному прозведению Бетховена. На юбилейной фестивальной неделе в 2020 году цикл оммажей прозвучит целиком.

Сочинение Тарнопольского посвящено Четвертому фортепианному концерту Бетховена. Художественный руководитель Бетховенского фестиваля Нике Вагнер в недавнем интервью назвала его сочинение «своим фаворитом в проекте».

«Я пытался представить себе звуковой мир позднего Бетховена, — говорит Владимир Тарнопольский. — Известно, что он испытывал мучительный звон в ушах, а с помощью слуховых аппаратов мог слышать в основном лишь звуки низкого регистра.

Читайте также:  Федотов "сватовство майора" описание картины, анализ, сочинение

Последнее его выступление как пианиста было связано именно с исполнением Четвертого концерта — одного из самых светлых бетховенских сочинений. Единственная его «тень» — это короткая вторая часть, которую часто трактуют как спуск Орфея в ад.

Эта «звуковая картина» послужила своеобразным импульсом моей пьесы, которая начинается с самых низких звуков фортепиано.

В своей пьесе я отталкиваюсь от музыкальных образов этой музыки и апеллирую к нашему «внутреннему слуху», к его избирательной памяти и тому ограниченному диапазону частот, который определял звуковой мир позднего Бетховена».

Подписывайтесь на наши обновления

  • Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней
  • Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен
  • RSS-поток новостей COLTA.RU

Источник: https://www.colta.ru/news/23642-sochinenie-tarnopolskogo-k-250-letiyu-bethovena-ispolnyat-v-rossii-i-germanii?page=42

9 любопытных историй о Гюставе Курбе

10 июня 2019 года Гюставу Курбе — убежденному социалисту и холостяку, эгоманьяку, совершеннейшему медведю и, конечно, великому мастеру — исполняется 200 лет.

Гюстав Курбе. Автопортрет (Отчаявшийся мужчина). 1845

Гюстав Курбе был достойным сыном своего отца — увлекающегося, энергичного, остроумного, очень общительного, подвижного и несколько поверхностного человека. Режис Курбе был довольно зажиточным землевладельцем, и живо интересовался всем, что касалось сельского хозяйства.

Он то затевал масштабные кампании по мелиорации своих угодий, то лично мастерил бороны и грабли диковинных «прогрессивных» конструкций. Впрочем, быстро загораясь, он также стремительно терял к своим изобретениям интерес — чудо-тяпки пылились в амбарах без дела. Соседи звали его «cudo», что означает на диалекте региона Франш-Конте «чудак, фантазер».

Он был шумен, силен физически, красив — все эти качества в полной мере унаследовал Гюстав.

Что касается мировоззрения художника, на него больше повлияли взгляды Жана-Антуана Удо — дедушки со стороны матери. Ярый республиканец и отчаянный спорщик, он придерживался девиза: «Кричи громче, иди, не сворачивая». Гюстав усвоил это правило. Практически всю свою жизнь он так и делал.

Портрет отца художника. Гюстав Курбе

Учился Гюстав Курбе скверно. На первых порах его — ученика семинарии в его родной деревушке Орнан — хвалили за интересные сочинения и аккуратный почерк. Однако вскоре Гюстав потерял интерес к грамоте.

Он намеренно писал каракулями, а тем, что пишет с ошибками — бравировал. Уже взрослым человеком и знаменитым художником, он, случалось, становился объектом насмешек из-за ошибок, которые допускал в письмах и документах.

Впрочем, его это не смущало — в таких случаях он парировал, что правила придуманы для посредственностей и слабаков.

Книги нагоняли на него скуку, один из биографов Курбе писал, что «он читал лишь газеты, в которых упоминалось его имя».

Однажды 11-летний Гюстав Курбе подшутил над кардиналом

— антиклерикальные настроения завладели им рано. Кардинал де Роган, архиепископ из Безансона приехал в Орнан по каким-то надобностям, и решил заодно лично исповедовать местных семинаристов. Гюстав покорно опустился на колени и принялся перечислять свои грехи. Архиепископ, не смотревший на мальчика, уже начал клевать носом, как вдруг посреди обычных для этого возраста провинностей, начали звучать признания в злодеяниях — одном другого страшнее. Обернувшись, кардинал увидел, что Курбе зачитывает «грехи» из объемистого списка, который он подготовил заранее.

Священник был не лишен чувства юмора — расхохотавшись, он отпустил юноше грехи.

Гюстав Курбе написал только одну картину на религиозный сюжет. Это была большая (примерно два на четыре метра) работа, названная «Святой Николай, воскрешающий детей».

Курбе написал картину для приходской церкви в Соль — горной деревушки неподалеку от Орнана, где святого Николая почитали особо. Возможно, Курбе, чьи отношения с церковью, мягко говоря, не сложились, отступил от своих принципов ради денег. За св.

Николая он получил 900 франков, что в 1848 году было для него существенным гонораром. А может быть, сделал это из любви к малой родине, которую сохранял в течение всей жизни.

Гюстав Курбе дружил с Шарлем Бодлером. Хорошо знавших его людей эта дружба удивляла: обычно Курбе не терпел ни поэзии, ни поэтов. «Писать стихи — бесчестно», — заявлял он.

— «Изъясняться не так, как все, это потуги на аристократизм». Бодлер, нередко сидевший без гроша, был частым гостем Курбе, он спал прямо на полу в его мастерской.

Бодлера преследовали ночные кошмары, случалось, Курбе записывал то, что он нес в алкогольном или опиумном бреду.

Однажды между друзьями вышла размолвка — причиной, очевидно, послужил написанный Курбе портрет, который чем-то не понравился Бодлеру. Курбе и сам был недоволен злосчастным портретом, он считал Бодлера трудной моделью и жаловался, что «у него каждый день меняется лицо».

Их общий приятель — писатель Шанфлери вторил Курбе: «Бодлер обладает способностью менять внешность, как беглый каторжник, который не хочет, чтобы его поймали». В остальном между Бодлером и Курбе были мир и согласие.

Однажды Курбе — натура отнюдь не сентиментальная — преподнес поэту цветы — натюрморт с астрами, подписанный «Моему другу Бодлеру».

Портрет Бодлера. Гюстав Курбе

У Гюстава Курбе было непомерное эго. Он обожал находиться в центре всеобщего внимания, был шумен, самонадеян, категоричен в суждениях и чрезвычайно падок на лесть. Если Курбе не хвалили окружающие, он громогласно делал это сам. Гюстав не сомневался, что он хорош во всем, за что бы ни взялся.

К примеру, он мнил себя великим певцом (хотя те, кто слышал его пение, считали, что главное достоинство его голоса — громкость). Его, не без оснований, считали нарциссом — для Курбе не было более желанной модели, чем он сам.

Он нарисовал великое множество автопортретов, представая то в облике смертельно раненого на дуэли, то придав своему красивому лицу выражение неестественного романтического отчаяния, то глядя с холста «со спокойствием льва, сознающего свою силу».

Однажды он написал отцу, что в Париже ему приходится бывать в обществе, чтобы «не прослыть медведем». На самом деле Курбе добился обратного: громогласный, бравирующий напускным невежеством и провинциальностью, он выглядел совершеннейшим медведем.

Один из критиков написал о нем: «Природная мощь Курбе бьет все мыслимые рекорды — это он орет громче всех, это он выпивает наибольшее количество кружек пива, это он несет с охоты самую крупную добычу, это он меньше чем за два часа рисует пейзаж».

Отчаявшийся человек. Гюстав Курбе

Несмотря на все это, Курбе многие любили — противиться его обаянию было сложно.

Автопортрет с чёрной собакой. Гюстав Курбе, XIX век — Сам Гюстав любил женщин (одну из них увел у своего коллеги и приятеля Джеймса Уистлера). — Художника поддерживал поклонник его таланта, меценат Альфред Брюйя: он мог не только заказать картины, но и проплатить положительные отзывы в прессе и даже дать денег на строительство собственного выставочного павильона.

 — После серии скандалов Гюстав Курбе открыл мастерскую, в которой собрал более 30 учеников. Его кредо: «Не делайте того, что делаю я. Не делайте того, что делают другие. Даже, если бы вы делали то, что когда-то делал Рафаэль, вы бы принесли в жертву свое собственное искусство, а это равносильно самоубийству. Делайте только то, что видите и чувствуете сами» —

подробная биография художника в Артхиве. Прекрасная ирландка (Портрет Джо). Гюстав Курбе, 1865

Картины Курбе возмущали общественное спокойствие не меньше, чем сам Курбе. Конечно, скандально известное «Происхождение мира» в этом смысле вопросов не вызывает, как и его же «Спящие».

«…В 1866-м, когда было написано „Происхождение мира“, напоказ не выставляли ни гениталии, ни свое мнение по их поводу. На суд публики картина была представлена лишь 120 лет спустя — путь, который ей пришлось проделать, так и хочется назвать одиссеей…» — описание картины в Артхиве. Похороны в Орнане. Гюстав Курбе

Однако шквальный огонь критики, обрушивавшийся на другие полотна Курбе, провоцирует сегодня недоумение. К примеру, картина «Похороны в Орнане» (личный сюжет, реализованный после смерти любимого деда художника) спровоцировала у критиков разлитие желчи: «все правила искусства опрокинуты и облиты презрением» — писали они.

На Салоне 1857-го разразился новый скандал: критики обрушились на картину «Девушки, отдыхающие на берегу Сены».

А работа Курбе «Купальщицы» так разозлила Наполеона III, что, проходя мимо, он не сдержался и хлестнул ее тростью. Дело, разумеется, было не только в «вульгарности форм», не в том, что крестьяне Курбе «проникли» в залы Парижского Салона, не вытерев грязных ног. Великосветская публика не могла простить Курбе его интереса к простолюдинам. Она видела в нем социалиста. И, конечно, не ошибалась.

Купальщицы. Гюстав Курбе

Роман Курбе с политикой окончился для него трагически. В 1871 году Гюстав Курбе с энтузиазмом примкнул к Парижской коммуне. Вскоре он был назначен главой Комиссии по охране музейных коллекций, фактически он стал комиссаром по культуре. Эта должность позволила ему осуществить свою давнюю мечту — свалить небезызвестную Вандомскую колонну.

Курбе подчеркивал мирную и даже миротворческую природу своих намерений.

На месте злополучного обелиска он предлагал установить «Памятник последней пушке» — орудие, поднятое дулом вверх и увенчанное фригийским колпаком, должно было символизировать мир и братство народов.

Впрочем, было здесь и личное: Наполеона Курбе называл «кретином», а колонну, воздвигнутую во славу наполеоновских побед, считал столь же уместной, как «кровавый ручей в мирном саду».

Так или иначе, Вандомскую колонну он свалил. Комунна не продержалась и трех месяцев. Курбе полгода провел в тюрьме, его имущество было распродано, новое правительство обязало его компенсировать расходы по восстановлению памятника. Курбе предпочел сбежать в Швейцарию. Он поселился в городке Тур-де-Пельс, в доме, где раньше была таверна — здесь он провел последние годы своей жизни.

Спокойное море. Гюстав Курбе

Вывеска, оставшаяся от прежних хозяев, так понравилась Курбе, что он решил ее оставить. Таверна, ставшая ему последним домом, называлась «Тихая пристань».

Андрей Зимоглядов, artchive.ru

Источник: https://zen.yandex.ee/media/artchive/9-liubopytnyh-istorii-o-giustave-kurbe-5cfe39e9d98ba600b18b3c26?feed_exp=ordinary_feed&from=channel&rid=1318280571.313.1560244306387.78670&integration=publishers_platform_yandex

Спящие ангелы добра – это мы. Магнитогорцев приглашают войти в ряды доноров костного мозга — Магнитогорск

Магнитогорск. Каждый магнитогорец может войти в единый регистр доноров костного мозга, чтобы однажды подарить шанс на жизнь какому-то совершенно незнакомому малышу или взрослому, больному лейкемией.

Болезнь крови –
коварна, и порой для схватки с ней не помогут деньги для зарубежных клиник и
дорогостоящих лекарств. Единственным спасением может стать лишь донор костного
мозга, совпадающий по всем параметрам с больным.

Малышам частенько помогают
близкие родственники – братья, сестры, мамы, папы, тети, дяди – любой из них
может оказаться генетическим близнецом. Это счастье, когда такой человек
оказывается совсем рядом и, конечно, готов сделать все ради спасения своего
родного человечка.

Однако не всегда обстоятельства складываются так удачно. Тогда
надежда остается на чужого донора. Найти его – колоссальная задача, ведь шанс
очень невелик – всего 1 на 10 тысяч. В первую очередь обращаются к банку данных
единого регистра доноров костного мозга. Но в нашей стране он катастрофически
мал.

Увеличить его и повысить шансы на выздоровление всем кто, столкнулся с
лейкозом, по силам практически каждому.

Магнитогорск активно включился в работу по увеличению регистра доноров костного мозга. Практически ежемесячно благотоворительный фонд «Отзовись» проводит акции, приглашающие неравнодушных жителей, сдать кровь из вены. Это самый первый и самый простой этап, который должен пройти доброволец.

«С 15 по 29 февраля, в любом отделении клиники ИНВИТРО города Магнитогорска и Челябинской области можно бесплатно сдать 4 мл венозной крови, на данном этапе сдавать кроветворные клетки костного мозга не нужно, – объясняет руководитель донорского движения БФ «Отзовись» Наталья Калинина.

–  После забора крови, результаты анализа занесут в Национальный регистр потенциальных доноров костного мозга (кроветворных клеток). Данные будут храниться в реестре. И, возможно, однажды они совпадут с данными малыша или взрослого человека, вашего генетического близнеца, нуждающегося в пересадке костного мозга.

Тогда с вами свяжутся сотрудники регистра и пригласят стать реальным донором».

Наталья с горечью констатирует, что раньше онкология была редкостью: 40 лет назад в Челябинской областной больнице, в онкогематологическом отделении, лечилось всего шестеро детей. Сейчас эта цифра составляет 110 человек ежегодно. Однако, несмотря на статистику, 80% детей выздоравливают после лечения! И здесь без нашей помощи не обойтись!

«Сейчас мы знаем историю 7-летней Леры Мишиной из нашего региона, которая находится в поисках донора костного мозга — того самого генетического близнеца. Но таких детей, как Лера, немало! – продолжает рассказ Наталья Калинина.

В своей группе «ВКонтакте» «Регистр против рака.Магнитогорск» активисты подробно рассказывают, какие могут быть противопоказания к процедуре, и что необходимо знать, чтобы принять ответственное решение стать донором костного мозга. А тем, кто уже определился со своей миссией следует предварительно записаться на акцию, пройдя по ссылке.

«Всего 4 мл сданной вами крови станут для кого-то спасительным шансом на жизнь! Значит ли это что-то для вас? Надеемся, что да», – отмечает Наталья в своем обращении ко всем неравнодушным магнитогорцам.

Читайте также:  Герен "возвращение марка секста" описание картины, анализ, сочинение

Тех, кто уже состоит в регистре ласково называют «Спящие ангелы добра», все они ждут своего часа, чтобы однажды спасти чью-то жизнь.

Ирина ЧУРИЛИНАФото  https://pixabay.com/

Метки (Тэги): #волонтеры#донорство#СпящиеАнгелыДобра

Источник: https://www.mr-info.ru/56923-spjashhie-angely-jeto-my-magnitogorcev-priglashajut-vojti-v-rjady-donorov-kostnogo-mozga.html

Глава II. Гюстав Курбе

Гюстав Курбе – французский живописец, пейзажист, жанрист и портретист. Он считается одним из завершителей романтизма и основателей реализма в живописи. Один из крупнейших художников Франции на протяжении XIX века, ключевая фигура французского реализма.

Жан Дезире Гюстав Курбе родился в небольшом селении Лизьер близ Орнана 10 июня 1819 года.

Недалеко от Безансона, в департаменте Ду, почти на границе со Швейцарией, небольшой, провинциальный городок с добрыми, как принято говорить – мы знаем их по романам Бальзака, Зола и Додэ – провинциальными правами.

По -провинциальному весь в зелени, в тиши, вдали от остального мира, занятый лишь собой и своими несложными заботами. Хорошая, простая, полу-крестьянская семья. В этом вся среда, в которой прошли детство и юность художника.

Учился в коллеже в Безансоне, в школе рисования у Флажуло, в Париже посещал ателье Сюиса, где работал на живой модели, в Лувре копировал работы старых мастеров. Испытал влияние живописи Веласкеса, Рембрандта, Халса. Посетил Англию, Голландию, Германию, Австрию. Работал в Париже, Орнане, Ла-Тур-де-Пельсе.

«Орнанский мастер» – это имя, данное ему народом. Он им гордился.

Талант Курбе сейчас общепризнан. Но всегда вокруг его имени велись и продолжают вестись баталии. Это первый западноевропейский художник, открыто провозгласивший своим творческим методом реализм.

Так же художник являлся членом Парижской Коммуны.

Курбе остается ключевой фигурой не только для изучения художественных процессов, происходивших в XIX веке, но и тех явлений, которые имеют место в наши дни.

Его реализм порождал скандалы на протяжении всей его жизни…Рихард Мутер писал: «Его ненавидели за то, что, в совершенстве владея мастерством, он писал так же естественно, как другие едят, пьют или разговаривают.»

Бунтарь Курбе – это автор тематических картин о современности, человек, открыто демонстрирующий свои симпатии к трудовому люду, художник, влюбленный в окружающую действительность, воспринимающий ее такой, какая она есть.

Весь его творческий метод построен на основе внимательного изучения натуры. Любой самый обыденный мотив кажется ему интересным и значительным.

Он наблюдает за изменением цвета, очертаний предметов в зависимости от времени дня, освещения, но стремится выявить во всем многообразии окружающих его явлений какие-то основные черты.

Курбе любил повторять, что сложился как художник самостоятельно и отрицал воздействие на него кого-либо из старых мастеров (я «курбетист!»)

Курбе пишет не столько кистью, сколько ножом, тряпкой, даже пальцем. Перенося краску на холст, он наносит ее плотным слоем, вылепливая цветом формы. Часто в работе Курбе предпочитал шпатель.

Форсирование живописных средств (особенно фактуры), свойственное Курбе, находится в полном согласии с его бунтарской натурой и декларацией реализма.

Природа в его интерпретации представляется сделанной руками могучего строителя, который более всего заботился о добротности материала и прочности конструкции. Небо, подобное плотному занавесу, густое, как смола, море, окаменевшая уступчатая земля – таков Курбе в своих маринах.

Выразительность ландшафтов Курбе во многом обеспечена замечательной простотой композиции (известная «Хижина в горах», написанная незадолго до смерти мастера). Естественный реализм барбизонцев приобрел у Курбе революционно — программный характер.

Сезанн, долгое время находившийся под влиянием Курбе, сказал о нем очень точно: «Он строитель, каменщик, краскотер. У него каменная кладка как у римлянина.

Ну да, Прудон заморочил ему голову своим реализмом, но, по правде говоря, этот знаменитый реализм — как и романтизм Делакруа – Курбе вколачивал его сильными ударами кисти только в некоторые свои произведения, самые кричащие и, конечно, не самые лучшие.

И вообще у него реалистичен был скорее сюжет, чем исполнение. Он всегда все видит скомпонованным, он видит так, как видели старые мастера.»

Курбе не был теоретиком, он был неспособен, как Милле, к глубоким философским размышлениям. Его стихия – живопись. Вместе с тем Курбе любил выступать, декларировать свои взгляды в манифестах, статьях, письмах. Его высказывания об искусстве непоследовательны, противоречивы, не столь оригинальны.

Постоянно вращаясь в среде литераторов, критиков и философов, он впитывал в себя их мысли, порою преломлял их в своем сознании, а порою воспринимал их без всяких комментариев. Но так или иначе эти высказывания становились его достоянием, он искренне верил в них, делался их неутомимым пропагандистом.

Именно через него они получили широкое хождение в художественной среде, оказывая влияние на молодежь.

По сравнению с Милле и Домье орнанский мастер уделял больше внимания индивидуализации образов. Правда, это происходило далеко не во всех картинах, но такие произведения как «Похороны в Орнане», «Ателье», «Встреча», являются не только тематическими картинами, но и групповыми портретами.

Курбе приходит в них к типическому образу, отталкиваясь от конкретного персонажа. Установка Курбе – это установка на полноту внешнего сходства. Без натуры он работает в каких-то редких, исключительных случаях, да и то, когда пишет второстепенные части картин.

Он страстно привязан к окружающим его людям, вещам и в единичном, в реально существующем факте или лице видит проявление всеобщей закономерности.

Однако, говоря об индивидуализации образов у Курбе, нельзя не сказать, что он акцентирует внимание не столько на внутреннем мире модели, сколько стремится к ясной социальной характеристике.

Для него тот или иной человек интересен прежде всего не как сложная, многогранная личность со своими переживаниями, а как яркое выражение определенного социального характера.

Полотна Курбе дают ясный ответ, на вопрос о том, какое место занимает человек в современном обществе, каковы его отношения с окружающей средой и природой, но они не раскрывают внутренние конфликты человека XIX столетия.

Истоки реализма Курбе отчасти кроются в модной тогда философии позитивизма, а отчасти – в желании шокировать общество. «Отцом» позитивизма был Огюст Конт (1798-1857), учивший, что верить следует лишь тому, что доступно зрению и чувственному опыту.

Не оставляя места метафизическим играм разума, его учение подталкивало художников к отказу от воображения и добросовестному переносу на холст того, что у них перед глазами. Сам Курбе писал, что «картина может быть лишь отображением реально существующих предметов».

Именно такова его картина «Похороны в Орнане», где запечатлено погребение деда художника в 1848 г.

Монументальные «Похороны в Орнане» изображают простых жителей городка Орнан, собравшихся на кладбище и внимающих надгробному слову кюре.

Во всей сцене нет ничего возвышенного или символического – ни единого намека на что-то, кроме простых похорон.

Но, как ни парадоксально, именно отсутствие символизма донельзя разъярило критиков, которые сочли эту величественную трактовку будничной сцены умышленным оскорблением традиционных духовных ценностей.

Курбе был гордым, даже упрямым человеком. Он писал крупные полотна, ибо жаждал быть замеченным. «Малыми картинами имени не сделаешь», – писал он. «Я должен создать большое полотно, по которому люди узнают меня таким, каков я есть. Мне нужно все или ничего». Такой человек не мог писать «как все», для него путь к славе лежал через скандал.

Пожалуй, самая известная его картина – «Здравствуйте, господинн Курбе» (1854), где гордо шествующего по дороге в Монпелье художника приветствует богатый меценат. Самого себя Курбе изобразил в богемном виде, без сюртука, с мольбертом за спиной и толстой тростью простого ремесленника.

Его знакомый, напротив, имеет вид значительного человека, безупречно одет и путешествует в сопровождении слуги. И все же этот богатей снимает шляпу перед художником, на лице которого написано надменное превосходство. Идея ясна, как день – художник более велик, чем его покровитель.

Для Курбе это и был истинный реализм, и чем большее возмущение он вызывал, тем лучше.

Большая выставка Курбе, связанная со 110-летием со дня рождения, открытие в 1929 году в Пти-Пале в Париже, явилась крупнейшим событием художественной жизни и вместе с тем показала, что Курбе к этому времени уже не был «властителем дум» молодого поколения французских художников.

Более актуальным тогда казалось наследие Делакруа, широко показанное в том же Пти-Пале годом позднее. Но очень скоро иные тенденции, корни которые уходили в настроения отчаяния и безнадежности, порожденные у молодежи Франции опытом 1-ой мировой войны, стали проявлять себя в искусстве в ужасающих формах «антирациональных» направлений.

Это был сперва «дадаизм» (от слова «да-да», имитирующего бессмысленный лепет младенца), затем «сюрреализм» с его проповедью подсознательного, патологического. Разумеется, тут уже было не до Курбе.

Однако шумливые «успехи» всевозможных упадочных направлений в живописи не могли нанести серьезный ущерб оценке реализма Курбе даже в самой Франции, где, собственно, и появились на свет все эти модные направления.

Пробуют нас уверить, что Курбе нынче более несовременен: напротив, мне кажется, что все торжество его мысли, его проповеди – еще впереди, и нынче они более нужны, чем когда-нибудь.

Ведь он требовал того, что в искусстве дороже всего, что неоцененно и вечно талантливо: высказанной правды, реализма, а реализм, по его словам, есть искусство демократическое, то есть искусство справедливое, зрячее и чуткое, соответствующее нынешней душе, чувству, понятное всей людской массе безраздельно.

Курбе воплотил в искусстве очень широкого охвата жизни свое новое, материалистическое и активное мировосприятие.

Он великолепен в изображении цветов, и как художник -анималист, и как великий пейзажист, изображавший и сады, и леса, и горы, и море, и небо то сияющее, то грозовое; но выше всего его мощь в изображении человека, будь то портрет или этически обобщающие большие многофигурные композиции, которые он по праву называл «историческими картинами». Провозгласив лозунг социальной утилитарности искусства, Курбе для выражения своих ощущений и идей нашел свой живописный язык художественной правды, целостный, подлинный и неподражаемый. То, что самое сильное художественное слово века было сказано им, «плебеем», гордым своей противопоставленностью буржуазии, разумеется, является многозначительным.

Курбе отрицал пользу непосредственного ученичества. Его плодотворное влияние несравненно глубже. Он призывал художников своей эпохи обратиться к правде подлинной современной жизни.

После Давида и Домье во Франции не было художника, который бы с такой же остротой поставил перед своими собратьями по искусству требование быть гражданами своей родины. Курбе видел в этом одно из условий художественной жизнеспособности и полноценности художника.

Курбе с его прекрасными творческими свершениями, темпераментной борьбой словом и делом за реалистическое искусство остается для наших художников союзником, примером и призывом, а для широкого круга советских людей – дорогим и вечно живым образом художника — гражданина.

Наиболее интересные из произведений Курбе: «Похороны в Орнане», «Автопортрет с трубкой», «Косули у ручья», «Драка оленей», «Волна» (все пять — в Лувре, в Париже), «Послеобеденное кофе в Орнане» (в Лильском музее ), «Разбиватели шоссейного камня» (хранилась в Дрезденской галерее и погибла в 1945), «Пожар» (картина, в связи своей антиправительственной темой, уничтоженная полицией), «Деревенские священники, возвращающиеся с товарищеской пирушки» (едкая сатира на духовенство), «Купальщицы», «Женщина с попугаем», «Вход в долину Пюи-Нуар», «Ораньонская скала», «Олень у воды» (в Марсельском музее) и многие пейзажи, в которых талант художника выражался ярче и полнее всего. Курбе — автор нескольких скандальных, не выставлявшихся, но известных современникам эротических картин («Происхождение мира», «Спящие» и др.); это также органично вписывалось в его концепцию натурализма.

Источник: https://megaobuchalka.ru/9/26729.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector