Коринт ловис «персей и андромеда» описание картины, анализ, сочинение

Персей и Андромеда, легенда о которых, пережив века, вдохновила многих выдающихся художников и ваятелей, являются одними из популярнейших героев греческой мифологии. Их встреча, произошедшая при весьма драматических обстоятельствах, стала звеном цепи удивительнейших событий, случавшихся некогда на берегах древней Эллады.

Коринт Ловис

Возвращение из дальних странствий

Сказание повествует, что Персей – сын Зевса и дочери аргосского царя Акрисия, Данаи, – возвращаясь из дальнего путешествия, волею богов оказался в царстве эфиопского царя Кефея. На спине он нёс мешок с головой поверженного чудища – страшной горгоны Медузы, от одного взгляда на которую люди превращались в камень.

Восседал герой на крылатом коне Пегасе, родившемся из крови этой самой горгоны, а на ногах его были волшебные сандалии-самолёты, позволявшие при необходимости парить над землёй. Меч на поясе, прекрасный облик и бесстрашие в глазах – всё это присутствовало в нём, по законам жанра.

Красавица, прикованная к скале

Таким он предстал перед молодой царевной Андромедой (тоже, разумеется, прекрасной – иначе и не бывает), прикованной на берегу моря к скале на съедение чудищу, грозившему погубить всё царство, если ему на обед не подадут царскую дочь. Как видно, бывают и такие фантазии. Андромеда и Персей полюбили друг друга с первого взгляда, но прежде, чем созывать гостей на брачный пир, жениху предстояло победить этого страшного гурмана. Змей не замедлил появиться в волнах.

Момент встречи любовников запечатлел на своём бессмертном полотне фламандский живописец Питер Пауль Рубенс. Персей и Андромеда изображены в окружении целого сонма Амуров – посланников богини любви Афродиты. Здесь же можно видеть и крылатого коня, и отражение головы Медузы в щите героя, и само чудище, приплывшее ради изысканного обеда.

Коринт Ловис

Из пасти чудовища – на брачный пир

Разумеется, никаких шансов пообедать у морского змея не было – в сказках ведь добро всегда побеждает зло. Исполненный неземной отваги, герой бросился на врага и, пролетая над ним в своих волшебных сандалиях, раз за разом вонзал меч в блестевшую на солнце чешую, пока чудище не скрылось навек в морской пучине.

Андромеда и Персей обнялись, после чего он сказал ей примерно ту же фразу, что и комар Мухе-Цокотухе в сказке Чуковского: «…и теперь, душа-девица, на тебе хочу жениться!».

Юную царевну, ещё не вполне пришедшую в себя после чудесного избавления от чудища и окончательно сражённую известием о скором замужестве, Персей освободил от оков и в сопровождении её родителей – царя Кефея и царицы Кассиопеи – повёл во дворец.

Новое испытание и долгожданная награда

Все вокруг поздравляли молодых, но, как оказалось, несколько преждевременно. Желая проверить крепость их любви, боги уготовили ещё одно испытание, через которое должны были пройти Персей и Андромеда.

История эта началась ещё до того, как невеста оказалась прикованной к скале. Дело в том, что брат короля по имени Феней был обручён с нею, но, узнав о претензиях морского чудища, трусливо ретировался.

Теперь же, когда опасность миновала, он явился на свадебный пир в сопровождении воинов и предъявил свои права на Андромеду.

Коринт Ловис

Его коварный расчёт строился на том, что в одиночку жених не сможет противостоять его отряду, но Феней не знал о некоем тайном оружии, которым обладал Персей.

Отбиваясь от нападавших, герой был прижат ими к мраморной колонне, отчего его положение казалось безнадёжным.

Но тут он неожиданно для всех вынул из мешка голову поверженной им горгоны Медузы, при взгляде на которую все враги вместе со своим предводителем обратились в каменные изваяния.

После этого Андромеда и Персей продолжили брачное пиршество со своими гостями, а по его завершении отбыли на остров Сериф, где жила мать новоиспечённого супруга – Даная. Там Персею предстояло совершить ещё один подвиг – на то он и герой. Дело в том, что на Серифе его матушка оказалась не случайно, а привели её туда весьма любопытные обстоятельства.

Сундук в морских волнах

Как повествует легенда, Даная была единственной дочерью некоего царя Акрисия, которому была предсказана смерть от руки собственного внука. Чтобы оградить дочь от возможных женихов и тем самым обезопасить себя, царь поместил её под замок, но верховный бог Зевс, сражённый красотой девицы, проник к ней. Плодом их тайной любви и стал будущий герой Персей.

Узнав о случившемся, Акрисий приказал поместить молодую мать и её едва появившееся на свет дитя в деревянный сундук и пустить его в сине-море. Дальше всё как у Пушкина – и туча по небу шла, и бочка, то есть, сундук по морю плыл, пока не прибило его к некоему острову. Вот только назывался он не Буян, а Сериф, и правил на нём коварный и похотливый царь Пелидект.

Коринт Ловис

Поход за головой горгоны

Воспылав к Данае страстью, он тут же пожелал на ней жениться, на что получил отказ, поскольку сердце красавицы принадлежало её возлюбленному Зевсу. Не имея привычки слышать возражения, царь попытался действовать силой, но на защиту матери встал Персей, который во время плаванья в сундуке рос «не по дням, а по часам», а в царском дворце окончательно возмужал.

Чтобы лишить Данаю её заступника, царь отправил юношу в дальние края совершить там подвиг и привезти в доказательство своей доблести голову горгоны Медузы – страшилища с пучками змей вместо волос, при одном взгляде на которое, как уже говорилось, все превращались в каменные изваяния.

Прерванное пиршество

Пелидект надеялся, что сын Данаи не вернётся живым из этого опасного путешествия, однако боги Олимпа рассудили иначе. Медуза и прочая вражья сила, встретившаяся на пути героя, была повержена, после чего Андромеда и Персей неожиданно появились в его дворце. Не веря словам героя о том, что злое чудище побеждено, царь потребовал доказательства и… получил его.

Достав из мешка роковую голову, Персей поднял её высоко вверх, так чтобы все присутствовавшие гости (а происходила эта сцена во время пиршества) могли её видеть. Результат оказался именно тем, на который он и рассчитывал: царь Пелидект и все его собутыльники мгновенно окаменели.

Коринт Ловис

Кстати, почему же колдовство не действовало на самого героя? Оказывается, как и во время своей первой встречи с Медузой, столь печально закончившейся для злой горгоны, так и впоследствии, доставая из мешка отрубленную голову, он пользовался гладкой поверхностью щита как зеркалом, избегая прямых взглядов на чудовище. Отражение же не имело никакой магической силы.

Пророчество, исполнившееся на стадионе

Персей и Андромеда, миф о которых завершился столь счастливым образом, не пожелали оставаться на острове Сериф, а вместе с Данаей вернулись в город Аргос, где всё ещё правил царь Акрисий, некогда отправивший свою дочь с внуком плавать по морю в сундуке.

Великодушный Персей простил его и, несмотря на зловещее предсказание, давшее толчок всей последующей истории, вовсе не помышлял убивать.

Но однажды во время атлетических соревнований, столь популярных в Древней Греции, он неудачно метнул диск и, угодив им прямёхонько в лоб своему деду, невольно исполнил пророчество.

Унаследовав, таким образом, престол, герой правил долгие годы вместе со своей красавицей женой, подарившей ему многочисленное потомство. Дети Персея и Андромеды не уронили славу родителей и также стали героями многочисленных древнегреческих мифов.

Коринт Ловис

Сюжет, переживший столетия

В последующие века легенда, рождённая под солнцем древней Эллады, нашла своё отражение во многих областях мировой культуры. Её отдельные эпизоды стали сюжетами многочисленных живописных произведений, наиболее известное из которых создал Рубенс. «Персей и Андромеда» – так именуется этот шедевр, хранящийся ныне в Эрмитаже Саенк-Петербурга.

Битвы с драконами и освобождение красавиц легли в основу бесчисленных средневековых баллад и сказаний. Кстати, христианский святой Георгий Победоносец, пронзивший копьём змия, также совершил свой подвиг, спасая девицу от чудовища, поселившегося в озере недалеко от ближневосточного города Гевала.

Источник: https://www.syl.ru/article/312010/andromeda-i-persey-drevnegrecheskie-legendyi-i-mifyi

Рубенс. Персей и Андромеда. Миф и современность

Началось все в древнем городе Аргосе, развалины которого до сих пор существуют в Греции рядом с современным Аргосом. Был в этом городе царь. Хоть он и был царь, но хотел знать свое будущее, как простой смертный. Пошел он однажды к оракулу, к предсказателю. И услышал, что смерть ему принесет внук, сын его дочери Данаи.

Папа хотел жить, но он любил свою дочь. Данаю он не убил, а посадил в башню и приставил к ней служанку.Ему и не снилось, что всемогущий Зевс влюбится в его дочь и упадет на нее в виде золотого дождя. На картине Тициана — Даная, на которую падают золотые монеты. Так на нее снизошел Зевс. Рядом – служанка.

Служанка не растерялась, подставила подол, чтобы ничего не пропало. Видимо потому, что до нее не дошло: сам Зевс падает сверху, его не надо ловить таким образом.

Коринт Ловис

Тициан, Даная, 1554 год, 120х187, Эрмитаж, Петербург, Россия

Читайте также:  Моне клод "жанна-маргарита лекадр в саду" описание картины, анализ, сочинение

От золотого дождя родился Персей. Когда царь услышал крик ребенка, он начал допытываться, откуда оно взялось. Естественно, он не поверил, что это ребенок Зевса, но на всякий случай велел посадить мать и ребенка в ящик, ящик бросить в море. А служанку – казнить. (Полная аналогия «Сказки о царе Салтане» А.С.Пушкина).Ящик выбросило на остров Серифос. Персей рос в семье, один из мужчин которой влюбился в Данаю. И чтобы Персей не мешал, его отправляют за головой Горгоны Медузы – чудовища, взгляд которого превращал человека в камень. Как бы на верную смерть. Но боги и нимфы снарядили Персея волшебными вещами: шапкой — невидимкой, крылатыми сандалиями, шлемом. По пути (благодаря подсказке богинь) он овладел волшебным мешком, зеркальным щитом. С помощью этих штучек Персей смог отрубить голову Горгоне Медузе. Голову он взял с собой в рюкзаке. И отправился домой воздушным путем на крылатом коне Пегасе, который появился из тела убитой Горгоны Медузы.А в это время на скале в море страдала Андромеда. Ее хвастливая мамочка Кассиопея вздумала состязаться в красоте с морскими богинями – нереидами. Она заявила, что красивее нереид. Те оскорбились и попросили своего папу Посейдона наказать гордячку. Этот папа тоже считал, что его дочки красивее кого-бы то ни было. Поэтому он послал на Эфиопию, в которой царствовала Кассиопея, чудовище. И это чудовище должно было умертвить всех жителей, всех подданных Кассиопеи. Но тут, как это часто бывает, появилась возможность сделки: отдать чудовищу дочь Кассиопеи и спасти народ от уничтожения. Вот так Андромеду приковали к скале, отдали чудовищу во владение. А Персей пролетал как раз над этой скалой. Пригляделся – и влюбился. Сразу и навсегда. И был готов немедленно ее освободить. Если Андромеда согласится стать его женой. Андромеда, видимо, была рада такому исходу. Спросили только ее папу, согласен ли он на такую сделку. Папа согласился, Персей убил чудовище, освободил Андромеду и женился на ней. Андромеда родила ему одну дочь и шестерых сыновей. Так закончилась история Персея и Андромеды.
Коринт Ловис

Рубенс, Персей и Андромеда,1620 год, 99х139 см, Эрмитаж, Петербург, Россия

И так началась история Персея и Андромеды в живописи. На картине Рубенса «Персей освобождает Андромеду» Андромеда уже без оков, рядом с Персеем – его крылатый конь, а у ног Персея – поверженное чудище, сторожившее Андромеду. Над головой Персея – богиня, которая надевает на него венок победителя. Андромеда стыдливо прикрывает свои прелести, а Персей жестом как бы говорит ей, что пора открыться, ты мне невеста.

Эта картина была написана в 1620 году. Но в том же году Рубенс написал еще один вариант. На этом полотне нет ужасной Горгоны Медузы, которая была на щите Персея в первом варианте. Нет и богини, которая венчает победителя лаврами. Персей в роскошном шлеме снимает кандалы с рук Андромеды.

Коринт Ловис

Рубенс, Персей и Андромеда, 1622, 100х134 см, Gemäldegalerie, Berlin, Германия

И морское чудище исчезло с первого плана. Видимо, художник решил сделать картину несколько лиричнее.Прошло 20 лет. И снова Персей освобождает Андромеду. Трудно сказать, что побудило художника сделать еще один вариант картины. На этом полотне нет крылатого коня, нет чудовища, почти нет скалы, к которой прикована Андромеда. У Персея нет его волшебных атрибутов: щита, шлема… И в то же время получилось так, что внимание зрителя уже не рассеивается на детали, которые были важны для художника в первых вариантах.
Коринт Ловис

Рубенс, Персей освобождает Андромеду, 1641, 267 см x 162 см, Прадо, Мадрид, Испания

А что с пророчеством насчет смерти отца Данаи от руки внука? Оно сбылось: на одном из соревнований Персей неудачно метнул диск и попал в голову папы, который был среди зрителей.В этой достаточно благополучной истории есть один диссонирующий момент: Персей заявляет, что он спасет Андромеду только в том случае, если она станет его женой. Может быть, в те времена такое сватовство было моральной нормой. Сегодня это воспринимается как грубое домогательство: «Ты не со мной – так оставайся с чудовищем!» Как-то неблагородно это звучит, это не очень достойно сына Зевса. Хотя в греческой мифологии можно найти не один пример такого типа (если не хуже).Из этой древней легенды как бы становятся ясными некоторые суеверия и обычаи. Помните предостережение: «Не хвастайся, навредишь себе!». Это прямо идет из того, что хвастливая Кассиопея своей кичливостью навлекла на себя гнев Посейдона (и если бы не Персей – Андромеда до сих пор стояла бы у скалы в открытом море).А сглаз или дурной глаз. Горгона Медуза не смогла уничтожить Персея только потому, что ее взгляд отражался в его щите и не имел смертельной силы. Отголоски этого поверья — всякого рода броши и амулеты, которые носят на груди. Если следовать легенде, то надо носить что-то яркое и блестящее, от которого взгляд дурного человека теряет силу.

Вот тебе и миф. «Сказка – ложь, да в ней намек»…

Источник: https://vimuru.blogspot.com/2018/06/44.html

Сочинение по картине Персей и Андромеда — Антон Рафаэль Менгс

Коринт Ловис

Антон Рафаэль Менгс является крупнейшим немецким представителем Неоклассицизма — направления, возникшего в Европе во второй половине XVIII века и основанного на безусловном преклонении перед античным искусством. Вдохновителем и теоретиком этого направления был историк Иоганн Винкельман, а его книга «История искусства древности» была известна в то время каждому образованному европейцу. Мысли Винкельмана о совершенстве и непревзойденной красоте античных образцов повлияли на многих известных художников, включая великого итальянского скульптора Антонио Канову.

В Германии наиболее преданным и последовательным единомышленником Винкельмана был Антон Рафаэль Менгс, живопись которого является практическим воплощением идей Винкельмана, близкого друга Менгса.

Монументальное полотно «Персей и Андромеда» можно считать программным произведением неоклассицизма.

Художник избирает в качестве сюжета античный миф, известный по шедевру Рубенса, причем у Менгса изображен тот же кульминационный момент легенды.

Сравнивая оба произведения, трудно найти более разных художников и более разную трактовку темы.

Атлетичный и красивый Персей похож на статую Аполлона Бельведерского. Поза и движение, в котором замерла Андромеда отсылают нас к рельефу античных времен. Герои Менгса совершенны, но холодны; картина Рубенса насыщена тончайшими оттенками цвета, а герои естественны и прекрасны в проявлении своих чувств.

Эта картина была создана Менгсом в Риме. В дальнейшем, после ее отправки заказчику начался ее трудный путь. Судно, на котором транспортировалась картина было перехвачено разбойниками, которые продали ее в порту Испании морскому министру.

Затем, в 1780 году, она была приобретена для собрания императрицы Екатерины II.

(1

Источник: https://kartiny.rus-lit.com/mengs-anton/persej-i-andromeda-anton-rafael-mengs/

Рубенс Петер Пауль (1577-1640)

Главная — Художники — Рубенс Коринт Ловис

ДЕТАЛЬ

Персей и Андромеда

1620-21,масло, холст, 99,5 x 139cм Эрмитаж, Санкт-Петербург

Одной из бесспорных вершин творчества стала картина «Персей и Андромеда». Рубенc обратился к любимому им миру античности. Сюжет картины заимствован из поэмы Овидия «Метаморфозы»(4:665-739).

Прославленный греческий герой Персей, сын громовержца Зевса и аргосской царевны Данаи, «одолитель змеевласой Горгоны», чей взгляд превращал все живое в камень, пролетал однажды над морем. Внезапно он увидел скалу с прикованной к ней дочерью царя Эфиопии Кефея — красавицей Андромедой.

Она была наказана за «материнский язык»: ее мать, царица Кассиопея, похвалилась тем, что Андромеда прекраснее всех морских нимф, дочерей владыки морей Посейдона. И во искупление этих дерзких слов Андромеду принесли в жертву морскому чудовищу, которого Посейдон наслал на «Кефеевы долы». Персея пленила чудесная красота девушки. В жестокой схватке он убил чудовище и освободил Андромеду.

Наградой Персею стала любовь прекрасной царевны, и благодарные родители с радостью отдали её в жены герою.

Но перипетии сюжета мало интересовали Рубенса.

Художник, правда, изобразил на картине волшебные предметы, которые помогли Персею одолеть Горгону Медузу и убить морское чудовище: крылатые сандалии на ногах Персея, одолженные ему вестником олимпийских богов Гермесом, серповидный меч на поясе героя, зеркальный щит с привязанной к нему отрубленной головой Горгоны Медузы и волшебный шлем владыки царства мертвых Аида (шапка-невидимка) в руках амура.

Все эти детали, равно как и включение в композицию возникшего из крови Горгоны крылатого коня Пегаса, на котором прилетел Персей в царство Кефея, и тело морского чудовища были нужны живописцу затем, чтобы ввести зрителя в атмосферу античной сказки. Сама же она для Рубенса являлась лишь поводом воспеть земное человеческое чувство и создать упоительный гимн жизни, молодости, красоте.

В стремительном полете богини Славы, венчающей Персея лавровым венком, в торжественной поступи героя, складках развевающегося за его спиной плаща, во всех элементах картины, приподнятом ее ритме и ликующем колористическом строе находит выражение настроение радости и ликования, звучит близкая Рубенсу тема победного апофеоза.

Но не эта тема, перекликающаяся со строками Овидия, описывающего, как после битвы «рукоплесканье и клик наполнили берег и в небе сени богов…», не героика самого подвига Персея определяют пафос картины.

Ее настроение рождается из сопоставления, контраста чувства Персея — бурного, мощного — и тихой, трепетной радости Андромеды; из слияния двух, устремленных друг к другу начал — сильного, мужественного и мягкого, нежного, женственного.

Читайте также:  Грабарь игорь "рябины" описание картины, анализ, сочинение

Конечно, с античными источниками Рубенс обращается довольно свободно и эфиопскую царевну наделяет чертами румяной, пышнотелой, белокурой и белокожей фламандской красавицы. Вся словно сотканная из света и воздуха, она является взору Персея, подобно Афродите, возникающей из морской пены.

Мифологические темы

РАССКАЗ

Источник: https://museumsworld.ru/rubens/520persei.html

Персей и Андромеда. Описание картины Рубенса

  • Рубенс
  • «Персей и Андромеда»
  • 1620-21 гг
  • Эрмитаж, Санкт-Петербург

«Персей и Андромеда» бесспорный шедевр Рубенса, написанный им в 1620-21 годах.

Основой сюжета картины является миф Древней Греции о сыне Зевса Персее, который поверг вселяющую всем ужас Горгону Медузу, и о прекрасной дочери царя Кефея — Андромеде, обречённой быть принесенной в жертву морскому чудовищу.

В каждой картине помимо движения и покоя фигур может быть еще движение и покой в самих живописных формах. Симметрия дает впечатление покоя, ее нарушение вносит в картину движение. Про многие картины трудно сказать, что в них преобладает: движение или покой. В них есть и то и другое, и поэтому ощущается вся полнота жизни.

В эрмитажной картине Рубенса представлен момент, когда победитель чудовища приближается к прекрасной девушке, что бы даровать ей свободу. Крылатый конь Пегас нетерпеливо бьет копытом, развевается красный плащ, к герою подлетает богиня Победы Ника, что бы увенчать его короной, на земле извивается поверженный дракон — все это элементы движения, следы разыгравшейся драмы.

Держащая над головой Персея лавровый венок, богиня Ника, аллегорически символизирует торжественность действия полотна. Это один из любимых приемов Рубенса. На полотне противопоставлены два центральных движения: уверенный и решительный порыв героя Персея и стыдливый, смущенный, очень женственный ответный порыв к Персею принцессы Андромеды.

Этим достигается тонкая и, вместе с тем, очень откровенная игра чувств, которые только зарождаются. Андромеда далеко не античная красавица с идеальными пропорциями тела. Рубенс наделил ее, так любимыми им самим пышными формами дородной фламандской девушки с золотистым цветом волос и пылающим от стыдливости румянцем на щеках.

Благодаря очень воздушным, светлым, лессирующим краскам, её обнаженное тело, резко контрастирует со стальными доспехами Персея, его сверкающим щитом и прибитой к нему головой Медузы Горгоны, с могучей фигурой молодого героя.

Обнаженной фигуре Андромеды Рубенс противопоставляет фигуру Персея с множеством деталей: крылатые сандалии на ногах, венок над головой и шлем-невидимку, который несет в руках Амур.

В картине, прежде всего, увековечен торжественный миг апофеоза героя. И соответственно этому она симметрично делится на две равные части.

Щит Персея с головой Горгоны находится в точке пересечения диагоналей картины.

Колористика в построении картины играет большую роль. Цвета красок определенным образом строят картину, участвуют в создании композиции. В картине красный плащ героя занимает центральную часть картины, ему противостоит синий плащ женщины с венком. От красного, как искры, падают рефлексы на обнаженное тело Андромеды и на красные подпалины Пегаса.

Автор сочинения: Рыженко Елена

Источник: http://design-kmv.ru/opisanie-kartin/persej-i-andromeda-opisanie-kartiny-rubensa.html

Картины, описание картин — Персей и Андромеда. 1612-1621 — Музей Арт-Рисунок

Рубенс, которому сила вдохновения открыла как будто все тайны гармоничного сочетания красок и все могущество рисунка, — один из величайших живописцев не только своего времени, но и веков позднейших.

Художественная плодовитость его была баснословной, исчерпывающий каталог его произведений составить просто невозможно. Его творчество не оставляет никого равнодушным вот уже около 400 лет.

У него столько же страстных поклонников, сколько и хулителей, которые обычно видят в нем лишь певца чувственных радостей и наслаждений, увлеченного только цветущей красотой обнаженного женского тела.Видное место в творчестве Рубенса занимают картины на мифологические и аллегорические сюжеты.

Здесь он почти не знал себе равных. Рубенс в одном из писем говорил: «Я глубоко преклоняюсь перед величием античного искусства, по следам которого я пытался следовать, но сравняться с которым я даже не смел и помыслить».

В представлении великого живописца античное божество — это вечно юная и непобедимая сила, античная богиня — это воплощение изящества и красоты пышных, чувственных форм.

Около 1620-1621 годов Рубенс создает картину «Персей и Андромеда».

Художник заимствовал сюжет из древнегреческог о мифа о прикованной к скале красавице Андромеде, которую должно было растерзать выплывающее из моря чудовище. На этой скале ее увидел юный герой Персей, сын Данаи, и убил чудовище. Но в сюжет античного мифа Рубенс внес некоторое изменение: он ввел крылатого коня Пегаса, на котором прилетел Персей. Рубенса занимал не сам подвиг Персея, не борьба и сопротивление, а ликование по поводу уже свершившейся победы.

В этой картине Персей выступает как триумфатор, крылатая богиня Виктория (Слава) с пальмовой ветвью и лавровым венком в руках венчает победителя. Апофеоз Персея становится торжеством жизни, уже ничем не омрачаемой, прекрасной и радостной.

Напряженная внутренняя динамика каждой линии, каждой формы, их нарастающий ритм достигают здесь исключительной выразительности .

И гордый конь, дугой выгнувший шею, широко разметавший свои крылья и еле сдерживаемый маленьким амуром, и стремительно летящая богиня Славы в своих развевающихся одеждах, и шагнувший вперед Персей — все они как бы притягиваются фигурой Андромеды, склонившейся навстречу своему спасителю. Светлое пятно ее тела — доминирующий центр всей картины.

Эту картину Рубенс писал густыми красками. Но основной целью художника в «Персее и Андромеде» было достигнуть воздушности и светящейся прозрачности, поэтому иногда прямо по светлому теплому грунту он накладывает жидкие краски, оставляя просвечивать и грунт, и подмалевок.

Человеческая фигура, окутанная этой живой атмосферой, теряет свою определенность и резкость очертаний. Даже немного грузная фигура Андромеды дана в таком чарующем обаянии цветущей молодости, что изображение этого обнаженного тела может служить непревзойденным образцом живописного мастерства.

Картина «Персей и Андромеда», изученная многими искусствоведами , тем не менее во многом остается загадочной. По сей день «творческая история» ее остается неизвестной. Что именно послужило Рубенсу толчком к возникновению самого ее замысла: было ли естественное желание самого художника написать данное полотно или это результат какого-то специального заказа? Х.Г.

Эверс считал это изображение свадебным (правда, он исходит из неверной датировки картины -1609-1611 годы) и связывал его с женитьбой Рубенса или его брата Филиппа.

Рубенс написал две картины на этот сюжет. Второй вариант, исполненный им почти одновременно с первым, сейчас находится в Берлинском музее. Кроме того, та же самая композиция была повторена им, в увеличенном виде, на фасаде его дома в Антверпене.

Источник: http://www.art-drawing.ru/gallery/753-rubens-peter-paul/detail/5877-rubens-peter-paul14

Искусствоед.ру – Образовательный и культурно-просветительский сетевой ресурс об искусстве и культуре

Андромеда  — в греческой мифологии дочь эфиопского царя Кефея и Кассиопеи.

Персей  — герой древнегреческой мифологии, сын Зевса и Данаи — дочери аргосского царя Акрисия. Победитель чудовища горгоны Медузы, спаситель царевны Андромеды.

Когда Кассиопея однажды похвалилась, что она превосходит красотой нереид, разгневанные богини обратились к Посейдону с мольбой о мщении, и он послал морское чудовище, которое грозило гибелью подданным Кефея.

 ОракулАммона объявил, что гнев божества укротится только тогда, когда Кефей принесёт Андромеду в жертву чудовищу, и жители страны принудили царя решиться на эту жертву.

Прикованная к утёсу, Андромеда была предоставлена на произвол чудовища.

В этом положении увидел её Персей и, поражённый её красотой, вызвался убить чудовище, если она согласится выйти за него замуж. Отец с радостью дал на это согласие и Персей благополучно совершил свой опасный подвиг, показав лик Горгоны Медузы чудовищу, тем самым превратив его в камень. По другой версии чудовище было убито мечом Гермеса — тем же самым, которым Персей убил Горгону Медузу.

Некоторые авторы помещают её приключения в Иоппу (то есть Яффу, на побережье Средиземного моря).

По версии Еврипида, ни отец, ни мать не смогли заставить её покинуть отечество и последовать за Персеем. Согласно большинству авторов, она стала царицей Микен и родила Персею нескольких детей.

**********************************************************

После долгого пути Персей достиг царства Кефея, лежавшего в Эфиопии на берегу Океана. Там, на скале, у самого берега моря он увидал прикованную прекрасную Андромеду, дочь царя Кефея.

…Но что это? На одном из них, у самого моря, какое-то дивное изваяние: образ женщины, девушки, прикованной к скале. Ему припомнился сад Медузы и его страшные статуи …но нет, в этой ничего страшного не было. Спустившись осторожно на стороне, он подошел к мнимому изваянию.

Она подняла голову и посмотрела на него так жалостно, так умоляюще, что у него сердце дрогнуло. «Дева, — сказал он, — кто ты? И почему ты прикована к этой пустынной скале?»

— Зовут меня Андромедой, — ответила дева, — я дочь Кефея, царя этой эфиопской страны. Моя мать Кассиопея похвалялась, что она красотой превосходит Нереид; разгневались резвые нимфы морских волн; выведши из глубины самое страшное из всех чудовищ, они наслали его на нашу страну.

Много настрадались от него эфиопляне; царь послал вопросить оракула Зевса-Аммона в оазисе ливийской пустыни, и тот ответил, что чудовище успокоится не раньше, чем ему буду отдана на пожирание я. И вот меня приковали к этой скале. Царь обещал мою руку тому, кто сразится с чудовищем и убьет его; он надеялся, что его младший брат Финей, мой жених, исполнит этот подвиг.

Но, видно, и ему жизнь милее невесты; он скрывается, а чудовище вот-вот должно явиться за мной.

Читайте также:  Иванов александр "явление христа народу" описание картины, анализ, сочинение

— И пусть скрывается, — весело крикнул Персей. — Для меня это не первое чудовище, и ты, дева, невеста моя, а не его.

Она должна была искупить вину своей матери, Кассиопеи. Кассиопея прогневала морских нимф. Гордясь своей красотой, она сказала, что всех прекрасней она, царица Кассиопея. Разгневались нимфы и умолили бога морей Посейдона наказать Кефея и Кассиопею.

Посейдон послал, по просьбе нимф, чудовище, подобное исполинской рыбе. Оно всплывало из морской глубины и опустошало владения Кефея. Плачем и стонами наполнилось царство Кофея.

Он обратился, наконец, к оракулу Зевса Аммону и спросил, как избавиться ему от этого несчастья.

Оракул дал такой ответ:

— Отдай свою дочь Андромеду на растерзание чудовищу, и окончится тогда кара Посейдона.

Народ, узнав ответ оракула, заставил царя приковать Андромеду к скале у моря. Бледная от ужаса, стояла у подножия скалы в тяжелых оковах Андромеда; с невыразимым страхом смотрела она на море, ожидая, что вот-вот появится чудовище и растерзает ее.

Слезы катились из ее глаз, ужас охватывал ее от одной мысли о том, что должна она погибнуть в цвете прекрасной юности, полная сил, не изведав радостей жизни. Ее-то и увидал Персей. Он принял бы ее за дивную статую из белого паросского мрамора, если бы морской ветер не развевал ее волос и не падали из ее прекрасных глаз крупные слезы.

С восторгом смотрит на нее юный герой, и могучее чувство любви к Андромеде загорается в его сердце. Персей быстро спустился к ней и ласково спросил ее:

— О, скажи мне, прекрасная дева, чья это страна, назови мне твое имя! Скажи, за что прикована ты здесь к скале?

Андромеда рассказала, за чью вину приходится ей страдать. Не хочет прекрасная дева, чтобы герой подумал, что искупает она собственную вину.

Еще не окончила свой рассказ Андромеда, как заклокотала морская пучина, и среди бушующих волн показалось чудовище. Оно высоко подняло свою голову с разверстой громадной пастью. Громко вскрикнула от ужаса Андромеда.

Обезумев от горя, прибежали на берег Кефей и Кассиопея. Горько плачут они, обнимая дочь. Нет ей спасенья!

Тогда заговорил сын Зевса, Персей:

— Еще много будет у вас времени лить слезы, мало времени лишь для спасения вашей дочери. Я — сын Зевса, Персей, убивший обвитую змеями горгону Медузу. Отдайте мне в жены вашу дочь Андромеду, и я спасу ее.
С радостью согласились Кефей и Кассиопея. Они готовы были сделать все для спасения дочери.

Кефей обещал ему даже все царство в приданое, лишь бы он спас Андромеду. Уже близко чудовище. Оно быстро приближается к скале, широкой грудью рассекая волны, подобно кораблю, который несется по волнам, как на крыльях, от взмахов весел могучих юных гребцов. Не далее полета стрелы было чудовище, когда Персей взлетел высоко в воздух.

Тень его упала в море, и с яростью ринулось чудовище на тень героя. Персей смело бросился с высоты на чудовище и глубоко вонзил ему в спину изогнутый меч. Почувствовав тяжкую рану, высоко поднялось в волнах чудовище; оно бьется в море, словно кабан, которого с неистовым лаем окружила стая собак; то погружается оно глубоко в воду, то вновь всплывает.

Бешено бьет по воде чудовище своим рыбьим хвостом, и тысячи брызг взлетают до самых вершин прибрежных скал.

Пеной покрылось море. Раскрыв пасть, бросается чудовище на Персея, но с быстротой чайки взлетает он в своих крылатых сандалиях. Удар за ударом наносит он. Кровь и вода хлынули из пасти чудовища, пораженного насмерть. Крылья сандалий Персея намокли, они едва держат на воздухе героя.

Быстро понесся могучий сын Данаи к скале, которая выдавалась из моря, обхватил ее левой рукой и трижды погрузил свой меч в широкую грудь чудовища. Окончен ужасный бой. Радостные крики несутся с берега. Все славят могучего героя.

Сняты оковы с прекрасной Андромеды, и, торжествуя победу, ведет Персей свою невесту во дворец отца ее Кефея.

Оставив на песке бездыханное тело, Персей подошел к скале, освободил Андромеду и отвел ее домой, требуя, чтобы родители немедленно отпраздновали свадьбу. У тех чувства были смешанные: радость по поводу спасения дочери была приправлена грустью о предстоящей вечной разлуке с ней.

Тем не менее Кефей, верный данному слову, созвал через гонцов гостей на свадебный пир. Пришли все; вначале им не люб был заморский жених, но он был так прекрасен, так приветлив, что они стали уговаривать царя всеми мерами задержать его в стране, благо у него самого сыновей нет.

Пуще прежнего нахмурилась царица Кассиопея; она благоволила Финею и была недовольна тем, что пришелец отнимает у него не только невесту, но и царство.

И вот, пока она молчала, пока сановники переговаривались, а Персей уже готов был уступить их желанию, предоставляя себе сначала отправиться в Сериф, чтобы вручить обещанное Полидекту и взять с собою мать, — послышался снаружи шум, гам, и в свадебную хорому ворвался молодой вельможа во главе нескольких десятков юношей. «Случилось недостойное дело, — крикнул он, — пока я сражался со змеем, кто-то увел мою невесту и, вероятно, присваивает себе честь победы… Да вот он, я вижу, уже сидит рядом с ней». И быстро подойдя к Персею, он грубо схватил его за плечо: «Уходи, пока цел! А свадьбу продолжать можно — только с другим женихом».
Персей встал и презрительным движением стряхнул руку прибывшего. «Змея убил я», — заявил он спокойно.

— Ты? — крикнул Финей (конечно, это был он). — А где твои приметы?

— А где твои?

— Вот они! — торжествующе объявил Финей. С этими словами он бросил под ноги царю и царице длинный, черный, раздвоенный язык. Он был до того отвратителен, что все невольно отшатнулись.

— У мертвого зверя нетрудно было отрезать язык, — со смехом ответил Персей. Но его слова заглушил крик юношей, пришедших с Финеем. «Уходи, пришлец!»

— Он прав! — вмешалась вдруг царица Кассиопея. — Кто убил змея? Каждый говорит,что он; у одного приметы есть, у другого нет никаких; один — свой человек, вельможа, другой — заморский бродяга, нищий, по его же словам. Какие же тут возможны сомнения?

И, поднявшись с места, она подошла к Финею и схватила его за руку, вызывающе смотря на гостя,на дочь и ее слабовольного, но честного отца. Но старые бояре за ней не последовали.

— Оставь его, злая царица! — крикнул Персей. — Ты уже раз своей нечестивой похвальбой едва не погубила своей дочери; теперь ты отнимаешь ее у ее спасителя, избранного ею же жениха. Оставь Финея — не то ты разделишь его участь!

Но его слова еще более разъярили Финея, царицу и юношей. Обнажив свои мечи, они бросились на него.
Тогда Персей быстрым движением вынул из кожаного мешка, с которым он никогда не расставался, голову Медузы.

Отвернувшись сам, он протянул ее навстречу надвигающейся ватаге. Мгновенно бешеные крики замолкли. Спрятав голову обратно в мешок, он посмотрел на своих врагов — они все застыли с открытыми ртами, с движеньями гнева, с поднятыми мечами в руках.

И Кассиопея стояла рядом с Финеем — недвижный камень, подобно ему, подобно всем.

Он посмотрел в другую сторону — там за столами с брашном и вином сидел царь и его сановитые, почтенные гости; они не жаловались, не обвиняли его; жаль ему стало их, но он понял, что среди них ему уже оставаться нельзя.

А Андромеда? Как решит сама.

Он обратился к ней. «Ты видишь, я невинен в смерти твоей матери, в одиночестве твоего отца; но если ты раскаиваешься в твоем слове, я возвращаю тебе его».

Она нежно подняла к нему свои взоры.

— Ты мой спаситель, мой жених, мой господин, — сказала она ему. — Невеста, подруга или раба, но я последую за тобой.

И он почувствовал, что это блаженство, пожалуй, поспорит с тем, которое он испытывал у гиперборейцев, в раю Аполлона. Он увел ее из хоромы, крепко обвил рукой ее стан — и они полетели вместе по влажному раздолью ночного воздуха туда, где на краю небосклона горели огни Большой Медведицы.

В искусстве

Источник: http://iskusstvoed.ru/2017/08/20/persej-i-andromeda/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector