Наказание палками или музыкальное образование в xviii веке

История детских наказаний от Древней Руси до наших дней

Буквально на днях патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства призвала не считать побоями физические наказания детей в воспитательных целях. Церковь и ранее оправдывала такие воспитательные меры и порой даже настаивала на них.

Но у государства сейчас другие представления о воспитании: с новыми поправками в Уголовный кодекс за причинение физической боли детям россияне могут отправиться в тюрьму сроком до двух лет.

Тем самым власти закрепили окончательный поворот в традиции воспитания — детей больше бить нельзя.

Всё про ЕГЭ. Рассылка

Для тех, кто готовится к главному школьному экзамену

Традиционное наказание

Со времён Древней Руси наказание детей воспринималось как благо. Ребёнка били и держали в строгости из любви к нему. Способы наказания на Руси сохранились в народной памяти через пословицы. «Дать бы тебе ума с заднего двора» — высечь.

«Такую заушину дам, что троё суток в голове трезвон будет» — дать подзатыльник. «С черта вырос, а кнутом не стёган» — о пробелах в воспитании. «Жену учи до детей, а детей без людей» — о времени и месте проведения воспитательной работы. «Кого журят, того и любят» — о выборе тех, кого нужно наказывать.

«По дважды и Бог за одну вину не карает» — о количестве наказаний за одну провинность.

Похвала ребёнка считалась опасной: «Хвала в очи хуже порчи». Хвалящий якобы рисковал оговорить ребёнка, поэтому суеверная мать должна была после положительных слов трижды плюнуть. Эта боязнь дошла до наших дней во фразе-предупреждении «не перехвали».

С распространением православия к наказаниям как необходимой мере добавились религиозные установки об изначальной греховности человека

Обратите внимание

Воспитательные наказания готовили детей не только к земной, но и к небесной жизни. «Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его, — гласят Притчи Соломоновы в Библии. — Не оставляй юноши без наказания; если накажешь его розгою, он не умрёт».

В самом известном своде правил средневековой России — Домострое — наказанию детей были отведены отдельные пункты и несколько строк.

Домострой, XV–XVI века. Перевод В. В. Колесова:

«А пошлет Бог кому детей — сыновей или дочерей, то заботиться о чадах своих отцу и матери, обеспечить их и воспитать в добром поучении; учить страху Божию и вежливости, и всякому порядку, а затем, по детям смотря и по возрасту, их учить рукоделию — мать дочерей и мастерству — отец сыновей, кто в чем способен, какие кому Бог возможности даст; любить их и беречь, но и страхом спасать, наказывая и поучая, а когда и побить. Наказывай детей в юности — упокоят тебя в старости твоей».

Рекомендовалось «сокрушать ему рёбра» и «бить жезлом». Под «жезлом» понимался прут. От его ударов ребёнок «не умрёт, но здоровее будет», и его душа точно спасётся. Строгое воспитание в будущем «мужественного» человека подкреплялось, в частности, отсутствием улыбок во время игр.

Процедура наказания в семьях была спрятана от посторонних глаз. В школах при монастырях и церквях дети могли «получить» не только от отцов и старших братьев

Неотъемлемость жёстких мер для контроля за обучением даже попала в первый московский иллюстрированный печатный букварь.

На гравюре-фронтиписе в начале книги был изображён класс, в котором учитель бьёт розгами одного ученика, пока остальные читают. Издание было напечатано в типографии Василия Бурцева в 1637 году.

К розгам можно добавить и такие методы воспитания, как стояние коленями на горохе и удары верёвкой.

Азбука Василия Бурцева, 1637 год

Во второй половине XVIII века наказания по-прежнему были распространены, но стали не столь популярны. Жалованная грамота дворянству 1785 года постановила, что к благородным сословиям не надо применять телесные наказания. Отменили этот запрет через десяток лет при Павле I и вернули после восхождения на престол Александра I.

Как прекрасное образование не помогло Александру I изменить Россию

При создании в конце XVIII века системы народных школ, которые должны были охватить относительно большое количество населения, тема наказания детей была закреплена в правилах. Так, в «Руководстве учителям первого и второго класса народных училищ» 1786 года телесные наказания были запрещены. В 1804 году в новом положении запрет был сохранён, а в 1820 году — отменён.

Важно

В этот период воспитываются «непоротые поколения». Словосочетание приписывают Александру Пушкину. Представители этих поколений в декабре 1825 года вышли на Сенатскую площадь.

Восстание декабристов стало точкой начала общественных «заморозков» правления Николая I. В 1828 году устав гимназий и училищ постановил разрешить физически наказывать учеников первых трёх классов.

В 1838 году к ним добавились все гимназисты.

Решение о наказании розгами принималось попечителями учебных заведений.

Существовала так называемая шкала наказаний — за каждый проступок следовало конкретное наказание

Из-за этого могли не учитываться реальные обстоятельства. В зависимости от настроений и методов, следящих за ученическим порядком, частота наказаний различалась. Известный противник телесных наказаний XIX века педагог Николай Пирогов приводил цифры, что от 13 до 27% всех учащихся Киевского учебного округа в 1857–1859 годах подверглись битью розгами.

В 1864 году «Уставом гимназий и протогимназий» телесные наказания были отменены. Годом ранее запретили физические наказания в отношении детей-преступников. Любопытно, что, как и сейчас, против либерализации тогда выступало руководство церкви. Общий гимназический устав не означал отмену физических наказаний во всех школах большой империи.

Бывало, что общество родителей возмущалось методами воспитания приезжих в города и сёла учителей, выступая против наказаний как таковых или передачи этого права посторонним. В мужских и военных учебных заведениях насилие применялось чаще, чем в женских.

При домашнем обучении в привилегированных сословиях наказание тоже зависело от конкретной среды

В семьях российских императоров взгляды на дозволенность физического наказания не стояли на месте. При Екатерине II гуляли свободные идеи Просвещения и Жан-Жака Руссо. При Павле I юного будущего императора Николая и его брата Михаила воспитатель Матвей Ламсдорф бил розгами, линейками, ружейным шомполом, ударял их об стену.

Из записок Николая I, 1931 год:

«Граф Ламсдорф и другие, ему подражая, употребляли строгость с запальчивостью, которая отнимала у нас и чувство вины своей, оставляя одну досаду за грубое обращение, а часто и незаслуженное. Одним словом — страх и искание, как избегнуть от наказания, более всего занимали мой ум. В учении я видел одно принуждение, и учился без охоты».

Совет

Будущему Александру II Николай такого жестокого воспитателя определять не стал — Карл Мердер отличался рациональностью и вниманием к характеру ученика. К тому же ко двору был приглашён поэт Василий Жуковский.

Вместо физических наказаний применились ограничения во встречах с родителями (дети жили в отдельной половине дворца), в питании (есть за обедом один суп) и, например, вправе входить в учебную комнату в воскресенье.

Обязательное для мальчиков военное обучение однажды отправило Александра на домашнюю гауптвахту за проскок на параде галопом вместо рыси

Дети Александра II тоже воспитывались без жестокости: выговоры, угрозы не пустить повидаться с родителями и пожаловаться императору, запрет есть сладкое, стояние в углу, не разрешение идти развлекаться. Известный семьянин Николай II, бывало, лично наказывал своих детей. Императорских детей шлёпали. Не доставалось только цесаревичу Алексею. Из-за гемофилии любой удар мог стать очень болезненным.

Советские наказания

В советской школьной системе бить детей было запрещено. Телесные наказания назывались буржуазным пережитком. Сторонники свободного воспитания, начавшие создавать свои общества ещё до революции, получили поддержку на правительственном уровне.

Нельзя было применять насилие не только в обычных школах, но и в учреждениях для трудных подростков. В крайних случаях педагог или руководитель могли неформально отвесить непослушным детям подзатыльники. В 1930-х свободные порядки в школах первых лет советской власти уступили место догматизации и унификации образования.

Поманский Н.Н., 1928 годФёдоров А., 1926 годЛаптев А., 1929 год

Те наказания, что использовались в школах, касались определения места ребёнка в социальной системе. За проступки могли позже обычного принять в пионеры или вовсе исключить из них.

За плохое поведение — вызвать родителей в школу. Увеличение общественной нагрузки — тоже способ наказания. Например, назначить нерадивому школьнику дополнительное дежурство.

В отличие от российских школ советские не боялись ставить «двойки» и оставлять учеников на второй год.

Многое из этого применяется до сих пор. С поправкой на ослабление дисциплины и технический прогресс

Теперь учителя пытаются сконцентрировать внимание учеников, отбирая мобильные телефоны, а на несерьёзные нарушения делового стиля в одежде не обращают сильного внимания.

В семьях в XX веке ситуация продолжала оставаться разной. В одних семьях детей часто били, в других нет. Но со стороны власти насилие не поощрялось. Напротив, физические наказания воспринимались чем-то старорежимным и спорным.

Уголовные наказания

В наши дни вопрос о наказании детей обсуждается среди родителей, психологов и педагогов. Битье детей окончательно перестало быть нормой для большинства. Это закреплено и в Уголовном кодексе.

Согласно 116 статье, за «нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль» в отношении близких родственников можно получить от 360 часов обязательных работ до двух лет лишения свободы.

8 правил наказания непослушных детей

Принятие поправки в эту статью в июле 2016 года вызвало недовольство Патриаршей комиссии РПЦ.

Обратите внимание

Ссылаясь на Священное Писание и Священное Предание православной церкви, она заявила, что «разумное и любовное использования физических наказаний» — право родителей, установленное Богом.

Несогласные были и среди сенаторов, принимавших закон. Поэтому спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко предложила создать рабочую группу для обсуждения принятых поправок.

Кроме попирания традиций предков, многие опасаются прихода диктатуры ювенальной юстиции

Этим страхом овеяны противники западных тенденций, когда сотрудники социальных служб могут забрать ребёнка из семьи за действия, которые в России считаются в порядке вещей. Зачастую страх основан на преувеличениях и пересказах уехавших за рубеж обиженных русскоговорящих родителей.

При этом статистика по убийствам детей в России показывает угрожающие цифры, которые должны наоборот призывать усилить контроль за жизнями детей. Детей, в отношения которых совершено насилие, тоже много.

По словам уполномочённого по правам детей Павла Астахова, только за один 2014 год потерпевшими были признаны почти 100 тысяч детей.

В 2008 году ФОМ провёл опрос об отношениях к физическим наказаниям. Оказалось, что только половину россиян (старше 18 лет на момент опроса) в детстве наказывали физически. С мужчинами это случалось чаще, чем с женщинами: 42% опрошенных признали — наказание было заслуженным.

Но сами они считают, что физическое наказание для школьников со стороны родителей недопустимо (таких 67% против 26% сторонников), а в стенах учебных заведений такого не должно быть вообще (считают 90%). 63% из тех, кто имел детей, такие методы наказаний не применяли.

Важно

Причём соотношения мало отличаются в зависимости от возраста, образования и местожительства респондентов. Самым популярным способом физического наказания были названы удары ремнём.

Источник: https://mel.fm/vospitaniye/6412580-punishment

Музыкальное образование в России в ХVII – первой половине ХIХ вв

Музыкальное образование в России в ХVII – первой половине ХIХ вв.

        В начале XVII столетия обучение церковному пению продолжало играть ведущую роль в музыкальном образовании, но претерпевало существенные изменения.

Постоянно росло значение письменной традиции обучения, что постепенно приводило к отказу от знаменной нотации и переходу на европейскую линейную нотацию. Возрастала и роль музыкального начала в пении при сохранении духовного.

Все это подготовило постепенный переход к партесному пению, что, в свою очередь, служило признаком зарождающегося светского музицирования и музыкального образования.

        Об этом же свидетельствовало и то, что к XVII в. постепенно стерлось различие в понятиях «музыка» и «пение». Церковное пение начало принимать концертную форму, что говорит о превращении песнопений в музыку, написанную на духовные тексты. К середине XVIII в. в духовных академиях наряду с обучением пению стали вводить обучение игре на музыкальных инструментах.

        Стала возрождаться народная ветвь музыкального образования, в течение всего предшествующего времени находившаяся под частичным или полным запретом, так как скоморошество считалось греховным занятием. Начался процесс взаимодействия и взаимопересечения  всех трех ветвей музыкального образования.

        Рассматриваемый крупный этап истории музыкального образования можно подразделить на пять периодов (периодизация Е.В.Николаевой).

        Первый период: вторая половина  XVII – первая четверть XVIII вв., эпоха царствования Алексея Михайловича и Петра I.

Совет

 В период царствования Алексея Михайловича наблюдался всплеск интереса к народному пению, хотя в целом он проходил под влиянием ярко выраженных христианско-славянофильских традиций, и православная ветвь образования была сильна. Ряд кардинальных изменений произошел в эпоху Петра I.

Они были связаны с усилением западнических тенденций, проникновением западной моды и традиций музицирования.

Сам Петр I предпочитал преимущественно военную музыку, но его ориентация на Запад способствовала внедрению в России светской традиции музицирования, которая объективно связана  прежде всего с музыкальными инструментами. Петровские придворные стали привозить модные безделушки – клавесины и другие инструменты, обучаться игре на них и обучать своих детей. При этом в целом отношение к музыке было скорее негативным, она звучала как сопровождение для танцев.

        Второй период – 1730-1755  гг., время правления Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны. В этот период продолжалось развитие танцевальной музыки, что прежде всего свидетельствовало о развитии светской традиции музицирования.

Для удовлетворения потребностей аристократии в придворной музыке стали создаваться учебные заведения, в которых велась подготовка музыкантов. Так, была создана Глуховская школа пения и инструментальной музыки – первое государственное учебное заведение, готовившее  не только певчих для царских капелл, но и обучающее игре на гуслях, бандуре и скрипке.

Эта школа отличалась демократичностью социального состава обучающихся: в ней учились дети представителей среднего сословия.

Читайте также:  Д.д. шостакович «ленинградская симфония»: история, видео, содержание, интересные факты

        Музыкальному обучению стало придаваться большое значение в закрытых  учебных заведениях для знати. К примеру, в созданном в 1731 г. Сухопутном шляхетском корпусе мальчиков и юношей обучали танцам и музыке как непременной составляющей умений светского человека.

        В Петербурге была также открыта Театральная школа – единственное учебное заведение с совместным обучением мальчиков и девочек из мещанского сословия. В ней велась подготовка артистов широкого профиля, включающая обучение танцам и игре на клавикорде.

Обратите внимание

        Третий период – 1755-1780 гг. Он характеризуется тем, что в царствование Екатерины II вновь усилились западнические тенденции.

Это вызвало повышенный интерес к западной моде, включавшей непременное владение музыкальными инструментами, прежде всего клавишными. Началось распространение в России клавесина и первых образцов фортепиано.

Несмотря на это, музыка продолжала рассматриваться как средство увеселения знати, и статус профессиональных музыкантов был очень низок.

        Четвертый период – 1780-1800 гг. – отличается явным доминированием светской традиции музыкального образования и связанного с ней обучения игре на музыкальных инструментах.

Начинается распространение клавишных музыкальных инструментов не только среди аристократии, но и в среднем социальном слое. Появляются первые учебные пособия на русском языке, в их числе «Клавикордная школа» А.Лилейна.

До ее появления обучение игре на клавишных инструментах велось по иностранным руководствам, что ограничивало сферу его распространения высшей знатью, владевшей иностранными языками.

        В этот же период  возрастал интерес к народной песне. Светская ветвь музицирования, в которой интенсивно развивалось и пение, стала пересекаться с народной, заимствуя из нее материал. Начали выходить нотные сборники народных песен, которые интонационно готовили слушателей к восприятию фольклора.

Все эти изменения в последние десятилетия XVII в.

создали почву для пятого периода, включающего первую треть XIX столетия, который характеризуется бурным развитием светской традиции музыкального образования, прежде всего вокального и фортепианного, в результате которого Россия начала преодолевать имевшийся до того колоссальный отрыв от уровня развития аналогичной традиции  в Западной Европе.

Важно

        Обучение основам игры на фортепиано в России конца XVIII – начала ХIХ вв. велось посредством частного домашнего преподавания. Частными учителями были преимущественно иностранцы, что объяснялось отсутствием  в России той поры собственных преподавателей фортепианной игры.

Этот вид преподавания сыграл важную историческую роль в развитии российского музыкального образования. Среди множества иностранцев – учителей фортепианной игры  было немало людей, далеких от музыки и незнакомых с методиками преподавания.

Репертуар и методы частного фортепианного обучения  того периода сейчас справедливо кажутся во многом наивными. Но даже в таком виде распространение фортепианного музицирования способствовало популяризации фортепиано, а следовательно, и повышению общей музыкальной культуры значительной части населения.

Кроме того, наряду со случайными людьми, в Россию приехали многие  крупные музыканты. Это, в первую очередь, ирландский композитор и пианист Дж. Фильд, для которого Россия стала второй родиной и который чрезвычайно много сделал для российской культуры вообще и музыкального образования в частности; А.А.

Герке, у которого брали уроки фортепианной игры М.П.Мусоргский и П.И.Чайковский; А.И.Виллуан, воспитатель братьев А.Г. и Н.Г.Рубинштейнов;  А.А.Гензельт, создавший одно из первых развернутых руководств по методике обучения игре на фортепиано.

        Еще одной важной чертой становления музыкального образования в России конца XVIII – первой половины ХIХ вв. является преподавание игры на музыкальных инструментах – оркестровых и фортепиано – в  немузыкальных государственных учебных заведениях.

Были созданы «клавикордные классы» (впоследствии фортепианные) в Московском университете, Смольном институте, Академии художеств, Университетском благородном пансионе, Петербургском и Московском воспитательных домах; позднее – в Петербургском, Казанском, Харьковском и других университетах.

Фортепианные классы также возникли в столичных и провинциальных гимназиях, кадетских корпусах, лицеях, пансионах и т.д.

Совет

        Этот вид музыкального образования нельзя было в полной мере отнести ни к общему, ни  к  профессиональному.

С общим музыкальным образованием его роднило то, что  в нем не ставилась цель подготовить музыканта-профессионала; обучение осуществлялось для общего развития.

Но в то же время общее (обязательное) музыкальное образование в России того периода существовало только в виде практики церковного пения; обучение игре на фортепиано начиналось только на уровне относительно привилегированных учебных заведений и было платным.

        Содержание инструментального  обучения (оно велось также на скрипке, виолончели, флейте и т.д.

, но фортепианное было самым распространенным), включающее сложную систему знаний, умений и навыков, также носило черты профессионализма.

Не случайно  многие крупные российские музыканты начинали свое музыкальное образование именно в фортепианных классах немузыкальных учебных заведений (П.И.Чайковский, М.П.Мусоргский, Н.С.Зверев и др.)

        Важным фактором для формирования и массовой музыкальной культуры, и зачатков профессионального музыкального образования в России в этот период стало повсеместное преподавание пения и игры на фортепиано в женских учебных заведениях.

Из различных пансионов, институтов благородных девиц и других подобных учреждений, в которых, как правило, воспитывались девушки не только из высшего сословия, но и из семей со средним достатком, выходили подготовленные учительницы музыки, которые затем учили музыке собственных детей или нанимались на работу в качестве гувернанток, в обязанности которых также входило обучение детей музыке. Разумеется, в методах преподавания фортепианной игры в подобных учреждениях с точки зрения сегодняшних требований было много неверного, а подчас и нелепого (преобладание «салонного» репертуара невысокого художественного уровня,  скромное общемузыкальное развитие, множество недостатков в организации системы игровых движений, звукоизвлечения, педализации и т.д.)  Тем не менее следует признать, что система обязательной музыкальной подготовки девушек из высшего и среднего сословий в большой мере способствовала привнесению вокального и фортепианного музицирования в широкие слои населения, по существу сделав его неотъемлемым элементом быта сотен тысяч семей.

        Все перечисленные особенности музыкального образования в России конца XVIII – первой половины ХIХ вв.

Обратите внимание

  свидетельствуют о том, что фортепианное музицирование стало одновременно и одним из направлений будущего профессионального музыкального образования, и средством массового музыкального воспитания и просвещения, которое также осуществлялось главным образом через обучение игре на фортепиано.

        В первой половине XIX в. среди наиболее просвещенных представителей аристократии обсуждались и вопросы, связанные с общим музыкальным образованием. Наиболее ярким представителем русских музыкантов-любителей был В.Ф.Одоевский.

Выдающийся литератор, разносторонний музыкант и педагог, он стал одним из основателей зарождающегося русского музыкознания. Еще одно направление музыкально-педагогической деятельности В.Ф.Одоевского можно охарактеризовать как поиск теоретических оснований общего музыкального образования.

Он был одним из немногих представителей культурной элиты, понимавших, что музыкальное образование должно охватывать всех и без него невозможно полноценное культурное развитие страны. В.Ф.Одоевский, будучи, по сути, квалифицированным музыкантом, понимал также огромную сложность этой задачи.

Ему было ясно, что необходим поиск принципиально нового содержания, форм и методов обучения для того, чтобы обучать музыке широкий круг учащихся, не обладающих явными музыкальными способностями.

        О таком понимании В.Ф.Одоевским задач общего музыкального образования свидетельствуют его собственные письменные высказывания. Он писал, что обучать музыке нужно всех, и необходимо найти «свою методу».  Для этого в России есть все, нужна только наука [28, 11].

Наука, определяющая содержание, формы и методы общего музыкального образования, в середине ХIХ века находилась в зачаточном состоянии и в Западной Европе. В.Ф.

Одоевский был лично знаком с Шеве (он переводил на русский язык его работы) и являлся убежденным сторонником системы относительной сольмизации, позволяющей приобщать к музыке широкий круг учащихся. Большое значение В.Ф.

Важно

Одоевский придавал слушанию музыки, предвосхитив, таким образом, одно из основных направлений общего музыкального образования ХХ века. Он писал о приобщения слушателей к музыке путем пробуждения интереса у слушателя и отсутствии принуждения.

        Быстрое развитие музыкального образования в России с середины XVII  до второй трети XIX вв. подготовило почву для расцвета русской музыкальной культуры и создания в России профессионального музыкального образования.

Источник: https://nsportal.ru/kultura/muzykalnoe-iskusstvo/library/2016/01/27/muzykalnoe-obrazovanie-v-rossii-v-hvii-pervoy

Жестокий век

Как менялись преступления и наказания от Петра I до Павла I

Подготовил Виталий Рыжов

Кремль и наказания. Гравюра Адама Олеария из «Описания путешествия Голштинского посольства в Московию и Персию». Шлезвиг, 1647 годИллюстрация из российского переиздания книги «Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно» 1906 года. © booksite.ru

XVIII век в России был веком развития уголовного права.

Власти пересматривали свое отношение к преступлениям, вводились новые нормы, в том числе смягчающие наказание. Тем не менее в документах, заменявших в то время Уголовный кодекс, можно найти наказания за проступки, которые сегодня выглядят по меньшей мере странно, необычно или несоразмерно.

Хотя для того времени подобные наказания и преступления были в порядке вещей.

Петр I

При Петре функции Уголовного кодекса выполнял Воинский устав 1716 года. Несмотря на изначальную его подготовку в качестве нормативно-правового акта для армии, положения устава, касающиеся наказаний, применялись начиная с апреля 1716 года и в судах общего производства, то есть для всех.

Правда, далеко не все положения устава могли быть применимы к гражданским лицам, а потому суды руководствовались специальными выборками из основного уголовного закона того времени.

Стоит отметить, что по сравнению с также действовавшим в то время Соборным уложением 1649 года устав существенно расширил список преступлений, за которые полагалась смертная казнь или членовредительство.

Преступления против государя

Артикул воинский. Параллельное издание на русском и немецком языках. 1753 год © dic.academic.ru

Артикул воинский 1715 года, в числе других документов входящий в состав Воинского устава, был главным источником уголовного права того времени и захватывал широкий круг преступлений.

Уже с самых первых строк документ предписывал наказания за преступления, которые сегодня преступлениями не являются. Среди них — колдовство, чернокнижие и идолопоклонство, которые наказывались заключением в кандалы и шпицрутенами, а в особо тяжелых случаях, когда колдовство причинило ущерб, они могли привести на костер.

Участь колдуна могла быть смягчена, если ему удавалось доказать в суде, что он хоть и колдовал, но ни в какие отношения с дьяволом не вступал.

Особое внимание в законодательстве XVIII века уделялось охране монаршей особы. Даже брошенные в адрес государя «непригожие речи» уже считались преступлением, так как слову все еще приписывалась магическая сила.

Одно неосторожно или умышленно сказанное о государе или государыне злое слово или, того хуже, угроза в их адрес расценивались как попытка покушения на жизнь монарха и карались соответственно: кнутом, ссылкой в Сибирь, смертной казнью.

Нередко доходило до курьезов. В 1703 году дмитровского посадского Михаила Большакова сурово наказали за опрометчиво брошенную своему портному фразу относительно введенной царем одежды: «Кто это платье завел, того бы я повесил». Тщетно пытался доказать Большаков следствию, что под «заводчиками» платья он имел в виду немцев, а вовсе не государя Петра Алексеевича.

Быть врачом при дворе в XVIII веке было так же опасно, как и несколькими столетиями раньше. В 1740 году казнили придворного лекаря Вахтлера, который недостаточно заботился о здоровье императрицы.

Наказание палками. Иллюстрация из «Путешествия по России». 1731 год © Bridgeman Images / Fotodom

Наказание полагалось не только тем, кто бросался пустыми угрозами.

Совет

Уже после смерти Петра, в 1744 году, Аксаков, придворный шут Елизаветы Петровны, решил порадовать и насмешить императрицу, принеся ей в шапке ежика. Царица же испугалась, а шута отправили под следствие. Причем Елизавета Петровна допускала, чтобы к шуту были применены пытки.

Следствие постановило, что Аксаков с помощью ежа пытался напугать царицу, подорвав ее здоровье вызванным страхом.

Даже оговорка могла стать причиной для наказания. В 1729 году в Ярославле купец Пастухов, который в ссоре пригрозил своему сыну кнутом. Сын вполне резонно ответил, что без указа государева кнутом наказывать не полагается.

Отец ответил: «Ваш то-де Пилат в Москве, а я-де дома». Как потом он показывал на следствии, вместо «Пилат» он хотел назвать титул — «инпилатор», да не выговорил. Несмотря на подтверждение его слов двумя свидетелями, наказания избежать купцу не удалось.

Читайте также:  Опера «дон карлос»: содержание, интересные факты, видео, история

Купец Пастухов был бит кнутом.

Много внимания уделялось тем, кто распевал «непристойные песни». При этом содержание их варьировалось от действительно скабрезного до вполне невинного, но рассказывающего о жизни монарших особ. Таких певцов сначала жестоко пытали на следствии, а затем отправляли в ссылку в Сибирь, часто уже без языка.

Преступлением против власти государя считалось приравнивать себя к царю, пусть даже иносказательно, в пьяном запале или в шутку, или, что еще хуже, ставить себя выше царя. Людей приговаривали к различным наказаниям и за «название своего житья царством», как это отмечалось в юридических документах того времени.

Наказание без преступления

Наказанию в XVIII веке можно было подвергнуться, даже не совершая преступления: достаточно было подозрения, которое являлось вполне официальным юридическим термином той эпохи.

Людей наказывали только за то, что они могли совершить преступление или состояли в дружеских или родственных связях с преступником.

Обратите внимание

Показателен случай Андриса Фалька, слуги лифляндца Стакельберга, сосланного в Оренбург только за то, что он мог слышать крамольные речи своего господина, ранее отправленного в ссылку в Сибирь. Расследование в таких случаях проводилось поверхностно либо не проводилось вовсе.

Подданный, какого бы сословия он ни был, считался собственностью государя, а потому даже самоубийство было провинностью, за которую следует наказывать. «Ежели кто сам себя убьет, то подлежит тело его палачу в бесчестное место отволочь и закопать, волоча прежде по улицам или обозу», — гласил Воинский устав. Курьезно, что за попытку самоубийства полагалась смертная казнь.

Человек — государственная собственность

Отношение императора к своим подданным как к собственности особо распространялось на солдат и офицеров, и любые попытки ее «испортить» жестко пресекались. Любая драка или дуэль были прямым покушением на государственную собственность.

При этом наказания для солдат применялись средневековые. За угрозу другому оружием провинившемуся могли отсечь руку, за участие в поножовщине — пробивали руки насквозь ножом или гвоздями.

Воровство казенного имущества, грабеж и разбой карались архаичными способами: отсечением ушей и носа, колесованием и смертной казнью. Хотя можно было отделаться и заключением в кандалы или ссылкой — все зависело от степени тяжести преступления.

Наказывали офицеров и солдат и за «все непристойные, подозрительные сходбища и собрания воинских людей, хотя для советов каких-нибудь (хотя и не для зла) или для челобитья, чтоб общую челобитную писать» Артикул воинский, 1715 год.. Подобное поведение расценивалось как попытка бунта и каралось смертной казнью. К попытке поднять бунт приравнивалось даже высказанное вслух недовольство не выплаченным вовремя жалованьем.

Для проштрафившихся офицеров, помимо таких привычных наказаний, как арест, лишение жалованья и чина, предполагались и более экстравагантные меры.

Например, за брань или легкие побои, нанесенные другому офицеру, преступнику, помимо прочего, предписывалось «у обиженного, стоя на коленках, прощения просить и в готовности быть от обиженного равную месть принять».

То есть сохранялся древний принцип талиона Lex talionis (лат.) — закон возмездия. — закон равного воздействия, «око за око, зуб за зуб».

Важно

Дуэли, согласно Воинскому уставу, были под строжайшим запретом. Наказанию за один только вызов могли подвергнуться и сам инициатор дуэли, и принявший его, и даже слуга, это послание доставивший. Последний, впрочем, освобождался от ответственности, если не знал о содержании письма.

Если же дуэль все-таки состоялась, но никто не был ранен или убит, наказание за подобное предполагалось одно — смертная казнь, в том числе и для секундантов и свидетелей дуэли.

Погибшего же на дуэли приговаривали к посмертному повешению вместе с оставшимися в живых дуэлянтом и свидетелями.

Недонесение о преступлении также было серьезным преступлением. Так, услышавший богохульство из уст другого, но не сообщивший об этом подвергался такому же наказанию, как и сам богохульник. Подобная норма действовала и в отношении тех, кто знал о готовящейся измене, сношениях с неприятелем, призывах к бунту и ряде других тяжких преступлений против государства.

Наказание кнутом. Иллюстрация из «Путешествия по России». 1731 год © Bridgeman Images / Fotodom

После Петра I

Во время правления Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны продолжали действовать петровские законы и, соответственно, наказания.

Особенно широко их применяли при Анне Иоанновне, которая вошла в историю как жестокая правительница.

 Казнили при Анне Иоанновне не только за преступления против государственной власти — так же продолжали преследовать за переход в другую веру, старообрядчество, чернокнижие и колдовство.

При Елизавете членовредительские наказания и каторга стали применяться более широко вместо смертной казни, отмененной императрицей.

Сделано это было из-за обета Елизаветы Петровны, которая зареклась лишать кого бы то ни было жизни в случае, если взойдет на престол.

Однако в самом начале правления Елизаветы смертная казнь все-таки применялась за некоторые государственные преступления. Согласно указу от 13 марта 1742 года смертная казнь полагалась «перебежчикам в Швецию».

Екатерина II

Эпоха Екатерины II характеризовалась смягчением уголовного наказания за преступления. Смертная казнь применялась редко, а орудия пытки и наказания, за исключением кнута, были запрещены.

Также появилось разделение преступлений на «вредные» (или «важные») и совершенные без умысла, в нетрезвом виде или по неосторожности.

За последние тоже полагалось наказание, но цели его были не карательные, как раньше, а воспитательные.

Совет

Тем не менее даже в воспитательных целях можно было получить свою долю ударов плетью, и список таких проступков был обширным.

В их числе — называть себя «государем» или «императором», называть императорский указ «воровским», сквернословить или не снимать шапки при чтении указа, отказываться без уважительной причины от прослушивания государева указа, вслух сочувствовать преступникам, не праздновать торжественных дней без уважительной причины, отказ выпить за здравие государя и ряд других. За подобные проступки раньше можно было подвергнуться жестокой экзекуции или вовсе лишиться жизни. Теперь же в качестве меры наказания избиралось «посечение плетью».

Похвала розге. Лубок из собрания Дмитрия Ровинского. 1881 годАтлас «Русские народные картинки», том I, лист 240.  © grafika.ru/Fotodom

Павел I

Следующий виток назначения суровых наказаний за проступки и преступления, которые сегодня таковыми не выглядят, начался после вступления на престол Павла I.

Новый государь старательно начал уничтожать все наследие своей матери, в том числе и в сфере наказаний.

Как писал литератор и государственный деятель Дмитрий Николаевич Блудов, «это была ломка всего екатерининского, порывистые проявления безумия и своеволия — работа страшная и непрестанная!».

Из попытки восстановить расшатанное, как ему казалось, матерью самодержавие вытекали многочисленные анекдотические запреты Павла I. Среди них такие, как запрет на фраки, ботинки со шнурками, вальс, на круглые шляпы и многое-многое другое.

Сохранилась записка царя Петру Палену Петр Алексеевич Пален (1745–1826) — сподвижник Павла I, генерал кавалерии, правитель Рижского наместничества, генерал-губернатор Курляндии и военный губернатор Петербурга. Позднее возглавил заговор против Павла I.

: «Офицера сего нашел я в тронной у себя в шляпе. Судите сами. Павел». Какая конкретно шляпа навлекла на себя гнев государя и что стало с проштрафив­шимся офицером — неизвестно.

Но учитывая, что едва ли не каждое брошенное Павлом I слово принималось окружением как приказ к действию, судьбе провинившегося вряд ли можно позавидовать.

После опубликования указа о том, что всем служащим необходимо появляться в общественных местах исключительно в положенном по должности мундире, многие попросту не успевали или не имели возможности пошить себе новый костюм.

Доходило до курьезов: чтобы избежать наказания за неисполнение царского указа, люди закалывали булавками круглые шляпы на манер треуголок, подворачивали длинные брюки до колен, напудривали волосы и прикалывали сзади накладную косицу, чтобы создавалось впечатление парика.

Обратите внимание

Для надзора за выполнением царского указа по улицам ходили солдаты и мушкетеры, которые палками сшибали с людей неуставные головные уборы, а неподобающую одежду разрывали в клочья прямо на владельце.

Под запрет попали не только предметы гардероба, но и некоторые слова: из словарей вычеркнули «клуб», «общество», «гражданин», так как они были тесно связаны с Французской революцией. Соответственно, употребление этих слов в разговоре, нарочно или случайно, приравнивалось едва ли не к попытке поднять мятеж.

В столице был введен комендантский час: в девять вечера приказывали гасить огни, а перекрытые рогатками улицы патрулировались солдатами.

Бунтарские идеи, попытки обратиться к «просвещению» Павел I не мог простить даже собственному сыну.

Однажды, обнаружив на столе у старшего сына — будущего императора Александра I — пьесу Вольтера «Брут», царь молча поднялся в свои покои, нашел в библиотеке книгу о жизни Петра I, отметил страницу с описанием суда над царевичем Алексеем, пыток над ним и казни и велел передать фолиант Александру.

Больше всего доставалось обласканному в екатерининское время дворянству и придворным.

Согласно воспоминаниям Федора Головкина, церемониймей­стера при дворе Павла I, государь очень любил разнообразные церемонии, нарушителей которых карали достаточно строго.

Так, Павел требовал, чтобы «государеву руку целовали и становились перед ним на одно колено при всяком случае, и не так, как раньше, только для вида; требовалось, чтобы государь слышал стук колена об пол и чувствовал поцелуй на своей руке».

Важно

Немецкая муштра, которую ввел Павел I в армии, проявлялась и в усиленном внимании к поведению офицеров. Наказать могли за пьянство, за «нерадение», за «упущение по службе».

Нередко случалось, что провинившихся в чем-то офицеров прямо со смотра отправляли в ссылку в отдаленные полки.

Нормой того времени стало, что, собираясь на парад или смотр, офицеры брали с собой крупную сумму денег, чтобы не остаться без средств в случае внезапной ссылки.  

Источник: https://arzamas.academy/materials/794

“Розги — ветви с древа знанья”. Как били детей на Руси

Владимир Путин во время традиционной большой пресс-конференции заявил, что выступает против “перекосов” в ювенальной юстиции, отмечая, что “вмешательство в семью недопустимо”. Однако, по мнению президента, “детей лучше не шлёпать и не ссылаться на какие-то традиции”. Лайф рассказывает о суровых мерах воспитания детей в России XVII–XIX веков.

Традиция суровых наказаний детей существовала на Руси на протяжении не одного тысячелетия. Как указывает Борис Миронов в книге “Социальная история России периода империи: XVIII — начало XIX века”, крестьяне считали, что родительская любовь состоит в строгом отношении к детям, поэтому наказание в любом случае идёт на пользу ребёнку. И, конечно, они не упускали случая наказать своих чад.

Я тебя породил, я тебя и убью!

Строгое отношение к детям было свойственно не только крестьянам, но и представителям высших сословий. Уклад патриархальной крестьянской семьи строился на строгом подчинении младших старшим. Да и женщины были обязаны подчиняться мужчинам. Но чаще всего родители демонстрировали свою власть именно над детьми, которые должны были быть абсолютно послушны под страхом наказания.

Как правило, до семи лет дети больше общались с матерью, но потом мальчики постепенно переходили на воспитание к отцу. Детям прививали не только жизненно необходимые навыки, но и покорность родителям. Они имели огромную власть над детьми. В XVIII — первой половине XIX века, как и в более раннее время, отец легко мог продать детей или отдать в кабалу, желая погасить свои долги. 

Народная педагогика признавала принуждение и насилие нормальными и важными формами воздействия на непослушных. Дети наказывались физически, особенно часто маленькие; но розга не обходила и взрослых детей.

Крестьяне считали, что родительская любовь состоит в строгом отношении к детям, что наказание всегда идёт на пользу ребёнку, и поэтому не упускали случая наказать его, искренне полагая при этом, что они обходятся с детьми ласково и балуют их

Борис Миронов, “Социальная история России периода империи: XVIII — начало XIX века”

Поводы для наказания могли быть самыми разными. Например, как сказано в Уложении 1649 года, если дети в любом возрасте говорили родителям грубые слова, поднимали на них руку, они подвергались наказанию кнутом. Детям запрещалось жаловаться на родителей, а также судиться с ними.

При этом родителей могли наказать только в том случае, если они ненароком убивали своих детей в процессе воспитания. За убийство ребёнка они приговаривались к году тюрьмы и церковному покаянию.

Совет

Но за любое другое убийство без смягчающих обстоятельств полагалась в то время смертная казнь.

По мнению историка Ричарда Хейли, столь мягкое наказание родителям за их действия способствовало развитию детоубийства.

В конце XVIII века закон позволял родителям заключать непослушных и ведущих неправильный образ жизни детей в специальные смирительные дома. В “Уложении о наказаниях уголовных” 1845 года было прописано, что отправить в это исправительное учреждение детей можно на срок от трёх до шести месяцев. Впрочем, родители на своё усмотрение могли сократить этот срок.

О воспитании детей было сказано также в документе “Устав благочиния или полицейский” 1782 года, подписанный Екатериной II. Позже эти постановления вошли в Свод законов 1832 и 1857 годов.

Родители суть властелины над своими детьми, природная любовь к детям предписывает им долг дать детям пропитание, одежду и воспитание доброе и честное по состоянию; дети имеют оказывать родителям чистосердечное почтение, послушание, покорность и любовь и служить им самим делом, словами и речами отзываться об них величайшим почтением, сносить родительские поправления и увещания терпеливо, без ропота, и да продолжится почтение и по кончине родителей

“Устав благочиния или полицейский”

Читайте также:  Что такое ритм в музыке, изучаем и осваиваем ритм

Розги — ветви с древа знанья

Телесные наказания применялись к детям чаще всего в школах. Как пишет Борис Миронов, начиная с XVII века и до 1860-х годов телесные наказания считались главным воспитательным средством. В качестве примера он приводит воспоминания декабриста Владимира Штейнгейля.

Способ исправления состоял в истинном тиранстве. Капитаны, казалось, хвастались друг перед другом, кто из них бесчеловечнее и безжалостнее сечёт кадет. Каждую субботу подавались ленивые сотнями, и в дежурной комнате целый день вопль не прекращался. Один приём наказания приводил сердца несчастных детей в трепет.

Подавалась скамейка, на которую двое дюжих барабанщиков растягивали виновного и держали за руки и за ноги, а двое со сторон изо всей силы били розгами, так что кровь текла ручьями и тело раздиралось в куски.

Обратите внимание

Нередко отсчитывали до 600 ударов и более, до того, что несчастного мученика относили прямо в лазарет

Владимир Штейнгейль

Согласно сохранившейся статистике, в 1858 году в 11 гимназиях Киевского учебного округа из 4109 учеников телесному наказанию подвергся 551 из них, что составляет 13% от общего числа. В отдельных гимназиях процент наказанных розгами учащихся достигал 48%.

Известный поэт-сатирик XIX века Василий Курочкин даже написал стихотворение, воспевающее воспитательную функцию порки розгами.

Также применялись и другие наказания, в том числе удары верёвкой и стояние на коленях на горохе.

Просвещённое воспитание

В XVIII веке закон не устанавливал пределов наказания детей, по-прежнему исключая лишь возможность их убийства. Наказание трактовали как воспитательную меру. Правда, с 1845 года родители, перестаравшиеся с поркой и нанёсшие увечье или рану ребёнку, подлежали наказанию.

Физическими наказаниями не гнушались как крестьянские, так и мещанские, купеческие и дворянские семьи. Оправдывалось это тем, что детская натура по существу зла, из-за чего необходима усиленная борьба с заложенными в душе ребёнка зачатками пороков. А дети, воспитанные в строгости, будут более склонны к добру. 

При этом Екатерина II в своём труде “Наставление к воспитанию внуков” призывала отказаться от насилия.

Никакое наказание обыкновенно детям полезно быть не может, буде не соединено со стыдом, что учинили дурно; кольми паче таким детям, в душах коих стыд к дурному вселён от младенчества, и для того предписывается: твердить воспитанникам и давать им чувствовать при всяком удобном случае, что те, кои прилежанием и радением исполняют от них требуемое, у всех людей выигрывают любовь и хвалу; а за неприлежание и нерадение воспоследует презрение, нелюбовь, и никто их не похвалит

Екатерина II, “Наставление к воспитанию внуков”

Екатерина II опередила время, потому что лишь во второй четверти XIX века взгляды на воспитание детей стали серьёзно меняться. Ребёнок перестал восприниматься как существо, наполненное злыми чувствами и помыслами, поэтому воспитание больше не сводилось к выколачиванию из чада пороков.

Семьи относились к отмене физических наказаний по-разному. Некоторые родители всё равно применяли наказания к детям, особенно к мальчикам, считая, что если не бить их “с умом”, то вырастет “размазня”.

Постепенно телесные наказания стали запрещать в школах. В 1864 году приняли “Устав гимназий и протогимназий”, в котором телесные наказания были отменены.

Источник: https://life.ru/951290

Как к детям относились в прошлом: жуткие факты о воспитании ребенка

Сегодня воспитание ребенка окутано десятками теорий от именитых педагогов. Современное воспитание – это целые стратегии по тому, как вырастить ребенка успешным, как научить его преодолевать неудачи и еще много подобных задач, которые, как нам кажется, помогут малышу в жизни. Другое дело воспитание ребенка в прошлом…

Недавно мы рассказывали об отличиях советского воспитания от современного. Прошло не так много времени, а методы воспитания детей изменились. Что уж говорить о древних и средних веках! Тогда убийство детей считалось совершенно нормальным явлением. Какие еще ужасные факты о воспитании детей хранит в себе история?

Читай также: Стиль воспитания “Покричит и перестанет”

Древние века

  • В древности ребенка легко могли убить из-за физического недостатка или из опасений, что ребенка будет трудно прокормить. Родители чаще оставляли в живых мальчиков, чем девочек.
  • Детей часто приносили в жертву богам. Такой обычай существовал у многих народов: ирландских кельтов, галлов, скандинавов, египтян, и др. Даже в Риме, оплоте цивилизованного мира, детские жертвоприношения полулегально существовали.
  • Умерщвление детей считалось нормой вплоть до четвертого века нашей эры. Лишь 374 г. н.э. стараниями церкви был принят закон, осуждающий убийство детей. Тем не менее, убийство незаконных детей было обычным делом вплоть до девятнадцатого века.
  • Чтобы сделать детей послушными, взрослые пугали их всякого рода страшилищами. Большинство древних соглашалось, что было бы хорошо постоянно держать перед детьми изображения ночных демонов и ведьм, всегда готовых их украсть, съесть, разорвать на куски.

IV-XIII века

Нормальным считалось отказаться от ребенка, отправить его к кормилице, в монастырь или в заведение для маленьких детей, в дом другого знатного рода в качестве слуги или заложника.

В другую семью ребенка могли продать, он был обычным товаром. Дома к ребенку относились как ко взрослому человеку, сразу нагружали его работой.

С трех лет он мог работать на огороде или в доме наравне с другими взрослыми.

  • Традиция отдавать детей была столь сильна, что существовала в Англии и в Америке до восемнадцатого века, во Франции – до девятнадцатого, в Германии – до двадцатого. В 1780 г. глава парижской полиции дает такие ориентировочные цифры: каждый год в городе рождается 21000 детей, из них 17000 посылают в деревни кормилицам, 2000 или 3000 отправляют в дома для младенцев, 700 вынянчиваются кормилицами в доме родителей, и лишь 700 кормят грудью матери.
  • Дети всегда и везде плохо питались. Даже в богатых семьях считалось, что рацион детей, особенно девочек, должен быть очень скудным, а мясо лучше давать в очень небольших количествах или не давать вовсе.
  • Со времен Рима мальчики и девочки всегда прислуживали родителям за столом, а в средние века все дети, за исключением разве что Членов королевской семьи, использовались как слуги. Лишь в девятнадцатом веке использование детского труда стало предметом обсуждения.
  • В средневековье детей часто выводили всем классом из школы, чтобы они посмотрели на повешение, родители также часто брали детей на это зрелище. Считалось, что вид казней и трупов полезен для воспитания детей.
  • Роль «пугала» для детей в это время брала на себя церковь.

Читай также: Как отучить ребенка ныть: «волшебные слова» на все случаи жизни

XIV-XVII века

Ребенку уже позволено влиться в эмоциональную жизнь родителей. однако главная задача родителей – «отлить» его в «форму», «выковать».

У философов от Доминичи до Локка самой популярной метафорой было сравнение детей с мягким воском, гипсом, глиной, которым надо придать форму.

Появилось много руководств по воспитанию детей, распространился культ Марии и младенца Иисуса. а в искусстве стал популярным «образ заботливой матери».

  • До восемнадцатого века очень большой процент детей регулярно били. Орудиями битья были разнообразные кнуты и хлысты, палки и многое другое. Даже принадлежность к королевской семье не освобождала от побоев.
  • Только в эпоху Возрождения стали всерьез поговаривать, что детей не следует бить так жестоко, и то люди, говорившие это, обычно соглашались с необходимостью битья в разумных пределах.
  • До восемнадцатого века детей не приучали ходить на горшок, а ставили им вместо этого клизмы и свечи, давали слабительное и рвотное, независимо от того, были ли они здоровы или больны. Считалось, что в кишечнике детей таится нечто дерзкое, злобное и непокорное по отношению ко взрослым. То, что испражнения ребенка плохо пахли и выглядели, означало, что на самом деле где-то в глубине он плохо относится к окружающим.

XVIII век

Родители стараются обрести власть над его умом и уже посредством этой власти контролировать его внутреннее состояние, гнев, потребности, мастурбацию, даже саму его волю.

Когда ребенок воспитывался такими родителями, его нянчила родная мать; он не подвергался пеленанию и постоянным клизмам; его рано приучали ходить в туалет; не заставляли, а уговаривали; били иногда, но не систематически; наказывали за мастурбацию; повиноваться заставляли часто с помощью слов, а не только угрозами.

Некоторым педиатрам удавалось добиться общего улучшения заботы родителей о детях и, как следствие, снижения детской смертности, что положило основу демографическим изменениям XVIII века.

  • Попытки ограничить телесные наказания для детей делались и в семнадцатом веке, но самые крупные сдвиги произошли в восемнадцатом столетии. В девятнадцатом веке старомодные порки начали терять популярность в большей части Европы и Америки. Наиболее затяжным этот процесс оказался в Германии, где до сих пор 80% родителей признаются, что бьют своих детей.
  • Когда церковь перестала возглавлять кампанию по запугиванию, появились новые страшные персонажи: приведения, вервольфы и др. Традиции запугивания детей стали подвергаться нападкам лишь в девятнадцатом веке.
  • Почти всемирным обычаем было ограничение свободы движений ребенка различными приспособлениями. Важнейшей стороной жизни ребенка в его ранние годы было пеленание.Как показали последние медицинские исследования, спеленутые дети крайне пассивны, сердцебиение замедленно, кричат они меньше, спят гораздо больше, и в целом настолько тихи и вялы, что доставляют родителям очень мало хлопот.
  • Когда ребенок выходил из пеленочного возраста, к нему применяли другие способы ограничения подвижности, в каждой стране и для каждой эпохи свои. Иногда детей привязывали к стульям, чтобы они не могли ползать. До девятнадцатого века к одежде ребенка привязывали помочи, чтобы лучше следить за ним и направлять в нужную сторону.

Читай также: Мама, купи самокатик! Как бороться с детскими «хотелками»

XIX век – середина XX

Воспитание ребенка заключается уже не столько в овладении его волей, сколько в тренировке ее, направлении на правильный путь. Ребенка учат приспосабливаться к обстоятельствам, социализируют. В девятнадцатом веке отцы стали гораздо чаще выказывать интерес к своим детям, иногда даже освобождая мать от хлопот, связанных с воспитанием.

  • До двадцатого века маленьких детей было принято оставлять одних. Родители редко заботились о безопасности детей и предотвращении несчастий.
  • Когда наказание битьем стало выходить из моды, потребовалось другие наказания, чтобы делать детей послушными. К примеру, в восемнадцатом и девятнадцатом веках стало очень популярном запирать детей в темноте.

ХХ век

С середины XX века популярным стал помогающий стиль. Этот стиль основан на допущении, что ребенок лучше, чем родитель, знает свои потребности на каждой стадии развития.

В жизни ребенка участвуют оба родителя, они понимают и удовлетворяют его растущие индивидуальные потребности. Не делается совершенно никаких попыток дисциплинировать или формировать «черты». Детей не бьют и не ругают, им прощают, если они в состоянии стресса устраивают сцены.

Родители считают нормальным быть слугой, а не старшим в семье. Главным в семье становится – ребенок.

Источник: psychologos.ru

Читай также: Воспитание детей: 10 советов величайшего педагога А. С. Макаренко

Читай также: Как воспитывать сына: пособие для отцов без прикрас

Читай также: 5 лучших книг по воспитанию детей

Источник: http://www.uaua.info/ot-3-do-6/psihologiya-i-vospitanie-ot-3-do-6/news-45091-kak-k-detyam-otnosilis-v-proshlom-zhutkie-fakty-o-vospitanii-rebenka/

Ссылка на основную публикацию