Суриков «апостол павел объясняет догматы веры» описание картины, анализ, сочинение

Суриков

Рафаэль. Чудесное изведение апостола Петра из темницы. 1511-1514

Суриков

Корреджо. Апостолы Петр и Павел 1520

Суриков

Микеланджело. Обращение Павла. 1546/1550

Суриков

Питер Брейгель. Обращение Павла. 1567

Суриков

Эль Греко. Апостолы Петр и Павел. 1592

Суриков

Караваджо. Распятие апостола Петра. 1600

Суриков

Караваджо. Обращение Савла. 1601

Суриков

Рембрандт. Апостол Павел в темнице. 1627

Суриков

Рембрандт. Беседа апостолов Петра и Павла. 1628

Суриков

В.И. Суриков. Апостол Павел объясняет догматы веры в присутствии царя Агриппы, сестры своей Береники и проконсула Феста. 1875

Варлам Шаламов

Апостол Павел

Варлам Тихонович Шаламов (1907—1982) — русский прозаик и поэт советского времени. Создатель одного из литературных циклов о советских лагерях. Предлагаемый вам рассказ входит в цикл «Колымские рассказы».

Когда я вывихнул ступню, сорвавшись в шурфе со скользкой лестницы из жердей, начальству стало ясно, что я прохромаю долго, и так как без дела сидеть было нельзя, меня перевели помощником к нашему столяру Адаму Фризоргеру, чему мы оба – и Фризоргер и я – были очень рады.

В своей первой жизни Фризоргер был пастором в каком-то немецком селе близ Марксштадта на Волге. Мы встретились с ним на одной из больших пересылок во время тифозного карантина и вместе приехали сюда, в угольную разведку. Фризоргер, как и я, уже побывал в тайге, побывал и в доходягах и полусумасшедшим попал с прииска на пересылку.

Нас отправили в угольную разведку как инвалидов, как обслугу – рабочие кадры разведки были укомплектованы только вольнонаемными. Правда, это были вчерашние заключенные, только что отбывшие свой «термин», или срок, и называвшиеся в лагере полупрезрительным словом «вольняшки».

Во время нашего переезда у сорока человек этих вольнонаемных едва нашлось два рубля, когда понадобилось купить махорку, но все же это был уже не наш брат. Все понимали, что пройдет два-три месяца, и они приоденутся, могут выпить, паспорт получат, может быть, даже через год уедут домой.

Тем ярче были эти надежды, что Парамонов, начальник разведки, обещал им огромные заработки и полярные пайки. «В цилиндрах домой поедете», – постоянно твердил им начальник. С нами же, арестантами, разговоров о цилиндрах и полярных пайках не заводилось.

Впрочем, он и не грубил нам. Заключенных ему в разведку не давали, и пять человек в обслугу – это было все, что Парамонову удалось выпросить у начальства.

Когда нас, еще не знавших друг друга, вызвали из бараков по списку и доставили пред его светлые и проницательные очи, он остался весьма доволен опросом.

Один из нас был печник, седоусый остряк ярославец Изгибин, не потерявший природной бойкости и в лагере. Мастерство ему давало кое-какую помощь, и он не был так истощен, как остальные.

Вторым был одноглазый гигант из Каменец-Подольска – «паровозный кочегар», как он отрекомендовался Парамонову.

– Слесарить, значит, можешь маленько, – сказал Парамонов.

– Могу, могу, – охотно подтвердил кочегар. Он давно сообразил всю выгодность работы в вольнонаемной разведке.

Третьим был агроном Рязанов. Такая профессия привела в восторг Парамонова. На рваное тряпье, в которое был одет агроном, не было обращено, конечно, никакого внимания. В лагере не встречают людей по одежке, а Парамонов достаточно знал лагерь.

Четвертым был я. Я не был ни печником, ни слесарем, ни агрономом. Но мой высокий рост, по-видимому, успокоил Парамонова, да и не стоило возиться с исправлением списка из-за одного человека. Он кивнул головой.

Но наш пятый повел себя очень странно. Он бормотал слова молитвы и закрывал лицо руками, не слыша голоса Парамонова. Но и это начальнику не было внове. Парамонов повернулся к нарядчику, стоявшему тут же и державшему в руках желтую стопку скоросшивателей – так называемых «личных дел».

– Это столяр, – сказал нарядчик, угадывая вопрос Парамонова. Прием был закончен, и нас увезли в разведку.

Фризоргер после рассказывал мне, что, когда его вызвали, он думал, что его вызывают на расстрел, так его запугал следователь еще на прииске. Мы жили с ним целый год в одном бараке, и не было случая, чтобы мы поругались друг с другом. Это редкость среди арестантов и в лагере, и в тюрьме.

Ссоры возникают по пустякам, мгновенно ругань достигает такого градуса, что кажется – следующей ступенью может быть только нож или, в лучшем случае, какая-нибудь кочерга. Но я быстро научился не придавать большого значения этой пышной ругани.

Жар быстро спадал, и если оба продолжали еще долго лениво отругиваться, то это делалось больше для порядка, для сохранения «лица».

Но с Фризоргером я не ссорился ни разу. Я думаю, что в этом была заслуга Фризоргера, ибо не было человека мирнее его. Он никого не оскорблял, говорил мало. Голос у него был старческий, дребезжащий, но какой-то искусственно, подчеркнуто дребезжащий. Таким голосом говорят в театре молодые актеры, играющие стариков.

В лагере многие стараются (и небезуспешно) показать себя старше и физически слабее, чем на самом деле. Все это делается не всегда с сознательным расчетом, а как-то инстинктивно.

Ирония жизни здесь в том, что большая половина людей, прибавляющих себе лета и убавляющих силы, дошли до состояния еще более тяжелого, чем они хотят показать.

Но ничего притворного не было в голосе Фризоргера.

Каждое утро и вечер он неслышно молился, отвернувшись от всех в сторону и глядя в пол, а если и принимал участие в общих разговорах, то только на религиозные темы, то есть очень редко, ибо арестанты не любят религиозных тем.

Старый похабник, милейший Изгибин, пробовал было подсмеиваться над Фризоргером, но остроты его были встречены такой мирной улыбочкой, что изгибинский заряд шел вхолостую.

Фризоргера любила вся разведка и даже сам Парамонов, которому Фризоргер сделал замечательный письменный стол, проработав над ним, кажется, полгода.

Наши койки стояли рядом, мы часто разговаривали, и иногда Фризоргер удивлялся, по-детски взмахивая небольшими ручками, встретив у меня знание каких-либо популярных евангельских историй – материал, который он по простоте душевной считал достоянием только узкого круга религиозников. Он хихикал и очень был доволен, когда я обнаруживал подобные познания. И, воодушевившись, принимался рассказывать мне то евангельское, что я помнил нетвердо или чего я не знал вовсе. Очень ему нравились эти беседы.

Но однажды, перечисляя имена двенадцати апостолов, Фризоргер ошибся. Он назвал имя апостола Павла. Я, который со всей самоуверенностью невежды считал всегда апостола Павла действительным создателем христианской религии, ее основным теоретическим вождем, знал немного биографию этого апостола и не упустил случая поправить Фризоргера.

– Нет, нет, – сказал Фризоргер, смеясь, – вы не знаете, вот. – И он стал загибать пальцы. – Питер, Пауль, Маркус…

Я рассказал ему все, что знал об апостоле Павле. Он слушал меня внимательно и молчал. Было уже поздно, пора было спать.

Ночью я проснулся и в мерцающем, дымном свете коптилки увидел, что глаза Фризоргера открыты, и услышал шепот: «Господи, помоги мне! Питер, Пауль, Маркус…». Он не спал до утра.

Утром он ушел на работу рано, а вечером пришел поздно, когда я уже заснул. Меня разбудил тихий старческий плач. Фризоргер стоял на коленях и молился.

– Что с вами? – спросил я, дождавшись конца молитвы.

Фризоргер нашел мою руку и пожал ее.

– Вы правы, – сказал он. – Пауль не был в числе двенадцати апостолов. Я забыл про Варфоломея.

Я молчал.

– Вы удивляетесь моим слезам? – сказал он. – Это слезы стыда. Я не мог, не должен был забывать такие вещи. Это грех, большой грех. Мне, Адаму Фризоргеру, указывает на мою непростительную ошибку чужой человек. Нет, нет, вы ни в чем не виноваты – это я сам, это мой грех. Но это хорошо, что вы поправили меня. Все будет хорошо.

Я едва успокоил его, и с той поры (это было незадолго до вывиха ступни) мы стали еще большими друзьями.

Однажды, когда в столярной мастерской никого не было, Фризоргер достал из кармана засаленный матерчатый бумажник и поманил меня к окну.

– Вот, – сказал он, протягивая мне крошечную обломанную фотографию – «моменталку». Это была фотография молодой женщины, с каким-то случайным, как на всех снимках «моменталок», выражением лица. Пожелтевшая, потрескавшаяся фотография была бережно обклеена цветной бумажкой.

– Это моя дочь, – сказал Фризоргер торжественно. – Единственная дочь. Жена моя давно умерла. Дочь не пишет мне, правда, адреса не знает, наверно. Я писал ей много и теперь пишу. Только ей. Я никому не показываю этой фотографии. Это из дому везу. Шесть лет назад я ее взял с комода.

В дверь мастерской бесшумно вошел Парамонов.

– Дочь, что ли? – сказал он, быстро оглядев фотографию.

  • – Дочь, гражданин начальник, – сказал Фризоргер, улыбаясь.
  • – Пишет?
  • – Нет.

– Чего ж она старика забыла? Напиши мне заявление о розыске, я отошлю. Как твоя нога?

– Хромаю, гражданин начальник.

– Ну, хромай, хромай. – Парамонов вышел. С этого времени, уже не таясь от меня, Фризоргер, окончив вечернюю молитву и улегшись на койку, доставал фотографию дочери и поглаживал цветной ободочек.

Так мы мирно жили около полугода, когда однажды привезли почту. Парамонов был в отъезде, и почту принимал его секретарь из заключенных Рязанов, который оказался вовсе не агрономом, а каким-то эсперантистом, что, впрочем, не мешало ему ловко снимать шкуры с павших лошадей, гнуть толстые железные трубы, наполняя их песком и раскаляя на костре, и вести всю канцелярию начальника.

– Смотри-ка, – сказал он мне, – какое заявление на имя Фризоргера прислали.

В пакете было казенное отношение с просьбой познакомить заключенного Фризоргера (статья, срок) с заявлением его дочери, копия которого прилагалась. В заявлении она коротко и ясно писала, что, убедившись в том, что отец является врагом народа, она отказывается от него и просит считать родство не бывшим.

Рязанов повертел в руках бумажку.

– Экая пакость, – сказал он. – Для чего ей это нужно? В партию, что ли, вступает?

Я думал о другом: для чего пересылать отцу-арестанту такие заявления? Есть ли это вид своеобразного садизма, вроде практиковавшихся извещений родственникам о мнимой смерти заключенного, или просто желание выполнить все по закону? Или еще что?

– Слушай, Ванюшка, – сказал я Рязанову. – Ты регистрировал почту?

– Где же, только сейчас пришла.

– Отдай-ка мне этот пакет. – И я рассказал Рязанову, в чем дело.

– А письмо? – сказал он неуверенно. – Она ведь напишет, наверное, и ему.

  1. – Письмо ты тоже задержишь.
  2. – Ну бери.
  3. Я скомкал пакет и бросил его в открытую дверцу топящейся печки.
  4. Через месяц пришло и письмо, такое же короткое, как и заявление, и мы его сожгли в той же самой печке.

Вскоре меня куда-то увезли, а Фризоргер остался, и как он жил дальше – я не знаю. Я часто вспоминал его, пока были силы вспоминать. Слышал его дрожащий, взволнованный шепот: «Питер, Пауль, Маркус…»

  • 1954
  • Николай Гумилев
  • Ворота рая
  • Николай Степанович Гумилёв (1886-1921) — русский поэт Серебряного века, создатель школы акмеизма, переводчик, литературный критик, путешественник, офицер.
  • Не семью печатями алмазными
  • В Божий рай замкнулся вечный вход,
  • Он не манит блеском и соблазнами,
  • И его не ведает народ.
  • Это дверь в стене, давно заброшенной,
  • Камни, мох, и больше ничего,
  • Возле — нищий, словно гость непрошенный,
  • И ключи у пояса его.
  • Мимо едут рыцари и латники,
  • Трубный вой, бряцанье серебра,
  • И никто не взглянет на привратника,
  • Светлого апостола Петра.
  •  Все мечтают: «Там, у Гроба Божия,
  •  Двери рая вскроются для нас,
  •  На горе Фаворе, у подножия,
  •  Прозвенит обетованный час».
  •  Так проходит медленное чудище,
  •  Завывая, трубит звонкий рог,
  •  И апостол Пётр в дырявом рубище,
  •  Словно нищий, бледен и убог.
  • 1910
Читайте также:  Брюллов "последний день помпеи" описание картины, анализ, сочинение

Назад к списку

Источник: http://cspp.prihod.ru/articles/view/id/1168332

Образы и деяния апостолов в русской живописи

Суриков

Закарпатский художественный музей им. Иосифа Бокшая, Ужгород, Украина

За эту картину, имеющую разные вариации названия, Бодаревский был удостоен звания классного художника I степени. На картине изображен момент, когда апостол Павел, арестованный по наветам иудеев, предстал в Кесарии перед прокуратором Фестом, царем Агриппой II и его женой Вереникой и ему как римскому гражданину было дозволено сказать речь в свою защиту.

«На другой день, когда Агриппа и Вереника пришли с великою пышностью и вошли в судебную палату с тысяченачальниками и знатнейшими гражданами, по приказанию Феста приведен был Павел.

И сказал Фест: царь Агриппа и все присутствующие с нами мужи! вы видите того, против которого всё множество Иудеев приступали ко мне в Иерусалиме и здесь и кричали, что ему не должно более жить.

Но я нашел, что он не сделал ничего, достойного смерти; и как он сам потребовал суда у Августа, то я решился послать его к нему. Я не имею ничего верного написать о нем государю; посему привел его пред вас, и особенно пред тебя, царь Агриппа, дабы, по рассмотрении, было мне что написать.

Ибо, мне кажется, нерассудительно послать узника и не показать обвинений на него. Агриппа сказал Павлу: позволяется тебе говорить за себя. Тогда Павел, простерши руку, стал говорить в свою защиту». (Деян. 25, 23–27; 26, 1)

Суриков

Государственная Третьяковская галерея 

В апреле 1875 года художник начинает трудиться над грандиозным полотном «Апостол Павел объясняет догматы веры в присутствии царя Агриппы, сестры его Береники и проконсула Феста». Эта работа принесла Сурикову Большую золотую медаль.

Это первая работа Сурикова, созданная по принципу психологической композиции, и первая работа, в которой сделан акцент на сильной человеческой личности.

Композиция картины не преодолевает границы академических канонов, но в ней уже четко прослеживается интерес к психологии героев.

Суриков
«Апостол Павел перед судом иудейского царя Агриппы и римского проконсула Феста». Литография. 1876 г. Типография А. М. Котомина и Ко. Художник: В. И. Суриков. Размер: 29 х 49 см. Паспарту: 36,4 х 60 см. 

Литография с картины В. И. Сурикова «Апостол Павел объясняет догматы веры в присутствии царя Агриппы» (1875 г. Государственная Третьяковская галерея). 

Произведение относится к раннему периоду творчества художника. Уже в годы учения, обращаясь к исторической живописи, Суриков стремился преодолеть условность академического искусства, вводя в свои композиции бытовые детали, добиваясь конкретной историчности в изображении архитектуры, убедительности свободной группировки фигур. 

Суриков

Церковно-археологический кабинет МДА

Суриков

Церковно-археологический кабинет МДА 

Суриков

Государственная Третьяковская галерея

Суриков

Государственный Русский музей

Суриков Суриков

В 1816 году за эту картину Витбергу присудили звание академика.

«Итак Петра стерегли в темнице, между тем церковь прилежно молилась о нем Богу. Когда же Ирод хотел вывести его, в ту ночь Петр спал между двумя воинами, скованный двумя цепями, и стражи у дверей стерегли темницу. И вот, Ангел Господень предстал, и свет осиял темницу.

Ангел, толкнув Петра в бок, пробудил его и сказал: встань скорее. И цепи упали с рук его. И сказал ему Ангел: опояшься и обуйся. Он сделал так. Потом говорит ему: надень одежду твою и иди за мною.

Петр вышел и следовал за ним, не зная, что делаемое Ангелом было действительно, а думая, что видит видение. Пройдя первую и вторую стражу, они пришли к железным воротам, ведущим в город, которые сами собою отворились им: они вышли, и прошли одну улицу, и вдруг Ангела не стало с ним.

Тогда Петр, придя в себя, сказал: теперь я вижу воистину, что Господь послал Ангела Своего и избавил меня из руки Ирода и от всего, чего ждал народ Иудейский. И, осмотревшись, пришел к дому Марии, матери Иоанна, называемого Марком, где многие собрались и молились.

Когда же Петр постучался у ворот, то вышла послушать служанка, именем Рода, и, узнав голос Петра, от радости не отворила ворот, но, вбежав, объявила, что Петр стоит у ворот». (Деян. 12, 5–14)

Суриков

Апостол Андрей Первозванный водружает крест на горах Киевских

Ломтев Николай Петрович. 1848 г.

Апостол Иоанн Богослов, проповедующий на острове Патмос во время вакханалий.
Моллер Федор Антонович. 1856 г. Холст, масло. 285 x 407 см

Ещё по теме:

Источник: https://ros-vos.net/christian-culture/evangelie/apostol/

Сын фарисея и трижды предатель: как Петр и Павел стали учениками Христа

Настоятель храма Двенадцати Апостолов рассказал, почему память апостолов Петра и Павла совершается в один день, кто такие первоверховные апостолы и как люди, гнавшие от себя Христа, стали самыми преданными его сподвижниками.

Середина июля для православных христиан ознаменована двумя большими праздниками. 12 июля Православная церковь отмечает День славных и всехвальных первоверховных апостолов Петра и Павла, а 13 июля празднует Собор Двенадцати Апостолов.

Последний является одним из древнейших православных праздников, в честь которого было построено множество православных храмов. Самым первым из них стал храм, возведенный по приказу императора Константина Великого в Константинополе: это церковь Апостолов, ставшая императорской усыпальницей.

Суриков

Храм Святых Апостолов. Миниатюра из Ватиканского кодекса

День апостолов Петра и Павла также весьма почитаемый праздник, поскольку именно эти двое считаются одними из главных сподвижников Иисуса Христа. Хотя есть между этими святыми и ряд различий.

Так, Петр был одним из ближайших учеников Христа, а Павел вообще не являлся участником евангельских событий и проповедовать начал гораздо позже Петра.

Впрочем, оба они доказали свою преданность Господу, пострадали за свою веру и вошли в число самых почитаемых святых как на Востоке, так и на Западе.

О том, что еще связывает этих святых, почему их принято изображать вместе на иконах, зачем Господь отдал Петру ключи от рая и что подвигло Павла проповедовать христианство, а Петра – пойти навстречу собственной смерти, в интервью порталу «История.РФ» рассказал настоятель храма Двенадцати Апостолов города Тулы, ректор Тульской православной классической гимназии протоиерей Лев Махно.

Суриков

В. И. Суриков. Апостол Павел объясняет догматы веры в присутствии царя Агриппы, сестры его Береники и проконсула Феста

Гонитель Христа и первый папа римский

– Отец Лев, в первую очередь хочу спросить вас вот о чем. Почему Петр и Павел почти на всех иконах изображаются вместе? И день памяти у них тоже приходится на одну и ту же дату. С чем это связано? В одних источниках сказано, что эти апостолы якобы умерли в один день, а где-то пишут, что Павел принял мученичество ровно через год после Петра. Чему верить?  

– Первоверховные апостолы Петр и Павел совершенно по-разному трудились и в разное время. В то время, когда апостол Петр был со Христом, апостол Павел был Его гонителем. История о том, как и когда он обратился ко Христу, подробно описана в книге «Деяния святых апостолов».

Первоверховным апостолом Павел стал потому, что заложил основы догматическо-нравственного учения Православной церкви. Поэтому Петра и Павла на иконах изображают вместе как двух первоверховных апостолов. Но это совершенно не значит, что они в одно время вместе трудились. В иконографии часто объединяют святых.

Например, первый образ «О тебе радуется» был написан в XVI веке, а со временем в него добавляют новых святых.

К примеру, совсем скоро, 1 августа, мы открываем часовню Параскевы Пятницы около храма Покрова, и там будет икона, к которой мы добавляем не только святых, которые были в XVI веке, но и наших, тульских святых, которые были замучены уже в период гонений на церковь в XX веке.

У икон бывает разная композиция, они сами по себе очень многогранны и богаты по содержанию. Поэтому часто бывает так, что туда добавляются святые, которые не были никак связаны друг с другом при жизни. Это делается скорее по принципу их общего страдания, мученичества и подвига.

Суриков

– Кстати, я читала, что именно в честь Петра и Павла в Риме были установлены первые христианские храмы, когда христианство стало там разрешенной религией. Это правда? И вообще, какое значение придается этим святым в западной, католической традиции?

 – В Римско-католической церкви апостол Петр считается первым папой римским. И если вы возьмете учебник по истории западного христианства, то первым среди 266 римских пап будет стоять апостол Петр.

Таким образом, он является основоположником иерархии западной церкви. И под собором Святого Петра в Ватикане есть крипта, где, как считается, был погребен апостол Петр.

Там в подвале есть небольшая церквушка, где обыкновенно совершается литургия.

Суриков

«На Петров день в деревнях совершаются бесчинства»

Многие привыкли считать, что апостол Петр – это хранитель ключей от райских врат.

Мы представляем себе, что именно этот апостол первым встречает души умерших у входа в Царство Небесное.

Но откуда взялось это поверье? Об этом сказано в Библии? Кроме того, я читала, что в представлении славян в роли хранителей ключей от рая выступает как Петр, так и Павел… Как это может быть?

– Такие вопросы нужно всегда рассматривать в иконографическом аспекте. Образ апостола Петра, который держит ключи от рая, не в обиду католикам будет сказано, нарисовала именно Римская церковь.

Ведь до 1054 года мы были вместе! Христианская церковь была едина почти до середины XI века, и православные и католики почитали одних и тех же святых.

Но после того как произошло это разделение, католики стали изображать апостола Петра с ключами от рая, подчеркивая тем самым, что ключи от Царства Небесного в руках у основателя западной, а не восточной церкви. Кроме того, в Евангелии действительно есть такие слова, которые Христос говорит Петру: «…и дам тебе ключи Царства Небесного».

Эти евангельские слова воплотились в иконографии апостолов в западной церкви. В данном случае Христос говорит о духовных ключах: Он прощает апостола за то, что тот отрекся от Него и дает ему право самому отпускать грехи другим людям. Иисус как бы говорит Петру: ты предал Меня, но за свою искренность и преданную любовь ты достоин спасения.

Суриков

Рубенс. Апостол Петр

– В народном календаре славян день святых апостолов Петра и Павла называется Петровым днем. В этот день на Руси провожали весну и встречали лето, заканчивались «купальские празднования» и начинались летние свадьбы, а также первая прополка и подготовка к сенокосу. Интересно, как Православная церковь относится к таким традициям?

– Отрицательно, потому что Петров день на Руси сочетался с языческим праздником. Таким образом, в народе, принявшем христианскую веру, сохранялись языческие традиции, и из-за этого православные праздники отмечались вместе с языческими.

Читайте также:  Айвазовский "пушкин на берегу черного моря" описание картины, анализ, сочинение

Так же происходило и с Троицей, во время которой перепрыгивали через костры (День Святой Троицы в славянском народном календаре обозначается как Троицын день; этот праздник связан с большим количеством языческих обрядов и завершает весенний цикл праздников, знаменуя собой переход к лету. – Прим. ред.).

И мы знаем, что в день святых апостолов Петра и Павла в деревнях иногда совершаются бесчинства и различные хулиганства.

Поэтому церковь смотрит на это отрицательно – как и на птиц, которых выпускают на Благовещение (на Благовещение есть обычай выпускать на волю лесных птиц; к сожалению, каждый год праздник сопровождается гибелью тысяч птиц, которых барышники ловят и продают возле церквей. – Прим. ред.).

«Павел понял, что это не галлюцинация, а явление Христа»

– Хочу спросить вас еще об одном важном церковном празднике, который отмечается на следующий день после празднования памяти апостолов Петра и Павла. 13 июля Православная церковь празднует Собор Святых Двенадцати Апостолов. Я слышала, что это очень древний праздник и первые упоминания о нем якобы встречаются уже в документах IV века. Так ли это?

– Нет, первый Апостольский собор был гораздо раньше. Он произошел в 52 году в Иерусалиме. Апостолы и другие последователи Христа собрались и постановили, как необходимо вести себя язычникам, обращенным в христианство.

В частности, на этом соборе решался вопрос об обрезании, и в итоге христиане отказались от необходимости соблюдения этого ритуала крещеными язычниками, а также от жертвоприношений животных и многих других обрядов, введенных книжниками и фарисеями в религиозную жизнь иудеев.

Вот откуда начинается празднование Собора святых апостолов – с середины I века.

Суриков

Собор Двенадцати Апостолов. Византийская икона начала XIV века

– Но единство это среди апостолов было достигнуто далеко не сразу. К примеру, Павел изначально был фарисеем и, еще будучи подростком, участвовал в гонениях на христиан. Что же в итоге побудило его обратиться в новую веру?

– Павел происходил из семьи высокообразованных людей, был членом иудейского синедриона. Он действительно принимал участие в гонениях на христиан. И однажды, когда Павел направлялся в Дамаск, он вдруг услышал голос: «Савл! Савл! Что ты гонишь Меня?» (Савл – имя, данное Павлу при рождении. – Прим. ред.). И, внезапно увидев в небе яркий свет, Павел ослеп на три дня.

Это состояние слепоты привело его в отчаяние. В итоге исцелить Павла смог только живший в Дамаске христианин по имени Анания, который и крестил будущего апостола. Слепота была дана Павлу для того, чтобы он ощутил физический недостаток и понял, что это не галлюцинация, а явление самого Христа. И так из гонителя Павел сделался великим христианским проповедником.

Суриков

  • Караваджо. Обращение Савла по дороге в Дамаск
  • «Христа ждали 700 лет, но боялись ошибиться»
  • – А Петр? Он ведь отрекся от Иисуса, причем трижды, как тот и предсказывал…

– Когда мы говорим об отречении апостола Петра, мы не должны забывать и о том, какой была его мученическая кончина. Апостол Петр всю свою жизнь страдал от этого отречения. Когда его хотели распять так же, как Христа, он попросил, чтобы его распяли вниз головой, потому что считал себя недостойным умереть смертью своего Господа.

Я бы, кстати, посоветовал вам прочитать великолепный исторический роман «Камо грядеши» («Quo vadis») писателя Генрика Сенкевича. Там великолепно описана жизнь первых христиан в Риме, первые гонения на них и так далее. Особенно впечатляет концовка романа.

Понимая, что ему грозит казнь, апостол Петр решил покинуть Рим, но, когда он выходил из города, уже на окраине Рима ему явилось видение. Он вдруг увидел Христа, который идет ему навстречу и несет на себе крест. «Господи, куда Ты идешь?» – спросил Его апостол. «Иду в Рим, чтобы опять быть распятым», – ответил Иисус.

Тогда Петр понял, что его уход не угоден Господу, и вернулся в город. Там его схватили, бросили в темницу и вскоре казнили.

Суриков

Микеланджело. Распятие Святого Петра

– Все это наводит меня вот на какую мысль. В Библии, как мы видим, часто можно встретить примеры малодушия и маловерия со стороны апостолов. А ведь эти люди, казалось бы, были наиболее близки ко Христу.

Тем не менее нам постоянно показывают, что они часто неверно понимали Его слова и поступки, и в итоге, как известно, в момент ареста Иисуса все ученики, испугавшись, покинули своего учителя. Павел успел погубить многих христиан до того, как произошло его обращение. Петр, который первым назвал Христа «Мессией», трижды отрекся от Него. А Иуда и вовсе стал самым подлым предателем…

Для чего же Священное Писание так настойчиво указывает нам на несовершенства и человеческую слабость даже самых избранных учеников Господа? О чем это говорит?

– Это нормальное явление. Ведь народ ожидал Христа 700 лет, начиная от пророка Исаии, который говорил: «Се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Эммануил, что значит: с нами Бог». Он говорит о рождении Христа Спасителя от Девы Марии за 700 лет до этого события! За это пророчество Исаия был назван ветхозаветным евангелистом.

То есть вы понимаете, как ожидается Христос иудейским народом? Это страшное ожидание! И мы видим, как оно передавалось из поколения в поколение. И мы видим, что Христос приходит именно в тот момент, когда его присутствие потребовалось в мире. Так что это состояние маловерия, отчаяния – понятно. Все боялись ошибиться.

И в Евангелии мы видим человеческую природу людей, но мы также видим проявление божественной милости. Возьмите ту же притчу о самарянке! Поэтому, когда мы видим человеческую сторону в Евангелии, мы ее не осуждаем, а просто говорим, что так было и так есть, и все это по-человечески правильно.

Это не должно служить ключом к отрицанию чего-то или к тому, чтобы размышлять о неверии.

Источник: https://histrf.ru/biblioteka/b/syn-farisieia-i-trizhdy-priedatiel-kak-pietr-i-paviel-stali-uchienikami-khrista

Василий Суриков (Vasily Surikov) — русский живописец

Василий Иванович Суриков русский живописец, мастер масштабных исторических полотен. Родился 24 января 1848, г. Красноярск.

Многие работы Василия Ивановича стали знакомы широкой публике благодаря использованию их в качестве иллюстраций.

Хотя в академических кругах Сурикова часто критиковали за «кашу» из лиц персонажей — скученность композиций, называли его полотна презрительно «парчовыми коврами». Но, было и другое мнение.

Суриков «Покорение Сибири Ермаком Тимофеевичем»

К примеру,  художественное объединение «Мир искусства» наоборот в этих «пороках» увидели достоинства живописи художника. А. Н.

 Бенуа хвалил Сурикова, говоря, что: «он рядом с Васнецовым внял заветам древнерусских художников, разгадал их прелесть, сумел снова найти их изумительную, странную и чарующую гамму, не имеющую ничего похожего в западной живописи».

  Многие считают, что самое ценное в Сурикове — глубокая правда. Несмотря на грубость формы, картины Сурикова как магические сны мистической поэзии.

Суриков Боярыня Морозова

Василий Суриков родился в семье казаков, поселившихся в Сибири. Отец был коллегиальным регистратором. В 1854 году его перевели на службу в акцизное управление в село Сухой Бузим, куда и переехала вся семья. В 1859 году  отец семейства умер от туберкулеза, и семья вернулась в Красноярск, где пришлось сдавать в аренду второй этаж своего дома, так как денег не хватало.

Суриков Богач и Лазарь, 1873.

Суриков  начал рисовать в раннем детстве, а первым его учителем стал Николай Васильевич Гребнёв — учитель рисования Красноярского уездного училища. Наиболее ранним датированным произведением Сурикова считается акварель «Плоты на Енисее» 1862 года (хранится в музее-усадьбе В. И. Сурикова в Красноярске).

У семьи не было денег чтобы продолжить образование Василия в гимназии, поэтому после завершения обучения в училище Суриков устраивается работать писцом в губернское управление, где его рисунки увидел П. Н. Замятнин. Енисейский губернатор Замятин нашёл для молодого художника мецената — владельца золотых приисков П. И.

 Кузнецова, который и оплатил обучение Василия Сурикова в Академии художеств.

Суриков Меньшиков в Березово (Menshikov in Berezovo (1883))

В декабре 1868 года Суриков прибыл из Красноярска в Санкт-Петербург, но не смог поступить в Академию художеств и в мае-июле 1869 года учился в Санкт-Петербургской рисовальной школе Общества поощрения художников.

Осенью 1869 года сдал экзамены и стал вольнослушателем Академии художеств, а через год был зачислен воспитанником, где с 1869 по 1875 год учился у П. П. Чистякова. Во время учёбы за свои работы Василий Суриков получил несколько денежных премий и четыре серебряных медали.

Еще учась в Академии художник получил прозвище «Композитор» за то что уделял большое внимание композиции.

Суриков Апостол Павел объясняет догматы веры в присутствии царя Агриппы, сестры его Береники и проконсула Феста

Свою первую работу «Вид памятника Петру I на Сенатской площади в Санкт-Петербурге» (1870) Суриков  передает своему меценату — П. И. Кузнецову. Летом 1873 года Суриков приезжает на золотые прииски Кузнецова в Хакасии.

Суриков Вид памятника Петру I на Сенатской площади в Санкт-Петербурге

В 1874 году Василий Иванович подарил Кузнецову и свою картину «Милосердный самаритянин», за которую получил Малую золотую медаль. Обе работы и сейчас хранятся в Красноярском государственном художественном музее им. В. И. Сурикова.

Суриков Милосердный самаритянин, 1874

4 ноября 1875 года В. И. Суриков закончил Академию художеств в звании классного художника I степени и получил заказ создать для храма Христа Спасителя четыре фрески на темы Вселенских соборов.

Поработав в Петербурге, художник в 1877 году переезжает в Москву, где не имея собственного жилья живёт в гостиницах и арендованных квартирах.

Часто посещает и свой родной Красноярск, где проводит лето.

Изгнание Христом торгующих из храма, 1873

Живя в Москве Суриков начал серию исторических картин. Первая большая картина Василия Сурикова «Утро стрелецкой казни» (превью этой публикации JuicyWorld.0rg), была представлена на IX выставке передвижников в 1881 году, и произвела впечатление, подобное удару грома.

Одни бурно восторгались картиной, к примеру, Илья Репин, утверждал, что «она — наша гордость на выставке», другие упрекали художника за скученность композиции, за нетвердый рисунок, за темноватую живопись. Главное — картина никого не оставила равнодушным.

Да и не могло быть иначе, настолько живо, ярко, сильно был передан один из драматических моментов русской истории.

Степан Разин, 1906

В  России XIX века жанр исторической живописи  был очень популярен. И как правило, картины на исторические темы, строились по всем канонам классического искусства: красиво и гладко выписанные, напоминающие театрализованные постановки на исторические темы.

С картиной Сурикова было иначе: грозный, беспощадный и подлинный XVII век, смотрел на зрителей с полотна. Художнику удалось достичь такой потрясающей силы выразительности, что не оставалось сомнений: «сам это видел». После этой выставке о художнике заговорили.

Гсударева дорога Петр Великий перетаскивает суда из Онежского залива в Онежское озеро для завоевания крепости Нотебург у шведов. Бумага, уголь, граф, карандаш. 1872

Хотя Суриков не брал заказы на портреты, отдыхая от крупных работ, он не редко их создавал . В 1899—1900 годах выполнил два графических

портрет гитариста Ф. Ф. Пелецкого, карандаш

Рисунок хранится в Третьяковской галерее. Картина гитариста Суриковым была выполнена не случайно. Музыка оказывала большое влияние на его творчество, он любил оперу, увлекался музыкой и учился мастерству исполнения на гитаре у своего друга — гитариста Федора Федоровича Пелецкого. Они не редко играли пьесы для двух гитар.

Портрет Е.В. Суриковой, 1908

После приезда из Сибири тяжело заболела жена Сурикова Елизавета Августовна. Её лечили лучшие профессора Москвы, но все было тщетно. 8 апреля 1888 года она умерла. Для Сурикова смерть жены — тяжелейший удар.

Он писал брату Александру: «Вот, Саша, жизнь моя надломлена; что будет дальше, и представить не могу». В это время Суриков сблизился с Михаилом Нестеровым, который тоже пережил смерть горячо любимой жены.

Нестеров вспоминал: «…в годы наших бед, наших тяжких потерь, повторяю, душевная близость с Суриковым была подлинная, может быть, необходимая для обоих… После тяжелой, мучительной ночи вставал рано и шел к ранней обедне… Он пламенно молился о покойной своей подруге, страстно, почти исступленно бился о плиты церковные горячим лбом… Затем в вьюгу и мороз, в осеннем пальто бежал на Ваганьково, и там, на могиле, плача горькими слезами, взывал, молил покойницу — о чем?.. Кто знал, о чем тосковала душа его?»

Читайте также:  Ван дейк антонис "отдых на пути в египет" описание картины, анализ, сочинение

Енисей у Красноярска.

После смерти жены художник вернулся вместе с дочерьми, на два года в Красноярск. Там он создал свою самую беззаботную картину, «Захват снежного городка». Позже он сделал наброски для одной из своих самых знаковых работ — «Покорение Сибири Ермаком Тимофеевичем» «(в котором, как считается, участвовали и некоторые предки художника).

Взятие снежного городка

Эти великолепные работы и  принесли Василию Сурикову полноправное членство в Императорской Академии. В 1897 году он посетил Швейцарию и создал работу «Переход Суворова через Альпы», которая была куплена царем Николаем II.

Переход Суворова через Альпы

В 1910 году Суриков вместе с художником П. П. Кончаловским (муж дочери Ольги) посещает Испанию. По инициативе Сурикова и Л. А. Чернышёва в 1910 году  открылась рисовальная школа в Красноярске. Суриков прислал из Петербурга наглядные пособия для этой школы.

Севилья. Бой быков, 1910

Летом 1914 года Василий Иванович Суриков посещает Красноярск, где пишет ряд пейзажей: «Красноярск в районе Благовещенской церкви», «Плашкоут на Енисее», а также создает несколько акварелей.

Осталась и незавершённой картина «Благовещение» (хранится в Красноярском художественном музее им. В. С. Сурикова). В 1915 году художник уезжает на лечение в Крым.

Суриков скончался от хронической ишемической болезни сердца в Москве 6 (19) марта 1916 года . Похоронен рядом с женой на Ваганьковском кладбище.

Minusinsk, 2006

Михаил Васильевич Нестеров (живописец, участник Товарищества передвижных выставок и «Мира искусства». Академик живописи), в своих воспоминаниях писал: «Суриков умер. От нас ушел в мир иной гениальный художник, торжественный, потрясающий душу талант.

Суриков поведал людям страшные были прошлого, показал героев минувшего, представил человечеству в своих образах трагическую, загадочную душу своего народа.

Как прекрасны эти образы! Как близки они нашему сердцу своей многогранностью, своими страстными порывами! У Сурикова душа нашего народа падает до самых мрачных низин; у него же душа народная поднимается в горние вершины — к солнцу, свету. Суриков и Достоевский — два великих национальных таланта, родственных в их трагическом пафосе.

Флоренция. Прогулка (жена и дети художника) 1900

О семье и потомках василия сурикова

25 января 1878 года Суриков женился на Елизавете Шаре (мать Елизаветы была родственницей декабриста Свистунова). У Сурикова и Шаре родились две дочери: Ольга (1878—1958) и Елена (1880—1963).

Дочь Сурикова Ольга была замужем за художником Петром Кончаловским. Его внучка Наталья Кончаловская была писателем, среди её работ — биография деда «Дар бесценный».

Её дети — правнуки Василия Сурикова: Никита Михалков и Андрей Кончаловский. Правнучка — Ольга Семёнова.

Портрет О.В. Суриковой (в замужестве Кончаловской), дочь художника, в детстве.
Портрет матери художника (П.Ф. Сурикова)
Портрет Сурикова (художник Репин). 1885 год
Княгиня Ольга встречает тело князя Игоря, убитого древлянами 1915
Императрица Анна Иоанновна в петергофском Тампле стреляет оленей. 1900
Миланский собор.1884
Набережная Берлина, 1912
Неаполь
Сибирский пейзаж. Торгошино. 1873
С гитарой. Портрет княгини С.А. Кропоткиной. 1882
Borjomi, by Vasily Ivanovich Surikov, 1899

  • Booking.com

Источник: https://juicyworld.org/vasily-surikov/

Учение Павла не от людей, а от Бога (Гал. 1, 11-19)

митрополит Сурожский Антоний

Послание апостола Павла, которое мы сегодня слышали, содержит его свидетельство о том, что учение, которое он проповедовал: что Бог стал человеком, что умер этот Человек на кресте, что воскрес Он от силы Божественной и новая жизнь открылась, та жизнь, о которой он говорит: «Не я живу, а во мне живет Христос», что это учение не от человека он получил, а от Бога — какое это может иметь к нам отношение? Разве не получил он все знание, которое у него было, от людей? Он ведь не был среди учеников Христа; разве то, что он говорит о Христе, то учение, которое он повторяет, которым он покоряет мир, — разве не от людей он его получил?

Суриков

В.И. Суриков. Апостол Павел объясняет догматы веры в присутствии царя Агриппы, сестры его Береники и проконсула Феста

С одной стороны, конечно, от людей: сначала, когда он был еще врагом Христа, дошла до Павла молва о Нем; затем был он в Иерусалиме, когда свершилось дивное событие нашего спасения; он видел, он слышал, и однако все это его не убедило, все это оказалось как будто напрасным и только возбудило в нем желание стоять за то, что он считал верой отцов, истиной, открытой свидетельством Самого Бога Живого. И вот, поскольку всей душой, всей силой, всем убеждением своей души, ради Бога и Его чести, ради Бога и Его славы, он готов был вынести все, понести любой труд, — открылся ему Господь на пути в Дамаск, открылся страшным образом.

Павел шел истреблять христиан, и вдруг перед ним предстал Сам Христос; не такой, каким мы Его видим в Евангелии, не кроткий, не тихий, а сияющий грозной, страшной славой; и не тем сиянием Преображения, которое осияло радостью учеников и заставило Петра говорить: Господи, нам здесь хорошо! — а другим сиянием, которым сияет Бог, когда человек перед Ним встанет как враг: сиянием грозной славы. И в этом сиянии Павел увидел воскресшего Господа и познал, что Тот, Кто еще так недавно был распят в Иерусалиме, — действительно воскрес, а значит, Он действительно Тот, Кем Себя возглашал, Кого знали Его ученики, и Кого изо дня в день открывали люди.

Но Павел ослеп: это сияние закрыло ему видение всего земного, и запечатлелся у него в памяти только этот страшный блеск, это присутствие Господа. В течение долгих дней и ночей он не видел ничего, кроме своего видения, не переживал ничего, кроме страшного переворота для него всех ценностей, всей правды, всей истины, всех убеждений, всех верований и всех путей его.

И Господь послал человека, который Его именем вернул Павлу видение окружающего мира, дал видеть то, что вокруг. И до конца пережив то, что было внутри, в глубинах, в тайне этого опыта и встречи, он не вернулся ни к кому из апостолов просить рассказать ему что-то о Христе; он вышел говорить о том, что ему было явлено, что он знает и о чем может говорить достоверно.

В этом тайна силы жизни не только Павла, но и других апостолов и тех, которые от них познали веру, но познали ее глубиной души, пережив уже не как рассказ, а как опыт.

В этом сила слова всякого христианина, говорящего о своем Господе, о своем Боге, своей вере: если мы только повторяем то, о чем мы наслышались, — это бессильно; но если мы говорим о том, что родилось опытом в нашей душе, к чему привело нас свидетельство других, но стало глубже чужого свидетельства, обратившись в живой опыт души, — тогда действительно наше слово — как огонь, наше слово — сила и свет.

И вот чего мы должны искать: не убедительного слова, а опыта, из которого рождается слово со властью, слово горящее, слово, бьющее ключом живой воды.

Вот почему в нынешнем мире недостаточно, чтобы мы понаслышке говорили о вере и о Боге; недостаточно, чтобы мы жили той обстановкой, которую создали отцы; недостаточно, чтобы мы так веровали, так действовали, как другие, по рассказам, веровали и действовали.

Мы должны дознаться опытом ума, опытом сердца, опытом духа, опытом всего естества нашего, включая и тело наше, должны дознаться этой проповеди, этой реальности, этого опыта, а для этого жить тем, что Господь зовет Евангелием; потому что это Евангелие как школа, как русло реки, полное той воды, которая представляет нашу жизнь, — и только тогда познаем мы опытом и будем знать не от людей, а от Бога, и принесем свидетельство наше людям, принесем Божий глас, Божие свидетельство и сияние Его славы. Аминь.

Из книги митр. Антония Сурожского «Во имя Отца и Сына и Святого Духа»
Клин, «Христианская жизнь», 2010

Суриков О Священном Писании Митрополит Антоний СурожскийПока Евангелие остается для нас внешним законом, пока Евангелие остается Божественной волей, отличной от нашей воли или противной ей, мы не евангельская община; может быть, мы в лучшем случае стремимся быть ею, но мы еще не община, способная дать миру откровение благой вести.

Христос сказал, что слово, которое Он проповедал, — не просто произвольное веление Бога, а откровение о подлинном Человеке, откровение, данное нам и другим о том, как настоящий человек чувствует, думает, желает и живет.

Пока наши чувства не таковы, пока наши мысли не таковы и наша жизнь не такова, мы не то что «не послушны» Божиему закону, мы не то что изменяем самим себе, — мы просто не «человечны» в подлинном смысле, в смысле призвания, заключенного в этом слове.

Библия Протоиерей Борис Балашов

Что такое Библия? Просто ли это собрание хроник еврейской истории? Нет, хотя и это там присутствует. Поставим себе вопросы: кто главный литературный герой Библии и кто ее автор?

Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт «КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ».
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.

Источник: http://www.pravklin.ru/publ/uchenie_pavla_ne_ot_ljudej_a_ot_boga_gal_1_11_19/8-1-0-2359

Картина маслом Апостол Павел объясняет догматы веры в присутствии царя Агриппы, сестры его Вереники и проконсула Феста, Суриков Василий

Каталог картин маслом Религия и духовность Христианство

Смотреть другие работы художника: Максимальное заполнение Сохранить Отмена

Выберите шаблон

  • 97
  • 90
  • 89
  • 94
  • 98
  • 100
  • 91
  • 95
  • 96
  • 38
  • 39
  • 40
  • 41
  • 42
  • 53
  • 54
  • 55
  • 56
  • 57
  • 73
  • 74
  • 75
  • 76
  • 77
  • 78
  • 79
  • 81
  • 88
  • 92
  • Суриков

Специалисты нашей компании профессионально изготовят репродукцию картины «Апостол Павел объясняет догматы веры в присутствии царя Агриппы, сестры его Вереники и проконсула Феста (The Apostle Paul explains the belief in the presence of King Agrippa, his sister Bernice, and the proconsul Festus)». Размеры изображения от 33×20 см до 60×37 см, но допустимы и нестандартные размеры. Работа может быть оформлена различными вариантами багетов и паспарту, заказана со стеклом или оргстеклом.

Количество паспарту?

Толщина паспарту

  • 1 1 см 2 см 3 см 4 см 5 см 6 см 7 см 8 см 9 см 10 см
  • 2 1 см 2 см 3 см 4 см 5 см 6 см 7 см 8 см 9 см 10 см
  • 3 1 см 2 см 3 см 4 см 5 см 6 см 7 см 8 см 9 см 10 см

Цвет и материал паспарту

Посмотреть спецификацию выбранных паспарту

Для выбранного размера паспарту недоступны

  • Мои подборки (0) Подборка 1
  • Недавно просмотренные (3)
  • Корзина

Итого: 0 р. оформить заказ поделиться удалить перенести выбрать все отменить все

Подождите пожалуйста…

Источник: https://tvoyposter.ru/kartina/16979

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector