Поленов “клязьма. жуковка” описание картины, анализ, сочинение

Поленов

Многие живописцы XIX века практически жили в усадьбе известного мецената Саввы Мамонтова. Многие использовали местные пейзажи для своих картин. Сегодня это музей-заповедник, расположенный на берегу реки Вори в Сергиево-Посадском муниципальном районе.

Останавливался здесь Василий Поленов. Он стал первым пейзажистом, который писал свои картины с натуры. Кроме знаменитой «Осени в Абрамцеве» с золотым лесом, его первая картина «Река Воря» не так известна. Глубокая и темная река, обрамленная хвойными лесами по берегам не может оставить никого равнодушным.

Поленов Источник фото: Wikimedia

Сегодня Воря все также окружена густой зеленью, около которой можно сделать несколько красивых снимков. Поленов часто приезжал в Абрамцево, но большую часть времени он проводил в другом районе Подмосковья. Об этом ниже.

Поленов Источник фото: телеканал «360»

Недалеко от усадьбы Абрамцево находится деревня Ахтырка. Многие художники снимали там дома на лето. Недалеко жили Мамонтовы, где всегда можно найти коллег для общения. Одним из художников, который часто приезжал в Ахтырку поработать был Виктор Васнецов. В 1881 году именно там он нарисовал свою знаменитую картину «Аленушка».

Поленов Источник фото: Wikimedia

Существует две легенды о появлении этой картины. Первая, что реальным прототипом героини является девушка, которую художник случайно встретил на улице, а вторая то, что «Аленушкой» стала дочь Саввы Мамонтова Вера.

Ее настоящий портрет тоже известен всем — это «Девочка с персиками» с картины Валентина Серова. Но если с самой героиней все ясно не до конца, то водоем, около которого героиня тоскует о пропавшем брате известен точно. Это Ахтырский пруд.

Правда камень, на котором сидит Аленушка вряд ли сохранился.

Жуковка

Художник Василий Поленов тесно связан с поселком Болшево, который сегодня входит в городской округ Королев.

Родственники его супруги Натальи предоставили им на несколько лет усадьбу для летнего отдыха недалеко от сел Городище и Болшево. Известность эта усадьба получила под названием Жуковка.

Стоящая на берегу Клязьмы с нее открывался живописный вид на окрестности. Художник даже нарисовал пейзаж, который так и назвал «Река Клязьма. Жуковка».

Поленов Источник фото: Wikimedia

Сегодня по берегам уже выросли целые города, а на месте старого пня уже выросли новые деревья.

Поленов Источник фото: РИА Новости / Наталья Селиверстова

Сюда же Поленов приглашал своего ученика Константина Коровина. Летом 1888 года молодой живописец написал картину «В лодке». На холсте молодой мастер изобразил себя и свояченицу своего учителя Марию Якунчикову.

Поленов Источник фото: Wikimedia

Увлеченный одноименной картиной импрессиониста Клода Моне он почти полностью повторил его манеру.

Поленов

Одной из главных работ Коровина в то время стала картина «За чайным столом». Он нарисовал ее в той же Жуковке. Там можно разглядеть супругу Василия Поленова, а рядом с ней уже знакомую по прошлой картине Марию Якунчикову.

Поленов Источник фото: Wikimedia

Через несколько лет по совету врачей она переберется в Европу и будет приезжать в Россию только летом.

Но в именно в Париже она стала одним из ведущих художников своего времени. Одной из ее лучших работ была картина
«Из окна старого дома. Введенское». Рисовала она вид из усадьбы под Одинцовом по памяти.

Поленов Источник фото: WikimediaИсточник фото: Wikimedia

Одинцово

Территория современного Одинцовского городского округа было любимым местом отдыха Исаака Левитана. Здесь он нарисовал целый цикл картин. Одна из них, «Саввинская слобода под Звенигородом» полностью отражает настроение художника.

Источник фото: телеканал «360»

Это село до сих пор существует и входит в сельское поселение Ершовское. Изначально там стоял монастырь, вокруг которого после нарастали дома. На картине Левитана показана ранняя весна.

Источник фото: Wikimedia

Пробуждающиеся ото сна деревья в прозрачном воздухе. В Саввинской слободе он провел почти три года и почти в каждой его картине в последующих периодах можно увидеть отпечатки, того времени.

Мытищи

Один из основателей движения художников-передвижников Василий Перов однажды подвел работников Мытищинской городской управы, которые заказали ему картину. В то время именно Мытищинская вода считалась самой вкусной, а чаепитие в этом подмосковном месте было очень популярным. Так появилась картина «Чаепитие в Мытищах, близ Москвы».

Источник фото: Wikimedia

В подмосковном саду сидит священник, который пьет чай, а перед ним солдат-инвалид и мальчик-поводырь.

Источник фото: YouTube

Из-за достаточно жесткого сюжета городские чиновники отказались принимать эту картину.

Сейчас же чайник в городе стоит как символ гостеприимства. Необычный памятник повторяет форму чайника, который был изображен на картине Перова.

Источник: https://360tv.ru/news/leto/kak-podmoskovnye-lesa-i-usadby-okazalis-na-kartinah-russkih-hudozhnikov/

10 картин Василия Поленова – Православный журнал "Фома"

Поленов

В. Д. Поленов.Портрет работы И. Репина (1877)

Василий Дмитриевич Поленов — художник, мастер исторической, пейзажной и жанровой живописи, педагог.

Родился в Петербурге 20 мая (1 июня) 1844 года в старинной дворянской семье. Отец Поленова, Дмитрий Васильевич, был известным историком, археологом и библиографом. Мать, Мария Алексеевна, урожденная Воейкова, была детской писательницей и художницей-любительницей.

С детства будущему художнику прививали глубокую любовь к природе. И впечатления от жизни на даче в Царском Селе, в родительской усадьбе в Олонецком крае, среди первозданной северной природы, в бабушкином имении в Тамбовской губернии, воспоминания о местных жителях и красоте этих мест позже нашли отражение в его творчестве.

В петербургском доме Поленовых, где собирались художники, профессора университета, музыканты, ученые, царила интеллектуальная и художественная атмосфера, к которой рано приобщился и будущий художник.

Рисовать Василий Поленов начал с ранних лет.

В 1860-е годы Поленов учился одновременно в Петербургском университете, на физико-математическом факультете, и в Академии художеств, которую называл впоследствии своей «духовной родиной».

В 1872 году Поленова отправили на шесть лет за границу в качестве пенсионера Академии художеств «для дальнейшего усовершенствования в искусстве», посетил Вену, Мюнхен, Венецию, Флоренцию и Неаполь, длительное время жил в Париже, написал там картину «Арест графини д’Этремон», за которую в 1876 году получил звание академика.

Важным событием в жизни художника стало знакомство с Саввой Ивановичем Мамонтовым.

Летом 1874 Илья Репин, с которым Поленов был дружен, приглашает художника в Нормандию. Здесь Поленов открывает новые для себя задачи пейзажной живописи и создает картины «Нормандский берег», «Рыбацкая лодка. Этрета. Нормандия».

В 1876 году Василий Поленов отправился на русско-турецкую войну, в продолжение которой состоял официальным художником при главной квартире наследника-цесаревича (впоследствии императора Александра III).

В 1878 году на VI Передвижной выставке Поленов показывает картину «Московский дворик», которая принесла ему оглушительный успех и стала впоследствии его визитной карточкой.

В 1881—1882 годах Василий Дмитриевич отправляется в своё первое путешествие на Ближний Восток и по библейским местам: в Константинополь, Палестину, Сирию и Египет. Отсюда он привозит эскизы и наброски к масштабному полотну «Христос и грешница», которое он задумал еще в 1868 году, и на работу над которым у Поленова ушло около 20 лет.

В 1882—1895 годах художник преподавал в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, и его учениками были будущие выдающиеся художники И. И. Левитан, К. А. Коровин, И. С. Остроухов, А. Я. Головин и другие.

В 1888 пишет картину «На Тивериадском (Генисаретском) озере».

Василий Поленов, будучи городским жителем, всегда мечтал жить на природе. В 1890 приобрёл небольшое имение Бёхово в Тульской губернии, на высоком берегу над Окой.

На деньги, вырученные от продажи картины «Христос и грешница», Поленов построил здесь дом по собственному проекту, и при доме художественные мастерские, где Поленов много работал, а также проводил занятия для сельских детей. Также по просьбе крестьян Поленов построил здесь церковь.

В настоящее время в этой усадьбе (переименованной в Поленово) находится Государственный мемориальный историко-художественный и природный музей-заповедник В. Д. Поленова.

В 1899 во второй раз отправился на Ближний Восток, чтобы собрать материалы для серии картин на евангельскую тему «Из жизни Христа», которую завершил в 1909. Работу над этим циклом Поленов считал главным делом своей жизни. В 1914 в Москве устраивалась выставка картин этого цикла для сбора средств в пользу раненых в Первой мировой войне.

  • В 1918—1919 художник живёт в своей усадьбе и пишет картину «Разлив на Оке».
  • В 1924 прошла первая персональная выставка, посвящённая 80-летию художника, в Государственной Третьяковской галерее.
  • Художник скончался 18 июля 1927 года в своей усадьбе и был похоронен на сельском кладбище.

Василий Поленов. Река Клязьма. Жуковка. 1886

Поленов

Василий Поленов. Баржа на реке Оке. 1897

Поленов

Василий Поленов. За кого меня почитают люди. 1900

Поленов

Василий Поленов. Букет цветов. 1880

Поленов

Василий Поленов. Возвестила радость плачущим. 1890

Поленов

Василий Поленов. Пруд в парке. Ольшанка. 1877

Поленов

Василий Поленов. Сказитель былин Никита Богданов. 1876

Поленов

Василий Поленов. На лодке. Абрамцево. 1880

Поленов

Василий Поленов. Московский дворик. 1878

Поленов

Василий Поленов. Старая мельница. 1880

На заставке: Василий Поленов. Пейзаж с речкой, фрагмент. 1890-е

«Христос и грешница»: как Поленов видел Спасителя

«Место силы» русских художников

Источник: https://foma.ru/10-kartin-vasiliya-polenova.html

Сочинение по картине Поленова Заросший пруд 8 класс

Художнику принадлежит достаточно много картин о природе. Это «Речка Свинка близ Алексина», «Золотая осень», «Река Клязьма. Жуковка», «Разлив на Оке», «Ранний снег» и другие. В них отражаются различные времена года, природные явления и места средней полосы России. Полотно «Заросший пруд» также относится к пейзажной живописи Поленова. Художник любил отдыхать на природе.

В летний сезон 1877 года он провёл время в деревушке под Киевом с интересным названием Петрушки. Там же сделал этюд, который был взят за основу полотна «Заросший пруд».

Однако сразу по приезду домой картина написана не была. Поленова ждала перемена места жительства. На следующий год после отдыха он переезжает с Арбата на московскую окраину в Хамовники.

Здесь продолжается работа над картиной.

Композиция полотна содержит две идеи. Это передний план, который написан с мельчайшими необходимыми элементами. Задняя часть пейзажа не имеет подробных зарисовок. В картине использовано много зелёных красок разных тонов.

Это помогает художнику создать контраст между таинственной глубиной лесных зарослей и солнечной лужайкой с белыми ромашками на сочной зелени.

Читайте также:  Матисс анри "белое перо" описание картины, анализ, сочинение

Или голубое небо с белыми облаками в противостоянии с тёмно синей, местами тёмно зелёной водой пруда.

На картине изображён старый парк. Величественные многовековые деревья раскинули свои кроны, не позволяющие лучам солнца проникнуть сквозь них. Согласно замыслу живописца одной из важных частей картины является заросший пруд.

Густая растительность окаймляет его. Красоту и романтичность водоёму придают кувшинки, плавающие в нём. Добавляют глубину и загадочность отражения деревьев.

Полюбоваться живописностью пруда, вдохнуть полной грудью и помечтать можно, взобравшись на старый мостик.

Критик газеты «Московские ведомости» писал о том что, несмотря на высокое художественное мастерство В. Поленова – пейзажиста, центральное место в его картинах занимает человек.

Василий Поленов – художник – живописец, сумевший в своих пейзажах с помощью мелких тщательно прописанных нюансов, применения контраста в цвете создать систему пленэристической живописи. В его картинах преобладает романтическая направленность и состояние души. На передвижной выставке картина Поленова имела огромный успех. В наше время его картины не потеряли актуальность.

Вариант №2

Среди большого количества работ выдающегося русского художника второй половины XIX века Василия Дмитриевича Поленова необыкновенной популярностью пользуется картина под названием «Заросший пруд». Это очередное обращение автора к природе родного края. С помощью холста и красок художник передал свою искренность, нежность и любовь к всему тому, что окружает его.

Правую часть переднего плана картины занимает небольшой береговой участок земли, напоминающий пригорок. Именно с него В. Д. Поленову было удобнее занять позицию, чтобы полностью видеть пейзаж. Он усыпан мелкими белыми цветами, которые сливаются со светлой от попадающих на берег лучей травой.

Отдельным участком кучкуются маленькие цветочки ярко-синего цвета. Центральная часть полотна – это великолепный лесной пруд, который невозможно представить без мутной воды и темно-зеленой тины. Неподвижная вода притягивает взгляд благодаря отсутствию прозрачности.

Создается впечатление, что ее грязно-зеленый цвет и коричневый оттенок скрывают тайну. Поэтому немного боязно подходить близко к берегу. Кажется, что неведомая сила в виде сказочного существа в любую минуту покажется из глубины.

Из-за безветренной погоды застыли на поверхности воды и кувшинки с множеством листьев, и плавающая тина, и одинокая коряга, прибившаяся к одному из берегов. Разнообразие цветовой гаммы листовых пластин придает пруду особую яркость.

Они представлены желтыми, коричневыми и зелеными лоскутками, распределенными беспорядочно по глади, в которой находят отражение пушистые облака и часть деревьев. Противоположный берег настолько густо зарос камышом, что остается только догадываться о том, есть ли далее тропа или глухие дебри.

Благодаря пейзажу В. Д. Поленова зритель получает очередной опыт общения с природой. В результате мы имеем удовольствие от картины за счет влияния нежных оттенков зеленого цвета, которые успокаивают, помогают привести мысли в порядок. Но главное то, что именно представители мира растений, явления окружающего мира способны изменить человека полностью.

Судя по всему, художник, изображая отдаленный почти безлюдный уголок рядом с прудом среди густого лесного массива, привлек внимание прохожего ради сосредоточения мыслей о жизни, об отношениях себя и близких. Но в любом случае в душе человека поднимается буря эмоций, переживаний, так как невозможно оставаться равнодушным, любуясь природой родного края.

Таким образом, на картине Василия Дмитриевича Поленова «Заросший пруд» автор изобразил и свои чувства. Это необыкновенная наблюдательность художника, искренняя преданность к русским красотам родной страны, нежность в изображении каждой детали, чуткость и желание поделиться радостью с каждым человеком.

6,  8 класс

Поленов Поленов – Заросший пруд

Сейчас читают:

  • Обломов и обломовщина в романе Гончарова сочинение
    Ценители творчества Ивана Александровича Гончарова отмечают, что роман его «Обломов» – это остриё творчества классика. В этом классическом тексте автор создал уникальный образ Ильи Ильича Обломова. Неповторимость главного героя в том,
  • Внешность и портрет Обломова в романе Обломов сочинение
    Илья Ильич Обломов – главный персонаж произведения. На вид ему 32-33 года. Он среднего роста. У Ильи довольно приятная внешность, на вид он нежен и хрупок. Его молочная кожа, мягкие пухлый руки и плечи создают впечатление изнеженной особы.
  • Фамусовское общество в комедии Горе от ума сочинение
    В третьем и четвертом актах на сцене появляется целая толпа обитателей дворянской Москвы: графиня Хрюмина, «замечательная» своей глухотой; князь и княгиня Тугоуховские, занятые поисками женихов для своих дочерей; старуха Хлестова с арапкой-девкой и
  • Сочинение по картине Перова Рыболов
    Картина Перова «Рыболов» для каждого ценителя живописи предстаёт в исключительном свете. Её пронизывают самые разные смыслы. Она как наполовину заполненный стакан: каждый воспринимает её исходя из собственного психологического состояния.
  • Сочинение Зима мое любимое время года
    Зима – это самое замечательное из времен года. Именно в это время года можно окунуться в сказку. Ведь начало зимы – это ожидание главной и сказочной ночи в году. А вторая ее половина ознаменована скорым приближением весны. Я очень люблю,
  • Сочинение-рассуждение Дружба 9 класс ОГЭ 15,3
    Дружба является очень важной вещью в жизни людей. Возраст людей для дружбы не очень важен, потому что дружить можно в любом возрасте. Сколько бы лет не было человеку, он нуждается в друзьях.

Источник: https://uchim-klass.ru/sochineniya/po-kartinam/polenova-zarosshij-prud-8-klass

Картинки с выставки

         «Лето красное пропела…»

Совсем недавно, посещая Третьяковскую галерею, я обратил особое внимание на одну из картин Василия Дмитриевича Поленова со странным названием, повторяющим слова из басни Крылова —  «Стрекоза («Лето красное пропела…»)».

Я решил поподробнее узнать об этой картине. Оказалось, что первоначально был эскиз «Голова натурщицы Бланш Ормье» (любимой натурщицы В. Поленова во Франции – В.П.

) (1875), на котором свет, золотящий белокурые волосы, придаёт поэтическое обаяние образу.

Надо отметить, что этот этюд и послужил для его дальнейшей картины «Стрекоза («Лето красное пропела…»)» (1875-1876), на которой в полный рост изображена женщина с гитарой за спиной. Её лицо – лицо Бланш Ормье, представлено в том же ракурсе, что и в этюде.

Она стоит у каменной ограды, залитой осенним солнцем. После этой картины В.В. Стасов, назвав эту работу слишком «французской», посоветовал Поленову жить постоянно в Париже или в Германии.

На что Поленов справедливо отреагировал: «Если во Франции со мной произошло офранцужение, то почему же в России не произойдет обрусение?»

В.Д. Поленов. Стрекоза (Лето красное пропела…) 1875–1876 гг.

            Продолжая изучение данной картины, я
обратился к её описанию. И здесь меня ожидало маленькое краеведческое
«открытие», связанное с нашим краем!

Итак, данные этой картины: «Стрекоза («Лето красное пропела…»)» 1875-1876  135 х 85 Справа внизу подпись: ВПолънов. 1876 (буквы В и П переплетены). Пост. в ГТГ в 1963 из Госфонда: ранее Собр. Б.М. Великовского; Е.В. Сапожниковой». Не может быть, это же экземпляр из собрания картин Елизаветы Васильевны Сапожниковой (урожденной Якунчиковой)!

Подарок к свадьбе

А мы же знаем, что её супруг Владимир Григорьевич Сапожников был известным фабрикантом, владелец парчового и шелкоткацкого предприятия на Новой Басманной улице (и у нас в Куракине, ныне г. Королёв – В.П.). Владимир Григорьевич имел старообрядческие корни. Известно, что семья Сапожниковых владела многими предметами искусства (подробнее см.

материал «Я поведу тебя в музей…» — В.П.), в том числе и древнерусского, а Владимир Григорьевич активно участвовал в выставках, и среди представленных им вещей фигурирует, например, покров на раку святого благоверного князя Александра Невского, выполненный для владимирского Богородице-Рождественского монастыря. Известно также, что В.Г.

Сапожников входил в число душеприказчиков П.М. Третьякова. Скончался он в 1916 году, а большая часть его имущества после революции была национализирована (известно, что и большая часть коллекции оказалась у Щукина – В.П.). Вдова же Елизавета Васильевна осталась без крова над головой и средств к существованию (подробнее см. материал «Замкнутый «Крог» — В.П.).

Тогда вполне вероятно, что вдова Владимира Григорьевича в эти тяжёлые года могла продать этот шедевр — «Стрекоза («Лето красное пропела…») — Великовскому Борису Михайловичу (1878-1937) – русскому, советскому архитектору, хорошо известному нам по разработке проекта в 1924 году посёлка «Дружбы», что располагался недалеко от имения Сапожниковых «Белая дача» и близ железнодорожной станции «Перловская» (ныне г. Мытищи – В.П.).

Оставался еще один интересный вопрос: каким образом эта картина перешла от Поленова к Сапожниковым? Оказывается, именно эту картину специально у В.Д. Поленова приобрел Савва Иванович Мамонтов в 1877 году для подарка к свадьбе В.Г.

Сапожникова и Е.В. Якунчиковой. А мы же помним, что Елизавета Васильевна Якунчикова была сестрой Наталье Васильевне Якунчиковой (1858-1931), ставшей супругой Поленова в 1882 году.

Выходит, картина как бы осталась в «большой семье» Сапожниковых – Поленовых!

«В
Москву, в Москву…»

Сам Поленов с лёгким юмором писал Е.Г.

Мамонтовой: «Название картины будет французское «Le en detresse” («Соловей в беде»), а изображает она девицу, заимствованную из окрестностей града Парижа Croissy pres Bougival (Круасси около Буживаля), а родом она из Нанта (Nantes Morbihan) [Нант Морбиган], а на гитаре она играет не поразительно, но поет весьма чувственно, нравом обладает самым приятным, обстоятельства её не особенно статейные, но ведь могут поправиться. Знакомство я свел с девицей сией в те времена, когда она, думая позабавить господ и получить за сие соразмерное удовольствию вознаграждение, была изгнана (надо полагать, господа те к слушанию пения не всегда были склонны) и, таким образом, находилась в настроении грустном, ибо потерпела посмеяние, не получив вознаграждение, поэтому и, основываясь на всём вышеизложенном, другое название картины сией будет «pas d*chan-ce» («не везет»), что значит «не всё коту Масленица». Но получив, в конце концов, название «Стрекоза («Лето красное пропела…»)», эта картина подвела как бы итог изучения и исканий Поленова во французской живописи. И в 1876 году Поленов начинает тяготиться парижской жизнью и рвется в Россию, к Мамонтову в художественную атмосферу Абрамцева.

Читайте также:  Суриков василий "покорение сибири ермаком" описание картины, анализ, сочинение

«Жуковка» на Тивериадском (Генисаретском) озере

Далее меня заинтересовал вопрос, а какие
еще картины В.Д. Поленова тесным образом связаны с семейством Сапожниковых? И
ответ не заставил себя долго ждать…

Мы же хорошо знаем, что семейство
Поленовых три лета подряд с 1887 по 1889 годы жило на одной из дач Сапожниковых
(купленной в начале 1886 года у помещицы
Надежды Акинфиевны Жуковой – В.П.) в Жуковке…

Наталья Васильевна Якунчикова и  Василий Дмитриевич Поленов

В Государственной Третьяковской галерее
экспонируются два его живописных полотна, написанных в Жуковке в 1888 году. Это
картины Поленова «Река Клязьма. Жуковка», «Обрыв. Жуковка на Клязьме» (29х43
Пост в 1924 из ГМФ).

В.Поленов. Река Клязьма. Жуковка

Но, именно, в этот период В.Д. Поленов работал над значимым полотном «На Тивериадском (Генисаретском) озере», выставленном в 1889 году на Весеннем Салоне Мейсонье.

Итак, описание этой картины: «На Тивериадском (Генисаретском) озере», 1888, 79 х 158 Справа внизу подпись ВПолънов 88 (буквы В и П переплетены) Приобретена П.М. Третьяковым. Эскиз-вариант картины находится в Днепропетровском художественном музее. Картина неоднократно повторялась и вирировалась художником.

Вариант-повторение, исполненное в 1889, находится в Курской художественной галереи им. А.А. Дейнеки, вариант-повтор, исполненный в 1890,  —  в Киевском музее русского искусства». Ныне известно об 11 авторских вариантах-повторениях. Комментарий В.Д.

Поленова, лично побывавшего на берегах Тивериадского озера: «… трудная задача передо мной, непосильная, но я не в состоянии от неё отказаться, — слишком я охвачен величием этого человека и красотою повествования о нём».

В.Д. Поленов. «На Тивериадском (Генисаретском) озере»

Интересный факт о живущей в Тивериадском
озере «рыбе святого Петра»: в Израильских ресторанах и по сей день предлагают
туристам рыбу, которую, согласно Евангелию по Матфею, апостол Пётр по слову
Христа поймал на удочку со статиром (блестящей
монетой, служившая блесной – В.П.) во рту…

Выходит, река Клязьма могла напоминать
В.Д. Поленову о далёком Тивериадском озере!                                                                                                        

Владимир
Парамонов

Использованная
литература:

  1. Федор
    Поленов «У подножья радуги» М.: «Культура», 1992;
  2. Василий
    Дмитриевич Поленов (к 150-летию со дня рождения. Каталог выставки) М.: Галарт,
    1994;
  3. «Поленово»
    / Сост. Л.Е. Долгина – М.: НКО Редакция альманаха «Памятники Отечества», №52,
    2001;
  4. М.Ф.
    Киселев Василий Поленов (1844-1927) М.: Арт-Родник, 2012;
  5. Произведение
    В.Д. Поленова из собрания Музея-заповедника «Абрамцево» (каталог выставки),
    2014;
  6. М.А.
    Некрасов Поленовы на Тамбовской и Саратовской земле. Тамбов: Изд. Паршина Р.В.,
    2015;
  7. Марк
    Коншицер «Поленов» М.: Молодая гвардия, 2018.

Источник: https://historykorolev.ru/archives/4734

Читать

Марк Исаевич Копшицер

Поленов

Несколько слов об авторе

Я хорошо знал Марка Исаевича, дружил с ним последние тридцать лет его жизни.

Нас сблизило многое: отношение к существовавшей тогда идеологии, сходство литературных вкусов, некоторая общность биографии (у обоих отцы были репрессированы в 1937 году) да и чисто человеческая обоюдная симпатия.

Оба мы были завзятыми библиофилами, и это нас тоже сближало. Вообще-то я филолог-романист, всю жизнь преподавал латынь в Ростовском мединституте, а Марк много лет проработал инженером-конструктором на заводе «Красный Аксай».

Был он невысокого роста, астенической конституции, заметно заикался, отличался необычайной скромностью и миролюбивостью (если только не сталкивался с политическим оппонентом). Не без труда добывали мы и поглощали всевозможный самиздат и постоянно ожидали за это расплаты, как и многие наши друзья.

Но Бог миловал.

Кстати сказать, отца Марка, Исая Зиновьевича, человека тишайшего и совершенно аполитичного, бухгалтера на кроватной фабрике, посадили, обвинив в том, что он будто бы подарил «врагу народа» Тухачевскому золотую кровать (вероятно, это обвинение было одним из самых причудливых в те зловещие годы).

Говорили, что Марк был весьма способным конструктором, и все же «инженерство» находилось на периферии его интересов, так как была у него «тайная страсть» — он серьезно занимался русским искусством конца XIX — начала XX века, собрал огромную картотеку, множество альбомов, солидные теоретические труды.

В течение многих лет он использовал свой отпуск для поездок в Москву и Питер, где посещал музеи и выставки и сутками сидел в архивах. Близкие Марку люди знали, что он задумал серию монографий о Серове, Врубеле, Нестерове, Поленове, Коровине и других выдающихся деятелях искусства рубежа веков.

Многие относились к замыслу Марка недоверчиво, некоторые даже иронически: провинциальный инженер, дилетант, по всей вероятности графоман. Но Марк упорно продолжал работать. На книгу о Валентине Серове у него ушло около десяти лет. Рукопись он отослал в столичное издательство «Искусство», где она сразу была принята к печати.

В 1968 году книга вышла в свет, большой тираж разошелся почти мгновенно, и через несколько лет вышло второе ее издание, которое тоже не залежалось на полках. Этой книгой издательство открыло свою знаменитую серию «Жизнь в искусстве». Вскоре появилась рецензия на нее К. И.

 Чуковского (кажется, в газете «Советская культура»): «Если бы эта книга о жизни Серова была в десять раз хуже — и тогда бы она была хороша. Живая, полнокровная книга — мускулистая, с чудесным дыханием. Не книга, а живой организм.

Каждый человек (и человечек), с которым встречался Серов, написан уверенной, умной, талантливой кистью, с истинно серовским лаконизмом…» В частном же письме Марку Корней Иванович писал: «Всех персонажей Вашей книги я хорошо знал, но у меня сложилось впечатление, что Вы знали их не хуже меня. Ваша книга первоклассна».

В 1972 году в той же серии вышла вторая книга Марка Копшицера — «Савва Мамонтов», также получившая высокую оценку многих писателей и искусствоведов. Но, несмотря на это, судьба автора этих замечательных произведений сложилась трагически. Книги не принесли ему ни известности, ни денег. Вскоре Марк ушел с «Красного Аксая» и с головой погрузился в новую работу — книгу о Поленове, но напечатать ее не успел.

Между тем силы его иссякали, здоровье ухудшалось, скончалась мать, был прикован к постели дряхлеющий отец. Все заботы о нем, все хлопоты по хозяйству легли на плечи Марка. Родственники и друзья помогали ему, как могли.

Марк глубоко и нежно любил родителей, между ними существовала особая духовная связь, и после их ухода в конце 1970–х годов одиночество его стало невыносимым.

В последние год-два он впал в глубочайшую депрессию — «астенически — депрессивный синдром», как написано в медицинском заключении.

Но не только эти печальные обстоятельства стали причиной тяжелого нервного срыва. Тогдашняя литературная обстановка в Ростове-на-Дону была ужасна.

Чтобы его не обвинили в тунеядстве, Марк подал заявление о приеме в Союз писателей, рекомендации дали ему Чуковский, Каверин и Залыгин, что вызвало у писательского «начальства» буквально приступ ненависти.

Секретарь Ростовского отделения союза Лебеденко заявил: «Да что ему от нас надо? Раз он пишет о художниках, пусть и поступает в Союз художников». На что прозаик-новомирец В.

 Фоменко ядовито ответил: «А если бы к тебе пришел Тургенев с „Записками охотника“, ты отправил бы его в Союз охотников?» Нашлись, конечно, и другие защитники: В. Сёмин, Г. Колесников, Н. Суханова, В. Жак и еще несколько писателей. Но все-таки Марка с треском провалили. Вскоре он действительно подал заявление в Союз художников и был туда незамедлительно принят.

Но его воля к жизни была окончательно подорвана, и 23 декабря 1982 года Марк Копшицер добровольно ушел из жизни. Было ему 59 лет. Осталось неизданным исследование о Поленове, и только сейчас усилиями родственников, друзей и энтузиастов последний труд Марка увидел свет в знаменитой серии «Жизнь замечательных людей», напечататься в которой мой друг всегда мечтал.

Леонид Григорьян, поэт, переводчик

Глава первая

Перебирая в памяти минувшие годы, с каким чувством радости… я останавливаюсь на светлых, полных упоительных надежд шестидесятых годах.

В. Д. Поленов — И. П. Хрущову.

22 декабря 1901 г.

Художник Василий Дмитриевич Поленов был потомком такого необычайного количества замечательных русских людей, что рассказ о нем совершенно необходимо предварить рассказом об этих людях. Наследственные симпатии и традиции, иногда друг друга усиливающие, иногда друг с другом противоборствующие, оказали немалое влияние и на личность его, и на его искусство.

В старости Поленов обмолвился, что любовь к искусству получил в наследство от матери. Поэтому и повествование о его предках мы начнем с рассказа о предках по материнской линии.

Первым из них был прадед Николай Александрович Львов: поэт, переводчик, музыкант, архитектор, график, короче, человек разносторонних интересов, человек широкообразованный.

Он был организатором кружка поэтов, художников и музыкантов, который впоследствии стал называться «державинским», ибо в те годы, во времена Екатерины II, Гаврила Романович Державин почитался — и по праву — одним из самых замечательных людей, а среди поэтов — самым замечательным.

История же и в такой безделице, как название кружка, отдает предпочтение таланту перед образованностью, то есть тому, что от Бога, а не тому, что трудом — даже и честным и праведным — благоприобретено.

Как поэт Львов уступал другим членам кружка: Хемницеру, Капнисту, Дмитриеву, не говоря уже о самом Державине, но изысканный ум, широта интересов, необычайное обаяние сделали его, что называется, «душою кружка» и первым в нем человеком.

Державин посвящал ему стихи (а впоследствии Пушкин его, Львова, стихи цитировал — тем, собственно, поэзия самого Львова особенно знаменита). Благодаря Львову в кружок попали музыканты, имена которых сегодня основательно позабыты.

Но с одним из них — Иваном Прачем — Львов издал два тома русских народных песен, им собранных и Прачем обработанных. Благодаря ему же, Львову, в кружок попали лучшие живописцы того времени: Левицкий, Боровиковский.

Левицкий написал в 1774 году портрет Львова. Портрет этот, небольшой по размерам и интимный по чувству, говорит о симпатии художника и модели, говорит об уме, высоких идеалах и порывистом темпераменте молодого 23-летнего человека.

Четырьмя годами позднее Левицкий написал портрет невесты Львова Марии Алексеевны Дьяковой, и право же, портрет этот — одно из лучших созданий кисти прославленного мастера: нежный овал лица, мягко ниспадающие на плечи пушистые волосы, умное и спокойное выражение глаз, милые девичьи, чуть припухлые губы.

Читайте также:  Саврасов "вид на кремль от крымского моста" описание картины, анализ, сочинение

Это один из самых обаятельных женских образов в русской живописи того времени. Впоследствии, в 1781 году, Левицкий еще раз писал портрет Марии Алексеевны, уже не Дьяковой, а Львовой. И хотя девичье обаяние покинуло ее, но на смену пришли зрелый ум, уверенность, ироничность и светскость в лучшем смысле этого слова.

Еще два раза писал Левицкий портрет Николая Александровича Львова: в 1785-м, когда Львов был избран почетным членом Академии художеств, и в 1789 году. Это портрет «не мальчика, но мужа», зрелого, спокойного, редкостно трудолюбивого…

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=159054&p=83

Читать онлайн "Поленов" автора Копшицер М. И. – RuLit – Страница 83

Конечно, это не оправдание его собственного безделья. И тут он оправдывается уже иным: «Вообще я чувствую себя в Италии очень не у себя, как-то без почвы, без смысла, а притом еще расслабляющая жара действует на меня, жителя обонежских лесов, очень отупляюще».

Это, конечно, и причина, но и не причина в то же время. Зимой в Риме жары не было, а Поленов все равно почти не работал.

Но почему все эти мысли не в письмах самым близким, а в письме Чижову? И не только это. Он обратился к Чижову с просьбой о деньгах, когда нужно было помочь Богуславской.

Дело в том, что Мамонтов, как было уже сказано, по пути в Россию сделал остановку в Вене, где осматривал Всемирную выставку. Елизавета Григорьевна читала Поленову письмо, полученное от мужа: «Вчера весь день ходили мы по выставке.

Богуславская ходила с нами и отлично рассуждала… Вообще она с тактом и скорее полезна мне, чем стесняет, жаль только, что она слабенькая — сейчас устает, впечатлительна до смешного».

Но тут произошло следующее: у Праховых родился сын, и Мамонтову была послана в Вену телеграмма, он должен был вернуться в Рим: исполнить обещание — крестить «второе сокровище» счастливых супругов. Вторым сокровищем был сын, которому было дано имя Николай. Мамонтов отправил Лизу Богуславскую в Лейпциг, где жила ее сестра, а сам вернулся в Рим.

После того как маленький Прахов был окрещен, Мамонтов увез семью сначала в Вену, потом в Москву и Абрамцево, подмосковное свое имение, в котором мечтал собрать художников, скульпторов и организовать что-то вроде художественного кружка…

Вообще Мамонтов все больше и больше стал втягиваться в интересы художников и — удивительный человек! — необычайно скоро начал понимать смысл и достоинства картин. «Сравните Ваши два сюжета, — писал он Поленову из Абрамцева, — первый — придворный и позднейший — смерть девушки. Второй ведь уже с царапиной, и слава Богу!»

Да, «Смерть девушки»!.. Маруси уже нет. Это не царапина. Это — рана. «Царапина» — это для будущей картины…

А что с Богуславской?

Богуславская целый год прожила в Лейпциге, потом ей стало значительно хуже. В мае 1874 года она пишет Поленову отчаянное письмо с просьбой прислать 200 рублей. Видно, болезнь так подкосила ее, что, еще год назад такая беззаботная, девушка кончает письмо свое фразой: «Я теперь достойна только жалости». И эту просьбу Поленов переадресовывает Чижову.

Почему не родителям? Потому, что Богуславская — «нигилистка», о чем Чижову он пишет совершенно откровенно. Родители не одобрили бы эту его дружбу и это его участие в судьбе девушки, которая поступила не так, как должно, не так, как принято в порядочном обществе.

А Чижов и сам в молодости поступал не так, как «должно» (даже в Петропавловскую крепость угодил…), он исполняет просьбу Поленова, и Богуславская, получив деньги, тотчас же отправляется в Россию, откуда пишет Поленову письмо, по-видимому, последнее: «Вы еще питаете надежду увидеться со мной, нет, голубчик, не увидимся мы с Вами. Я теперь сижу в Белополье, а скоро буду лежать в земле.

Для того, чтобы мне выздороветь, об этом нечего мечтать, — нет, а чтобы продлить мою жизнь, надо много, надо итальянским воздухом дышать, а не белопольским, а на это много денег надо.

Да и теперь, по правде сказать, я помирилась со своей судьбой».

Но это история уже следующего, 1874 года и следующего в жизни Поленова этапа — парижского.

А в начале июня 1873 года Поленов уехал к морю, в Неаполь, Сорренто, Кастелламаре. Несколько дней он провел с Репиным, который приехал в начале июня в Рим. Они сразу же нашли общий язык. Рим да и вообще Италия Репину тоже не понравились.

«Рим мне не нравится, — пишет он Стасову. — Мне противна теперь Италия с ее условной до рвоты красотой». И в том же письме: «Поленов малый добрыня, я тут его и Мордуха подбиваю поскорее ехать нам в Россию, строить свои мастерские и заводить новую русскую школу живописи.

Им этот проект очень нравится. Пора нам».

Письмо Поленова Мамонтову, в котором он пишет об этой беседе между ним, Репиным и Антокольским, не сохранилось. Но сохранился восторженный ответ Мамонтова: «Вас, прелестный друг мой Василий Дмитриевич, иногда разобрать трудно, где Вы шутите, а где всерьез говорите.

Вы в письме Вашем (которое само по себе сделало мне удовольствие не из последних) рассказываете не то что вскользь, а так, как будто о чем-то обыкновенном, вроде приятной закуски после рюмки водки, о намерении Вашем, Репина, а может быть, и Мордуха переселиться на некоторое время в Москву и здесь работать.

Не говорю уже о том, что Москва в день приезда Вашего придет навстречу со всеми чудотворными иконами из города и окрестностей — я-то (по непреложной воле судеб, я всегда интересуюсь собою всласть) вижу в этом для моей персоны целый мир в будущем, и для того, чтобы это осуществилось, принес бы кучу жертв, даже по примеру некоторых ярых концессионеров попробовал бы подкупить кого следует, да жаль, не найдешь, кто всему корень…

Вы, серьезно говоря, не сделаете ошибки, если целым кружком поселитесь в Москве на некоторый срок для работы.

Вне всякого художественного центра Москва все-таки может дать много свежего, самобытного, не загаженного материала для художника.

А общество? Общество везде есть и хорошее и дурное, надо только уметь попасть, да, наконец, можно сгруппироваться на славу! Итак — avanti. Жду и писем и Вас. Хороший Ваш приятель

  • Савва Мамонтов».
  • Так закладывалась основа того, что впоследствии будет названо мамонтовским художественным кружком…4
  • Поленов не обманул ожиданий Мамонтова: осенью того же года, после отдыха в Имоченцах, он побывал у Мамонтовых в Абрамцеве, а потом стал одним из «столпов» кружка, который теперь, в исторической перспективе, без Поленова и не мыслится.

Итак, летом 1873 года Поленов поехал в Неаполь, дождался там Репина и Прахова с семьями. Ездили вместе на Капри, осматривали развалины Помпеи… В Неаполе была мастерская Морелли, художника, который в ту пору находился в зените славы. Поленов с Репиным побывали у Морелли.

Он принял их радушно, внимание и восторг молодых русских художников были ему приятны. Но лучшие его картины, законченные, — не у него; почти все они в галерее Фонвиллера. Впрочем, это не препятствие.

Морелли пишет письмо, которое дает доступ в эту закрытую для посетителей галерею.

В июле Поленов уехал из Италии. Сначала, как и полагается, побывал в Вене, на Всемирной выставке, потом отправился в милые Имоченцы.

В Имоченцах была вся семья. Василий Дмитриевич опять месяца на полтора превратился в Васю, катался в лодке по реке, даже родители рискнули раза два участвовать в его прогулках, правда непродолжительных.

Главным помощником Васи стал теперь младший брат Костя, которому уже 25 лет, который увлекается геологией, биологией, палеонтологией.

Они иногда вдвоем уплывают на целый день, захватив провизии, и приезжают усталые, с грузом каких-то камней, которые собирает Костя, отыскивая в них «доисторические формации».

Вася рассказывал о своих художественных планах, и планы его не вызывали восторга родителей. «Мне как-то не совсем нравится его слишком реальное направление, — признается Дмитрий Васильевич в письме Чижову.

— Ведь мало ли было в человечестве безобразий, ну и заведывай ими история, а зачем же изящество-то портить ими?..» И в другом письме: «Третьего дня мы провели весь вечер вместе, совершенно одни, и он показывал мне некоторые, очень немного, из своих эскизов.

Что же между ними было? Казнь Лопухиной.

Не знаю, известна ли тебе эта история? Она и сестра ее Балк были публично наказаны кнутом при Елизавете Петровне, черт знает за что! Кажется, за то, что Лопухина, первая красавица того времени, имела глупость похвастать, что она даром что не императрица, а будет получше ее и по красоте, и по уму, и прочее. Их с семейством обвинили в каком-то заговоре, и пошла писать…»

Это «и пошла писать…» — заключалось в том, что по приказанию императрицы Елизаветы, дщери Петра Великого, «кроткия Елисавет», как называли ее придворные историографы, самой Лопухиной (урожденной Балк), ее мужу и сыну вырезали языки, после чего били плетьми…

«Что же представлено на картине? — сокрушенно вопрошает Поленов-старший. — Эшафот, верхняя часть. В стороне стоит столб, и к нему привязана за руки полуобнаженная женщина, которая как бы упала на колени.

Руки подняты кверху, и между ними видна ее опущенная голова, лица не видать. В некотором от нее расстоянии стоит почти всем фасом к зрителям мужчина с плетью в руках. Я заметил ему (Васе. — М. К.

) некоторые исторические неверности; но не мог не сказать, что не люблю подобных сюжетов».

Источник: https://www.rulit.me/books/polenov-read-251560-83.html

Ссылка на основную публикацию