Крамской «осмотр старого дома» описание картины, анализ, сочинение

Крамской

Что такое красота, как соотносятся красота и нравственность, как слить в искусстве этическое и эстетическое — предмет постоянных размышлений Крамского. И именно в контексте этих размышлений можно понять смысл сколь знаменитой, столь и загадочной «Неизвестной». В наследии Крамского «Неизвестной» суждено было стать самой популярной и известной его картиной. Появившись на XI передвижной выставке в 1883 году в Петербурге, «Неизвестная» сразу привлекла всеобщее внимание и породила разноречивые толки. Многие критики восприняли картину как произведение, обличающее моральные устои общества. Героиню картины называли «одним из исчадий больших городов, которые выпускают на улицу женщин презренных под их нарядами, купленными ценой женского целомудрия», «кокоткой в коляске». Третьяков, по-видимому, воздержался от приобретения картины, и только в 1925 году она оказалась в коллекции Третьяковской галереи.

Восприятие образа Крамского сегодняшним зрителем отличается от восприятия современников.

Заключенный в нем потенциал, его неоднозначность послужили в дальнейшем причиной отождествления «Неизвестной» с Анной Карениной Толстого, Настасьей Филипповной Достоевского или Незнакомкой Блока.

На протяжении своей долгой жизни произведение Крамского приобрело ауру разнообразных смыслов, приобрело поэтический ореол.

Положение героини Крамского — это положение изгоя, отвергнутого обществом и возвращающего ему его презрение. Мотив противостояния враждебному окружению явно выражен в картине.

Крамской раскрыл трагическое одиночество человека, которого никто не любит и который сам уже не в состоянии любить; болезненное желание самоутвердиться и при этом ранимость, неспособность к контакту с миром и людьми.

«Я» героини — это «Я», прежде всего, готовое к отпору, к обороне. В ее взгляде вызов, но за ним читается внутренняя опустошенность и надломленность.

Героиня «Неизвестной» маняще красива. Художник наделил ее бархатными черными глазами, чувственным ртом, смуглой кожей с нежным румянцем. С большим мастерством Крамской написал перо на шляпке, пушистый мех, синий атлас лент.

«Неизвестная», пожалуй, единственная работа Крамского, в которой он достиг такой осязательности, материальной достоверности предметного мира. Дама в коляске одета очень модно. На ней шляпка «Франциск» («последний крик» сезона 1883 года), «шведские» перчатки и пальто «Скобелев». Это еще один намек на род занятий изображенной дамы.

«Модный наряд героини Крамского свидетельствует о наличии средств следовать за рекомендациями журналов, но ничего не может сказать об истинном положении дамы в обществе… она не принадлежит к высшему свету — кодекс неписаных правил исключал строгое следование моде в высших кругах общества.

Во второй половине XIX века аристократическая дама уже не могла диктовать моду остальным — купечество располагало большими средствами — так выработался особый несколько старомодный стиль, отличающий принадлежность к родовой аристократии».

Можно заметить, что изображение женщины в коляске не растворяется в пейзаже, не погружено в атмосферу туманного, морозного зимнего дня, а помещено как бы перед ним, что усиливает впечатление вызова, красоты, выставленной напоказ.

Для демократического искусства XIX столетия красота — это прежде всего категория этическая, а не эстетическая, область жизни души, а не мира вещей. Крамской стремился вглядеться в лик Красоты, задумывался над вопросом, что она — добро или зло, от Бога или от Дьявола.

И все же для Крамского, человека, воспитанного на идеалах эпохи 1860-1870-х годов, красота внешняя остается дьявольским наваждением и искушением, он воспринимает чувственное в женщине как противоположное духовному, женственное представляется стихией, враждебной личности, разуму, совести. «Неизвестная» — это образ злой женственности.

  • Год написания картины: 1883.
  • Размеры картины: 75,5 x 99 см.
  • Материал: холст.
  • Техника написания: масло.
  • Жанр: портрет.
  • Стиль: реализм.
  • Галерея: Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия.

Источник: https://opisanie-kartin.ru/kramskoj-ivan/neizvestnaya/

Реферат Использование живописи на уроках литературы Оглавление. Введение. Роль художественной картины в изучении литературного произведения и конкретизации теоретических литературных понятий

Живописные полотна М.Ю. Лермонтова в процессе

анализа его творчества.

Соединяя в школьном изучении литературы слово и изображение, учитель не пройдёт мимо творчества тех писателей, которые отдали щедрую дань рисованию. Имя Лермонтова здесь следует назвать одним из первых. Было время, когда поэт всерьёз предназначал себя поприщу художника. М.Ю.

Лермонтову принадлежит 13 картин, написанных маслом, свыше 40 акварелий, сотни рисунков карандашом и пером. В изобразительных и словесных опытах Лермонтова нет строгой параллельности. Лермонтов – художник, как правило, опережал Лермонтова – поэта.

Но это обстоятельство отнюдь не мешает заманчивой возможности рассмотреть картины или рисунки поэта при изучении его стихотворений и прозаических произведений. Особый интерес представляют лермонтовские пейзажи, которые созвучны описаниям природы в его литературных произведениях. Имея в виду эту грань таланта Лермонтова, Е.П.

Ростопчина подчёркивала: «Главная его прелесть заключалась преимущественно в описании местностей; он сам, хороший пейзажист, дополнял поэта – живописцем» («М.Ю.Лермонтов в воспоминаниях современников». – «М., 1972, с.283).

Большая часть лермонтовских полотен, написанных маслом, посвящена Кавказу, как, впрочем, и значительная часть его литературных произведений: «Измаил –Бей», «Мцыри», «Демон», «Валерик», «Герой нашего времени», «Беглец»…

«Горы кавказские для меня священны…» Самые яркие впечатления детства поэта связаны именно с Кавказом.

Да и «тоску изгнания» он пережил на Кавказе. «Кавказ был колыбелью его поэзии, так же, как он был колыбелью поэзии Пушкина, и после Пушкина никто так поэтически не отблагодарил Кавказ за дивные впечатления его девственно величавой природы, как Лермонтов», — отмечал В.Г.Белинский.

Включение живописных полотен, запечатлевших «девственно величавую природу» Кавказа, в урок о жизни и творчестве поэта и в последующий анализ его произведений обогатит школьников яркими зрительными впечатлениями, расширит их представление о взаимодействии литературы и изобразительного искусства, позволит повести разговор о редкой одарённости Лермонтова.

Рассказ о пребывании Лермонтова на Кавказе может сопровождаться рассматриванием картины «Воспоминания о Кавказе» (1838). Название полотна передаёт одну из характерных особенностей творчества Лермонтова – живописца, писавшего свои картины не с натуры, а на материале впечатлений, которые хранила его цепкая зрительная память. Правдивости и точности в воссоздании конкретных уголков Кавказа поэт достигал, искусно используя беглые путевые зарисовки. Картину «Воспоминания о Кавказе» Лермонтов пишет во время пребывания в Гродненском полку, который стоял тогда в Новгородской губернии. Товарищ поэта по полку А.И.Арнольди отмечал: «…в свободное от службы время…Лермонтов очень хорошо писал масляными красками по воспоминанию разные кавказские виды, и у меня хранится до сих пор вид его работы на долину Кубани, с цепью снеговых гор на горизонте, при заходящем солнце и двумя конными фигурами черкесов…» (М.Ю.Лермонтов в воспоминаниях современников». – М.,1972, с.219).

Арнольди имеет в виду именно картину «Воспоминания о Кавказе», навеянную кавказскими впечатлениями Лермонтова и явившую сгустком живых жизненных впечатлений поэта. Наряду с воспоминаниями А.И.Арнольди даёт превосходный комментарий к картине.Следует обратить внимание на чисто изобразительные особенности лермонтовского полотна.

Длинные закатные тени от фигур всадников на «кремнистом пути», беспокойный колорит, в котором преобладают тёмные и красноватые тона различных оттенков, контраст верхней, светлой части картины, запечатлевшей высокое небо, с нижней, утяжелённой густыми тенями, нарочитая замкнутость полотна по горизонтали, которая внушает зрителю мысль о неясности, неопределённости будущей судьбы её героев, — всё говорит о настроении тревоги, которое свойственно «Воспоминанию о Кавказе».Картина Лермонтова – не только отклик на кавказские воспоминания, но и изобразительный пролог к изучению его творчества. Живописное видение мира, свойственное Лермонтову, нашло отражение в его произведениях. Привлечение картин поэта, в том числе его пейзажей, поможет учащимся не только конкретнее представить место действия лермонтовских произведений, но и понять роль пейзажа в них, найти внутреннюю связь между картинами природы в литературных и живописных произведениях Лермонтова.

Одной из лучших картин поэта является «Военно – Грузинская дорога близ Мцхета» («Кавказский вид с саклей») (1837). На картине воссоздан кавказский пейзаж недалеко от небольшого города Мцхета, древней столицы Грузии. В правой части холста, на высокой горе, видны очертания монастыря Джвари, расположенного радом со сливанием рек Арагвы и Куры. В «сумрачных стенах» этого монастыря томился герой поэмы «Мцыри». Начальные строки её заставляют поверить в то, что Лермонтов поднимался на гору и осматривал храм и его окрестности:

Немного лет тому назад,Там, где сливаяся шумят,Обнявшись, будто две сестры,Струи Арагвы и Куры,Был монастырь. Из-за горы И ныне видит пешеходСтолбы обрушенных ворот,И башни, и церковный свод…

Читайте также:  Дарбука (табла, думбек): история, видео, интересные факты

Картины Лермонтова легко и свободно соединяются с пейзажными зарисовками «Героя нашего времени».

Многочисленные описания природы в романе мотивируются поэтом: «Тот, кому случалось, как мне бродить по горам пустынным, и долго – долго всматриваться в их причудливые образы, и жадно глотать животворящий воздух, разлитый в их ущельях, тот, конечно, поймёт моё желание нарисовать эти волшебные картины».

Автор «Героя нашего времени» подчёркивает, что он пишет «не повесть, а путевые записки», в которых повествовательное начало (рассказ Максима Максимыча) соединяется с описательным материалом. Лермонтов подробно описывает «переезд через Крестовую гору», убеждённый в том, что этот переезд достоин читательского любопытства.

Привлечение картины поэта «Крестовый перевал» («Вид горы Крестовой») усилит интерес школьников а этому описанию.

Впечатления от горы крестовой и её окрестностей настолько ярки, что вызывают у поэта «желание передать, рассказать, нарисовать эти волшебные картины» в литературно – словесных образах и в живописи. По всей видимости, полотно «Крестовый перевал»,датированное 1837-1838 г.г.

, было написано раньше повести «Бэла» (работу над романом Лермонтов начал в 1838 году). Описание снеговой горы в повести и воссоздание её в картине очень схожи: они объединены общностью мироощущения.

По сути дела, словесное описание передаёт существо живописного образа: «Вот и Крестовая! – сказал мне штабс-капитан, когда мы съехали в Чёртову долину, указывая на холм, покрытый пеленою снега; на её вершине виднелся каменный крест, и мимо его вела едва – едва заметная дорога, по которой проезжают только тогда, когда боковая дорога завалена снегом…»

На картине учащиеся видят дорогу, огибающую гору крестовую. А рядом с ней видна «глубокая расселина», по дну которой катится стремительный поток. Лермонтов обычно оживляет свои пейзажи изображением на переднем плане людей.

И на картине «Крестовый перевал» он изобразил две мужские фигуры, а чуть дальше, на дороге, огибающей снеговую гору, запечатлел повозку, запряжённую лошадьми. Оба они небезразличны к «волшебным картинам», открывающимся перед ними во время совместной дороги на перекладных.

Пятигорские впечатления поэта нашли словесное воплощение в повести «Княжна Мери», а в известной картине «Вид Пятигорска» (1837 – 1838)они получили художественно – изобразительную трактовку.

Большое сходство пейзажных мотивов в повести и картине позволяет обратиться к лермонтовскому полотну на уроках разбора «Княжны Мери» Демонстрацию картины целесообразно сопровождать чтением начальных строк повести:

«Вчера я приехал в Пятигорск, нанял квартиру на краю города, на самом высоком месте , у подошвы Машука: во время грозы облака будут спускаться до моей кровли…внизу передо иной пестреет чистенький, новенький городок, шумят целебные ключи.

Шумит разноязычная толпа, — а там, дальше, амфитеатром громоздятся горы всё синее и туманнее, а на краю горизонта тянется серебряная цепь снеговых вершин, начинаясь Казбеком и оканчиваясь двуглавым Эльбрусом…Весело жить в такой земле!»

На картине Лермонтова запечатлён вид города с площадки, откуда начинается дорога к гроту, где суждено было встретиться Печорину и Вере. Внизу виден «чистенький.

новенький городок» (был застроен итальянскими архитекторами братьями Барнардацци), далее «амфитеатром громоздятся горы», а «на краю горизонта тянется цепь снеговых вершин».

«Вид Пятигорска», выигрывая в зрительной конкретности, всё же уступает словесному пейзажу в динамичности и в особой слиянности душевного состояния персонажа с природой. Но это отнюдь не снижает высокой эффективности привлечения живописных полотен Лермонтова в ходе анализа его художественных произведений.

^

Анализ произведений живописи на уроках литературы даёт возможность показать в зримых образах закономерность обращения художников слова к злободневным вопросам действительности. Способность фиксировать историческое движение эпохи, высвечивать его ведущие тенденции свойственна и литературе, и живописи.

Далеко не случайно анализ лучших произведений живописи критики и искусствоведы органически связывают с произведениями русской литературы. Так, неоднократно отмечалось, что картина И.Н.Крамского «Осмотр старого дома» перекликается с поэзией «Дворянского гнезда» и «Затишья» И.С.Тургенева. Бесспорна сюжетная и тематическая этой картины с комедией А.П.Чехова «Вишнёвый сад».

Пути сопоставления картины с чеховской пьесой определяются не только содержательной стороной, зафиксированной в готовой картине, но и её творческой историей.

Лето 1873 года Крамской с семьёй и в обществе Шишкина и Савицкого провёл в Тульской губернии, в имении некоего Ваныкина.

Арендованный художниками дом, неуютный и холодный, находился в полутора километрах от железнодорожной станции Козловка — Засека. Этот дом и вдохновил художника Крамского на создание картины «Осмотр старого дома». В письме художнику Ф.А.

Васильеву Крамской подробно раскрывает замысел своей картины: « Сюжет заключается в том, что старый породистый барин, холостяк, приезжает в своё родовое имение после долгого, очень долгого времени и находит усадьбу в развалинах: потолок обрушился в одном месте, везде паутина и плесень, по стенам ряд портретов предков.

Ведут его под руки две личности женского пола- иностранки сомнительного вида. За ним покупатель -толстый купец, которому развалина- дворецкий сообщает, что вот, мол, это дедушка его сиятельства, а вот это бабушка, а это такой-то и т.д., а тот его и не слушает и занят, напротив, рассматриванием потолка, зрелища более интересного. Вся процессия остановилась, потому что сельский староста никак не может определить следующую комнату».

Однако замысел, так живо описанный художником, в окончательном варианте картины претерпел весьма существенные изменения. Из многолюдной «процессии» остались только двое: старик-сторож, сгорбившийся у двери в тщетных попытках открыть заржавевший замок очередной двери, и владелец усадьбы, ещё крепкий и здоровый человек.

Даже не сняв дорожной одежды, он в задумчивости он переходит из комнаты в комнату. По всему чувствуется, что в этом доме хозяин не был уже много, много лет. Вот он остановился почти на пороге залы, увешанной портретами. Потрясённый образами прошлого, он вглядывается в знакомые до боли детали обстановки дома.

Свет нынешнего дня, пробивающегося сквозь запыленное окно, как бы усиливает грусть и горечь воспоминаний. Золотистые и оливковые цвета, преобладающие в колорите картины, в сочетании с мерцающим солнечным светом сообщают образному строю полотна цельность и единство.

«Тридцать лет спустя,- отмечает В.

Порудоминский,- Чехов напишет комедию «Вишнёвый сад», в ней как бы сольются оба замысла картины Крамского: первоначальный — сцены с купцом Лопахиным, который намеревается вырубить бесполезный вишнёвый сад и настроить на его месте дачные участки; и окончательный — грустный монолог Раневской и Гаева о неизбежной утрате вместе с вырубленным садом прошлого – собственного прошлого и прошлого своего сословия». (Порудоминский В.И. «Половина жизни моей…» — М.,1987, С.258). Чуткий литературовед и художественный критик, В. Порудоминский увидел близость мотивов «Осмотра старого дома» Крамского и «Вишнёвого сада» А. П. Чехова. Приняв позицию исследователя, попытаемся установить, какие чувства и мысли объединяли писателя и художника и чем оказались близки друг к другу созданные ими произведения.

Местом действия всех пьес Чехова являются, по выражению Астрова, «усадьбы во вкусе Тургенева», «Имение», «усадьба» для Чехова – своеобразное иносказание, воплощение высокого поэтического строя мыслей, чувств: «Ужасно я люблю всё то, что в России называется имением.

Это слово ещё не потеряло своего поэтического оттенка»,- подчёркивает Чехов в одном из своих писем осенью 1885 года. Одним из устойчивых мотивов драматургии Чехова становится мотив продажи имения за долги. Он определяется исторической ситуацией.

После реформы 1861 года многие «дворянские гнёзда» стали переходить в руки новых хозяев, которые превращали их в источник дохода, в так называемые «доходные места» И если в пьесе «Иванов» имение главного героя в долгах, то в «Дяде Ване» речь уже идёт о возможной продаже имения.

В «Трёх сёстрах» из-за карточных долгов закладывает имение Андрей Прозоров. А в «Вишнёвом саде» имение продаётся за долги, и его новый хозяин Лопахин вырубает сад под доходные дачные участки.Картина «Осмотр старого дома», сравнительно с её замыслом, освобождена от темы продажи.

Художник никак не обнаруживает намерений владельца относительно судьбы дома. Но в ней осталась тема возвращения, заставляющая вспомнить приезд в родное имение Раневской после пятилетнего её пребывания за границей:

«Любовь Андреевна. Детская, милая моя, прекрасная комната…Я тут спала, когда была маленькой…(Плачет.)…

Аня (глядит в свою дверь, нежно). Моя комната, мои окна, как будто я не уезжала. Я дома! Завтра утром встану, побегу в сад… О, если бы я могла уснуть! Я не спала всю дорогу, томило меня беспокойство»

Читайте также:  Мюзикл «скрипач на крыше»: содержание, интересные факты, видео, история

Герой картины Крамского значительно сдержаннее в проявлении своих чувств, но и его живо объемлет невозвратимое минувшее. Живописец создал в своём полотне исполненную глубокого смысла элегию о прошлом. Созерцание заброшенной усадьбы рождает мысли о невозвратимых днях.

Печальные, элегические ноты пронизывают и комедию «Вишневый сад». Прошлое представляется счастливым Гаеву, Раневской, Фирсу. Но замысел чеховской пьесы далеко не ограничивается изображением элегической красоты уходящего усадебного быта.

Не случайно Чехова не удовлетворяло сценическое прочтение пьесы, которое акцентировало внимание зрителя лишь на печальных нотах. Пафос чеховских пьес, и «Вишнёвого сада» в том числе, состоял в стремлении драматурга выяснить причины несчастий людей.

Чехов видит эти причины в повсеместной неустроенности, зыбкости социальных, бытовых и нравственных отношений. Эту неустроенность, неблагополучие испытывают на себе все действующие лица «Вишнёвого сада»

Нельзя отказать в исторической прозорливости и художнику И.Н.Крамскому, который в картине «Осмотр старого дома», написанной ещё в 1873 году, показал «обречённость человека минувшего.

Обречённость и в грустной фигуре старого владельца, и в почерневших портретах предков, и в чехлах на бесполезной мебели, некогда уютно расставленной в углу, а теперь холодной, давно утратившей тепло человеческих прикосновений; обречённость и в темноте, которая жмётся к стенам, прячется за закрытыми дверьми, и в ярком свете, бьющем снаружи, где, огибая заброшенную усадьбу, ухая , гремя, сотрясая воздух гудками и заполняя его горячим сырым паром, мчится со скоростью локомотива век нынешний, иная жизнь» (Порудоминский В.И. «Половина жизни моей…», с. 257).Картина Крамского «Осмотр старого дома» вырастает в символ неотвратимой гибели прошлого. В этом отношении она близка пьесе А.П.Чехова. «Одухотворённым и глубоко продуманным символом « (М.Горький) является и чеховский вишнёвый сад. Он символизирует неизбежность больших перемен в России.Разделённые тремя десятилетиями, комедия Чехова «Вишнёвый сад» и картина Крамского «Осмотр старого дома» имеют тем не менее немало общего. Обо произведении – одно в форме разговоров и монологов, а другое в зримом изображении старого дома и его хозяина — показывают смену общественных формаций, говорят о неизбежной гибели прошлого, являются широким символическим обобщением. Тематической близости произведений сопутствует и сюжетное сходство: возвращение хозяев в давно покинутые имения и сопутствующие ему горькие воспоминания о прошедшем. Образный строй произведений писателя и художника объединяют лирическое начало и элегическая красота уходящей усадебной жизни. Тематическое и сюжетное сходство драматического произведения и живописного полотна определяется типичностью ситуации, которая привлекла писателя и художника. Поэтому едва ли правомерно говорить о заимствовании Чеховым сюжета, воплощённого художником Крамским в картине «Осмотр старого дома». Писатель мог и не знать эту картину. Вместе с тем несомненный интерес представляет тот факт, что Чехов был знаком с книгой «Иван Николаевич Крамской. Его жизнь, его переписка и художественно-критические статьи».

Таким образом, сопоставления художественной картины и литературного произведения не только не ограничивается лишь установлением сюжетного сходства, но и неизбежно ведёт к сравнению и оценке изобразительно-выразительных средств, свойственных литературе и живописи.

Источник: https://edushk.ru/literatura/8711/index.html?page=2

Использование живописи на уроках литературы

       Однако замысел, так живо описанный 
    художником, в окончательном варианте 
    картины претерпел весьма существенные 
    изменения. Из многолюдной «процессии» 
    остались только двое: старик-сторож, сгорбившийся у двери в тщетных 
    попытках открыть заржавевший замок очередной двери, и владелец усадьбы, ещё крепкий и здоровый человек. Даже не сняв дорожной одежды, он в задумчивости он переходит из комнаты в комнату. По всему чувствуется, что в этом доме хозяин не был уже много, много лет. Вот он остановился почти на пороге залы, увешанной портретами. Потрясённый образами прошлого, он вглядывается в знакомые до боли детали обстановки дома. Свет нынешнего дня, пробивающегося сквозь запыленное окно, как бы усиливает грусть и горечь воспоминаний. Золотистые и оливковые цвета, преобладающие в колорите картины, в сочетании с мерцающим солнечным светом сообщают образному строю полотна цельность и единство.
      
    «Тридцать лет спустя,- отмечает В.Порудоминский,- Чехов напишет комедию «Вишнёвый сад», в ней как бы сольются оба замысла картины Крамского: первоначальный — сцены с купцом Лопахиным, который намеревается вырубить бесполезный вишнёвый сад и настроить на его месте дачные участки; и окончательный — грустный монолог Раневской и Гаева о неизбежной утрате вместе с вырубленным садом прошлого – собственного прошлого и прошлого своего сословия».
    (Порудоминский В.И. «Половина жизни моей…» — М.,1987, С.258).  Чуткий литературовед и художественный критик, В. Порудоминский увидел близость мотивов «Осмотра старого дома» Крамского и «Вишнёвого сада» А. П. Чехова. Приняв позицию исследователя, попытаемся установить, какие чувства и мысли объединяли писателя и художника и чем оказались близки друг к другу созданные ими произведения.
       Местом действия всех пьес 
    Чехова являются, по выражению Астрова, «усадьбы во вкусе Тургенева», «Имение», «усадьба» для Чехова – своеобразное иносказание, воплощение высокого поэтического строя мыслей, чувств: «Ужасно я люблю всё то, что в России называется имением. Это слово ещё не потеряло своего поэтического оттенка»,- подчёркивает Чехов в одном из своих писем осенью 1885 года. Одним из устойчивых мотивов драматургии Чехова становится мотив продажи имения за долги. Он определяется исторической ситуацией. После реформы 1861 года многие «дворянские гнёзда» стали переходить в руки новых хозяев, которые превращали их в источник дохода, в так называемые «доходные места» И если в пьесе «Иванов» имение главного героя в долгах, то в «Дяде Ване» речь уже идёт о возможной продаже имения. В «Трёх сёстрах» из-за карточных долгов закладывает имение Андрей Прозоров. А в «Вишнёвом саде» имение продаётся за долги, и его новый хозяин Лопахин вырубает сад под доходные дачные участки.
       Картина «Осмотр старого дома», 
    сравнительно с её замыслом, освобождена 
    от темы продажи. Художник никак не обнаруживает намерений владельца относительно судьбы дома. Но в ней осталась тема возвращения, заставляющая вспомнить приезд в родное имение Раневской после пятилетнего её пребывания за границей:
      «Любовь Андреевна. Детская, милая моя, прекрасная комната…Я тут спала, когда была маленькой…(Плачет.)…
      Аня (глядит в свою дверь, нежно). Моя комната, мои окна, как будто 
      я не уезжала. Я 
      дома! Завтра утром 
      встану, побегу в 
      сад… О, если бы я 
      могла уснуть! Я 
      не спала всю дорогу, томило меня беспокойство»
     Герой 
    картины Крамского значительно 
    сдержаннее в проявлении своих 
    чувств, но и его живо объемлет 
    невозвратимое минувшее. Живописец 
    создал в своём полотне исполненную 
    глубокого смысла элегию о прошлом. Созерцание заброшенной усадьбы рождает мысли о невозвратимых днях. Печальные, элегические ноты пронизывают и комедию «Вишневый сад». Прошлое представляется счастливым Гаеву, Раневской, Фирсу. Но замысел чеховской пьесы далеко не ограничивается изображением элегической красоты уходящего усадебного быта. Не случайно Чехова не удовлетворяло сценическое прочтение пьесы, которое акцентировало внимание зрителя лишь на печальных нотах. Пафос чеховских пьес, и «Вишнёвого сада» в том числе, состоял в стремлении драматурга выяснить причины несчастий людей. Чехов видит эти причины в повсеместной неустроенности, зыбкости социальных, бытовых и нравственных отношений. Эту неустроенность, неблагополучие испытывают на себе все действующие лица «Вишнёвого сада»
       Нельзя отказать в исторической 
    прозорливости и художнику И.Н.Крамскому, который в картине  «Осмотр старого дома», написанной ещё в 1873 году, показал «обречённость человека минувшего. Обречённость и в грустной фигуре старого владельца, и в почерневших портретах предков, и в чехлах на бесполезной мебели, некогда уютно расставленной в углу, а теперь холодной, давно утратившей тепло человеческих прикосновений; обречённость и в темноте, которая жмётся к стенам, прячется за закрытыми дверьми, и в ярком свете, бьющем снаружи, где, огибая заброшенную усадьбу, ухая , гремя, сотрясая воздух гудками и заполняя его горячим сырым паром, мчится со скоростью локомотива век нынешний, иная жизнь» (Порудоминский В.И. «Половина жизни моей…», с. 257).
       Картина Крамского «Осмотр старого 
    дома» вырастает в символ неотвратимой гибели прошлого. В этом отношении она близка пьесе А.П.Чехова. «Одухотворённым и глубоко продуманным символом « (М.Горький) является и чеховский вишнёвый сад. Он символизирует неизбежность больших перемен в России.
      Разделённые тремя десятилетиями, 
    комедия Чехова «Вишнёвый сад» и картина Крамского «Осмотр старого дома» имеют тем не менее немало общего. Обо произведении – одно в форме разговоров и монологов, а другое в зримом изображении старого дома и его хозяина — показывают смену общественных формаций, говорят о неизбежной гибели прошлого, являются широким символическим обобщением. Тематической близости произведений сопутствует и сюжетное сходство: возвращение хозяев в давно покинутые имения и сопутствующие ему горькие воспоминания о прошедшем. Образный строй произведений писателя и художника объединяют лирическое начало и элегическая красота уходящей усадебной жизни. Тематическое и сюжетное сходство драматического произведения и живописного полотна определяется типичностью ситуации, которая привлекла писателя и художника. Поэтому едва ли правомерно говорить о заимствовании Чеховым сюжета, воплощённого художником Крамским в картине «Осмотр старого дома». Писатель мог и не знать эту картину. Вместе с тем несомненный интерес представляет тот факт, что Чехов был знаком с книгой «Иван Николаевич Крамской. Его жизнь, его переписка и художественно-критические статьи».
       Таким образом, сопоставления 
    художественной картины и литературного 
    произведения не только не 
    ограничивается  лишь установлением 
    сюжетного сходства, но и неизбежно ведёт к сравнению и оценке изобразительно-выразительных средств, свойственных литературе и живописи.
      «Левый марш» А.А.Дейнеки как зримый аналог      одноимённого стихотворения В.В.Маяковского.  
      «Изобразительный 
    язык самобытен, как и язык музыки, и так же неизмеримо богат, как словесный в литературе. Я всегда мечтал чтобы язык не путали, чтобы творчески использовали те возможности, которые присущи данному виду искусства»,
    — эти слова принадлежат одному из интереснейших советских художников А. А. Дейнеке, творчество которого отличается подлинным новаторством и острым чувством формы. Художественный язык его произведений выразителен и подлинно современен. В обобщённых образах его картин ощущается дух новой эпохи, новый ритм жизни. Откликаясь на литературные сюжеты, художник никогда не отходил от присущей ему творческой манеры и умел в пластических  образах передать чувство и мысль первоисточника. Это в полной мере относится и к его иллюстрациям, и к его знаменитой картине «Левый марш». На создание полотна живописца вдохновила точность и образность поэзии Маяковского и, конечно же, стихотворение, давшее название картине.
       Маяковский, поэт и художник, оказал 
    большое влияние на формирование 
    творческой индивидуальности Дейнеки. 
    Не случайно живописец считал Маяковского своим главным учителем. Бесценной жизненной школой для художника явилась совместная работа с Маяковским в окнах РОСТА. Новаторские поиски Маяковского в поэзии и изобразительном искусстве оказывали огромное влияние на творчество Дейнеки, который в своих картинах отстаивал форму простую и ясную, искал главное, безжалостно отказывался от лишних деталей.
        В начале 1941 года Дейнека написал 
    картину «Маяковский в РОСТА». Картина решена в лаконичной, плакатной манере, которая была подсказана плакатным звучанием поэзии Маяковского.
    «Я не портретист, но Маяковского писал с настоящим волнением и горестью утраты,- вспоминал художник.- Я ограничил его образ годами первых лет революции, самым напряжённым временем его творчества. Он был моим учителем, потому что научил меня видеть в
    событиях 
    главное, но, что ещё 
    важнее, находить этому 
    главному зрительную образность».
       «Левыймарш» — это тоже портрет поэта, но в том смысле, как понимал Маяковский:
       Картина «Левый марш», по характерному признанию художника, явилась как бы портретом Маяковского. Она была изобразительным откликом на его поэзию. Вместе с тем она являла собой зримый аналог стихотворения «Левый марш».
      Полотно Дейнеки пронизано бодростью, 
    энергией, силой. На ней изображены бойцы революции, «печатающие шаг» по Дворцовому мосту. В их твёрдой поступи нельзя не почувствовать героической решимости отстоять завоевания Октября. На переднем плане изображены шестеро матросов. Они олицетворяют собой призыв Маяковского: «Грудью вперёд бравой!» Их плечи расправлены, гордо подняты головы, шаг размашист и чёток. Художник всегда стремился к тому, чтобы человек на его полотнах был «крупней, видней, величественней».
    В «Левом марше» этому служат и композиция, и формат полотна (140х330). Вытянутый по горизонтали формат картины позволил не только запечатлеть победное шествие бойцов революции, но и показать и броненосцы на рейде, и алые стяги над головами солдат и матросов («Флагами небо оклеивай!»), и фигуру прохожего, шагающего в другом ритме («Кто там шагает правой?»). Монументальная по образному строю картина как бы создана в духе сильных, рубленых стихов Маяковского, в духе призывного марша. Написанная в 1941 году и подчёркивающая злободневность призыва Маяковского крепить оборону страны, картина художника Дейнеки стала зримым спутником стихотворения «Левый марш», подчеркнула его идейное богатство и художественную значимость. «Самобытность» и «неизмеримое богатство» изобразительного языка картины созвучны изобразительным средствам стихотворения. Включение пластического образа полотна в уроки изучения поэзии Маяковского обогатит восприятие стихотворения «Левый марш», заострит внимание на публицистической направленности воплощённого в нём лирического  переживания, оттенит бодрый, жизнерадостный ритм стихотворения.
       Нельзя не разделить точку зрения искусствоведов о том, что сюжетно – тематические картины являются своего рода «разговаривающей живописью». Язык изображения в живописи непосредственно связан с языком понятий. Каждый изобразительный элемент картины – от  второстепенных деталей до главных персонажей – получает  конкретное смысловое значение, иначе говоря, картина является своеобразным пространственным рассказом. Поэтому в сознании зрителя, рассматривающего тематическую картину, постепенно складываются целые повести. А это делает естественным и нужным сопоставление сюжетных картин с литературными произведениями. Использование художественных картин на уроках литературы формирует представления школьников о типических характерах и явлениях, позволяет подчеркнуть специфику литературы как искусства слова.
    Роль 
    портрета, пейзажа и натюрморта в анализе       литературного  произведения
       Анализ литературного произведения 
    в школе может быть связан 
    не только с привлечением сюжетно- событийных картин, но и с рассматриванием
    натюрмортов, портретов, пейзажей
    , как жанров живописи, с которыми учащиеся знакомятся на уроках изобразительного искусства. Воссоздавая в портрете внешность человека, художник не ограничивает свою задачу передачей лишь индивидуального сходства – он  раскрывает внутренний мир портретируемого посредством вдумчивого психологического анализа. При этом художник выявляет в своей модели и типические черты. Поэтому в каждом портрете мы видим нечто большее, чем изображение только данной человеческой индивидуальности. Именно это качество портрета даёт широкие возможности для его использования на уроках литературы.
    В поэме А.Н.Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» перед читателем проходит целая галерея образов крестьян. Очень близка героям поэмы крестьяне, изображённые на портретах Перова,
    Крамского, Репина
    . В них воссозданы яркие народные характеры, которые, взятые вместе, вторят многообразию крестьянских типов в поэме Некрасова. Каждый из героев живописных произведений предельно индивидуализирован и вместе с тем воплощает в себе социально- типические черты русского крестьянства. Портрет работы В.Г.Перова «Фомушка – сыч» (1868) утверждает в герое чувство человеческого достоинства. Протест против постыдного  угнетения хозяевами жизни выраженный в портрете его же работе
    «Странник»
    (1870). Неоднозначны портреты
    И.Н.Крамского.
    В страстной, незаурядной натуре «Полесовщика» (1874) художник подчёркивает дерзкий вызов, а в «Крестьянине с уздечкой» (1883) – простодушие и терпение. Живость и острота ума характеризуют героя картины И.Е.Репина «Мужичок из робких» (1877).
Читайте также:  В.а. моцарт симфония №39: история, видео, содержание, интересные факты

Источник: https://www.turboreferat.ru/literature/ispolzovanie-zhivopisi-na-urokah-literatury/158394-795645-page3.html

Описание картины Полесовщик – Иван Крамской

Крамской, как и многие другие художники, затрагивает в своем творчестве тему крестьянства. Создавая портреты крестьян, он показывает себя хорошим портретистом, который умеет с точностью до мелочей передать эмоции и переживания своих героев.

На картине “Полесовщик” мы видим человека, который выходит из лесной чащи, одежда его кажется мне грубой. Цвета несколько темноваты, что создает контраст с фона с изображением главного героя портрета, и дает возможность разглядеть мельчайшие детали самого мужчины.

По моему мнению, художник особо заостряет наше внимание на выражение лица мужчины и на позе, в которой он изображен. Складывается впечатление, что мужчина движется и ему тесно в своей одежде.

У человека за спиной дубина, взгляд его насторожен, как будто он нам не доверяет. Его глаза светло-голубого цвета, выдают его напряжение. В этом взгляде нет переживания, или сомнения.

Мне кажется, что Крамской изобразил человека, который вечно всем недоволен, он недолюбливает людей и не может смириться с какими – то течениями обстоятельств. Постоянно ворчит, тем самым выражая свое недовольство. Кажется вот, вот и он раскроет рот и начнет возмущаться и бранить всех во круге, или жаловаться на свою жизнь, обвиняя всех вокруг в том что его жизнь так плоха, и как ему тяжело.

Эта картина поразила меня. Я никогда раньше не могла представить, что глядя на портрет, можно понять какой был человек, которого изобразили. Именно в этом, на мой взгляд, и заключается талант художника, с помощью рисунка раскрыть не только внешнюю оболочку человека, но и показать его изнутри, со всеми его изъянами и недостатками, таким, какой он есть на самом деле.

Я полюбила творчество Крамского, и хотела бы, что бы он нарисовал и мой портрет, что бы я могла со стороны взглянуть на себя и проанализировать свой характер.

(2 votes, average: 4.00

Источник: https://art.goldsoch.info/polesovshhik-ivan-kramskoj/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector