Опера «свадьба фигаро»: содержание, видео, интересные факты, история

Краткое содержание оперы Моцарта Свадьба Фигаро

Опера известного композитора начинается с момента, когда  прислуга  Графа Альмавивы парикмахер Фигаро должен был жениться на камеристке Сюзанне. Однако, девушки домогается граф и всячески старается помешать намеченным планам. Помимо него у Фигаро есть и другие недоброжелатели, не желавшие, чтобы цирюльник женился. 

Бартоло помнит до сих пор, как тот сделал все для того, чтобы доктор одурачил его, лишив возлюбленной. Розина же вышла замуж за графа.

Бартоло знает, что Фигаро взял в долг у старой экономки большую сумму денег и написал расписку, где говорилось, что если он не отдаст ей все в срок, то должен был на ней жениться.

Обратите внимание

Врач надеется на то, что камердинер не отдаст этих денег и поэтому вынужден будет взять в жены Марцелину, и Бартоло отвяжется от этой старой сплетницы.

Сюзанна находится в полной растерянности. К тому же она выслушивает сердечные признания от пажа Керубино, который влюблен помимо нее сразу  в несколько женщин, даже в ее госпожу. Граф же обнаружил недавно, как он ухаживает  за молоденькой дочерью садовника,  и грозился его прогнать.

Керубино просит Сюзанну, чтобы та заступилась за него. Но в это время появляется граф, и паж прячется. Но господин ненароком услышал, как Керубино упрашивает  служанку  о любовной встрече с ним. Вскоре приходит учитель пения, который любил посплетничать, и граф прячется за кресло.

Керубино же, увидев господина, меняет место укрытия.

 Базилио сразу же рассказывает Сюзанне о любовных планах Керубино в отношении графини. Граф, узнав об этом, обнаружив пажа, разъярился и отправил юношу на военную службу. Фигаро же, получив разрешение на брак со служанкой, подсмеивается над  Керубино.

Графиня переживает по поводу того, что супруг ей изменяет и при помощи своей камеристки хочет его  проучить. И ей это удается. Граф просит прощения  у жены и ее служанки  за то, что вел себя в отношении их недостойно.

Фигаро же просит графа, чтобы господин устроил быстрее праздник. Однако, Альмавива хочет проучить его, и тут как раз появляется врач, экономка и учитель музыки с целью заставить  цирюльника выполнить обязательство в отношении долга.

Но вдруг выясняется, что Фигаро был сыном  Марцелины, которого похитили в детском возрасте.

Все недоразумения уладились, и вроде бы все шло к свадьбе.

Однако, графиня хотела разыграть мужа, и в процессе этой игры Фигаро чуть не повздорил с Сюзанной, которая выступила в роли госпожи и пришла на свидание к графу.

Важно

После улаживания всех вопросов  наконец наступает счастливый конец . Произведение  учит быть верными в семейных отношениях, так как ложь оборачивается лишь раздорами и неурядицами, а порой и разладу в семье.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

  • Краткое содержание Куприн Allez!С самого детства в воспоминаниях Норы всплывало это страшное слово: “Allez!”. С ним одновременно вспоминались холод, запах лошадей и человеческого пота, боль от кнута.
  • Краткое содержание Кафка ПревращениеДействие начинается с описания героя по имени Грегор Замза, знатного коммивояжера, человека состоятельного, зарабатывающего достаточное состояние для проживания его семьи. Материальное положение позволяет выживать близким персонажа
  • Краткое содержание Гайдар ШколаПовесть «Школа», созданная советским писателем Аркадием Гайдаром, рассказывает о событиях, происходивших в России с 1916 до конца 1918 года.
  • Краткое содержание Андерсен Новое платье короляОдним королевством правил король, который очень любил новые модные наряды и не жалел денег на их приобретение. На каждое новое мероприятие он одевал новый наряд.
  • Краткое содержание Шмелёв БогомольеВ произведении Ивана Сергеевича Шмелёва «Богомолье» рассматривается паломничество разных людей к Троице-Сергиевой Лавре, показанные читателю через призму восприятия Вани. Самому мальчику всего лишь шесть лет

Источник: https://2minutki.ru/kratkie-soderzhaniya/opery-i-balety/mocarta-svadba-figaro-pereskaz

В. А. Моцарт. Свадьба Фигаро | 100 опер. Оперная музыка

Комическая опера в четырех актах

 Либретто Л. да Понте

Музыка В. А. Моцарта

 Действующие лица:

Граф Альмавива баритон
Графиня Розина, его жена сопрано
Фигаро, слуга графа баритон или высокий бас
Сусанна, горничная графини сопрано
Марцелина, ключница меццо-сопрано
Керубино, паж сопрано
Бартоло, доктор бас
Базилио, учитель музыки тенор
Дон Курцио, судья тенор
Антонио, садовник бас
Барбарина, его дочь сопрано
 Крестьяне и крестьянки, гости, слуги.
Место действия: замок графа Альмавивы близ Севильи (Испания).Время: конец XVIII века.

История создания

Сюжет оперы заимствован из комедии известного французского драматурга П. Бомарше (1732—1799) «Безумный день, или Женитьба Фигаро» (1781), которая представляет собой вторую часть драматической трилогии (первая часть — «Севильский цирюльник», 1773, — послужила основой одноименной оперы Д. Россини).

Комедия появилась в годы, непосредственно предшествовавшие французской революции (впервые поставлена в Париже в 1784 г.), и благодаря своим антифеодальным тенденциям вызвала огромный общественный резонанс.

Моцарта «Женитьба Фигаро» привлекла не только живостью характеров, стремительностью действия, комедийной остротой, но и социально-критической направленностью. В Австрии комедия Бомарше была запрещена, но либреттист Моцарта Л. да Понте (1749—1838) добился разрешения на постановку оперы.

При переработке в либретто (написанном на итальянском языке) были сокращены многие сцены комедии, выпущены публицистические монологи Фигаро. Это диктовалось не только требованиями цензуры, но и специфическими условиями оперного жанра.

Тем не менее основная мысль пьесы Бомарше — идея морального превосходства простолюдина Фигаро над аристократом Альмавивой — получила в музыке оперы неотразимо убедительное художественное воплощение.

Герой оперы лакей Фигаро — типичный представитель третьего сословия. Ловкий и предприимчивый, насмешник и острослов, смело ведущий борьбу с всесильным вельможей и торжествующий над ним победу, он очерчен Моцартом с большой любовью и симпатией.

В опере реалистически обрисованы также образы задорной и нежной подруги Фигаро Сусанны, страдающей графини, юного Керубино, охваченного первыми волнениями любви, надменного графа и традиционные комические персонажи — Бартоло, Базилио и Марцелина.

К сочинению музыки Моцарт приступил в декабре 1785 года, закончил его через пять месяцев; премьера состоялась в Вене 1 мая 1786 года и прошла с незначительным успехом. Подлинное признание опера приобрела только после постановки в Праге в декабре того же года.

СЮЖЕТ

В доме графа Альмавивы идут веселые свадебные приготовления. Камердинер графа Фигаро женится на Сусанне — служанке графини. Предстоящее торжество не радует графа: невеста приглянулась ему самому, и он не брезгует ничем, чтобы помешать свадьбе. С беспокойством рассказывает Сусанна жениху о преследованиях графа.

Всю свою ловкость, находчивость, энергию готов приложить Фигаро, чтобы расстроить козни господина. Но у весельчака Фигаро немало врагов. Старый Бартоло до сих пор не может забыть, как ловко провел его бывший цирюльник, помогая графу жениться на его воспитаннице Розине. Стареющая ключница Марцелина мечтает женить Фигаро на себе.

Оба надеются, что граф, раздосадованный неуступчивостью Сусанны, им поможет. Церемонными поклонами и злобными комплиментами встречает Марцелина Сусанну. Сусанна весело и задорно посмеивается над сварливой старухой. Появляется Керубино. Юный паж влюблен во всех женщин в замке.

Совет

Он боготворит графиню, но не прочь поухаживать и за Сусанной, к которой сейчас пришел поделиться горем — граф застал его у Барбарины, дочери садовника, и прогнал из замка. Неожиданный приход графа вынуждает Керубино спрятаться. Граф снова умоляет Сусанну уступить его любви, но излияния влюбленного вельможи прерываются стуком в дверь — это явился интриган Базилио.

Намеки старого сплетника на любовь Керубино к графине пробуждают у графа ревность. С возмущением рассказывает он Сусанне и Базилио о проделках пажа и вдруг замечает спрятавшегося Керубино. Гнев графа не знает предела. Керубино получает приказ немедленно отправиться в полк. Фигаро утешает его.

Графиня опечалена равнодушием мужа. Рассказ Сусанны о его неверности глубоко ранит ее сердце. Искренне сочувствуя своей горничной и ее жениху, графиня охотно принимает план Фигаро — вызвать графа ночью в сад и послать к нему на свидание вместо Сусанны Керубино, переодетого в женское платье. Сусанна тотчас же принимается наряжать пажа.

Внезапное появление графа приводит всех в смятение; Керубино прячут в соседней комнате. Удивленный смущением жены, граф требует, чтобы она открыла запертую дверь. Графиня упорно отказывается, уверяя, что там находится Сусанна. Ревнивые подозрения графа усиливаются. Решив взломать дверь, он вместе с женой отправляется за инструментами. Ловкая Сусанна выпускает Керубино из его убежища.

Но куда бежать? Все двери на запоре. В страхе бедный паж прыгает в окно. Возвратившийся граф находит за запертой дверью смеющуюся над его подозрениями Сусанну. Он вынужден просить у жены прощения. Вбежавший Фигаро сообщает, что гости уже собрались. Но граф всячески оттягивает начало праздника — он ждет появления Марцелины.

Ключница предъявляет Фигаро иск: она требует, чтобы он либо вернул ей старый долг, либо женился на ней. Свадьба Фигаро и Сусанны откладывается.

Суд решил дело в пользу Марцелины. Граф торжествует, но торжество его непродолжительно. Внезапно выясняется, что Фигаро — родной сын Марцелины и Бартоло, в детстве похищенный разбойниками. Растроганные родители Фигаро решают пожениться. Теперь предстоит отпраздновать две свадьбы.

Графиня и Сусанна не оставили мысли проучить графа. Графиня решает сама надеть платье служанки и пойти на ночное свидание. Под ее диктовку Сусанна пишет записку, назначая графу встречу в саду. Во время праздника Барбарина должна передать ее.

Обратите внимание

Фигаро посмеивается над своим господином, но, узнав от простушки Барбарины, что записку написала Сусанна, начинает подозревать свою невесту в обмане. В темноте ночного сада он узнает переодетую Сусанну, но делает вид, что принял ее за графиню.

Граф не узнает свою жену, переодетую служанкой, и увлекает ее в беседку. Увидев же Фигаро, объясняющегося в любви мнимой графине, он поднимает шум, сзывает людей, чтобы публично уличить жену в измене. На мольбы о прощении он отвечает отказом.

Но тут появляется снявшая маску настоящая графиня. Граф посрамлен и просит у жены прощения.

МУЗЫКА

«Свадьба Фигаро» — бытовая комическая опера, в которой Моцарту — первому в истории музыкального театра — удалось ярко и многосторонне раскрыть в действии живые индивидуальные характеры.

Отношения, столкновения этих характеров определили многие черты музыкальной драматургии «Свадьбы Фигаро», придали гибкость, разнообразие ее оперным формам.

Особенно значительна роль ансамблей, связанных со сценическим действием, нередко свободно развивающихся.

Стремительность движения, пьянящее веселье пронизывают увертюру оперы, вводящую в жизнерадостную обстановку событий «безумного дня».

В первом акте естественно и непринужденно чередуются ансамбли и арии. Два следующих друг за другом дуэта Сусанны и Фигаро привлекают изяществом; первый — радостный и безмятежный, в шутливости второго проскальзывают тревожные ноты. Остроумие и смелость Фигаро запечатлены в каватине «Если захочет барин попрыгать», ирония которой подчеркнута танцевальным ритмом.

Трепетно взволнованная ария Керубино «Рассказать, объяснить не могу я» очерчивает поэтический образ влюбленного пажа. В терцете выразительно переданы гнев графа, смущение Базилио, тревога Сусанны.

Насмешливая ария «Мальчик резвый», выдержанная в характере военного марша, сопровождаемая звучанием труб и литавр, рисует образ энергичного, темпераментного и веселого Фигаро.

Второй акт начинается светлыми лирическими эпизодами. Ария графини «Бог любви» привлекает лиризмом и благородной сдержанностью чувства; пластичность и красота вокальной мелодии сочетаются в ней с тонкостью оркестрового сопровождения. Нежности и любовного томления полна ария Керубино «Сердце волнует».

Финал акта основан на свободном чередовании ансамблевых сцен; драматическое напряжение нарастает волнами. Вслед за бурным дуэтом графа и графини следует терцет, начинающийся насмешливыми репликами Сусанны; живо, ярко, стремительно звучат следующие затем сцены с Фигаро.

Акт заканчивается большим ансамблем, в котором торжествующие голоса графа и его сообщников противопоставлены партиям Сусанны, графини и Фигаро.

Важно

В третьем акте выделяется дуэт графа и Сусанны, пленяющий правдивостью и тонкостью характеристик; музыка его одновременно передает лукавство очаровательной служанки и неподдельную страсть и нежность обманутого графа. Дуэт Сусанны и графини выдержан в прозрачных, пастельных тонах; голоса мягко перекликаются, сопровождаемые гобоем и фаготом.

Четвертый акт начинается небольшой наивно-грациозной арией Барбарины «Уронила, потеряла». Лирическая ария Сусанны «Приди, мой милый друг» овеяна поэзией тихой лунной ночи. Музыка финала, передающая сложные чувства героев, звучит вначале приглушенно, но постепенно наполняется радостным ликованием.

Читайте также:  А. вивальди «времена года»: история, содержание, интересные факты, слушать

Источник: http://100oper.ru/svadba-figaro.html

Реформа жанра буффа в опере «Свадьба Фигаро»

В этой опере, созданной в 1786 году, Моцарт обратился к сюжету знаменитой комедии Пьера Огюста Бомарше «Безумный день, или Женитьба Фигаро». В реакционной Австрии эта пьеса, с ее яркой критической окраской, была запрещена.

Написанная в атмосфере предреволю­ционной Франции, комедия критиковала общественное неравенство, говорила о праве каждого человека на счастье и человеческое достоинство.

Такой сюжет был совершенно непривычен для оперной сцены – еще ни одна опера не говорила о прямой борьбе между слугой и господином[1].

Обличительные речи Фигаро, мысль о превосходстве ума над знатностью и богатством – всё это было близко Моцарту с его протестом против бесправ­ного положения. Его письма к отцу явно перекликаются с некоторыми высказы­ваниями Фигаро[2]. Таким образом, композитор обратился к комедии Бомарше далеко не случайно: он нашел здесь совершенно новое и актуальное идейное содержание.

Либретто «Свадьбы Фигаро» написал Лоренцо да Понте– разносторонне образованный человек и неплохой поэт. Из цензурных соображений да Понте сгладил по­литическую остроту комедии, убрал публицистику, ряд обличительных сцен и заострил чисто комедийные положения. Изъятие публицистики отразилось, главным образом, на Фигаро.

В опере Фигаро не входит в обсуждение государственных проблем, не выступает против всего феодального общества. Его «лицо» определяется не политическими воззрениями, а моральными качествами. Однако, при всех изменениях, основная идея пьесы Бомарше – нравственное превосходство слуги над аристократом – в опере сохранилась[3].

Сам Моцарт, в своем каталоге, который он составил в последние годы жизни, назвал «Свадьбу Фигаро» оперой-buffaв 4х действиях. Уже в этом обозначении содержится некое несоответствие канонам жанра, ведь типичная модель buffa отличалась небольшими масштабами и двухактным строением.

Совет

Правда, следы двухактного членения в этой опере есть[4], но все же ее масштабы существенно отличаются от привычных представлений об этом развлекательном жанре. Кроме того, содержание оперы необычно для buffa, которая никогда не выходила из узкобытовых рамок.

Раскрывая в комедийной, увлекательной форме очень серьезное содержание, опера Моцарта явно «перешагнула» границы исходного жанра.

Внешне композитор следует традициям buffa:

  • использует принцип чередования музыкальных номеров с сухими речитативами;
  • подчеркивает комедийные черты в облике многих персонажей. Здесь есть традиционные герои, восходящие к итальянской «комедии масок» — доктор Бартоло, учитель музыки Базилио, судья дон Курцио; совершенно буффонным персонажем является садовник Антонио, отдельными буффонными чертами обладает Марцелина;
  • характерная принадлежность комедийного сюжета — пара слуг;
  • в опере много типично буффонных ситуаций (переоде­вания, ночная путаница во втором финале).

И все же это, скорее, внешние приметы жанра. Главное в другом. Основные персонажи оперы – Фигаро и Сюзанна – резко отличаются от традиционной комической пары слуг.

Их характеры непривычно инди­видуализированы, а музыка отличается такой поэтичностью, которая вовсе не была свойственна жанру buffa.

До моцартовской «Свадьбы Фигаро» еще ни одна служанка не пела такую лирическую арию, какую поет Сюзанна в IV действии – «Приди, мой друг, приди». В ее музыке – любовь, мечтательность, поэзия ночной природы.

Совсем не типичен для buffa образ графа Альмавивы. Его отношение к Сюзанне – не просто каприз, интрига со служанкой, а настоящая страсть.

Моцарт не умеет по-итальянски смеяться над своими персонажами – не задумываясь над их чувствами, ему это чуждо в принципе. Поэтому он не смеется над графом, когда тот говорит о своей любви к Сюзанне.

Для Моцарта вина графа в другом – он не видит, не уважает человека в своем слуге.

Выходит за комедийные рамки и образ Керубино, сконцентрировавший чувство, которое движет чуть ли не всеми героями этого произведения – любовь. Не случайно обе арии Керубино (казалось бы, героя «второго плана») можно отнести к лучшим эпизодам оперы. Они полны поэзии.

Многозначность образов составляет одну из главных жанровых особенностей «Свадьбы Фигаро». При этом здесь нет противопоставления трагического и комического, как это будет в «Дон Жуане». В «Свадьбе Фигаро» Моцарт по-новому трактует избранный жанр и на основе итальянской оперы buffa создает первую комедию характеров.

У каждого героя – свой мир чувств, своя реакция на происходящее. Моцарт подчеркивает в них не столько типические черты (как это было в традиционной опере буффа), сколько индивидуальные.

Соответственно, у каждого героя свой музыкальный язык, свой круг интонаций, сохраняемый не только в ариях, но и ансамблевых номерах. Причем именно характер того или иного героя определяет круг выразительных средств для его обрисовки.

Ярким примером является характеристика Фигаро.

Главная особенность его музыки – подчеркнутая активность и энергия. Фигаро «говорит» короткими, решительными фразами, разделенными паузами, почти лишенными распевов. Ритмы чеканные, упругие; темп быстрый; ладовое развитие основано на мажорной диатонике.

Обратите внимание

Жанровая основа его музыки – танец (например, в первом сольном номере – каватине «Если захочет барин попрыгать») или марш (ария «Мальчик резвый»).

Самая необычная, с точки зрения жанра buffa, последняя ария Фигаро «Мужья, откройте очи», суммирующая главные черты этого образа.

Она открывается большим аккомпанированным речитативом, который до Моцарта никогда не встречался в партии слуги – это была привилегия знатной персоны оперы seria.

В самой арии хроматизмы в мелодии, усложненность гармонии, частое использование напряженного верхнего регистра призваны подчеркнуть новизну ситуации – Фигаро ревнует. Он равен графу во всем: так же мучается от ревности, любит и страдает не менее сильно, как знатный вельможа.

Развитие сюжета в комедии Бомарше очень сложно. В ней много событий, переключений, стремительный темп, имеется побочная линия. Чтобы такое сложное сценическое действие передать музыкой, потребовалась совершенно новая трактовка оперных форм, в первую очередь ансамблей.

Их роль существенно возросла и в количественном, и в качественном отношении. Из 28 номеров оперы – 14 ансамблевых (дуэты, терцеты, огромные ансамблевые сцены в финалах I и II действий с большим числом участников). Ансамбли не менее, а порой и более важны для воплощения характеров, чем арии.

Например, у Сюзанны всего 2 арии, из которых еще не складывается полное представление об ее облике, зато без нее не обходится ни один ансамбль.

Важно

Новизна моцартовских ансамблей заключается, во-первых, в том, что они выражают не только развитие и смену чувств, но и движение событий, тогда как в традиционной опере buffa единственным стержнем сценического действия был сухой речитатив. Наиболее «событийными» являются финальные ансамбли, полные неожиданных сюжетных поворотов.

По форме многие ансамбли представляют собой свободно развивающиеся сцены. Ярким примером является огромный (более 60 страниц) финал I действия. Он отличается:

  • огромным драматическим напряжением, которое все время нарастает, лишь иногда «задерживаясь» на отдельных спокойных эпизодах;
  • постепенным увеличением количества участников;
  • ускорением темпа;
  • непрерывным развитием действия, которое при этом укладывается в удивительно ясную стройную форму. Появление каждого нового участника образует самостоятельный раздел, отличающийся своим особым характером, окраской, мелодическим строем.

Во-вторых, сохраняя индивидуальность своих героев не только в сольных, но и в ансамблевых номерах, Моцарт насыщает ансамбли «эмоциональной полифонией»: в их музыке нередко одновременно сочетаются различные эмоции, порой резко контрастные.

[1] Премьера «Свадьбы Фигаро» состоялась 1 мая 1786 года в Вене под управлением автора. Несмотря на большой успех, уже на следующий год оперу сняли с репертуара.

[2] «Сердце облагораживает человека. И пусть я не граф, но чести во мне, вероятно, больше, чем у иного графа» (Е. Черная. Моцарт. С. 199).

[3] На русский язык текст либретто перевел боготворивший Моцарта Петр Ильич Чайковский, специально для ученического спектакля в Московской консерватории.

[4] в том, в частности, что традиционные для buffa блестящие стремительные финалы даются в середине и в конце произведения (во II и IV актах).

Источник: http://musike.ru/index.php?id=24

В. А. Моцарт. Опера «Свадьба Фигаро»

1785 год… совсем скоро – всего через четыре года – разразится гроза Великой французской революции, идеи «просыпающегося третьего сословия» уже владеют умами – и, конечно, воплощаются в искусстве. Одним из таких «предреволюционных» произведений была комедия П. О.

 Бомарше «Безумный день, или Женитьба Фигаро», впервые поставленная в Париже в 1874 году.

В предисловии, предпосланном пьесе, автор говорит: «в театре невозможно достичь ни высокого пафоса, ни глубокого нравственного смысла, ни подлинного, здорового комизма без ярких, неожиданных ситуаций, которые всегда складываются в результате столкновения различных слоев общества».

Продемонстрировать на театральной сцене конфликт дворянина и представителя третьего сословия, показав при этом нравственное превосходство слуги над господином – это была поистине «революционная» идея для того времени.

В. А. Моцарта в пьесе П. О. Бомарше привлекла не только актуальная идея, но и динамичный сюжет, обилие комических ситуаций – словом, все, чтобы было нужно для создания оперы-буффа. Годом раньше он уже начинал работать над произведением в этом жанре под названием «Обманутый жених». Оперу эту В. А.

 Моцарт не завершил, но она стала первым опытом сотрудничества с итальянским поэтом Лоренцо да Понте, с которым композитор познакомился в доме барона Вецлара. Теперь их сотрудничество продолжилось. Да Понте не только написал либретто для новой оперы В. А.

Совет

 Моцарта – он добился разрешения на ее постановку, ведь комедия П. О. Бомарше была под запретом. Правда, для этого при создании либретто пришлось «сгладить острые углы», исключив наиболее вызывающие с политической точки зрения моменты – например, сцену суда.

Произвести такую операцию, не оставив произведение совсем уж «беззубым», было нелегкой задачей, но да Понте это удалось.

Опера «Свадьба Фигаро» способна была удивить публику не только социально-политической остротой сюжета.

Несмотря на жанровые признаки привычной и давно любимой слушателями итальянской оперы-буффа, здесь было немало нового – например, женские партии представляют собой вполне традиционных «благородную героиню» и «субретку», но графиня оказывается героиней второго плана, а роль служанки вовсе не сводится к привычной драматургической функции субретки – помощи благородной героине в любовной интриге, именно Сюзанна, а не графиня является центральным действующим лицом наряду с Фигаро. Подобное «размывание границ» традиционных оперных амплуа позволяет композитору не делать резких различий в музыкальных характеристиках аристократов и слуг – и тем, и другим свойственны одни и те же человеческие чувства, социальная дистанция условна. Изображая не «оперные типы», а живых людей, В. А. Моцарт жертвует многими устоявшимися приемами – например, в опере нет ни одной любовной арии Фигаро: учитывая характер веселого и хитрого слуги, подобные номера выглядели бы фальшью.

«Демократичность» оперы «Свадьба Фигаро», задаваемая сюжетом, проявляется и в ее музыкальном языке: композитор отказывается от изысканной вокальной виртуозности в пользу песенных оборотов и танцевальных ритмов, лаконичных фраз.

Другая характерная черта этой оперы – сохранение номерной структуры и одновременное «преодоление» ее в сквозном развитии.

Драматическое действо и музыкальное развитие не останавливается ни на минуту, арии не носят характера «стоп-кадров», дающих возможность певцам продемонстрировать свои технические возможности. Особенно динамичными выглядят ансамблевые сцены (в частности, финалы актов).

https://www.youtube.com/watch?v=ONiKEm_t9uM

Психологическая глубина, индивидуальность музыкальных характеристик проявляется не только в интонационном строе партий, но и в разнообразии форм арий.

Например, в своей каватине Фигаро переходит от сдержанных насмешек над хозяином к твердой решимости действовать против него – и это находит отражение в трехчастной форме, печальные размышления графини излагаются свободным монологом, а растерянность Барбарины в арии «Уронила, потеряла» выражается в одночастной форме с неустойчивым завершением.

Отходит В. А. Моцарт и от традиционной формы итальянской увертюры (быстрые крайние разделы и медленный средний) – увертюра к «Свадьбе Фигаро» летит в стремительном темпе. Тем, которые впоследствии появятся в опере, в увертюре нет – но она блестяще передает обстановку «безумного дня».

Обратите внимание

Премьера оперы «Свадьба Фигаро» состоялась в мае 1786 года, на первых двух спектаклях В. А. Моцарт дирижировал сам. В репертуаре Бургтеатра она продержалась недолго. Подлинный успех пришел к опере после постановки в Праге.

Посетив этот город, В. А. Моцарт писал: «Здесь ни о чем другом не говорят, кроме как о „Фигаро“, ничего не играют, не хвалят, не насвистывают и не напевают, кроме как „Фигаро“, никаких других опер не слушают — только „Фигаро“».

Читайте также:  Исполнители на струнных инструментах

Но если опера «Свадьба Фигаро» привела в восторг не всех современников композитора, то исполнители и слушатели последующих поколений оценили ее по достоинству. Сегодня нет такого оперного театра, который не ставил бы эту оперу.

Музыкальные сезоны

Источник: https://musicseasons.org/v-a-mocart-opera-svadba-figaro/

Зрители испытали культурный шок на премьере «Свадьба Фигаро» в бакинской опере — ОБНОВЛЕНО — ФОТО

09:55

Даже не верится, что за более чем столетнюю историю Театра оперы и балета, одна из самых совершенных и востребованных в постановочном плане произведений в мировом оперном наследии — «Свадьба Фигаро» В.А.Моцарта — ни разу не была поставлена на отечественной сцене!

Это недоразумение, а точнее нонсенс, нынешнее руководство театра решило исправить, и сделало это весьма торжественно, подготовив премьеру в рамках международного проекта с участием исполнителей трех стран и приурочив к очередному, VI Международному музыкальному фестивалю им. Узеира Гаджибейли.

Отметим, что каждый год, аккурат к Гаджибековскому фестивалю, Театр оперы и балета всегда представляет яркие проекты-премьеры. На прошлом фестивале это была великолепная постановка «Любовного напитка» Г.Доницетти, на сей раз театр решил «опьянить» бакинских меломанов музыкальными брызгами лучезарного моцартовского шампанского.

И на этот раз в качестве режиссера-постановщика нового спектакля был приглашен известный украинский режиссер Никола Третьяк, который, помимо прошлогодней премьеры, уже известен бакинским театралам как мастер остроумных, изобретательных, изящных комических спектаклей — барочной оперы «Così fan tutte» («Так поступают все женщины») В.А.

Моцарта и решенной в стиле итальянского неореализма постановки оперы «Джанни Скикки» Дж.Пуччини.

Режиссура Н.Третьяка подкупает тем, что эстетика его спектаклей не страдает болезнью современного музыкального театра, именуемой «режиссерской оперой», а по сути, нечто болезненно-гипертрофированное с минимальным сценическим реквизитом в духе «стерильно белых стен и геометрического нагромождения».

Важно

Все было узнаваемо — салонная декорация, кринолины, парики, расшитые камзолы — все, что, собственно, и составляет сценографическую суть барочной оперы.

Ничего не отвлекало от музыки и от исполнения, за что зритель, уже с открытием завеса, преисполнился к создателям спектакля большой и неформальной благодарностью.

В нынешней постановке «Свадьбы» у Н.Третьяка все словно вибрирует любовью и ее производными — признаниями, ревностью, ссорами, примирением и прощениями. У галантного француза де Бомарше, на пьесе которого («Безумный день, или Женитьба Фигаро»), собственно, и основан сюжет оперы, мужчины просят прощения у женщин.

А вымаливать прощение у прекрасных дам есть за что. Ловелас граф Альмавива выпрашивает у супруги прощение за то, что увлекся служанкой Сюзанной, которая по совместительству является невестой его камердинера Фигаро.

В свою очередь, Фигаро, как и приличествует барочной комедии, после хитроумных перипетий с записочками и переодеваниями, лишний раз убеждается в верности своей невесты и получает прощение Сюзанны.

А впрочем, пересказывать сюжет блестящей комической оперы — дело неблагодарное, лучше прийти и просмаковать каждую сцену, каждый оборот моцартовской фразировки, тем более все исполнители вполне прилично справились с вокальными задачами.

Опера «Свадьба Фигаро» неформально считается «битвой баритонов».

Несмотря на грамотное и артистичное исполнение партии Фигаро украинским вокалистом Дмитрием Гришином (комиковал вовсю и с явным удовольствием), никакого превосходства слуги над господином не получилось: победа осталась за графом Альмавива в исполнении роскошного белорусского баритона Владимира Громова. Любвеобильный Граф-Громов, положивший свой хозяйский глаз на Сюзанну, стал центральным вокальным пластом спектакля. И голос с легкостью и без всякого напряжения заполнил зал, и в плане артистизма В.Громов сразу же стал выстраивать очень интересный сценический образ ревнивого самодержца. Впрочем, у В.Громова есть практический опыт подобных ролей (хотя бы вспомним злодея Скарпиа на бакинской сцене), правда несколько смягченный под лукавой атмосферой бурлящего событиями безумного дня.

Высокорослый Граф-Громов, каждый раз преклоняя колени перед очаровательными дамами, становился одного с ними роста. С очаровательной и лукавой Сюзанной — Инарой Бабаевой — он сразу же взял какой-то нежный и доверительный, почти заискивающий тон.

И в то же время со своей законной сценической супругой — Фаридой Мамедовой, которая замечательно создала запоминающейся образ томно-тоскующей, а моментами весьма предприимчивой и даже чуть истеричной мадам — особо не церемонился: всем было ясно, кто в доме хозяин.

Совет

Приятный факт — в отличие от других театров постсоветского пространства, которые ставят оперу Моцарта на русском языке, азербайджанский театр преподнес бакинской публике спектакль на языке оригинала — итальянском, на либретто Лоренцо да Понте.

Кроме того, бакинская «Свадьба» преподнесла явную сенсацию. Надо было видеть лица зрителей во время исполнения Ильхамом Назаровым первой арии Керубино «Non so piu cosa son» («Рассказать, объяснить не могу я»)! В первые минуты зрители испытали настоящий культурный шок.

Вместо привычно ожидаемого меццового травести (театральное амплуа, когда актриса для роли переодевается в мужской костюм) — в бакинской постановке, как и задумал в свое время Моцарт — настоящий редкий мужской контральтовый голос, который даже в записях на сцене ведущих мировых оперных театров не всегда услышишь. И.

Назаров еще не закончил арию, а в зале уже раздались аплодисменты, которые буквально переросли в овации и крики «браво», изрядно смутив молодого певца.

Сабина Асадова в партии Марселины в паре с Инарой Бабаевой блестяще разыграли «колючую» перебранку двух женщин-соперниц, а Акрам Поладов в партии доктора Бартоло вновь блеснул прирожденным комическим талантом: доктор деловито, поблескивая стеклами своих очков, скороговоркой, без запинки «объяснял» Марселине все преимущества документа-договора и план дальнейшего мщения Фигаро.

Сплошное эстетическое удовольствие слышать на сцене Али Аскерова! Роль садовника Антонио маленькая, а удовольствие от его великолепного голоса и исполнения воистину — большое.

Нельзя не отметить Турала Агасиева в партии Базилио и дебют Рены Худатзаде в партии Барбарины. Голос у Р.Худатзаде чистый, пение по-ученически сосредоточенное, которое очень идет для роли простушки Барбарины.

Есть некоторая зажатость корпуса и рук (куда девать руки — проблема всех начинающих актеров), однако потенциал у молодой вокалистки хороший, и, думается, сценическая свобода — вопрос лишь времени.

Для автора этих строк появление на афише имени молодого и, несомненно, талантливого дирижера Эйюба Гулиева — это всегда гарантия аккуратной интерпретации авторского текста.

Обратите внимание

И на сей раз ничего кроме искреннего одобрения новая работа маэстро вызвать не может: Моцарт под руководством маэстро, как заведенный механизм часовых дел мастера П.О.Бомарше (это была первая профессия великого драматурга) был точным и одновременно легким, не без бриозного наполнения.

Особой похвалы заслуживает и Вафа Азизова. Ее клавесинные импровизации добавляли «аромат» исторической и музыкально-драматической согласованности всего спектакля.

https://www.youtube.com/watch?v=updJKzBBe5A

И на этот раз, как и во все дни фестиваля, в зале Театра оперы и балета не было ни одного свободного места.

Зрители устроили всем участникам постановки такие бурные овации, что выход на поклон всех исполнителей превратился в отдельную яркую финальную сцену, побудив растроганных солистов смущенно раскланиваться, а маэстро, проявить барочную галантность, бросив в оркестровую яму букет цветов. 

———10:40

Нажмите на фотографии для увеличения:

 

Источник: https://news.day.az/culture/523615.html

Премьера «Свадьбы Фигаро» в Новой опере

Уже из появившегося в конце прошлого сезона анонса, где «Свадьба Фигаро» была заявлена как «трагикомедия», стало понятно, что не приходится ждать «еще одну в ряду» прямолинейно-костюмную постановку самой репертуарной оперы Моцарта, арии из которой прочно вошли в хрестоматию для обучения молодых вокалистов. Самым достоверным предвестником глубокой режиссерской интерпретации стал упомянутый выше спектакль Вэйро в Приморском театре – в черных декорациях с сейфами он вызывающе отличался от камзольно-панталонных стереотипов, связываемых обычно с комедией галантного века.

То же отсутствие цвета, но с другим знаком легло в основу сценографии московского спектакля (Ульрике Йохум): ровного белого цвета мир вырастает на развернутой в трехмерной перспективе сцене. Иногда – прямо из-под земли, иногда – спускаясь со сценического неба. Но «мир» этот сугубо формальный.

В декорациях правит вневременной, лаконичный и безликий «евростандарт»: белые коробки-кирпичики да белые павильоны, по-простецки собранные из поликарбоната – что-то среднее между теплицами и многопользовательскими душевыми кабинами. Над формальным миром разными цветами горит «небесный периметр».

Костюмы – изящная и выигрышная часть сценографии. Редкий случай, когда во вневременной постановке по фотографии можно безошибочно узнать служанку, ее хозяев и, пусть недостаточно проницательного, но все же блистательного Фигаро – он весь в белом.

Столь же четко читается старый зануда Бартоло в параноидально застегнутом на все пуговицы классическом костюме, его пассия Марцелина в изысканном пестром платье и яркая простушка Барбарина. Больше всего иронии досталось второстепенным и эпизодическим персонажам.

Радость узнавания дарит Базилио, частично срисованный с кинообраза одноименного зловредного кота в незабываемом воплощении Ролана Быкова. Садовник Антонио одет в тогу-комбинезон, а судья Курцио – элегантный меховой посланец преисподней с карающим «двузубцем».

Хор унаследовал костюмы от дальневосточной постановки – «белый верх, черный низ».

По канонам режиссерской оперы, для обоснования необходимости переосмысления классического произведения создается легенда, тесно связанная с первоисточником или автором. Желательно, конечно, не без привкуса сенсации.

На пресс-конференции сам режиссер отказался от сколь-нибудь подробных комментариев к постановке, заявив «мое слово – мой спектакль» и лишь уверенно подтвердил первичность музыки в своей работе. Слово взял Михаил Мугинштейн, привлеченный в проект в качестве консультанта по драматургии.

Важно

Он удивил слушателей историей о том, что на автографе «Свадьбы Фигаро», который ему довелось видеть в Вене, нет слова «буффа», а есть лишь слово «комедия».

Из чего, якобы, вытекает, что «Свадьба Фигаро» – лирическая комедия, к которой режиссер «взял на себя смелость» добавить слово-приставку, получив заявленную в анонсах «трагикомедию». Приходится констатировать, что звенья логической цепочки выглядят сомнительно. Кроме смелости режиссера, конечно.

Если уж буквоедствовать, то в автографе «Свадьбы Фигаро» (факсимиле которого нетрудно найти в интернете) нет и самого слова «опера». Кстати, пунктуально исключенного из программки и премьерного буклета, но – вот беда – непоследовательно присутствующего и в пресс-релизе, и в посвященном премьере номере театральной газеты «Вешалка».

Моцарт, по хронологическим причинам, вообще не дружил со словом «опера», назвав произведение comedia per musica, а последовавших «Дон Жуана» и «Так поступают все» – dramma giocoso. Но формальное прочтение данных автором названий не может перечеркнуть пары фактов. Во-первых, «Свадьба Фигаро» – все-таки опера. В соответствии с видовыми признаками жанра.

Во-вторых, действие целиком построено на смешных бытовых ситуациях, курьезах с переодеваниями, внезапных «новых вводных» и, стало быть, остается старой доброй комедией положений, а никак не лирической комедией (к слову, родившейся, как жанр, несколько позже, уже после смерти Моцарта). Моцарт совершил революцию в музыке.

Его творчество – эстетический и эмоционально-интонационный прорыв в будущее. Однако он не был новатором и первопроходцем в области собственно музыкального языка, не стал и основателем принципиально новых направлений музыкальной драматургии. В этом смысле композитор являлся, скорее, продолжателем традиций в духе Перголези.

Разве что в заметно большем масштабе, обеспеченном талантом Да Понте – мастера не всегда логичных, но от того еще более головокружительных сюжетных хитросплетений. Впрочем, главная их сила была в том, что они прекрасно ложились на музыку Моцарта, подарившую либретто Да Понте бессмертие.

Даже неизбежное выветривание едкого социального подтекста, со временем сделавшее комедию Бомарше более дидактичной и менее смешной, не отняло у ее музыкальной родственницы, – оперы Моцарта, – неисчерпаемого потенциала для обеспечения публики трехчасовым аттракционом беззаботного веселья.

Совет

Правда, с весельем, в спектакле получилось так себе. Прежде всего, потому что режиссер, похоже, не собирался никого смешить. Во всяком случае, если судить по преамбуле из буклета, больше напоминающей экзистенциальный трактат: «В основе истории – философия мига и вечности.

Ассимилируя социальный заряд Бомарше опера акцентирует психологизм, тонкую эротическую природу отношений и подлинность характеров. Их непредсказуемый контрапункт творит, по сути, новый жанр – лирическую комедию, где суета дня ведет к тайне вечера с его маскарадом».

Постановка стала логическим продолжением этой цитаты – количество «прибавочных смыслов» в ней зашкаливает за мыслимые пределы.

Читайте также:  Александр даргомыжский: биография, интересные факты, творчество

Но как же чувствует себя в такой витиеватой оправе авторское определение «Свадьбы Фигаро» как комедии? Ведь никакие приставки к этому слову не отменяют необходимости смешить зрителя – хотя бы это был декларируемый режиссером «смех над бездной».

Здесь придется вспомнить, что смешить публику – сложнейшая задача, требующая не только опыта, но и специфического таланта.

Увиденное в этот вечер на сцене Новой Оперы наводит на мысль, что все пассы вокруг определения спектакля, как «трагикомедии» – тщательно маскируемая расписка Алексея Вэйро в своей несостоятельности, как постановщика смешной комедии.

Детальный разбор спектакля находится за пределами рассказа о премьере, но пресыщенные «спектаклями для плебса» интеллектуалы, видимо, смогут оценить попытку режиссера объять необъятное.

Аллюзии настолько полиморфны, что человек с развитой фантазией рискует увидеть все, что пожелает душа – от трудов Лао Цзы до «Метрополиса» Фрица Ланга и от «Вишневого сада» до вчерашних выпусков новостей.

А шутки, если есть, – из разряда тех, над которыми смеется, преимущественно, сам пошутивший.

В условиях объективной невозможности активного протеста композитора, построение постановщиком оперы собственных логических цепочек может быть оправдано (и то с оговорками) лишь в случае, когда приводит спектакль к успеху – по принципу грубой силы «победителей не судят».

Обратите внимание

Вэйро, видимо, не заботит, что для успеха у публики и тесно связанного с ним коммерческого успеха постановка должна быть многослойной, то есть читаться не только узким кругом склонных к философским поискам интеллектуалов, но и на уровне восприятия большей части зрителей, пришедшей на знакомую историю о безумном дне.

Вполне логично, что зрители, даже после ознакомления с кратким содержанием в буклете теряющиеся в невнятности происходящего, быстро превращаются в читателей, не догоняющих стремительно мчащийся поезд режиссуры.

Они пытаются запрыгнуть в последний вагон посредством изучения стремительно мелькающего текста в титрах (к слову, размещенных внизу, бледных и трудно читаемых с балкона).

Закономерный итог – наибольшее оживление в зале вызывают удачно переведенные фразы из либретто, да русские слова «самиздат» и «без печати» на свитках в руках героев.

Привлечь внимание к сцене режиссеру удается, преимущественно, эпизодами, где ему изменяет вкус – например, жаркие и псевдо-натуралистичные, словно позаимствованные из индийского кинематографа, объятия валяющихся по полу влюбленных (видимо, это обещанная «тонкая эротическая природа отношений»). Нельзя не упомянуть и об измене чувства меры, примером которой – оглушительная пальба, завершающая знаменитую арию Фигаро (пожилые люди в зале единым жестом хватаются за сердце).

К счастью, через плотное нагромождение режиссерских высказываний благодарным слушателям не без иронии подмигивает так и не побежденный Моцарт. Язвительная усмешка композитора заметна в диссонансе лучистой легкости музыки и заумной грузности постановочной концепции.

Возможность насладиться оперным шедевром сохраняется – для искушенного слушателя, назубок знающего либретто и имеющего навык по ходу действия очищать от шелухи сорных смыслов лакомую основу авторского замысла.

Тому, кто без подготовки рискнет противиться стремлению режиссера запутать то, что было изрядно запутано до него, скорее всего, быстро станет скучно.

Важно

Ведь манера изложения Алексеем Вэйро «Свадьбы Фигаро» вызывает в памяти недавно облетевшую интернет новость об англичанке, разочаровавшейся в поисках достойного внимания объекта и сыгравшей свадьбу… сама с собой.

Боязнь режиссера оставить оперу наедине со слушателем традиционно приводит к анимации увертюры, под которую начинает создаваться мир на сцене, и музыкальных номеров. Результатом отсутствия в опере нужных режиссеру «свободных мест» становится вставная пантомима перед третьим действием.

В сольных ариях и ансамблях режиссер не только старательно отвлекает внимание от поющих фоновым мельтешением, но и заставляет самих певцов активно двигаться, не заботясь ни об удобстве пения, ни о необходимости контакта солистов с дирижером.

И все же, несмотря на воздвигнутые режиссером препятствия, музыкальная сторона заслуживает превосходных эпитетов.

Дирижер-постановщик и главный дирижер театра Ян Латам-Кёниг подчеркнуто декларировал отказ от блуждания в потемках аутентизма. Оркестр Новой Оперы с честью взял высоту, сыграв Моцарта упруго и точно. Впрочем, нашлось место и аутентичному звуку – в речитативах гостем из моцартовской эпохи певцов поддерживал клавесин, ставший изюминкой спектаклей театра с речитативами secco.

Премьерный состав, певший на пресс-показе, приятно удивил не только энергией молодости, но и умением сочетать артистическую внятность и буффонность образа с моцартовской аккуратностью вокала.

Для меня главным открытием стала Ирина Костина, в стилистически непростом репертуаре показавшая и облегченный прозрачный звук, и ярко окрашенные спинтовые нотки стервозности, и ритмическую точность в ансамблях.

Восхищения достойна актерская органичность певицы в роли Сюзанны и неутомимость на протяжении действия при изначально высоко поставленной планке эмоциональности ее героини.

Алексей Богданчиков, уже успешно спевший Онегина на сцене театра, добавил в актив партию Графа.

При внешней сдержанности рисунка роли его баритон полностью убедил в самых эмоциональных сценах, особенно впечатлив динамикой в арии третьего действия «Hai gia vinta la causa».

Да и актерская сдержанность – скорее, признак высокой культуры молодого исполнителя, не пытающегося поразить внешними эффектами, а уделяющего первостепенное внимание пению – и преуспевающего в нем.

Совет

Под стать Графу была Графиня Елизаветы Соиной – подчеркнутая плавность движений и черно-красный имидж в стиле героини комиксов добавляли выразительности скорбной «Porgi, amor». Плавной кантиленой и драматическими «колючками» в финале запомнилась ария «Dove sono» – испытание на универсальность и выносливость голоса, которое певица с честью выдержала.

Начав открывающий оперу дуэт суховато, Дмитрий Орлов (Фигаро) быстро адаптировался, включился в спектакль, с неослабевающим напором провел все действие и взорвал зал обвинительным пафосом «Aprite un po'quegli occhi».

Непоседливый Керубино Анны Синицыной сиял мальчишеским задором и, как положено этому герою, стал любимцем публики. Пожалуй, из премьерного состава только здесь можно значимо придраться к исполнению: регистры звучали неровно, а в верхнем пропадали согласные.

Вокально простоват, но сценически убедителен был Бартоло Владимира Кудашева, по воле режиссера картинно умерший в финале.

Красивым тягучим голосом опытной чаровницы пела Ирина Ромишевская – ее Марцелина оказалась вовсе не старой дуэньей, а импозантной дамой, ярким женственным образом составившей достойную конкуренцию невесте Фигаро.

Барбарина Джульетты Аванесян была очаровательна в своем кокетстве и неожиданно свежо, с трогательными инженюшными нотками, спела, наверное, самую репертуарную арию субретки «L'ho perduta, me meschina». В полной мере воспользовался выигрышным костюмным имиджем Базилио Дмитрий Пьянов, вдобавок одарив героя удивительно точно подходящим голосом с характерным оттенком.

* * *

Власть даже самого авторитарного режиссера простирается лишь до третьего звонка. Во время спектакля на сцене царит исполнитель, своим голосом и актерским талантом способный поднять роль, а то и все действие, над режиссерским замыслом.

Ансамбль исполнителей совершил обыкновенное чудо: вернул происходящему утонченное моцартовское обаяние и наполнил смыслом спектакль, являвшийся, по сути, внутренним монологом режиссера.

Обратите внимание

В недавнем интервью директор Новой Оперы Дмитрий Сибирцев подчеркнул, что руководимый им театр всегда был, в первую очередь, музыкальным и лишь затем – режиссерским.

Публика, «голосуя ногами», уже давала понять, что наелась концептуальными изысками в эстетике европейского мэйнстрима десятилетней (как минимум) давности.

В русле этой тенденции после провала «Пиковой дамы» в постановке Юрия Александрова «Свадьба Фигаро» Алексея Вэйро – пусть менее пошлый и эпатажный, но столь же сомнительный в плане коммерческого успеха спектакль. Вряд ли его получится удерживать на плаву лишь энтузиазмом талантливых артистов, которыми славится Новая Опера и к которым постановка возмутительно недружественна. Хочется пожелать театру новых проектов, говоря о которых можно будет обсуждать исполнение в контексте режиссерских решений, а не вопреки им.

Фото — Д. Кочетков / Новая Опера

Источник: https://www.operanews.ru/14101304.html

Свадьба Фигаро

ФОТОАЛЬБОМ

СВАДЬБА ФИГАРО
В.-А. Моцарт

Продолжительность: 3 ч. 10 мин.

Режиссёр-постановщик — Дмитрий Бертман
Музыкальный руководитель — Денис Кирпанёв
Сценография и костюмы — Игорь Нежный и Татьяна Тулубьева
Художник по свету — Дамир Исмагилов
Режиссёр по пластике — Юрий Устюгов

Премьера состоялась 26.09.2007 

«Свадьба Фигаро» Моцарта основана на второй части знаменитой трилогии Бомарше. История, начавшаяся в «Севильском цирюльнике», продолжается. Герои стали старше, выросло новое поколение…

Театры обычно не ставят «Свадьбу Фигаро» Моцарта и «Севильского цирюльника» Россини как дилогию. Но ведь это так интересно – проследить, что сталось двадцать лет спустя с нашими знакомыми: цирюльником Фигаро, доктором Бартоло и его русской домработницей; военным музыкантом доном Базилио.

Все они оказываются в новой исторической ситуации. У Моцарта и Бомарше речь идет о наступлении «третьего сословия» (буржуазии) на старую аристократию. В нашем спектакле речь идет о современной мультикультурной ситуации, сложившейся в старушке-Европе. Сферы влияния перераспределяются. Замок графа Альмавивы выставлен на продажу… Кто его купит? От этого зависит, состоится ли свадьба Фигаро.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Действие первое

Фигаро и Сюзанна готовятся к свадьбе. Вдруг выясняется, что граф Альмавива, которому цирюльник помог увести Розину у Бартоло, теперь имеет виды на его собственную невесту. В свою очередь, на Фигаро имеет виды Марцелина: тот должен ей крупную сумму и обязался контрактом либо вернуть деньги, либо жениться на ней. Бартоло из мести берется помочь экономке отстоять свои интересы.

Юный Керубино жалуется Сюзанне на графа, который хочет выгнать его из замка. При появлении графа он прячется. Альмавива думает, что он наедине с Сюзанной.

Услышав голос Базилио, Сюзанна прячет и графа. Базилио сплетничает о Керубино и графине, чем приводит графа в неописуемую ярость.

Альмавива рассказывает, как вчера застал Керубино у Барбарины, и тут неожиданно обнаруживает спрятанного пажа…

Важно

Фигаро торопит графа назначить час свадьбы. Все просят за Керубино, но граф полон решимости избавиться от чересчур любвеобильного ребенка. Он предлагает Керубино на прощанье «в последний раз обнять Сюзанну», что, естественно, выводит из себя Фигаро.

Действие второе

Покинутая мужем графиня тоскует. Фигаро хочет подстроить графу ловушку: Сюзанна назначит ему свидание, на которое вместо нее пойдет Керубино. Нужно переодеть пажа в женское платье, к чему немедленно и приступают.

Ревнивый граф идет по следу Керубино. Ценой огромных трудов и опасностей женщинам удается спасти пажа. Графу приходится просить у графини прощения за оскорбительное недоверие.

Фигаро вновь пытается ускорить свою свадьбу, но ему мешают сначала садовник Антонио, а затем «трио мстителей» – Марцелина, Бартоло и примкнувший к ним Базилио, которые являются к графу с роковым контрактом и требуют правосудия.

Действие третье

По уговору с графиней Сюзанна назначает графу свидание, но тот слышит обрывок ее разговора с Фигаро и понимает, что его каким-то образом дурачат. Он твердо решает женить Фигаро на Марцелине.

Под диктовку графини Сюзанна пишет графу записку, уточняя время и место встречи. Только на свидание вместо Сюзанны теперь пойдет не Керубино, а сама графиня.
Судья выносит приговор: Фигаро должен иливернуть долг, или жениться.

Но вдруг по знаку на руке Марцелина узнает в женихе своего похищенного сына… Тут же выясняется, что отец – никто иной как доктор Бартоло.

Значит, план графа, связанный с Марцелиной, рухнул, и его последняя надежда – до свадьбы успеть добиться свидания с Сюзанной.

Совет

Фигаро уже отчаялся дождаться согласия графа и явочным порядком начинает праздновать свою свадьбу.

Действие четвёртое

Фигаро удалось проследить, как некая любовная записка из рук графа попала к Барбарине, а та, оказывается, должна передать ее Сюзанне! Поскольку он не посвящен в новый план женщин, то склонен подозревать все самое худшее.

Глядя на его страдания, старшее поколение в лице Марцелины и Базилио решает, что самое время поделиться житейской мудростью.

План с переодеванием приведен в исполнение. Граф и Фигаро принимают Сюзанну за графиню, а графиню – за Сюзанну, вдобавок Керубино преподносит взрослым все новые и новые сюрпризы. В этой неразберихе Фигаро удается разобраться раньше, чем Альмавиве. Его победа оказывается такой блестящей, а поражение графа – таким сокрушительным, какого никто и ожидать не мог.

Действие происходит в замке графа Альмавивы неподалеку от Севильи.

Источник: http://www.helikon.ru/ru/performances/svadba-figaro.html

Ссылка на основную публикацию