Билибин «суд во времена русской правды» описание картины, анализ, сочинение

Билибин Билибин Билибин

История 7 класс Межрегиональная олимпиада школьников

Билибин

M. A. САЛМИНА не совпадают и задачи, для которых сцены

Билибин Билибин

Повесть об убиении Андрея Боголюбского

Билибин Билибин

Внеклассное мероприятие по истории России для учащихся 7

Билибин Билибин

Так управляли они при всех прежних уже умерших великих князьях

Костромичи в Куликовской битве

Это было трудное время для Руси. С востока шла монгольская

7 класс — Центр дополнительного образования «СТРАТЕГИЯ

Юлия Викторовна Грибенюк. № 227-506-089 Приложение 2.

Начало возвышения Москвы и включение в ее состав владений

Источник: https://studylib.ru/doc/4193948/sud-vo-vremena-russkoj-pravdy—i.ya.bilibin-

Тематическое занятие. Суд во времена Русской Правды

Билибин Здравствуйте, уважаемые читатели, гости, друзья. Сегодня я хочу продолжить тему игр по картинам художников, изображающих исторические сюжеты. Даша выбрала картину Ивана Билибина «Суд во времена Русской правды».

Началось все с простой инсталляции картины. В этот раз нам не хотелось ее рисовать, хотелось именно придать объем. Мы взяли коробку, в которой обычно создаем сенсорные вещи, конструктор деревянный, фасоль и лего игрушки.

Даша построила дом, насыпала фасоли в коробку, выстроила людей и, конечно, не забыла про костер в центре. Все, как на картине. Еще нам пригодились фигурки богатырей. Я рассказала Даше, что же такое Русская Правда (первый свод законов), как он создавался, как применялся и т.д.

Даша сразу сказала, что раз всех на картине зовут на суд над человеком около костра, то должен быть слышан звук трубы («как у пионеров горн», — порадовал меня ребенок своими знаниями). Труба так труба. Из картона мы сделали свою трубу и созвали народ на суд.

И вот тут у Даши родилась мысль оживить картину и придумать историю того самого человека перед костром.

Билибин

Думала не долго, мы стали импровизировать (поэтому сразу хочу сказать, что все, что сейчас покажу и  расскажу, рождалось в процессе, никакой специальной подготовки).

«Жили–были в одном селе два рыбака: Святослав и Иван. У Святослава была большая семья и хороший дом. Сам он человек был добрый и работящий. На жизнь зарабатывал рыболовством. Две его дочки, Маша и Аленка, украшения делали, которые он тоже на ярмарке подавал. Жена по хозяйству хлопотала да за маленьким сынишкой присматривала.

С Иваном все было совсем по-другому. Жил он замкнуто, с женой и одной дочкой в богатом доме, но к себе никого никогда не пускал, друзей не имел, нрав был худой. Надо сказать, что, несмотря на его характер, дочка, Настенька, была у него девчушкой бойкой, любопытной и жизнерадостной. Промышлял Иван также рыболовством.

Именно из-за общего промысла Ивана и Святослава и случилась эта история. Как-то рано утром приехали на одно озеро два рыбака. Посмотрели, поздоровался Святослав, а Иван нахмурился.

Сразу не понравилось ему соседство с чужаком на озере, но делать нечего, разошлись подальше, стали рыбу ловить. Не выдержал Иван, подошел к Святославу и предложил ему спор.

Кто вытянет первые 10 рыб из озера, тот тут и останется ловить, а второй дорогу к озеру забудет. Согласился Святослав, стали рыбу ловить.

Билибин

Мы высыпали на пластиковую крышку голубые камушки стеклянные и по ним сверху рассыпали камни-рыбки (круглые) желтого и оранжевого цветов. Даша взяла разные пинцеты в руки и одновременно за двух героев стала ловить рыбу. Левой рукой ловить получалось лучше, поэтому Святослав быстрее наловил рыбы.

Выловил Святослав первым 10 рыб. Разозлился Иван еще больше. Давай говорит, 3 раза сеть зачерпнем и посмотрим, кому  больше рыбы придет, тот и останется. И на это Святослав согласился.

Даша снова наловила рыбы по мисочкам и стали мы их на специальном поле считать. Сначала считали Святославу. Клали по частям «рыбу», потом специальной лопаткой складывали и считали вслух. Потом проверяли ответ и пересчитывали камушки. У Ивана использовали поле для вычитания, так как рыба его уплыла.

Потом читали и учили математические стихи, которые пел Святослав, ловя рыбу.

Билибин

Ловят рыбаки сетями рыбу, Иван хмурый сидит, а Святослав песенки поет, рыбу приманивает. Наловили рыбы много, только вот в последний заброс у Ивана рыба сеть прорвала и уплыла. Посчитал они улов, опять выиграл Святослав. Этого Иван пережить не смог, запрыгнул на коня и ускакал прочь, даже рыбу не взял.

Приехал Святослав домой, а дома Машенька с Аленкой бусы для ярмарки собирают.

Билибин

Даша стала помогать девочкам. Мы взяли синельную проволоку, и Даша стала собирать бусы. Условие было, чтобы узор был различим.

Если Машенька очень хорошо плела узоры, то Аленка их придумывала.

Я дала Даше лист в клеточку с заготовкой узора. По центру я нарисовала начало узора и Дашина задача была закончить его одновременно обеими руками от центра к краям.

Взял Святослав бусы, сложил рыбу в телегу и поехал на ярмарку продавать.

Даша при помощи блоков Дьенеша выложила торговые ряды на ярмарке.

Но на ярмарку приехал не только Святослав, но и Иван. Хотел он для дочки жеребеночка купить. Видит, едет Святослав, снова веселый, песни поет. И так Ивана злость взяла, что решил он подставить ненавистного ему «соперника». Купил он жеребеночка и домой отвез.

А на утро пришел к воеводе и сказал, что жеребеночка у него ночью украли, и был это Святослав. Рассказал он о том, что поссорились они на озере из-за улова, что видел Святослав его на рынке и тогда задумал он недоброе.

Позвал воевода двух помощников и отправил их за Святославом, который как раз завтракал со своей семьей.

Билибин

Даша построила в лесу из палочек Кюизенера загон для жеребенка и ночью в роли Ивана отвела жеребенка в этот загон (спрятала). Потом мы обыграли все события сказки по ролям (собственно, как и до этого каждое слово мы обыгрывали)

Увели Святослава, а девочки недолго думая, оседлали лошадь и поскакали папу выручать. Они то точно знали, что не стал бы он жеребенка воровать. На лошади приискали они к дому Ивана, а там как раз Настенька с собачками играет. Спрятали они лошадь, подошли к девочке и стали с ней разговаривать, как будто они просто мимо проходили.

Она им рассказала, что папа купил ей жеребенка, а на утро он пропал. Но она слышала, как папа его навещал  и ей поэтому странно, как он пропасть мог. Аленка с Машей смекнули, что не навещал Иван жеребенка, а сам его из дома увел. Попрощались они с Настей и спрятались за дом, стали Ивана поджидать.

Вышел он из дома, сел на коня и поскакал в лес, девочки за ним.

Билибин

Даша получила задание проскакать за Иваном. Для этого мы взяли набор карточек «Такие разные дома», я выкладывала карточки начиная с 6 и до 20 (несколько этапов было), потом собирала их и Даша должна была повторить мою цепочку.

Прискакал Иван в лес, стал кормить жеребенка, а девочки все это увидели. Поскакали они скорее к воеводе и все ему рассказали.

Не поверил он, послал с девочками двух воинов своих и все вместе они вернулись в лес в тот самый момент, когда Иван уже собирался уезжать. Схватили его люди воеводы  повели на суд.

Святослава освободили, а Ивана судили за клевету. Жеребенка же решено было отдать Святославу, за напрасные обвинения.

Билибин

Святослав с дочками вернулся домой, а Иван отправился на трудовые работы, перевоспитываться.»

P.S. Данная статья авторская и всецело предназначена исключительно для частного использования, публикация и использование ее на других сайтах или форумах возможна только с моего письменного согласия. Использование в коммерческих целях категорически запрещено. Все права защищены.  Костюченко Мария. «Учимся играя»

Источник: http://earlystudy.ru/tematicheskie-zanyatiya-2/tematicheskoe-zanyatie-sud-vo-vremena-russkoy-pravdyi

Кубанское агенство судебной информации

Статья опубликована: Судебные ведомости. 2015. № 3-4 (53-54). На сайте pro-sud-123.ru статья размещена с согласия редакционной коллегии названного журнала

И.В. Пальцева, кандидат юридических наук, судья арбитражного суда Северо-Кавказского округа в отставке.

И правовед опять садится в сани, захлестнув шинель…

Я подолгу могу смотреть на Ивана Билибина, каким его изобразил в 1901 году художник Б.М. Кустодиев во времена совместной с ним учебы в мастерской Репина. На портрете Билибину 25 лет. Он бесспорно красив, элегантен. Красный цветок в петлице на фоне черного сюртука и белоснежной сорочки говорит о его творческой натуре.

Такое ощущение, что проницательные карие глаза рассматривают нас сегодняшних и вопрошают, помним ли мы его творчество, способны ли восхищаться искусством, проникать в его тайны, осознавать неразрывную связь с прошлым.

Мы с детства знакомимся с творчеством Ивана Яковлевича Билибина, погружаясь в красочный мир русских сказок, созданный его творчеством. Художник выполнил иллюстрации к русским народным сказкам «Царевна-лягушка», «Василиса Прекрасная», «Сестрица Аленушка и братец Иванушка», к сказкам А. С.

Пушкина – «Сказка о царе Салтане» (1904-1905), «Сказка о золотом петушке» (1906-1907), «Сказка о рыбаке и рыбке» (1939) и многим другим.

Иван Яковлевич Билибин происходил из старинного купеческого рода. В Эрмитаже есть портреты его предков работы известного художника Д. Г. Левицкого. На одном из них изображен Иван Харитонович Билибин, купец и промышленник высшей гильдии, губернатор Калуги в 1795 – 1798 и 1804 – 1807 годах (1).  Дед художника и его тезка И.Я.

Билибин окончил юридический факультет Московского университета и поступил на государственную службу, а отец Яков Иванович Билибин (1838 – 1904) участвовал в войне с Турцией 1877 – 1878 годов, прошел путь от младшего судового врача до помощника главного доктора Санкт-Петербургского морского госпиталя, а затем главного доктора Либавского морского госпиталя и одновременно медицинского инспектора Порта Императора Александра III в Курляндской губернии. Однако для сына он избрал профессию юриста. Так, по родительской воле, в 1896 году Иван попал в число студентов юридического факультета Санкт-Петербургского университета, который пользовался особой популярностью у интеллигенции того времени, его нередко выбирали те, кто и не собирался заниматься правоведением. Факультет расширял общее образование, давал возможность по его окончании служить в различных учреждениях и, что немаловажно, оставлял время для любимых занятий. Неслучайно этот факультет окончили многие художники и литераторы — будущие коллеги Билибина по «Миру искусства»: Александр Бенуа, Сергей Дягилев, Дмитрий Философов, Вальтер Нувель, Николай Рерих, Мстислав Добужинский (2). Иван выполнил волю отца и, несмотря на увлечение рисованием, добросовестно завершил учебу, получив в 1900 году диплом об окончании университета. Благодаря сохранившимся архивам известно, что студент Билибин написал дипломную работу по римскому праву. Его научным руководителем был профессор В.В. Ефимов, который состоял в комиссии при сдаче государственных экзаменов на юридическом факультете Николаем Рерихом в 1898 году. Профессор спросил тогда Рериха, пригодится ли ему римское право, ведь выпускник юридического факультета Н. Рерих уже приобрел известность как художник своей картиной на тему истории Древней Руси. Знал ли профессор о творческих успехах своего дипломника, который к моменту окончания университета проиллюстрировал несколько сказок. Книги в оформлении Билибина, включавшем не только рисунки, но и орнаменты, шрифт, были отпечатаны в лучшей русской типографии Экспедиции Заготовления Государственных бумаг (нынешнее ОАО «Гознак»), щедро финансировавшейся государством, что позволило выпустить их по умеренной цене и большим тиражом, принеся известность художнику. Кстати сказать, двуглавый орел, который используется сейчас на монетах «Банка России», принадлежит кисти мастера и поэтому выглядит сказочным. Среди профессоров, которых мог слушать студент Билибин на юридическом факультете, судя по подаваемым им каждое полугодие заявлениям, видные юристы, социологи и экономисты: А. А. Исаев, Н. М. Коркунов, И. Я. Войницкий, Ф. Ф. Мартенс, И. А. Ивановский, В. М. Сергеевич, Н. Л. Дювернуа. Впрочем, в какой мере воспользовался Билибин этой возможностью, остается вопросом, поскольку все силы отдавал искусству. Позанимавшись два месяца в студии А. Ашбе в Мюнхене, Билибин по возвращении в Петербург поступил в мастерскую, руководимую И. Е. Репиным. «Я теперь поступил в мастерскую Репина (частную), и работы у меня масса. По вечерам же надо и слегка юриспруденцией заниматься, а также репинскими уроками «на дом», так что дел, дел, дел — куча», (3) — писал Билибин в сентябре 1898 года одной из своих знакомых. К этому времени решение стать художником было принято окончательно. Важным для него стало сотрудничество с обществом «Мир искусства», которое объединяло известных мастеров и играло важную роль в русской культуре рубежа XIX-XX веков. Общество выпускало одноименный журнал, регулярно проводило собрания, выставки. Постепенно определилась творческая специальность Билибина как книжного графика, иллюстратора русских сказок. Чтобы быть исторически правдивым в своих рисунках, художник много ездил по России. В 1903-1904 годах он имел поручение этнографического отдела Русского музея Александра III на сбор коллекций, для чего посетил Вологодскую, Архангельскую, Олонецкую губернии, собирал предметы крестьянского обихода, национальную одежду, образцы вышивки и резьбы. Во время путешествий он делал многочисленные зарисовки, фотографии, что давало материал для творчества. Помимо книжной графики Билибин занимался созданием декораций и костюмов для театра. Этот опыт пригодился для выполнения заказа на эскизы росписи стен и потолка Нижегородского банка, построенного в стиле «русского модерна».

Следует особо остановиться на одной из лучших работ художника «Суд во времена Русской правды», которая выполнена им по заказу книгоиздателя И.Н. Кнебеля и вошла в серию брошюр «Картины по русской истории» (1908—1913), выполненных в жанре школьного пособия с иллюстрациями, оригиналы для которых выполнили художники Серебряного века.

Главной особенностью издания было привлечение для создания картин лучших художников того времени, таких как С. В. Иванов, братья Васнецовы, Кустодиев, Бенуа, Кардовский, Лансере, Добужинский, Чемберс.

Читайте также:  Мюзикл «скрипач на крыше»: содержание, интересные факты, видео, история

Заслуга Кнебеля как издателя заключается в том, что он сумел поместить заказ на печать репродукций в первоклассную европейскую типографию, которая максимально приблизила репродукции к подлинникам. Кстати, размер репродукций (66х88 см) почти соответствовал размеру оригиналов, то есть они были удобны для классных занятий.

Русская педагогическая критика начала века высоко оценила новое школьное пособие. К каждой исторической картине прилагалась брошюра с объяснительным текстом историкаС. А. Князькова, которая служила хорошим подспорьем для преподавателей истории.

В многочисленных рецензиях не раз отмечалось, что красочные репродукции с исторических картин привлекали внимание преподавателей и учащихся не только сюжетом, но и своей художественной стороной.

Последнее обстоятельство сыграло заметную роль в том, что «Картины по русской истории», выпущенные тиражом 3 500 экземпляров, приобретались не только учебными заведениями, но и частными лицами. Владельцы картин нередко вставляли их в рамы и вешали в кабинете или в гостиной (4). Сегодня листы из «Картин русской жизни» представляют собой чрезвычайную редкость.

Небольшой тираж и подчеркнутая декоративность сделала хромолитографии из этой серии привлекательными для коллекционеров. При этом большая часть тиража из-за высокой цены листов оставалась нераспроданной на складе издателя, где и погибла во время антинемецкого погрома 1915 года, когда был подожжен склад, типография и магазин Кнебеля.

Билибин исполнил для Кнебеля лишь один лист, но при этом «Суд во времена Русской правды» по справедливости считается одним из достойнейших его произведений и несомненной жемчужиной кнебелевской серии. Сюжет картины восходит к одному из жестоких обычаев древнерусского судопроизводства – испытанию огнем.

Суть его в том, что по распространенному верованию того времени, если несправедливо обвиняемого поставить в гибельные для него условия, то Бог вмешается и не допустит смерти невиновного. Обвиняемого либо заставляли держать руку на огне, либо проходить через костер в одной рубашке, либо держать в руках раскаленное железо.

Если человек испытывал при этом явные физические страдания, то он признавался виновным. Можно предположить, что при выборе темы картины сказалось юридическое образование художника.

Его стремление к исторической точности в передаче событий в этой сфере могло обрести свое разрешение благодаря лекциям Николая Львовича Дювернуа (1836-1906), выдающегося русского юриста, заявления на посещение которых студентом Билибиным сохранились в архивах. Н.Л.

Дювернуа является автором замечательного научного исследования «Источники права и суд в Древней России», одна из глав которого называется «Суд в эпоху Русской Правды», почти как и картина Билибина. У нас есть основание думать, что художник-правовед изучил монографию своего преподавателя для воссоздания достоверной сцены суда.

Сравнивая древнерусский и древнегерманский процессы, Дювернуа отмечает стремление древнерусского суда к материальной, т. е.

фактической истине, приоритетное использование доказательств, приводящих к установлению такой истины (в первую очередь – показаний свидетелей, вплоть до показаний рабов, которые в отдельных случаях также могли свидетельствовать в суде) и, соответственно, значительно меньшем, по сравнению с германским процессом, хотя и сохранявшемся значении формальных доказательств (ордалий – испытаний огнем и водой…) (5). В Древней России сила законодателя ничтожна. Здесь не закон утверждает силу веры, а сила веры освящает власть закона. Сосуществование общинного строя и княжеской власти, языческих нравов и влияния христианства и Церкви как характерные черты русского права на самом раннем этапе развития (6) образно и ярко представлены на картине. Во время революционных событий 1917 года, когда обстановка в Петрограде накалилась, художник переехал в Крым, а затем в 1920 году эмигрировал за границу. «С волною беженцев отплываю на пароходе в неизвестном направлении», – написал Билибин. Жил он в Каире, Александрии. Довольно быстро преодолев положение бедного эмигранта, заработал известность среди богатых греческих колонистов, обосновавшихся в Египте, выполняя панно для их частных особняков. В эти годы сложилась семейная жизнь художника. В феврале 1923 года он женился на своей ученице, художнице по фарфору А.В. Щекатихиной-Потоцкой, которая приехала к нему в Египет в феврале 1923 года со своим сыном и привезла в подарок из холодной России полотняный мешочек с гречкой, выменяв его на свою лучшую картину. К.И. Чуковский вспоминал в своем дневнике: «Вчера вечером был у Замирайло. Я поговорил с ним о Щекатихиной: «Да ей Билибин присылает такие теплые письма и телеграммы, что в Питере становится оттепель: все начинает таять. Вот она вчера уехала, и сегодня впервые – мороз!» (7) Александра Васильевна – третья жена И.Я. Билибина. Так случилось, что все его жены — художницы. От первого супружества с М.Я. Чемберс у Билибина два сына: Александр и Иван, отношения с которыми он поддерживал, особенно с Александром, будущим художником театра и кино. Гражданский брак со второй женой, красавицей Р.Р. О’Коннель, также оказался непрочным. А вот с А.В. Щекатихиной-Потоцкой художник не расставался до конца жизни. В 1925 году Билибин с семьей уехал во Францию. Без работы он не сидел, заказы поступали. Его мастерство пользовалось спросом. С большим успехом художник иллюстрировал французские сказки. Издатель предлагал Билибину изменить фамилию, придав ей французское звучание. Однако Иван Яковлевич отказался. Он мечтал о Родине. Духовно приблизиться к далекой России ему помогала работа над эскизами костюмов и декораций для спектаклей русских оперных сезонов в Театре Елисейских полей: «Сказка о царе Салтане» и «Царская невеста» Н.А. Римского-Корсакова, «Князь Игорь» А.П. Бородина, «Борис Годунов» М.П. Мусоргского. И только знакомство с В.П. Потемкиным, российским послом во Франции, помогло реализовать мечты. Кстати, художник создал прекрасное панно для здания, в котором размещалось советское посольство в Париже. Благодаря хлопотам В.П. Потемкина, в 1936 г. И.Я. Билибин с семьей вернулся на родину. Он был хорошо принят, получил место профессора графической мастерской Института живописи, скульптуры и архитектуры Всероссийской Академии художеств в Ленинграде, в 1939 г. стал доктором искусствоведения. Началась война. В сентябре 1941 года В.П. Потемкин, теперь народный комиссар просвещения РСФСР, предложил Билибину с семьей эвакуироваться в глубь страны, но художник отказался. Он мужественно переносил холод и голод той зимы. Из своей полуразрушенной квартиры Иван Яковлевич с женой перебрался в здание Академии художеств, в бомбоубежище, так называемый «профессорский дот». Есть воспоминания о той блокадной зиме И.А. Бродского: «Обратно в Академию мы ехали на военном газике. Где-то возле Мойки, рядом с красивым арочным мостиком, наша машина остановилась. Заглох мотор, и, пока шофер возился с ним, мы вышли на тротуар немного размяться. Вокруг было мрачно и безлюдно; силуэтом смотрелись темные громады домов, сиротливо стоял пустой трамвай, засыпанный снегом, у ног валялась сломанная решетка набережной. Вдали в небе сверкали отсветы багрового пламени. Мимо промчалась пожарная машина, ухнул выстрел… Стояла какая-то мерзлая тишина, только снег поскрипывал под ногами. Эти места были памятны Ивану Яковлевичу. – Где-то неподалеку жил Александр Блок. Давайте читать его стихи… Черный вечер. Белый снег. Ветер, ветер! На ногах не стоит человек… Читал он тихо, размеренно, сбиваясь и повторяя отдельные строчки и слова… Потом прочел я: Над желтизной правительственных зданий Крутила долго мутная метель, И правовед опять садится в сани, Рукою захлестнув шинель… – Это чье? – как бы играя в литературные загадки, спросил я. – Осипа Эмильевича… Иван Яковлевич сказал это так, как будто и я, как и он, хорошо знал Мандельштама. – А знаете, чертовски красив сейчас город. Страшно красив. Нужно запомнить его таким и когда-нибудь написать… Ну что ж, давайте садиться в сани… Стихи как будто про меня. Я ведь тоже правовед, окончил факультет права в Петербургском университете. Поехали!..(8) Билибин не дожил до Победы. Он умер в феврале 1942 года, в первую блокадную зиму в осажденном городе. Похоронен в братской могиле профессоров Академии художеств.

 1 http://nearyou.ru/levitsk/3bilibin1.html 2 С. В. Голынец. Художник сказки и былины. Знаменитые универсанты. СПб, 2005. Т. 3. С. 4 http://detc.ls.urfu.ru/courses/ccult0021/external/0102.pdf 3 Письмо И. Я. Билибина О. В. Яфа от сентября 1898 г. // Иван Яковлевич Билибин: Статьи. Письма. Воспоминания о художнике. С. 170. Цит. по: С. В. Голынец. Художник сказки и былины. Знаменитые универсанты. СПб, 2005. Т. 3. С. 5 http://detc.ls.urfu.ru/courses/ccult0021/external/0102.pdf 4 Я. Юниверг «Картины по русской истории» http://www.websib.ru/fio/works/112/knebel/ 5 Источники права и суд в Древней России: Опыты по истории русского гражданского права/Предисловие канд. юрид. наук А.В. Коновалова. — науч., [репринт.] изд.. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. ISBN 5-94201-345-4. С.18. 6 Там же. С.14 7 Чуковский К.И. Дневник 1901-1929.-2-е изд., испр.-М.: Совр. Писатель, 1997. Цит.по: Иван Билибин. По материалам собрания Е.П. Климова. Изд. «Терра». М. 1999. С.23 8 Г.В. Голынец, С.В. Голынец. Иван Яковлевич Билибин. Изд. «Изобразительное искусство». М. 1972. С. 287

Билибин

Портрет Ивана Билибина

Художник Кустодиев, 1901

Билибин

  • Картина: Суд во время Русской Правды
  • Художник исполнитель: Иван Билибин
  • Дата завершения картины: 1890
  • Стиль картины: Ар Нуво (Модерн)
  • Жанр исполнения: историческая живопись

Источник: https://pro-sud-123.ru/tribune/khudozhnik-ivan-yakovlevich-bilibin-/

The_Project

Предыдущая Следующая

154

первый памятник русской богословской, философ­ской и исторической мысли.

Успехи просвещения на Руси во многом стали возможны благодаря личным достоинствам её правителя. Ярослав был твёрдым христианином, сторонником «книжного почитания». Сам он много читал, и нередко ночь заставала его за книгой.

Собрав в Киеве писцов и переводчиков с грече­ского, он поручил им перевод книг, привезённых на Русь из Византии. Это были богословские и исторические сочинения византийских и ан­тичных авторов.

Так Русь приобщалась к великой культуре античного мира и Византии.

При Ярославе успешно развивались отношения Руси со странами Европы. В те времена престиж державы во многом определялся династическими связями. С правящим в Киеве родом Рюриковичей мечтали породниться могущественнейшие монар­хи христианского мира.

Один из сыновей Яросла­ва, Всеволод, стал зятем императора Византии Константина IX Мономаха. Дочери Ярослава — Анна, Анастасия и Елизавета — вышли замуж за королей Франции, Венгрии и Норвегии.

Любопытно, что во время коронации во Фран­ции Анна Ярославна пожелала давать королевскую присягу не на латинской, а на привезённой из Киева славянской Библии. Библия эта так и осталась в Реймсском соборе, где до 1825 г.

Читайте также:  Иванов "оливы у кладбища в альбано. молодой месяц" описание картины, анализ, сочинение

включительно короновались француз­ские монархи; и, как это ни поразительно, последующие поколения французских королей присягали на Библии, прибывшей во Францию из Руси.

Выдающимся достижением эпохи правления Ярослава, который по справедливости вошёл в русскую историю под именем Мудрого, было составление свода письменных законов, который получил название «Русская Правда», или же «Правда Ярослава». Позднее преемники Ярослава дополняли его новыми статьями.

«Русская Правда» включала статьи законов как гражданских, так и уголовных. Она устанавливала судопроизводство, определяла наказания за те или иные проступки или преступления. Из неё можно почерпнуть сведения о социальном устройстве, нравах, обычаях русского общества того времени.

Билибин

И.Я. Билибин. «Суд во времена «Русской правды»».

155

По гражданским делам «Русская Правда» устанавливала суд двенад­цати выборных. В отличие от сводов законов других стран тогдашнего христианского мира «Русская Правда» не знала применения пыток и телесных наказаний, хотя казнь за наиболее тяжкие преступления существовала.

В основном приговаривали к денежным штрафам, размеры которых зависели от тяжести проступка и от того, кем был пострадавший. Ограничена была кровная месть, распространённая в обществе тех столетий. По меткой оценке Н.М.

Карамзина, «Правда Ярослава» утверждала личную безопас­ность и права на собственность каждого из подданных князя.

Предчувствуя близость кончины и желая пред­отвратить возможную борьбу за власть между своими сыновьями, старый князь ещё при жизни постарался распорядиться державным наследием. Старший сын Изяслав должен был княжить в Киеве, и братьям вменялось чтить его как главу рода.

Святослав Ярославич получил в княжение Чернигов, Всеволод — Переяславль, Игорь — Владимир-Волынский, Вячеслав — Смоленск. В Полоцке оставался княжить внучатый племянник Ярослава Всеслав Брячиславич. По завету отца братья сообща должны были беречь единую Русскую землю.

В 1054 г., прожив более 70 лет, великий князь Руси Ярослав Мудрый скончался.

БОРЬБА РУСИ С ПОЛОВЦАМИ

К середине XI в. племена кипчаков, придя из Средней Азии, покорили все степные про­странства от Яика (река Урал) до Дуная, включая север Крыма и Северный Кавказ.

Предыдущая Следующая

Источник: http://enoth.org/enc/1/6_12.html

Сказочный мастер. Иван Билибин жил, работал и умер за Россию — ДОСТОЙНАЯ ЖИЗНЬ НА ПЕНСИИ — медиаплатформа МирТесен

16 августа 1876 г. в нынешнем Курортном районе Санкт-Петербурга, а в прошлом — в селе Тарховка, родился мальчик. Ему суждено было стать художником, с произведениями которого мы не расстаёмся никогда. Назвали его Иваном Билибиным.

Портрет художника Ивана Билибина, Кустодиев, 1901 год.

.

Чтобы понять, насколько творчество Билибина близко каждому, проведите эксперимент: достаньте купюру любого достоинства. Найдите слова «Банк России». Над ними — двуглавый орёл. Это работа Билибина от 1917 г. Птица предназначалась для Государственной печати Временного правительства.

Но не всё измеряется деньгами. Попробуйте представить себе Василису Прекрасную, Бабу-ягу или сказочный город. С большой вероятностью это будут образы, созданные Билибиным. Именно он создал канон иллюстраций к русской сказке и русский декоративный стиль как таковой.

Работы Ивана Билибина .

А ведь этого могло не быть. Отец, помощник главного док­тора С.-Петербургского морского госпиталя, надеялся, что сын повторит карьеру деда — успешного юриста (задатки того были — учился мальчик хорошо, гимназию окончил с серебряной медалью).

И настоял, чтобы Ваня поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета. В семье со старинными купеческими корнями — род калужских промышленников Билибиных восходит к началу XVII в. — перечить родителям было не принято. В 1896 г.

Иван Яковлевич уже студент-правовед.

График и театральный художник Иван Билибин, 1900 год. .

На питерском юрфаке в те времена подобралась уникальная компания. Вот лишь несколько имён — Александр Бенуа, Мстислав Добужинский, Сергей Дягилев, Николай Рерих — люди, которые определили тот культурный взрыв, который мы называем Серебряным веком.

К ним добавился и Иван Билибин. Можно представить себе отчаяние профессора Василия Ефимова: он преподаёт римское право, а выпускники — сплошь художники. В 1898 г. — Рерих, в 1900-м — Билибин.

Утешение одно — вряд ли бы они составили славу отечественного правоведения.

Впрочем, в случае с Билибиным не факт. Об этом свидетельствует одна из его работ — «Суд во времена Русской Правды». Она поразительно достоверна в деталях. Тому есть объяснение.

В архивах университета сохранилось заявление студента Билибина на посещение лекций Николая Дювернуа, автора монографии «Источники права и суд в Древней России». Специалисту по римскому праву, кем должен был стать Билибин, этот курс не нужен.

А вот художнику Билибину, увлечённому Древней Русью, он весьма пригодился. Равно как и дотошность, и скрупулёзность, и стремление к точности — свойства истинного правоведа.

Очень скоро эти «бухгалтерские» качества найдут прямое применение. По заданию этнографического отдела Русского музея Билибин в 1902-1904 гг. совершает ряд экспедиций. Архангельская, Вологодская, Тверская, Олонецкая губернии, чуть позже Карелия и Кижи.

От художника в таких случаях ожидают этюдов, набросков, новых идей.

Билибин же ведёт себя как настоящий учёный — не только создаёт фото­архив деревянной архитектуры, но и везёт в Петербург набойки, кружева, прялки, посуду, ларцы, вышивки и даже огромные пряничные доски.

Вот его впечатления: «Только недавно открыли, точно Америку, старую художественную Русь, вандальски искалеченную, покрытую пылью и плесенью. Но и под пылью она была прекрасна, так прекрасна, что вполне понятен порыв открывших её — вернуть! Вернуть!»

«Суд во времена Русской Правды», 1890 год.

В этих путешествиях Билибину явно открылось что-то особенное, что позволило ему стать не просто художником-иллюстратором, но и постигнуть сокровенный смысл сказки, мифа и былины.

Джон Толкиен, признанный специалист по северному эпосу, автор самого значительного фэнтези-произведения «Властелин Колец», в середине XX в. писал: «Рисунки, изображающие волшебную страну, обязательно должны иметь рамку, чтобы нарисованное воспринималось как мир, увиденный через окно.

И они ни в коем случае не должны быть похожи на фотографии. Скорее уж на витражи». Эти принципы были сформулированы Иваном Билибиным лет на 40 раньше. Все его иллюстрации сделаны именно так — рамка и витраж. Последней технике присуща точно выверенная линия, создающая форму.

Билибин, практикуясь по 6-8 часов в день, достигает в ней такого совершенства, что получает от коллег прозвище Железная рука.

Русский график и театральный художник Иван Билибин в мастерской скульптора В. А. Поповой в Париже среди художников и портных, выполнивших по его эскизам костюмы и маски к балету Игоря Стравинского «Жар-птица», 1931 год. .

В очень похожей манере Билибин выступал впоследствии, когда был штатным художником ОСВАГ — ОСВедомительного АГентства вооружённых сил Деникина и Врангеля. Так, известен его злой и обидный для советской власти плакат 1919 г.: «О том, как немцы большевика на Россию выпускали». Но современным поклонникам белогвардейцев рано записывать художника в «свои».

В 1906г. Билибин был арестован и целые сутки просидел в «Крестах» за другое произведение — карикатуру из журнала «Жупел». На ней в окружении императорских регалий и грифонов с герба Дома Романовых красовался осёл — символ глупости и идиотизма.

Что же выходит? Билибин — «борец с царизмом»? Вряд ли. Ослиный сюжет не помешал ему пару лет спустя приступить к работе над серией почтовых марок, посвящённых царскому юбилею — 300-летию Дома Романовых.

Может быть, он, как и многие художники, беспринципный и легкомысленный?

Снова мимо. Потому что принципы Билибина просты и понятны. Он не стеснялся демонстрировать их при каждом удобном случае.

«Я стал более ярым националистом, чем когда-либо, насмотревшись на всех этих «носителей культуры» — англичан, французов, итальянцев и пр.», — пишет он из Каира, первого эмигрантского пристанища, в 1921 г.

«Я — русский националист», — пишет он чешскому издателю из Парижа 5 лет спустя.

Одна из последних неоконченных работ Ивана Билибина «Дюк Степанович», 1941 год. .

Но торопиться навешивать на уникального художника политический ярлык не стоит.

Вот как он объяснял свою позицию: «Так как я большой националист и очень люблю Россию, то я люблю также и всех тех, кто любит Россию‚ русскую культуру.

Национальное есть мощь народа, если оно основано на любви к лучшим духовным проявлениям нации, а не на приверженности её случайной внешней политической обстановке».

То, что эти слова не пустой звук, Билибин доказал, когда вернулся из эмиграции на Родину. И, когда Родина попала в беду, в сентябре 1941 г.

нарком просвещения РСФСР Владимир Потёмкин предложил Билибину покинуть Ленинград (65-летний художник жил и работал в подвале Ленинградской академии художеств, так как его квартиру разрушило во время бомбёжки), вокруг которого почти сомкнулось кольцо блокады.

Художник ответил: «Из осаждённой крепости не бегут. Её защищают». И защищал — одной из последних работ Билибина стал рисунок «Русские витязи гонят рыцарей».

Русские витязи гонят рыцарей (неоконченный эскиз) 1941г.

.

Он умер от голода и холода 7 февраля 1942 г. На посту.

Братская могила профессоров Академии художеств, погибших во время блокады Лениграда в 1942 г источник

Источник: https://mypensiya.mirtesen.ru/comments/42676299227/page

Закон и суд во времена Русской Правды (стр. 1 из 4)

По мере того, как создавалась Русская земля, усложнялись общественные отношения и возникало государство, постепенно вырабатывались и те правила общежития, которыми определяется отношение людей друг к другу, всех к каждому и каждого, ко всем, на основе общей пользы и выгоды ради всеобщего мира и тишины; создавалось, другими словами, право страны, которое прежде всего и больше всего выражается в суде, разбирающем те столкновения отдельных лиц друг с другом, которые эти лица не в силах помирить своими средствами, и им приходится обращаться к той силе, власти и значение которой они признают. Пока государства не было и люди жили отдельными родами и племенами, судьей всех споров и разногласий, карателем всех преступлений и проступков был в роду — старейшина рода, в племени — старейшина племени, один или сообща с наиболее старейшими главами отдельных семей. Этот суд творился на виду у всех и сводился к тому, что устанавливал вину преступившего обычаи человека и отдавал его в распоряжение того, кто потерпел от обиды. Обычай установил и степень взыскания с виновного. Если виновный нанес кому-либо материальный ущерб, то должен был возместить сделанную им кражу, потраву, порчу скота или оружия равноценным из своего запаса; если виновный был убийцей, то сам платил жизнью, падая от руки родственников убитого. Таким образом, в суд древних времен участвовали и лица, всеми признаваемые за судей, и сами судившиеся, потерпевшие, получавшие от суда право взыскать свой ущерб с обидчика.

Когда земли восточных славян распались на городовые области и в каждом городе во главе власти стали князья и веча, то князь и вече сделались источниками суда и расправы. С появлением варяжских князей суд делается даже более княжеским, чем вечевым.

И наша летопись, когда рассказывает о призвании князей, отмечает, как главное назначение князя, держание суда людям. «Поищем себе князя иже бы владел нами и судил по праву», — говорили новгородцы, посылая гонцов к Рюрику и братии его.

Суд становится доходной статьей князя, потому что за суд он получает особые взносы с ищущих суда, и потому, конечно, всячески старается это свое право суда сохранить только за собой и оградить его от всяких покушений со стороны веча. Это удается князьям; о судах в XI, XII вв. мы читаем в летописях, как явлении княжеского обихода.

Читайте также:  Симфонический оркестр: становление и развитие.

Владимир Мономах в своем «Поучении» приказывает своим детям каждый день держать суд людям. Князь Ростислав хотел постричься в монахи, и печерский игумен уговаривает его не делать того, а лучше делать свое княжеское дело — «в правду суд судит».

Князь сам, конечно, не мог судить все дела во всем княжестве и поручал обыкновенно вместо себя держать суд по городам своим наместникам — посадникам и управителям — тиунам. Эти доверенные князя, его тиуны, оставили по себя недобрую память.

То обстоятельство, что суд являлся доходной статьей князя, которую он поручал в заведывание своими тиунами, за что давал им часть дохода, распаляло в них хищничество. Летопись, как только заговорить о тиунах, то больше всего рассказывает о том, как «начаша тиуны грабити, людей продавати, князю не ведущу».

Такое поведение тиунов было столь обычно, что возникали вопросы: где им быть на том свете за их неправедное житие и поступки? Конечно, на тиуна можно было жаловаться князю; но, во-первых, частенько и сам князь был лаком до «кун», а во-вторых, это нам теперь легко говорить, что можно жаловаться князю, когда к нашим услугам организованный порядок жалобы, пути и средства сообщения, а ведь тогда часто за дверь своего дома нельзя было выйти без топора или рогатины в руках, всякое же путешествие являлось подвигом.

Каждую зиму князь отправлялся обыкновенно на «полюдье», т.е. за сбором дани с подвластных ему городов и местностей. Останавливаясь на погостах, куда отдельные семьи и роды свозили дань, князь тут же и творил суд.

Дома, в том городе, где считалась резиденция, князь творил суд у себя на дворе, сидя на своем крыльце. Кругом собирались дружинники.

На дворе задолго до появления князя толпились тяжущиеся и обвиняемые, свидетели и просто любопытные.

Один за другим подходили тяжущиеся и обвиняемые к крыльцу, рассказывали князю, в чем заключается тяжба, или какое преступление совершил обвиняемый, и князь, поговорив с дружинниками, выслушав хорошо знающих старые обычаи людей, стариков и свидетелей—«видоков» и «послухов», ставил свой приговор «по старине и по пошлине», т.е. по обычаю, какой пошел от предков. Кроме наказания, виноватая сторона платила штраф в пользу князя.

Писанного закона тогда не существовало, и приговор ставился на основании обычая, устно передававшегося от отца к сыну, из поколения в поколение. Обычай основывался на естественных побуждениях человеческой природы и мало считался с какими-либо нравственными ограничениями.

Убьет кто-нибудь человека — близкие родичи убитого из естественного чувства мести стремились убить погубителя; побьют кого — побитый чувствует злобу и добивается возможности выместить ее на обидчики; украдут у кого-либо—потерпевший понятно, старается отыскать вора, отобрать у него похищенное, да еще постарается причинить вору какое-либо зло, чтобы отвадить его от воровства.

Такого рода побуждения и легли в основу судебных обычаев древности. «Око за око, зуб за зуб, кровь за кровь» — вот основной смысл их.

Принятое и распространенное христианство нанесло решительный удар такому положению дела. Христианство учило людей любить друг друга, воздавать добром за зло, прощать врагов. Христианское учение говорило, что преступление — зло, нанесенное брату — человеку другим человеком, и есть не только ущерб, наносимый другому, и нарушение обычая людей, но и грех перед Богом.

Возник затем ряд житейских явлений, в которых с языческой точки зрения не было ничего злого или преступного, не было видимого ущерба или убытка, причиняемого злой волей, но по христианскому взгляду был грех; к числу таких проступков относятся: многоженство, обида слабого, развод, несоблюдение церковных правил, возвращение в язычество новокрещенных и др.

Судьями по такого рода делам стали епископы. Они, во-первых, судили всех людей по всем церковным делам; им подведомственны были, например, такие дела, как святотатство, развод и т.п.; во-вторых, их суду подлежали по всем делам все люди церковные, т.е. священники, монахи, клирошане, словом, все те, кто находился под покровительством церкви.

Первые епископы на Руси были греки, не знавшие русских судебных обычаев, а меж тем им приходилось судить по чисто-светским делам целые разряды людей.

Тогда-то вот, для сведения духовных судей, и потребовалось записать судебные обычаи.

Первая запись обычных законов была сделана, вероятно, во времена княжения Ярослава, сына Владимира Святого, поэтому эти первые русские записанные законы и называются Ярославов суд, или Русская Правда, т.е. русские законы. «Соуд Ярославль Володимирица, правда роусьская», — так озаглавлен древнейший список Правды.

Существуют два основных текста Русской Правды — краткий и пространный. Краткий текст считается более древним и самостоятельным, нежели пространный. Правда древнейших списков не делится на статьи; мало того, отдельные предложения не отделены одно от другого никакими знаками препинания.

Самые описки Правды дошли до нас в сравнительно очень поздних копиях, с большими описками и ошибками, внесенными переписчиками; повторения пропуски, недописки, неясность изложения — обычны в списках Правды. Для уразумения текста древнейшей Правды ученые разбили его на статьи, руководствуясь смыслом их. Таких статей, или параграфов, в древнейших списках установлено 25.

Пространные списки Правды испещрены заголовками, которые написаны в строку киноварью — красной краской. Статей в пространной Правде насчитывается до 159 по так называемому Троицкому списку конца XV века. Древнейшие списки Русской Правды, известные доселе, относятся к XIII веку. Читать Русскую Правду, особенно в краткой ее редакции, очень трудно.

«Представьте себе рукопись, — говорить проф. В. И. Сергеевич, — написанную хотя и четко, но со словами не вполне написанными, а под титлами, со словами, не отделенными одно от другого, а поставленными слитно и без знаков препинания. Не только слова не отпилены друг от друга и придаточные предложения от главных, но и главные от главных.

Где прекращается мысль автора, что с чем слито и что от чего отделить — на это нет ни малейшего намека в рукописи. Это дело самого читателя.

Списки пространной Правды находят в Кормчих, т.е. в списках церковных законов, в «Мерилах Праведных»[1], в летописях. Краткая Правда записана только один раз в Новгородскую летопись. То обстоятельство, что пространная Правда встречается в Кормчей и Мериле Праведном, и свидетельствует, кто и зачем ею пользовался: конечно, духовные судьи при разборе светских дел или тяжб.

Если бы Русская Правда была официальной записью закона, в нее, конечно, вошли бы статьи о таких судебных обычаях, которые являлись необходимой принадлежностью древнего суда даже в московское время. Одним из таких обычаев было «поле», т.е. «судебный поединок тяжущихся, их драка орудием до смерти или тяжелой раны одного из бойцов, причем победивши и выигрывал тяжбу.

Об этом обычай у русских знают греки и арабы Х века, знает наше предание и позднейшая судебная практика московского времени. Но Правда молчит об этом обычай. Дело в том, что духовенство всегда возражало против этого языческого обычая; церковь даже наказывала епитимьей и наказанием поединщиков.

Понятно, что она не могла в свое судебное руководство включить этого осуждаемый ею обычай и присуждать к нему тяжущихся.

Не найдем мы в Русской Правде и указаний на существование пыток и смертной казни. Тем не менее, и пытка и смертная казнь были известны нашей древности. Только церковь, памятуя начала любви и всепрощения, лежащие в основе ее и вне ее, не могла самостоятельно прибегать к этим кровавым обычаям и потому не включила их в свое судебное руководство.

К тому же самое тяжкое преступление, как душегубство, татьбу с поличным, церковный суд разбирал всегда с согласием княжеского суда, который, вероятно, и произносил, когда этого требовал обычай, смертный приговор.

Существовал, таким образом, обычай осужденного церковным судом не давать в руки светской власти и суда, если приор должен был вести за собой казнь. В летописи есть все, что христианские епископы первые указали князю Владимиру, только что оставившему язычество, на его право казнить разбойников.

Эти разбойники были, вероятно, те ненавистники христианства, которые отказались принять крещение и скрылись в лесах около Киева, откуда и повели борьбу с новокрещенами. Летопись рассказывает об этом так.

Когда умножились разбои около Киева, то епископы пришли к князю Владимиру и сдавали ему: — «Вот умножились разбойники отчего не казнишь их?» Владимир ответил: — «Боюсь греха!». Епископы же сказали ему: — «Ты поставлен от Бога на казнь злым, а добрым на милованье; следует тебе казнить разбойников. Но, конечно, испытывая вину их!».

Источник: https://mirznanii.com/a/187519/zakon-i-sud-vo-vremena-russkoy-pravdy

Картины по русской истории. И.Я. Билибин

Начало здесь.

4. И.Я. Билибин. Суд во времена «Русской Правды»

«Русская Правда» — это и свод законов, важнейший па­мятник восточнославянского права, и незаменимый источник о большом периоде истории Древней Руси. Краткая редакция «Русской Правды» возникла в первой половине XII века в Новгороде, но ее первая часть, «Древнейшая Правда», на сто­летие старше.

Начальные статьи «Древнейшей Правды» по­явились в 1016 году в Киеве при Ярославе Мудром. Под­тверждая древний обычай кровной мести, они говорили о ра­венстве свободных людей (купцов и даже изгоев) с княжески­ми дружинниками (гридями, мечниками, ябедниками). «Древ­нейшей правде» известно лишь об «обиде» в пользу потерпев­шего, но не о поборах в пользу князя.

Вторая часть краткой редакции «Русской Правды» («Прав­да Ярославичей») возникла как прямой ответ феодалов на крестьянские восстания 1068—1071 годов, когда многие княжьи люди были убиты, а князья вынуждены были объединяться.

Она устанавливает виру (штраф) за убийство смерда-крестья­нина 5 гривен, а за княжеского огнищанина 80 гривен, назна­чает штраф за порчу межи, кражу скота, ловлю зверей и птиц в княжьих лесах, за сбор чужого меда и так далее.

Пространная редакция «Русской Правды», возникшая в Новгороде в связи с восстанием 1209 года, намного шире крат­кой. Она дает огромный материал по истории XII—XIII ве­ков всех древнерусских земель.

В ней мы видим неравенство среди свободных людей, видим зависимых от князя смердов, связанных круговой порукой в территориальной общине — верви. За убийство вместо наказания смертью все должны были платить деньги, по разной цене за княжьего мужа, отрока, повара, тиуна, ремесленника, холопа, раба и так далее.

«Ди­кую виру» за неизвестного убийцу платила община, на терри­тории которой был найден труп, штрафами облагался «поклеп», обиды, разные увечья и многочисленные виды краж.

Ещё по теме:   Картины по русской истории. С.В. Иванов. Стрельцы

Устав «Пространной Правды» о холопстве говорит о способах обра­щения свободного в рабство, запрещает холопу свидетельство­вать в суде, показывает, что холопы на Руси имели свое иму­щество и семью, могли даже торговать.

На грани свободного и раба стояли так называемые «закупы», которые в случае бегства превращались в полных холопов. Статьи о наследстве («заднице») вводят нас в жилища смерда, феодала, купца.

Ростовщичество подробно представлено в статьях «о месяч­ном резе» (процентах), оживленная торговля регулирова­лась статьями о долговых обязательствах: льготных, если товар купца погиб на море, реке, в пожаре или на войне, и суровых к тем, кто чужой товар испортит, пропьет или проспорит.

Как свод постановлений и судебных обычаев «Простран­ная Правда» сохраняла свое значение до конца XV века и послужила одним из источников московского Судебника 1497 года.

На картине И. Я. Билибина представлены наиболее общие черты древнерусского суда. Его ведет князь, окруженный со­ветниками и дружиной. Закатав рукава, один из подсудимых готовится оправдываться испытанием раскаленным железом (обычай, широко распространенный в средние века).

Автор аннотации: А.П. Богданов

Продолжение следует.

Источник: http://bugaeff.ru/domashnij-muzej/kartiny-po-russkoj-istorii-i-ya-bilibin/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector